- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Салями второй свежести

В зарубежной научной периодике уже давно прижился термин salami slicing [1]. Так называют одну из распространенных публикационных стратегий, когда полученный в ходе работы новый материал, подобно нарезаемому на ломтики батону колбасы, делится на множество «элементарных частиц» (least publishable unit) — наименьших фрагментов информации, на основе каждого из которых затем пишется маленькая отдельная статья. Подход этот хорошо известен международному научному сообществу, и отношение к нему можно сформулировать примерно так: «нежелательно или даже порицаемо, но не запретно». В то время как большинство уважающих себя издателей прямо требует от авторов избегать «фрагментации данных», резонно замечая, что это ведет к нерациональному использованию объема журнала и усложняет литературный поиск (см., например, [2]), фактически это правило соблюдается не так и строго. Зачастую причиной этого служит то, что во многих областях науки давно существует неформальный список профессиональных журналов, ранжированный по престижности (будь то импакт-фактор или неофициальная репутация). Редакции многих «середнячков» или «аутсайдеров» такого перечня вынуждены, хорошо осознавая свой статус, отчасти мириться с «толщиной» присылаемых им «кусочков салями» — иначе автор, получив отповедь, может просто уйти в конкурирующее издание.

Является ли такая практика новинкой для российских ученых? Вовсе нет. Конечно, стремление выжать максимум статей из имеющихся в наличии данных во многом усилилось, когда грантодающие организации начали требовать от исследователей «план по валу» по публикациям. С другой стороны, в последнее время (особенно с появлением на арене Российского научного фонда) всё чаще речь идет не только о количестве, но и о качестве (высокий импакт-фактор). Тем не менее некоторые, в совершенстве освоив технологию salami slicing, довольствуются скромными журналами, в основном отечественными, куда «протоптать дорожку», конечно же, проще, — и, по всей видимости, вполне довольны жизнью. Что же, это тоже подход.

Но бывает и иначе. Иногда даже «мелко порубленного» материала может не хватать, а публикации нужны срочно — скажем, для отчета по проекту или для защиты очередного аспиранта. Как поступить в таком случае?

Эта история началась в ноябре прошлого года, когда в один из российских химических журналов поступила рукопись от группы авторов из Благовещенска. В статье описывалось получение комплексного соединения висмута и его характеризация набором физико-химических методов, что вполне соответствовало тематике издания. Однако внимание рецензента привлекло одно обстоятельство: вещество, о котором шла речь, было довольно тривиальным с химической точки зрения — дитиокарбаматные комплексы разных металлов весьма интенсивно изучаются уже более полувека, и, прежде чем рассматривать работу более детально, логично было бы проверить, не были ли аналогичные исследования выполнены раньше.

Беглый поиск по базе данных Web of Science привел к очень интересным результатам. Оказалось, что впервые это вещество было описано совсем недавно — всего-то год назад… этими же авторами в статье в другом журнале — «Доклады Академии наук» (ДАН). Сравнение полного текста с присланным на рецензию показало: значительная часть рукописи представляет собой не что иное, как копию статьи в ДАН с некоторыми следами «перелицовки», или, выражаясь более современными терминами, рерайта. Разумеется, рецензент дал резко отрицательное заключение, и статья была отвергнута. Редакция оперативно связалась со своими коллегами из журналов, близких по тематике, предупредив их, что, вполне возможно, отвергнутая статья будет переслана им. Одновременно с этим было решено проверить «публикационную историю» этого авторского коллектива.

Результаты проверки оказались ошеломляющими. Оказалось, что на протяжении последних лет авторам удалось опубликовать как минимум две пары «статей-близнецов». В обоих случаях данные вначале публиковались в ДАН, а затем, разумеется без ссылки на ДАН, уже в другом издании. «Пострадавшими» оказались два очень уважаемых российских журнала: «Координационная химия» (в 2009 году) и «Журнал неорганической химии» (ЖНХ) (в 2013 году). Рассмотрим каждый из этих случаев подробнее.

Итак, пара первая. Изначальная статья в ДАН поступила в редакцию 12.01.2009 и была опубликована уже в третьем номере за 2009 год [3]. «Статья-дублер» пришла в редакцию ЖНХ 28.11.2013 и вышла в № 8 за 2014 год [4], список авторов совпадает полностью. Уже сравнение заглавий говорит нам о том, что в обоих случаях речь идет об одних и тех же соединениях — отличаются лишь формулировки: в первом случае авторы говорят о «формах связывания золота из растворов диметилдитиокарбаматом цинка», во втором же случае они приводят химическую формулу этого вещества, называя его раствор хемосорбционной системой.

Введение второй статьи несколько расширено по сравнению с источником. Один абзац позаимствован практически дословно, но данная практика, вообще говоря, встречается и в обычных случаях топорного salami slicing. Интересно, что, описывая новизну работы, авторы оставляют себе небольшую лазейку: в источнике — «В настоящей работе впервые показана возможность…», в дублере — «В настоящей работе установлена возможность…» (далее совпадает дословно). То есть уже не «впервые» — вроде как и упрекнуть не в чем.

Экспериментальная часть написана в лучших традициях рерайтинга. По сути, эксперименты, связанные с получением соединений, совпадают полностью, но описание их отличается. Кое-где имеет место замена слов синонимами или близкими по смыслу (желтые осадки могут быть «полученными» [3] или «сформировавшимися» [4]). Ноу-хау авторов — замена химической формулы на текст. Например, вместо фразы «к порциям свежеосажденного комплекса [Zn(S2CN(CH3)2)4] массой по 100 мг прилили…» в «дублере» мы видим «к порциям по 100 мг свежеосажденного диметилдитиокарбамата цинка приливали…». Количественные характеристики (спектральные данные ЯМР) совпадают полностью, но в [3] они приведены лишь текстуально, в [4] же добавлен рисунок, который новой информации не несет. Более интересным, однако, является совпадение данных РСА (рентгеноструктурного анализа). Хотя в [3] большинство данных приведено в тексте, а в [4] они сведены в традиционного вида таблицу (табл. 1), можно отметить точное совпадение абсолютно всех параметров (форма кристалла, параметры ячейки с точностью до последнего знака и величины погрешности, число отражений и т.д.). Это однозначно говорит о том, что описываются одни и те же эксперименты, а не их более позднее воспроизведение — иначе отличия были бы неизбежны по физическим причинам. То же и с описанием термогравиметрического эксперимента: массы навесок соединений (проб, которые помещаются в прибор), приведенные в обоих текстах, идентичны, при том что приведены они с точностью до тысячных долей миллиграмма! Такое совпадение невозможно.

Обсуждение результатов начинается с описания экспериментов. В [4] оно более полно, но вывод приведен один и тот же: в случае концентрации золота 6,4 мг/мл образуется соединение 1, при концентрации 12,8 мг / мл — соединение 2. Рассуждения авторов о данных, полученных с использованием ЯМР-спектрометрии (всего один абзац), совпадают дословно. Фактически дословно совпадает и описание кристаллических структур. Таблица 1 [3] в «новой» статье превращается в таблицу 2 (как мы помним, таблица 1 состоит из данных, которые в «исходной» статье просто приведены в тексте). Похоже дело обстоит и с иллюстрациями: рис. 1 в неизменном виде перекочевал в [4], став рис. 3, а рис. 2 — рис. 4.

Однако, пожалуй, самое интересное — это интерпретация данных термогравиметрического анализа (ТГА). Физически эксперименты были поставлены один раз на одном и том же приборе — можно ожидать, что и приведенные данные будут совпадать полностью. Для соединения 1 так и есть — авторы копируют свой текст дословно со всеми полученными значениями, а заодно и иллюстрацию (рис. 3 становится рис. 6). Любопытно, что ссылка 3 из полностью совпадающего фрагмента оригинальной работы переделана на 2, но в списке литературы они не совпадают. Однако со вторым веществом всё не так просто: в [3] описание результатов очень краткое. Тем не менее указано, что вещество разлагается в диапазоне 100–300 °С. В [4] же диапазон приводится как 100–350 °С! Ошибки интерпретации или преднамеренное введение в заблуждение?

Выводы обеих статей совпадают дословно. Благодарности тоже… почти. Работа (и, по всей видимости, «публикационная активность») поддержана Президиумами РАН и ДВО РАН, номера проектов совпадают. Во второй работе авторы благодарят коллегу из зарубежного университета за «предоставленную возможность съемки спектров», в первой же — нет. Видимо, очень торопились.

Вторая пара статей опубликована намного раньше. Как и в первом случае, «исходный материал» был принят в ДАН (поступил 12.01.2009, вышел в № 3 за 2009 год) [5], «дублер» же появился в журнале «Координационная химия» (поступил 17.04.2009, вышел в № 1 за 2010 год) [6]. Список авторов отличается: в «новой» статье появилось два новых человека, зато один — академик В. И. Сергиенко — исчез.

Введение [6] весьма сильно отличается от [5] — фактически оно написано с нуля. Тем не менее, сравнив формулу полученного комплекса, можно понять, что речь пойдет об одном и том же веществе. Совпадает и описание синтеза, а также рентгеноструктурный эксперимент и обсуждение молекулярной структуры. Как и в первом случае, часть данных перенесена из текста в иную форму представления — таблицы. Рис. 1 [5] идентичен рис. 1 [6], рис. 2 по смыслу родственен рис. 3 (подписи одинаковы) — изображена иная проекция той же самой кристаллической структуры.

Интересны отличия в обсуждении термогравиметрических данных. Для [5] эксперимент по изучению свойств одного и того же вещества проводился лишь один раз, для [6] же — несколько раз на разных образцах (масса наименьшей навески совпадает с указанной в [5], что позволяет предположить, что эти данные также были использованы и в [6]). При этом результаты экспериментов отличаются весьма сильно. Так, диапазон температур термолиза (термического разложения) проб указан как 340– 610 °С в [5], но 440–630 °С в [6] — разница в 100 °С! Не сходятся и данные о потере массы. Логично предположить, что данные, полученные на нескольких образцах, должны быть более достоверны при должной обработке результатов, но как быть с теми числами, что были опубликованы в [5]? На что должен ориентироваться читатель? Похоже, авторов это совершенно не интересует.

Кто же виноват в том, что один и тот же материал — к тому же, прямо скажем, весьма тривиальный с химической точки зрения — оказался «продан» дважды?

На наш взгляд, нельзя винить в этом редакции журналов. Общепринятой практикой (по меньшей мере в международных журналах) является то, что за соблюдение этических правил в первую очередь ответственность несут авторы. Редакция может лишь в какой-то степени следить за тем, чтобы к ним не попадал плагиат (и самоплагиат), но тотального контроля она установить не может физически. В рассматриваемом случае задача усложняется еще больше: напомним, что время между выходом оригинальной статьи и отсылкой «дублера» составляло считанные месяцы — как минимум в случае с «Координационной химией» редактор в принципе не мог быть в курсе о существовании «оригинала», разве что в силу случайного стечения обстоятельств. Не помог бы и поиск, например, по кристаллографическим базам данных: хотя информация в них поступает постоянно, коммерческие версии выходят отнюдь не «в режиме реального времени», а с задержкой, поэтому даже очень ретивый и бдительный рецензент не обнаружил бы никаких проблем. Собственно, попались авторы именно на том, что они отправили «дублер» слишком поздно, когда «оригинал» не только вышел, но и был проиндексирован Web of Science.

Очевидно, что вина за произошедшее в первую очередь лежит на авторах. Показательно, что из второй и неудавшейся третьей пары статей исчезла фамилия директора института. Можно предположить, что он изначально оказался вовлеченным в эту историю против своей воли, недостаточно внимательно просмотрев предложенный подчиненными текст. Это неудивительно, учитывая, с одной стороны, загруженность административной работой, а с другой — однообразность и удручающую рутинность работ этой группы авторов с точки зрения химии: перепутать, что было сделано ранее, а что нет, было очень просто.

Не исключено, что, осознав, какой подарок ему преподнесли, директор провел «разбор полетов», после которого авторы предпочли впредь не ставить его в известность о своих подвигах. Вообще говоря, описанная ситуация очень походит на историю, описанную М. Гельфандом совсем недавно, — разница лишь в статусе и регалиях авторов [7].

Конечно, многие традиционно начали бы с гневных филиппик в адрес «научных администраторов» в целом и руководителей грантодающих организаций в частности. По мнению некоторых российских исследователей, они делают излишний упор на публикационную активность, подталкивая людей к простым, но нечестным решениям. Согласиться с этим, однако, нельзя. В нашей стране работает немало высокоэффективных научных групп, не испытывающих проблем с публикационной активностью. То, что кто-то оказывается неспособен научиться производить результаты столь же высокого качества и количества и нормально представлять их, чтобы в итоге конкурировать с более продуктивными коллегами, является его/ее проблемой и в любом случае не оправдывает откровенного жульничества.

Какие из этой ситуации можно сделать выводы?

С одной стороны, можно надеяться, что редакции российских журналов (или хотя бы наиболее уважаемой их части) будут более осторожными: предупрежден — вооружен. Было бы правильным шагом требование от авторов в явной форме указывать при отправке статьи, что материал новый и не был отослан куда-либо еще (как это практикуется в нормальных международных журналах), это позволило бы в подобных ситуациях отзывать статью, ссылаясь на данную норму.

С другой стороны, хотелось бы, чтобы грантодающие организации сделали свои выводы. Многие научно-этические правила в России не сформулированы в явном виде, и было бы хорошо, если бы подобные неприятные случаи способствовали формированию единого научно-публикационного «кодекса чести», признанного как исследователями, так и научными администраторами.

1. https://en.wikipedia.org/wiki/Least_publishable_unit

2. http://pubs.acs.org/userimages/ContentEditor/1218054468605/ethics.pdf

3. Иванов А. В., Лосева О. В., Родина Т. А.и др. // ДАН (Физ. Хим.). 2013. Т. 452. № 4. С. 401–407.

4. Иванов А. В., Лосева О. В., Родина Т. А. и др. // ЖНХ. 2014. Т. 59. № 8. С. 1028–1037.

5. Иванов А. В., Лосева О. В., Герасименко А. В. и др. // ДАН (Физ. Хим.). Т. 426. № 3. С. 338–343.

6. Лосева О. В., Иванов А. В., Герасименко А. В. и др. // Координационная химия. 2010. Т. 36. № С . 3–9.

7. Гельфанд М. Фигаро здесь, Фигаро там. // ТрВ-Наука. № 183 от 14 июля 2015 года. С. 5.

См. также http://trv-science.ru/2016/01/14/re-salyami-vtorojj-svezhesti/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи