Вандализм: случай четвертый

Наталья Май

Наталья Май

В троицком подразделении ФИАНа произошла крупная кража, ущерб от нее оценивается в десятки миллионов рублей, уничтожен уникальный ускоритель, вынесено дорогостоящее оборудование…» Эта информация 9 сентября облетела основные новостные сайты, прошли сюжеты по ведущим ТВ-каналам. Слухи или правда? И насколько серьезный ущерб на самом деле нанесен институту РАН? Информация подтвердились частично: имели место кража и вандализм. Но ущерб, нанесенный злоумышленниками, СМИ сильно преувеличили. Чтобы точно оценить масштаб бедствия, создана специальная комиссия.

Научные исследования не всегда можно оценить финансово. Так произошло и на этот раз. Комиссия обнаружила, что с точки зрения бухгалтерии практически никакого ущерба институт не понес. К примеру, украденный блок питания по бухгалтерским документам проходит как расходные и уже списанные на установку материалы, дорогущий вакуумный насос находится на балансе белгородских коллег, а разрушенные установки были созданы сотрудниками ФИАНа, и, как это часто водится, финансовой оценки их произведено не было.

Зав. отделом физики высоких энергий ФИАНа Анатолий Львов рассказал, что называется «из первых рук», о том, что действительно произошло. «Это достаточно серьезно для людей, которые у нас работают, — сказал он, — но все-таки не вселенская катастрофа, как живописали некоторые СМИ». Сам ускоритель практически не пострадал: перерезаны кое-какие провода, выдернуты генераторные лампы, это восстанавливается. Похищены японский безмасляный вакуумный насос, предназначенный для создания глубокого вакуума в зоне прохождения электронного пучка через исследуемые мишени, дорогой пикоамперметр, а также стабилизированный источник постоянного тока. Уничтожен и управляющий компьютер. Самый серьезный ущерб понесли две физические установки: для исследования свойств наноматериалов и свойств переходного излучения.

Фиановский ускоритель. Фото А. Тощевиковой

Фиановский ускоритель. Фото А. Тощевиковой

Больше всего пострадала физическая установка для изучения пространственной структуры веществ и спектральных характеристик генерируемого проходящим электронным пучком так называемого рентгеновского поляризационного тормозного излучения.

Инжектор большого ускорителя ФИАНа генерирует электронный пучок невысоких энергий, примерно 7 МэВ. Пучок обычно впрыскивается в ускорительное кольцо, где может ускоряться до энергии около 1 млрд электрон-вольт, но может применяться и самостоятельно. С помощью установок, созданных в ФИАНе, он используется для материаловедческих исследований и изучения свойств веществ на наномасштабах. Как это происходит? Электронный пучок небольшой интенсивности направляется и фокусируется на тонкие мишени. Обычно в качестве мишеней используются тонкие фольги толщиной десятки микрон разных поликристаллических веществ. Электроны, проходя через такие вещества, генерируют излучение в рентгеновском диапазоне. Его структура, угловое и спектральное распределение отражают внутреннюю пространственную и атомарную структуру вещества. Исследование этого излучения является очень чувствительным и полезным инструментом изучения распределения, кластеризации, ориентации молекул, атомов, зерен вещества в наномасштабах. Подобные инструменты обычно называются инструментами атомной диагностики.

Сердце установки представляет собой вакуумную камеру, в которую помещаются на прецизионно ориентируемых столах-гониометрах исследуемые фольги. Вакуум нужен для того, чтобы не мешать распространению излучения, не искажать движение и фокусировку электронов. Полученное излучение регистрируется полупроводниковыми детекторами. Эта регистрирующая аппаратура — достаточно деликатное и очень недешевое оборудование — находится вблизи большого фиановского ускорителя. Как раз она и стала основной целью вандалов. Ими был полностью разрушен электронный блок контроля пропорциональных камер, отвечающих за прецизионный контроль и наведение на мишени электронного пучка. Этот блок создавался сотрудниками ФИАНа не один год. В состав блока входило несколько электронных плат. Платы вынуты, часть их пропала, из многих выдернуты микросхемы, выщелкнуты из гнезд и унесены, обрезаны связки сигнальных проводов и кабелей питания. Теперь платы не работоспособны, и, если бы исследователи включили установку, они были бы лишены возможности знать, где проходит пучок внутри стальной непроницаемой камеры, как его навести на мишень. Пока установка не будет восстановлена, дальнейшие измерения невозможны. «Восстановить их очень сложно, — пояснил Анатолий Львов, — это ручная работа: инженеры отлаживали, собирали, добавляли, настраивали под наши нужды. Пока довели до ума, прошло несколько лет».

Многие результаты экспериментов, проведенных на разрушенных установках, получены руками студентов, аспирантов и сотрудников Белгородского университета, на них защищаются дипломы, кандидатские и даже докторские (весна 2015 года) диссертации. Общий уровень проводимых исследований очень высокий. Результаты публикуются в российских и международных научных журналах, докладываются на конференциях, в том числе за рубежом. «Сейчас пока сложно сказать, как быстро это всё можно починить, — считает Львов, — возможно, потребуются многие месяцы кропотливого труда. Для людей, которые вовлечены в определенные исследования, это очень существенная утрата».

Вторая установка гораздо меньшего масштаба. Она использует тот же пучок, но здесь исследуется переходное излучение, когда-то открытое сотрудниками ФИАНа — будущими лауреатами Нобелевской премии по физике В. Л. Гинзбургом и И. М. Франком. Электромагнитные волны в вакууме и в веществе имеют разные фазовые скорости. В результате обычного гашения волн, идущих от разных участков прямолинейной траектории заряженной частицы, не происходит, и возникает излучение. Оно слабенькое, но очень полезно для регистрации заряженных частиц, определения свойств и трассировки их пучков. Детекторы частиц, основанные на регистрации переходного излучения и изготовленные физиками ФИАНа, используются в эксперименте ATLAS на Большом адронном коллайдере (в том числе в работах, в ходе которых был открыт бозон Хиггса). На установке в Троицке изучается связь углового распределения переходного излучения со свойствами электронного пучка и формой его электронных сгустков (банчей). «На этой установке также получаются интересные результаты, активно публикуются статьи в престижных журналах, — уточнил Львов, — в конце 2013-го вышла монография».

* * *

Самое странное в этой истории, что вандалы добрались до ускорителя. Туда они попали из подвала — вышибли деревянную дверь. Но как они оказались в подвале? Чтобы проникнуть на ускоритель, нужно понимать, куда ты идешь: не заблудиться в бесконечных коридорах, найти нужную дверь. И иметь железное самообладание, чтобы не спеша разрушить установки, выдернуть из них платы, потушить окурки о клавиатуру компьютера, захватить 20-килограммовый насос и выйти со всем добром обратно.

Печальная реальность состоит в том, что только в этом году это уже четвертое проникновение. «Весной мы просто заметили следы, — рассказал Львов, — люди появились в подвале, вылезли, побродили, осмотрелись и ушли». Тревогу с вызовом полиции не поднимали — ущерба ведь не было. Второй случай произошел в конце июля, на следующий день после ограбления троицкого ИЗМИРАНа. И так же, как в ИЗМИРАНе, в ФИАНе вытащили жесткий диск из компьютера. Но в ФИАНе еще серьезно испортили одну установку и повредили другую. Вызывали полицию, но широкой огласки тогда не произошло. Третий раз, в двадцатых числах августа, кто-то проник в подвал, сорвал петли в дверях, копался в старой электронике. В первых трех случаях вандалы резвились в стороне от ускорителя. А в ночь с 7 на 8 сентября проникли уже в «святая святых» ФИАНа и разрушили работающие, имеющие ценность и для сотрудников, и для их научных коллег установки.

Как может обезопасить себя научный институт от подобных проникновений? Хорошая охрана всегда стоит денег. А бюджет НИИ ограничен — увы, не хватает денег даже на науку…

От редакции

Трех намеков для соответствующих служб ФИАНа и правоохранительных органов не хватило. Дождались большой беды. Случись инцидент сразу, он был бы более всего похож на заранее спланированную акцию, проведенную с привлечением людей грамотных и осведомленных. Однако если на предшествовавшие «мелочи» не обращать внимания, то налет с «уловом» могут осуществить и персоны от науки далекие, потренировавшись и разобравшись в обстановке. Тем не менее поражает, с какой легкостью злоумышленники проникли на территорию НИИ и получили доступ в здания и к установкам. Вряд ли в академических институтах есть аппаратура, неосторожное обращение с которой может привести к серьезным последствиям. Но если наплевательское отношение к охране того, что действительно надо охранять, — общая тенденция, то… Самый скромный вопрос из возникающих: а для чего, к примеру, создавали ФАНО? Как насчет того, чтобы Агентство поспособствовало хотя бы качественной охране вверенных ему учреждений? Кстати, дополнительной горькой иронии ситуации придает тот факт, что к забору ФИАНа примыкает троицкий ОВД…

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

7 комментариев

  • Ravn:

    Ну да, охрана институтов только тех кто пропуск дома забыл может напугать.

    И, кстати говоря, вопрос к ФАНО еще и такой: вот злоумышленники испортили оборудование. А на нем работали люди, получали уникальные результаты, писали статьи и публиковали их в серьезных журналах. Теперь они этого делать не могут — результатов нет, статей нет, и не по их вине.

    А ФАНО грозится оценивать и ранжировать всех и все по публикациям, цитированиям, индексам и прочей эффективности. Так что же — лаборатория стала враз неэффективной? Ее надо разогнать, раз не публикуются? Уникальный коллектив высококвалифицированных ученых стал по формальным показателям в числе «утративших перспективы развития». Гранты им теперь будет сложно получить, раз нет публикаций.

    Может, все-таки не добивать академическую науку еще и сокращениями-реформированиями?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Анатолий Березкин:

    «Cамый скромный вопрос из возникающих: а для чего, к примеру, создавали ФАНО?»

    Нескромный вопрос из возникающих, а вы Булгакова читали Собачье сердце, там где про разруху в сортирах. ФАНО безусловно виновато, что сотрудникам ФИАНа наплевать, что происходит на их рабочем месте с их научным оборудованием. Оно могло бы подыскать других сотрудников, например.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

    • res:

      Т.е. сотрудники должны бы круглосуточно дежурить в зале ускорителя, чтобы доблестно отразить нашествие варваров? А если варвары были вооружены? Геройски погибнуть за японский насос?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0

      • Анатолий Березкин:

        Сферические сотрудники должны были на время выключить японский насос, покинуть вакуум и выйти на связь с охраной и дирекцией, чтобы решить многократно возникавшую проблему. Они этого не сделали, хотя для них эта установка значила так много, так много ... вот только их действиями это никак не подтверждено. В итоге ФАНО теперь предписано чувствовать себя виноватым за всех, прямо по Достоевскому.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0

        • Александр:

          По-вашему, это задача научных сотрудников, а не подразделений режима и охраны? Научный сотрудник максимум обязан составить докладную. Иначе, зачем вообще нужны все эти ФАНО и прочая шваль, если их работу (управление имуществом) должны за них выполнять научные сотрудники?

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Василиса:

    Это ж ворам пристроить потом надо «японский безмасляный вакуумный насос, дорогой пикоамперметр, а также стабилизированный источник постоянного тока». А если тырили под заказ, то заказчик своеобразный.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

  • Дмитрий Влад. Горскин:

    Нужна охрана.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0

Добавить комментарий

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com