- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Долина Спити: мир тибетского буддизма

Вид на долину Спити. На скалах Данкар. 9 июня 2015 года. Фото В. Скворцова

Вид на долину Спити. На скалах Данкар. 9 июня 2015 года. Фото В. Скворцова


Лев Боркин, руководитель Центра гималайских научных исследований Санкт-Петербургского союза ученых

Лев Боркин, руководитель Центра гималайских научных исследований Санкт-Петербургского союза ученых

Высокогорная долина Спити (Spiti Valley) находится на северо-востоке штата Химачал-Прадеш в административном округе Лахул и Спити (Lahaul and Spiti District). Экспедиции Санкт-Петербургского союза ученых побывали в этом удивительном отдаленном уголке Индии дважды, выбрав для поездок разные сезоны: в начале октября 2011 и в начале июня 2015 года.

Не следует путать этот район со всей рекой Спити (Spiti River), которая значительно протяженнее. Спити — правый приток реки Сатледж. Ее бурный поток неистово прорывается сквозь каменистое ущелье совсем недалеко от китайского Тибета, откуда течет Сатледж. Слияние вод происходит в безлюдном мрачноватом месте среди отвесных голых скал на севере соседнего округа Химачал-Прадеша (Kinnaur District).

Дорога сквозь ущелье около места впадения реки Спити в Сатледж. 4 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Дорога сквозь ущелье около места впадения реки Спити в Сатледж. 4 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Близ места впадения Спити построен небольшой железный мост через Сатледж. Проехав по нему, попадаешь в ущелье, где узкая дорога пробита прямо сквозь мощную скалу. Совсем рядом с вами шумно проносится пенистая, непокорная Спити. Теснина, как некие ворота, пропускает вас в иной, незнакомый мир. Дорога по склону крутого сухого хребта, практически лишенного растительности, поднимается высоко над лентой реки и выходит в более широкую долину. Перед путником открывается своеобразная красота пустынного горного пейзажа с небольшими зелеными вкраплениями возделываемых участков и скромными рощицами тополей и ив внизу около поймы реки [1]. Осенью сверху они выглядели как изящные золотистые пятна.

Долина Спити. 4 октября 2011 года. Фото Д. Скоринова

Долина Спити. 4 октября 2011 года. Фото Д. Скоринова

В октябре 2011 года меня поразил цвет реки, неодинаковый на разных участках течения. На более крутых и узких местах среди больших валунов бешеный, как будто кипящий от ярости поток становился белым. Местами успокоенная вода приобретала чудный голубой или бирюзовый цвет, местами же окрашивалась в мутный буроватый. При лунном свете Спити загадочно серебрилась, завораживая и приглашая к свиданию. Лишь мрачные тени горных склонов своей тревожностью заглушали романтику пейзажа.

В начале июня 2015 года вода, как и в Сатледже, была только серо-грязного оттенка. По-видимому, мощное таяние ледников превращало горные ручьи и речки в сильные потоки, смывающие прибрежный грунт со склонов.

Весь район реки Спити — довольно суровый край, лежащий в зоне так называемой дождевой тени, куда из-за высоких горных хребтов не доходят летние муссоны. Это типичный участок холодных высокогорных пустынь, для которых характерно безлесье, небольшое количество осадков (около 170 мм в год), высокая инсоляция, суровые зимы, сильные ветра, глубокие узкие долины и каньоны, зажатые между крутыми хребтами со снежными вершинами [2]. Неудивительно, что местность относится к наименее заселенным территориям Индии.

Собственно долина Спити начинается за Сумдо (Sumdo), к северу от устья реки. Около этой деревни та делает резкий поворот, меняя направление течения с северного на западное, а затем на северо-западное. Достигая в длину примерно 150 км при ширине до 1,5–3,0 км, долина Спити заканчивается у перевала Кунзум (Kunzum Pass, 4551 м над уровнем моря), где находятся истоки реки.

Перевал Кунзум. 9 октября 2011 года. Фото А. Андреева

Перевал Кунзум. 9 октября 2011 года. Фото А. Андреева

Значительную часть года жители Спити изолированы от внешнего мира. Перевал Кунзум может быть закрыт для проезда от 6 до 8 месяцев в году, с октября — начала ноября до мая. В 2011 году первый легкий снег в долине выпал 8 октября, но мы благополучно преодолели перевал. Летом 2015 года нам пришлось резко поменять планы экспедиции из-за большой снежной лавины, похоронившей дорогу около перевала. 11 июня мы вынуждены были повернуть обратно к Сатледжу [3]. На юге связь долины Спити с остальной частью страны с ноября по июнь периодически прерывается мощными штормами.

Несмотря на слабую заселенность, в долине Спити, судя по картам 2010–2011 годов, около двух с половиной десятков небольших деревень, не считая боковой долины Пин [4]. В городке Каза (Kaza, 3670 м) — административном центре и наиболее крупном поселении — проживает порядка 3200–3300 человек. Любопытно, что в 1891 году сопоставимое число жителей было зарегистрировано во всем районе Спити [5]; сейчас в нем насчитывается более 10 тыс.

Следует указать, что бассейн реки Спити находится в пограничной зоне с Китаем (Тибет). Ранее долгое время район был закрыт для иностранцев. Чтобы попасть сюда сейчас, необходимо получить специальное разрешение (так называемый inner line permit) в городе Шимла (Shimla), столице Химачал-Прадеша.

У долины Спити, по-видимому, долгая история, хотя в различного рода записях (и надписях) она упоминается лишь с конца X века нашей эры. Британцы, посещавшие Спити в XIX веке, отмечали тибетский характер (в этническом, культурном и религиозном отношении) этого гималайского уголка Индии («a Tibetan country»). Действительно, Спити — это мир тибетского буддизма, однако так было не всегда.

В Средние века (до X века) район находился под влиянием западно-тибетского царства Шаншунг (Shang Shung) со столицей в районе горы Кайлас; в нем господствовала религия бон [4]. Примерно в X веке контроль над долиной Спити установило государство Гуге (Guge), сменившее Шаншунг. Правитель-лама, получивший духовное имя Еше-Од (Jangchub Eshe-Ö, или Eshe-Od, ок. 959–1040) прославился своей поддержкой буддизма, обеспечив его возрождение в Тибете и соседних районах. Вторая волна распространения тибетского буддизма захватила и Спити.

На современных туристических картах в долине Спити, включая Пин (Pin), отмечают семь буддийских монастырей, хотя в отчете 1891 года указывали лишь пять [5, p. 86]. Наиболее древним является монастырь (по-тибетски гомпа) в селении Табо (Tabo): его датируют 996 годом н. э. [6]. После монастыря в занскарском Сани, основание которого относят ко II веку н. э [7], Табо и монастырь Алчи (Alchi Gompa) на реке Инд можно считать самыми старыми из ныне существующих в тибетском мире Ладака и Химачал-Прадеша.

Специалисты [6] полагают, что название Табо (tapo), как и некоторые другие, встречающиеся в надписях на стенах монастыря, явно не тибетское, но язык надписей пока не идентифицировали. Возможно, первоначальным в этой местности был шаншунгский язык, сохранившийся в одной деревне в округе Киннор.

Вход в монастырь Табо. 5 октября 2011 года. Фото В. Скворцова

Вход в монастырь Табо. 5 октября 2011 года. Фото В. Скворцова

Традиция связывает строительство монастыря Табо, как и Алчи, с именем знаменитого буддийского наставника Ринчен Зангпо (по-тибетски Rin-chen-bzang-po, 958–1055). Он прославился также как великий лоцава (lo-tsa-ba, буквально «переводчик»). После свирепых гонений на буддизм в Тибете в IX столетии и восстановлении власти жрецов бон буддизм был возрожден на юго-западе Тибета в Гуге.

Уже упоминавшийся Еше-Од, известный также как «благородный король», решил перевести санскритские буддийские рукописи на тибетский. Для этого он послал наиболее талантливых послушников на учебу в Индию и Кашмир. Из 21 ученика выжили лишь двое, остальные погибли от болезней, непривычного жаркого и влажного климата, а также от укусов змей. Одним из вернувшихся был Ринчен Зангпо, ставший впоследствии великим учителем (махагуру).

По преданиям, он также занимался возведением монастырей по всему Гуге и построил их якобы более сотни. Помимо деятельности в самой столице (Тхолинг на западе Тибета, 997 год) и в Мустанге (ныне Непал) ему приписывают создание храмов в Табо, Алчи и Ламаюру в Западных Гималаях. Надо заметить, что они стилистически неодинаковы. Как Ринчен Зангпо успевал заниматься тщательными, кропотливыми переводами священных текстов и повсеместным неутомимым строительством храмов, известно лишь ему одному.

Австрийские ученые [6], детально обследовавшие монастырский комплекс в Табо, обнаружили надпись, сообщавшую, что гомпа была основана «Бодхисаттвой», т.е. королем-ламой Еше-Од, и спустя 46 лет была обновлена его внучатым племянником. По-видимому, монастырь возник в ходе ранней миссионерской деятельности короля-буддиста еще до привлечения им Ринчена Зангпо для строительства храмов.

Древняя гомпа Табо. 8 июня 2015 года. Фото В. Скворцова

Древняя гомпа Табо. 8 июня 2015 года. Фото В. Скворцова

Гомпа Табо славна своими старинными фресками. Ее часто называют Аджантой Гималаев по аналогии со знаменитой Аджантой в штате Махараштра, пещерным храмовым комплексом с настенной росписью. К сожалению, фрески в Табо сейчас находятся в не очень хорошем состоянии. Внутри храмовых помещений царит полумрак. Фотографировать со вспышкой, как и во многих других монастырях, туристам не разрешается, чтобы не допустить разрушения красок.

Помимо фресок, внутри храмов можно видеть крупные фигуры различных божеств, выполненные из раскрашенной глины. Считается, что первоначально гомпа Табо испытала влияние индийского буддийского искусства, пришедшего с севера из Восточного Туркестана, в частности из оазиса Дуньхуан (ныне провинция Ганьсу в Западном Китае).

Табо. Интерьер главного храма, зал собраний (Klimburg-Salter, 2005)

Табо. Интерьер главного храма, зал собраний (Klimburg-Salter, 2005)

К чертам дотибетского буддизма в Табо относят также изображение защитницы Wi-nyu-myin. Некогда она, по-видимому, была влиятельным местным божеством женского пола, которое постепенно трансформировалось в персонаж буддийского мира. Таким образом, монастырь Табо интересен тем, что наглядно показывает процесс тибетизации западно-гималайских окраин.

В отличие от подавляющего большинства буддийских монастырей в Западных Гималаях, гомпа Табо находится на речной равнине (высота около 3300 м), как монастыри в Сани (Занскар) и Алчи (Ладак).

Она также обнесена незамысловатой глинобитной стеной. Из этого же материала сделаны стены храмов и чортены (ступы). Поэтому внешне старинные одноэтажные здания выглядят довольно невзрачно.

Табо. Двор с чортенами. 5 октября 2011 года. Фото В. Скворцова

Табо. Двор с чортенами. 5 октября 2011 года. Фото В. Скворцова

Монастырский комплекс в Табо включает девять храмов, множество чортенов, жилище лам и помещение для гостей; есть также священные пещеры для медитации за пределами деревни. Хронологически эти сооружения относятся к X–XI (главный храм), XIII–XIV (старинные ступы) и XV–XX столетиям (остальные части комплекса). Весь комплекс рассматривается как национальное сокровище Индии и охраняется Археологической службой страны.

Табо и монастырский комплекс. 5 октября 2011 года. Фото А. Андреева

Табо и монастырский комплекс. 5 октября 2011 года. Фото А. Андреева

За свою долгую историю гомпа Табо принадлежала к различным школам тибетского буддизма. Ньингма, кадам и сакья были представлены здесь, но затем вытеснены школой гелуг (желтошапочники), возникшей в XV веке. Нынешний Далай-лама XIV покровительствует Табо как одному из наиболее святых мест тибетского буддизма в Индии и даже выразил желание удалиться сюда в конце жизни. В 1996 году, когда праздновалось тысячелетие монастыря Табо, он провел здесь церемонию инициации Калачакры, на которую прибыли тысячи паломников из разных стран.

Мы посетили гомпу Табо дважды: 5 октября 2011 и 9 июня 2015 года. В деревне и монастыре можно обнаружить любопытные факты. Так, войдя в один из храмов, мы увидели скульптуру сына Шивы Ганеши, бога мудрости и благополучия с головой слона. На мой вопрос (в 2015 году), почему здесь находится это симпатичное индуистское божество, молодой лама, показывавший монастырь, только улыбнулся.

Изменения в жизни буддийского сообщества Табо за последние десятилетия очень заметны и подвергаются влиянию извне, на что указали австрийские исследователи [6]. Действительно, в деревне ведется строительство, разворачивается туристический бизнес, ориентированный на иностранцев.

Так, в 2011 году мы не раз обедали в местном кафе Zion, расположенном в центре деревни и обвешанном молитвенными буддийскими флажками. Название явно говорит о потоке туристов из Израиля. О кошерности пищи ничего сказать не могу. Замечу, что сами жители Табо вегетарианцы. Мест в новой гостинице, где расположилась наша основная группа, было мало, и мне пришлось снять большую, в целом удобную комнату прямо в кафе на втором этаже, на пару суток став «сионистом». Помню, что в доме по ночам бегала, судя по топоту, большая крыса.

В 2015 году наша группа остановилась на окраине Табо в Trojan Guest House. Я спросил хозяина-индуса Рамеша Кумара, откуда такое странное название. Смутившись, он сказал, что точно не знает, но это связано с лошадью (!). Так древнегреческая легенда о троянском коне через много веков достигла укромного уголка Западных Гималаев.

Другие монастыри в долине Спити по своему расположению являются полной противоположностью Табо. Они построены на склонах горных хребтов или на вершинах отдельно стоящих холмов и скал. Если из Табо ехать вверх по реке Спити, то в поле вашего зрения неизбежно попадет импозантный монастырь Данкар (Dhankar). Наподобие большого орлиного гнезда, он вознесся на самую вершину трехсотметровой скалы и с холодным спокойствием взирает на протекающую внизу реку.

Название (пишут также Dankhar, Drangkhar, по-тибетски Brang-mkhar или Grang-mkhar) состоит из двух слов: dhang или dang означает «скала», а kar или khar — «крепость». Чтобы попасть в этот великолепный замок-монастырь, надо сначала проехать 25 км вверх по левому берегу реки Спити до деревни Аттарго (Attargo), а оттуда по сложному серпантину вернуться на 7 км назад, поднявшись по склону хребта до высоты около 3900 м над уровнем моря.

Данкар. Фреска. 6 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Данкар. Фреска. 6 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

В вершинном расположении Данкара и его архитектуре видят стилистическое влияние монастырей-крепостей Центрального Тибета. Основание Данкара относят чуть ли не к X веку, т.е. к начальному периоду распространения тибетского буддизма в Спити, хотя достоверных свидетельств этому нет. Однако форт упоминается в ранней истории западнотибетского царства Гуге. В XI веке сюда был сослан наследник престола.

По другим данным, нынешняя гомпа могла быть построена в XII столетии. В течение нескольких веков Данкар был местом проживания правителей Спити (так называемые ноно). Рядом с монастырем расположена небольшая деревушка. Как и в Табо, монастырь Данкар последовательно принадлежал разным течениям тибетского буддизма (ньингма, сакья и кагью), но примерно с середины XV столетия здесь воцарилась господствующая в Тибете школа гелугпа.

В октябре 2011 года мы смогли всласть побродить по тесным улочкам форта, заглянуть в полуразрушенные покрытые пылью помещения, услышать молитвенное бормотание лам в немногих сохранившихся помещениях. В одной покинутой пустой комнате высокого здания-башни я подошел к проему, откуда открывался захватывающий вид на подошву (конус выноса) боковой долины Пин и самой Спити.

Из комнаты можно было по узкому карнизу пройти вдоль наружной стены здания. При взгляде вниз у меня от огромной высоты закружилась голова, и даже сама мысль воспользоваться этой тропкой показалась мне безумной и фантастической. Насколько же надо быть ловким и натренированным, чтобы без ограды и перил безбоязненно шествовать над крутым обрывом. Вероятно, ламам в таком небезопасном деле помогал сам Будда!

Весь комплекс находится не в лучшем состоянии, и сейчас его пытаются отреставрировать с помощью зарубежных фондов (в частности, из США). В 2006 году Данкар был занесен в список сотни монументов мира, находящихся в наиболее угрожаемом состоянии. В мае 2015 года монастырь был закрыт.

Данкар когда-то контролировал не только проход вдоль Спити, но и въезд в район Пин. Об одноименной реке и долине, как и о расположенном там старинном монастыре я писал ранее [4]. В 45 км от Табо вверх по Спити находится Каза. В этот торговый и административный центр стекаются жители окрестных деревень, а также приезжают туристы. Население долины Спити относится к обширной этнической группе бхотия, использующей разные языки и диалекты тибетской группы. Жителей в разнообразных национальных одеждах можно видеть на главной базарной улице.

Каза привлекает тремя буддийскими монастырями. Выше всех в горы поднялся Тангьюд (Tangyud Gompa, 4548 м), где в 2011 году был лишь один лама, хотя когда-то их число доходило до 60. Монастырь также считается весьма древним (якобы XI век), но более реально датировать его XIV столетием. Это один из двух в Спити монастырей, принадлежащих к школе сакья, которая получила влияние в Тибете в XIV веке благодаря поддержке монголов. Рядышком среди широких пологих склонов лежит селение Комик (Komik).

По холмистой дороге вдоль хребта, где на высоте более 4000 м часто попадаются ископаемые остатки давно вымерших морских животных юрского периода, можно попасть в селение и монастырь Киббер (Kibber). В 2011 году мы туда не поехали из-за недостатка времени. Визит в 2015-м оказался неудачным, так как гомпа была закрыта, и даже ламу, способного что-то внятно рассказать о ней, нам найти не удалось (зато попались приветливые индийские военные). Сам комплекс по сравнению с другими выглядит не очень заманчиво.

Монастырь Ки. 8 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Монастырь Ки. 8 октября 2011 года. Фото С. Литвинчука

Пожалуй, самым знаменитым из тройки монастырей близ Казы следует считать Ки (Key, Kyi, Kye или Ki Gompa, около 4000 м). Это крупнейший монастырь в долине Спити вообще; в нем от 250 до 300 лам, и издали он выглядит как маленький городок со множеством различных построек. Ки находится в 7 км от Казы вверх по течению реки. В отличие от двух других упомянутых выше гомп, он расположен не глубоко в горах, а на левом берегу Спити, величественно занимая отдельно стоящий холм. Полагают, что монастырь возник еще в XI веке и первоначально относился к школе кадам, но в XVII столетии перешел под контроль желтошапочников.

Начиная с XIV века Ки не раз подвергался разрушениям, горел в 1840-е годы. Последний сильный удар ему нанесло землетрясение 1975 года. Тем не менее восстановленный монастырь сохранил настенные росписи XIV века, в которых видят китайское влияние, а также ценную коллекцию священных текстов (Ганджур), утонченных танок (матерчатых икон) из Лхасы и старинных музыкальных инструментов.

Путешествуя по долине Спити, вы не только наслаждаетесь удивительной природой Западных Гималаев, встречаетесь с людьми из разных этнических групп, но и при определенной подготовке можете странствовать во времени, осматривая селения и буддийские монастыри. Не удивляйтесь, если в какой-то момент вы почувствуете, что попали в тибетское средневековье, окруженные миролюбивыми жителями-буддистами, занятыми своими повседневными заботами.

Ом мани падме хум!

ТрВ-Наука — информационный партнер СПбСУ по Гималайскому проекту.

1. См. также: Singh K. Driving Holidays in the Himalayas: Himachal. New Delhi: Rupa & Co. 2007. Боркин Л. Я. Извара, Н. К. Рерих, Гималаи. СПб.: Европейский Дом, 2014.

2. Negi S.S. Cold Deserts of India. Second edition. [New Dehli]: Indus Publishing Company, 2002. Rao N. Himalayan Desert. New Delhi: Lustre Press / Roli Books, 2007.

3. Боркин Л., Андреев А. Меняем план экспедиции: диктат обстоятельств // ТрВ-Наука. 2015. № 182.

4. Боркин Л. В суровой долине Пин: между Кулу и Спити // ТрВ-Наука. № 179.

5. Gazetteer of the Kangra District. Part II to IV. Kulu, Lahul and Spiti Compiled and published under the authority of the Punjab Government. Delhi: B.R. Publishing Corporation, 2012 (reprint of 1899).

6. Klimburg-Salter D.E. Tabo Art and History. Vienna, 2005.

7. Боркин Л., Андреев А. Буддийский праздник в Сани (Занскар) // ТрВ-Наука. 2015. № 188.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи