Уроки «Фукусимы». Fukushima lessons

184-0041

У бло­ка №2 нам раз­ре­ши­ли оста­вать­ся лишь несколь­ко минут. Фото Pallava Baglа

Попав в зону отчуж­де­ния и на тер­ри­то­рию атом­ной стан­ции «Фуку­си­ма-1», вы сра­зу почув­ству­е­те себя геро­ем «Пик­ни­ка на обо­чине» бра­тьев Стру­гац­ких. Так же как и в романе, вам раз­ре­шат пере­дви­гать­ся внут­ри закры­той зоны толь­ко вме­сте со спе­ци­аль­но обу­чен­ны­ми людь­ми после инструк­та­жа и при посто­ян­ном кон­тро­ле уров­ня ради­а­ции.

Фото Pallava Baglа

Фото Pallava Baglа

Каж­дый из нас — 12 жур­на­ли­стов из Австра­лии, Гер­ма­нии, Индии, Испа­нии, Китая, Непа­ла, Рос­сии, Фран­ции, Фин­лян­дии и Швей­ца­рии, а так­же япон­ские кол­ле­ги — про­шел про­вер­ку на радио­ак­тив­ные загряз­не­ния до и после посе­ще­ния АЭС, на тер­ри­то­рии стан­ции у каж­до­го был свой инди­ви­ду­аль­ный дози­метр. «Ой, какой здо­ров­ский, розо­вый!» — вос­клик­ну­ла я, когда нам выда­ли гад­же­ты. Впро­чем, цвет ниче­го не зна­чил, «маль­чи­кам» и «девоч­кам» доста­лись оди­на­ко­вые.

В поезд­ку на тер­ри­то­рию стан­ции нам раз­ре­ши­ли взять с собой толь­ко руч­ки, блок­но­ты и про­стые дик­то­фо­ны. Меж­ду­на­род­ной груп­пе жур­на­ли­стов, при­гла­шен­ных в этот тур Япон­ской ассо­ци­а­ци­ей жур­на­ли­стов, пишу­щих о нау­ке и тех­но­ло­ги­ях (JASTJ), раз­ре­ши­ли иметь толь­ко одно­го фото­гра­фа и одно­го видео­опе­ра­то­ра на всю коман­ду. Кол­ле­гам из Индии и Швей­ца­рии (Pallava Bagla и Werner Hadorn) при­шлось прой­ти осо­бый инструк­таж и вести съем­ку с каме­ра­ми, упа­ко­ван­ны­ми в спе­ци­аль­ный пла­стик.

Скриншот с видео, сделанного Werner Hadorn

Аки­ра Оно (Akira Ono). a plant chief of Fukushima Daiichi. Скрин­шот с видео, сде­лан­но­го Werner Hadorn

После встре­чи с гене­раль­ным дирек­то­ром АЭС «Фуку­си­ма дай­и­ти» Аки­ро Оно (Akira Ono), рас­ска­зав­шим о рабо­те по лик­ви­да­ции ава­рии, кото­рая ведет­ся еже­днев­но, нам выде­ли­ли две раз­де­вал­ки, где мы раз­де­лись до ниж­не­го белья, а потом наде­ли спе­ци­аль­ные «пижа­мы», две пары носок, защит­ные костю­мы, мас­ки и кас­ки, две пары пер­ча­ток, при­чем пер­чат­ки «ниж­не­го уров­ня» при­мо­та­ли скот­чем к одеж­де.

Фото Pallava Bagla

Фото Pallava Bagla

Если вдруг мол­ния на защит­ном костю­ме отка­зы­ва­лась рабо­тать, то дыр­ку закры­ва­ли сло­я­ми скот­ча. Потом мы еще раз про­шли про­вер­ку на нали­чие посто­рон­них гад­же­тов, а при выхо­де из зда­ния наде­ли спе­ци­аль­ную обувь.

Не может не удив­лять то, как рабо­чие на «Фуку­си­ме» умуд­ря­ют­ся в такой одеж­де рабо­тать. В спе­ци­аль­ной мас­ке и одеж­де тяже­ло не толь­ко пере­дви­гать­ся, но и дышать, а в теп­лую пого­ду ты чув­ству­ешь себя в таком обла­че­нии как в сауне.

Для сотруд­ни­ков стан­ции постро­ен спе­ци­аль­ный дом на 2000 мест, где мож­но отдох­нуть, при­ве­сти себя в поря­док и поесть. После воз­вра­ще­ния из корот­ко­го тура к пер­во­му и вто­ро­му энер­го­бло­кам, побы­вав в их шку­ре, я смот­ре­ла на этих япон­цев как на геро­ев.

Авария

Как извест­но, все­го на «Фуку­си­ме-1» — два­дцать пятой по мощ­но­сти АЭС в мире — было шесть атом­ных энер­го­бло­ков. Пятый и шестой в апре­ле 2011 года нахо­ди­лись в состо­я­нии «холод­но­го оста­но­ва», там про­во­ди­лись ремонт­ные рабо­ты. Из чет­вер­то­го реак­то­ра еще до ава­рии были выну­ты топ­лив­ные стерж­ни, но три дру­гих энер­го­бло­ка — 1, 2 и 3 — нахо­ди­лись в рабо­те. 11 апре­ля 2011 года после силь­ней­ше­го зем­ле­тря­се­ния (маг­ни­ту­дой 9) через 50 минут после­до­ва­ло цуна­ми 15-мет­ро­вой высо­ты, оно пре­одо­ле­ло защит­ную сте­ну со сто­ро­ны оке­а­на высо­той 10 м.

12 апре­ля 2011 года из-за пол­но­го отклю­че­ния пода­чи элек­тро­энер­гии на все систе­мы стан­ции и после­до­вав­ше­го затем пере­гре­ва не до кон­ца заглу­шен­ных реак­то­ров про­изо­шел взрыв водо­ро­да на пер­вом энер­го­бло­ке, раз­ру­шив­ший кры­шу зда­ния. 14 апре­ля взрыв водо­ро­да про­изо­шел на тре­тьем энер­го­бло­ке, кры­ша так­же была сне­се­на, были ране­ны 11 сотруд­ни­ков. Взрыв повре­дил к тому же зда­ние чет­вер­то­го энер­го­бло­ка, нахо­дя­ще­го­ся рядом с 3-им. 15 апре­ля про­изо­шел взрыв на вто­ром энер­го­бло­ке. После ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС (1986) это вто­рой по серьез­но­сти послед­ствий ядер­ный инци­дент в исто­рии чело­ве­че­ства.

Руко­вод­ству стан­ции, пре­фек­ту­ры Фуку­си­мы и пра­ви­тель­ству Япо­нии при­шлось при­нять сроч­ные меры по эва­ку­а­ции насе­ле­ния из близ­ле­жа­щих рай­о­нов и лик­ви­да­ции ава­рии в усло­ви­ях, когда не было ясной инфор­ма­ции о ситу­а­ции с энер­го­бло­ка­ми. Сле­ду­ет учесть и то, что в то же вре­мя при­хо­ди­лось при­ни­мать сроч­ные меры по лик­ви­да­ции послед­ствий зем­ле­тря­се­ния и цуна­ми, из-за кото­рых погиб­ло око­ло 16 тыс. чело­век.

После­ду­ю­щий ана­лиз пока­зал, что атом­ная элек­тро­стан­ция, как и вся ком­па­ния TEPCO (Tokyo Electric Power Company), была про­сто не гото­ва про­ти­во­сто­ять цело­му набо­ру при­род­ных ката­клиз­мов тако­го уров­ня. Теперь гово­рят, что АЭС не сто­и­ло стро­ить так близ­ко к морю, а если стро­ить, то с более высо­кой сте­ной от волн, как на АЭС Она­га­ва. Эта япон­ская АЭС нахо­ди­лась бли­же к эпи­цен­тру зем­ле­тря­се­ния, но высо­та защит­ной сте­ны со сто­ро­ны оке­а­на состав­ля­ла 14 м, что убе­рег­ло стан­цию от силь­ных повре­жде­ний. Более того, отме­ча­ет­ся, что руко­вод­ство TEPCO не при­слу­ша­лось к пре­ду­пре­жде­ни­ям уче­ных, при­зы­вав­ших гото­вить­ся к мощ­ным зем­ле­тря­се­ни­ям и цуна­ми еще в 2009 году [1].

Akio Komori. Фото Pallava Bagla

Akio Komori. Фото Pallava Bagla

Пре­мьер-министр Япо­нии при­знал, что за ава­рию несет ответ­ствен­ность и руко­вод­ство стра­ны, уве­ро­вав­шее в тех­но­ло­ги­че­скую непо­гре­ши­мость АЭС и став­шее залож­ни­ком это­го «мифа о без­опас­но­сти». «Чему вас научи­ла ава­рия?» — спро­си­ли мы у Акио Комо­ри (Akio Komori), гла­вы ядер­но­го депар­та­мен­та TEPCO, с пер­вых же минут при­няв­ше­го уча­стие в рабо­тах по спа­се­нию стан­ции. «Нуж­но вести под­го­тов­ку к раз­лич­ным при­род­ным ката­клиз­мам, не толь­ко цуна­ми, но и зем­ле­тря­се­ни­ям и тор­на­до. Нуж­но оце­ни­вать мак­си­маль­но воз­мож­ные рис­ки и быть к ним гото­вы­ми. Нуж­но созда­вать мно­го­уров­не­вую защи­ту», — отве­тил он.

Впро­чем, мой вопрос, соби­ра­ет­ся ли TEPCO снять с исполь­зо­ва­ния реак­то­ры одно­кон­тур­но­го, ста­ро­го типа (BWR-4 и BWR-3, boiling water reactors) и перей­ти к реак­то­рам более без­опас­но­го типа, остал­ся без отве­та. Япон­ские спе­ци­а­ли­сты его как бы «не заме­ти­ли». Понят­но, что это труд­ное и доро­го­сто­я­щее реше­ние. Спра­вед­ли­во­сти ради надо ска­зать, что и на тер­ри­то­рии Рос­сии (доля атом­ной энер­ге­ти­ки в кото­рой состав­ля­ет 17% все­го выра­ба­ты­ва­е­мо­го элек­три­че­ства) по-преж­не­му дей­ству­ют несколь­ко реак­то­ров РБМК «чер­но­быль­ско­го» типа, пока­зав­ших свою нена­деж­ность в слу­чае ошиб­ки опе­ра­то­ров. Разу­ме­ет­ся, их усо­вер­шен­ство­ва­ли, но… Вме­сте с тем высту­пив­ший в эфи­ре «Эха Моск­вы» 19 июня гла­ва Роса­то­ма Сер­гей Кири­ен­ко отме­тил, что после ава­рии в Япо­нии ста­ли поль­зо­вать­ся спро­сом атом­ные стан­ции, соот­вет­ству­ю­щие «пост­фу­ку­сим­ским тре­бо­ва­ни­ям». Если до ава­рии 2011 года часть кли­ен­тов Роса­то­ма дума­ла о том, как сэко­но­мить на без­опас­но­сти, то теперь все стре­мят­ся при­об­ре­сти реак­то­ры ново­го типа «Поко­ле­ние 3+» [2].

Кири­ен­ко так­же пояс­нил, что ава­рия на Фуку­си­ме ста­ла воз­мож­ной и из-за того, что систе­ма стерж­ней защи­ты, кото­рая содер­жит бор и при вво­де в реак­тор его гасит, была рас­по­ло­же­на сни­зу под реак­то­ра­ми. И для того, что­бы стерж­ни вошли в актив­ную зону, их долж­ны были под­нять элек­тро­мо­то­ры. Но систе­мы авто­ма­ти­ки и ава­рий­ные дизель-гене­ра­то­ры не сра­бо­та­ли, так как нахо­ди­лись в под­ва­лах и были зали­ты водой от цуна­ми. В рос­сий­ских реак­то­рах «пост-фуку­сим­ско­го типа» стерж­ни защи­ты под­ве­ши­ва­ют­ся на элек­тро­маг­ни­тах над реак­то­ра­ми. Если элек­тро­энер­гия отклю­чит­ся, то стерж­ни под соб­ствен­ным весом опу­стят­ся в реак­тор и оста­но­вят его рабо­ту.

К насто­я­ще­му вре­ме­ни сотруд­ни­кам Фуку­сим­ской АЭС уда­лось уда­лить все топ­лив­ные эле­мен­ты (1535 штук) из чет­вер­то­го энер­го­бло­ка. Осталь­ные три ава­рий­ных реак­то­ра под­дер­жи­ва­ют­ся в «холод­ном оста­но­ве», посто­ян­но охла­жда­ют­ся водой. В дан­ный момент сня­та кры­ша и идут рабо­ты по очист­ке тре­тье­го энер­го­бло­ка от ядер­но­го топ­ли­ва (565 эле­мен­тов) и раз­лич­ных облом­ков. По оцен­кам, рабо­та на тре­тьем энер­го­бло­ке будет идти в тече­ние двух лет. Она услож­ня­ет­ся тем, что в бас­сейн, где хра­нят­ся топ­лив­ные стерж­ни, упа­ла часть дистан­ци­он­но­го мани­пу­ля­то­ра по рабо­те с топ­ли­вом, и теперь лик­ви­да­то­ры ава­рии дума­ют, как его извлечь. После того как энер­го­блок осво­бо­дят от ядер­но­го топ­ли­ва, на него сно­ва водру­зят кры­шу. Собран­ную в дру­гом месте кры­шу при­ве­зут на кораб­ле по морю и собе­рут из круп­ных частей уже на АЭС. Ведет­ся рабо­та по дез­ак­ти­ва­ции тер­ри­то­рии вокруг энер­го­бло­ков. То тут, то там мы виде­ли участ­ки со сня­тым на глу­би­ну 20–30 см грун­том.

Инже­не­ры и экс­пер­ты пока дума­ют, что делать со вто­рым энер­го­бло­ком. Из-за высо­ко­го уров­ня излу­че­ния пре­бы­ва­ние там опас­но для жиз­ни. Смо­гут ли эту рабо­ту сде­лать робо­ты? Еще одна голов­ная боль лик­ви­да­то­ров — загряз­не­ние грун­то­вых вод ради­о­нук­ли­да­ми. Сотруд­ни­ки стан­ции пыта­ют­ся создать вокруг бло­ков АЭС ледя­ной щит. Та вода, кото­рую уда­ет­ся собрать, хра­нит­ся в тан­ках — спе­ци­аль­ных резер­ву­а­рах, нахо­дя­щих­ся на тер­ри­то­рии стан­ции. «Что вы буде­те делать с этой водой?» — спро­си­ли у Акио Комо­ри жур­на­ли­сты. «Пра­ви­тель­ство Япо­нии оза­бо­че­но этой про­бле­мой. Реше­ние по это­му вопро­су будет при­ня­то в пери­од с апре­ля по сен­тябрь 2016 года», — отве­тил он. Один из путей выхо­да — хра­нить воду на спе­ци­аль­ных тан­ке­рах в тече­ние более 100 лет, дру­гой путь — вылить эту воду в оке­ан подаль­ше от бере­га.

Уезжать нельзя остаться

До самой стан­ции мы еха­ли пол­ча­са по без­люд­ной два­дца­ти­ки­ло­мет­ро­вой зоне. Вокруг — поки­ну­тые и кое-где раз­би­тые цуна­ми дома, мага­зи­ны и офи­сы, зарос­шие поля, сады и ого­ро­ды. Вся загряз­нен­ная ради­о­нук­ли­да­ми тер­ри­то­рия вокруг АЭС раз­би­та на три услов­ных типа. Боль­ше все­го не повез­ло тем 24 тыс. япон­цев, рай­о­ны про­жи­ва­ния кото­рых отне­се­ны к пер­во­му типу. Людям после ава­рии при­шлось навсе­гда оста­вить око­ло 9100 домов, они вряд ли смо­гут вер­нуть­ся туда, где роди­лись, жили, учи­лись, рабо­та­ли.

В несколь­ко луч­ших усло­ви­ях нахо­дят­ся 24 тыс. япон­цев, в чьих 8400 домах «не раз­ре­ша­ет­ся жить посто­ян­но», — это рай­о­ны вто­ро­го типа. В рай­о­ны тре­тье­го типа после про­ве­де­ния работ по дез­ак­ти­ва­ции могут вско­ре раз­ре­шить вер­нуть­ся око­ло 32 тыс. япон­цам (10 900 домо­вла­де­ний, по дан­ным TEPCO на 1 октяб­ря 2014 года).

Как отме­тил пред­ста­ви­тель ком­па­нии ТЕРСО, для всех этих пора­жен­ных ава­ри­ей рай­о­нов дей­ству­ет общее пра­ви­ло: «Нель­зя оста­вать­ся там на ночь». Одна­ко тем, кто жил рань­ше в рай­о­нах тре­тье­го типа, раз­ре­ша­ет­ся вре­мен­но воз­вра­щать­ся к себе домой, в этих рай­о­нах вско­ре при­каз об эва­ку­а­ции будет отме­нен. Жите­лям так­же раз­ре­ша­ет­ся вре­мен­но воз­вра­щать­ся в рай­о­ны вто­ро­го типа, одна­ко под­чер­ки­ва­ет­ся, что не сто­ит делать это без осо­бой необ­хо­ди­мо­сти. В рай­о­ны пер­во­го типа при­ез­жать не реко­мен­ду­ет­ся, но в каких-то слу­ча­ях на вре­мен­ный въезд дела­ют­ся исклю­че­ния.

Нам выдали очень красивые дозиметры. Фото Pallava Baglа

Нам выда­ли очень кра­си­вые дози­мет­ры

После посе­ще­ния стан­ции наши инди­ви­ду­аль­ные дози­мет­ры пока­за­ли совер­шен­но не опас­ные для здо­ро­вья 0,03 мил­ли­зи­вер­та, что экви­ва­лент­но трем рент­ге­нов­ским сним­кам у сто­ма­то­ло­га.

Dose scale

Dose scale

К тому же мы были в мас­ках, защит­ных очках, спе­ци­аль­ной одеж­де и в окру­же­нии спе­ци­а­ли­стов, посто­ян­но сле­див­ши­ми за нашей без­опас­но­стью. При вхо­де в авто­бус на ноги нам наде­ва­ли спе­ци­аль­ные бахи­лы. Под­ни­ма­ешь ногу, раз — и бахил надет, ста­вишь ногу на под­нож­ку авто­бу­са, под­ни­ма­ешь дру­гую ногу и раз — дру­гой бахил надет. При подъ­ез­де к самым загряз­нен­ным бло­кам 1 и 2 нам наде­ли дру­гие бахи­лы, а потом при вхо­де в авто­бус сня­ли эти и поме­ня­ли на новые.

Фото Pallava Bagla

Меж­ду­на­род­ная коман­да жур­на­ли­стов на Фуку­си­ме. Фото Pallava Bagla

Экс­пер­ты утвер­жда­ют, что если жить на загряз­нен­ных тер­ри­то­ри­ях, то очень труд­но про­кон­тро­ли­ро­вать попа­да­ние ради­о­нук­ли­дов внутрь орга­низ­ма. Осо­бен­но это опас­но для детей. Так, строн­ций-90, будучи хими­че­ским ана­ло­гом каль­ция, попа­дая в моло­дой орга­низм, встра­и­ва­ет­ся в рас­ту­щую кост­ную систе­му и ока­зы­ва­ет губи­тель­ное воз­дей­ствие на кост­ный мозг. Неви­ди­мая опас­ность может таить­ся где угод­но, при этом не все опас­ные ради­о­нук­ли­ды лег­ко детек­ти­ру­ют­ся дози­мет­ра­ми.

Впро­чем, пра­ви­тель­ство Япо­нии уже назва­ло дату воз­вра­ще­ния части жите­лей. Ожи­да­ет­ся, что 5 сен­тяб­ря 2015 года 7401 чело­век вер­нет­ся в посе­лок Нара­ха пре­фек­ту­ры Фуку­си­ма впер­вые после ава­рии 2011 года [3]. Это пер­вые эва­ку­и­ро­ван­ные, кото­рым раз­ре­ши­ли вер­нуть­ся на посто­ян­ное житель­ство в свои дома из семи муни­ци­па­ли­те­тов Фуку­си­мы, насе­ле­ние кото­рых было пол­но­стью эва­ку­и­ро­ва­но после ава­рии.

Одна­ко про­бле­ма еще и в том, что не все жите­ли Нара­хи захо­тят вер­нуть­ся в свои 2704 дома из-за опа­се­ний перед ради­а­ци­ей и отсут­ствия инфра­струк­ту­ры. «Там нет мага­зи­нов. Там нет док­то­ров. Я не знаю, что делать», — ска­за­ла одна жен­щи­на в интер­вью мест­ным ново­стям. Отме­ча­ет­ся, что рабо­ты по дез­ак­ти­ва­ции в Нара­хе закон­чи­лись в мар­те и уро­вень загряз­не­ния ради­о­нук­ли­да­ми упал на 60% — до 0,3 мик­ро­зи­вер­та в час. Сей­час пра­ви­тель­ство ста­ра­ет­ся вос­ста­но­вить инфра­струк­ту­ру очи­щен­но­го от ради­о­нук­ли­дов горо­да.

Во вре­мя поезд­ки по Япо­нии перед нами высту­пи­ла д-р Саэ Оти (Sae Ochi), кото­рая рас­ска­за­ла, что порой эва­ку­а­ция из зоны ава­рии более опас­на для жиз­ни, чем пре­бы­ва­ние в зоне. Были даже слу­чаи, когда пожи­лые люди после эва­ку­а­ции оста­ва­лись совер­шен­но одни и поги­ба­ли от голо­да. Пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние мно­гих эва­ку­и­ро­ван­ных остав­ля­ет желать луч­ше­го.

Ава­рия на «Фуку­си­ме-1», как и чер­но­быль­ская ава­рия, поста­ви­ла перед чело­ве­че­ством мно­же­ство про­блем, и лишь малую долю из них к насто­я­ще­му вре­ме­ни уда­лось раз­ре­шить. В насто­я­щее вре­мя про­дол­жи­тель­ность рабо­ты по дез­ак­ти­ва­ции оце­ни­ва­ет­ся в 30–40 лет, но, учи­ты­вая боль­шие пери­о­ды полу­рас­па­да ряда опас­ных ради­о­нук­ли­дов, это голов­ная боль для Япо­нии, да и все­го мира, на несколь­ко веков.

Пра­ви­тель­ство стра­ны и адми­ни­стра­ция TEPCO стре­мят­ся вер­нуть дове­рие граж­дан к атом­ной энер­ге­ти­ке, осо­бен­но в пред­две­рии Олим­пий­ских игр в Токио 2020 года, но это непро­сто. Мно­гие япон­цы, несмот­ря на воз­рос­шие сче­та за элек­тро­энер­гию, высту­па­ют за пол­ный отказ от АЭС. Высту­пив­шие перед жур­на­ли­ста­ми быв­ший зам. мэра горо­да Миха­ро, нахо­дя­ще­го­ся в 45 км к запа­ду от АЭС «Фуку­си­ма-1», Сиге­ру Фукайя (Shigeru Fukaya) и физик Так­э­си Кои­кэ (Takeshi Koike) рас­ска­за­ли, как в пер­вые дни и неде­ли ава­рии ни пра­ви­тель­ство, ни пре­фек­ту­ра, ни TEPCO не инфор­ми­ро­ва­ли ни мест­ные вла­сти, ни насе­ле­ние об уровне ради­а­ции и раз­ме­ре пора­жен­ных тер­ри­то­рий. «Даже физи­кам не гово­ри­ли о том, что про­ис­хо­дит», — заявил д-р Кои­кэ, associate professor физи­че­ско­го факуль­те­та Уни­вер­си­те­та Тох­оку.

В горо­де Миха­ро объ­ек­тив­ную инфор­ма­цию уда­лось полу­чить бла­го­да­ря пен­си­о­не­ру, быв­ше­му учи­те­лю физи­ки Саку­ме, кото­рый через четы­ре года после чер­но­быль­ской ава­рии купил себе дози­метр и в тече­ние десят­ка лет мето­дич­но вел наблю­де­ния и запи­сы­вал дан­ные. Через три часа после взры­ва на пер­вом энер­го­бло­ке они с женой рез­ко интен­си­фи­ци­ро­ва­ли свою рабо­ту и два с поло­ви­ной меся­ца раз в мину­ту вруч­ную запи­сы­ва­ли дан­ные дози­мет­ра. Бла­го­да­ря этой супру­же­ской паре у вла­стей Миха­ро появи­лась объ­ек­тив­ная инфор­ма­ция о про­ис­хо­дя­щем, и 15 апре­ля 2011 года они само­сто­я­тель­но, без раз­ре­ше­ния пре­фек­ту­ры, при­ня­ли реше­ние раз­дать всем жите­лям моло­же 40 лет 14 тыс. таб­ле­ток с иоди­дом.

С 27 мар­та 2011 года груп­па физи­ков-волон­те­ров из Уни­вер­си­те­та Тох­оку нача­ла про­во­дить регу­ляр­ный сбор образ­цов верх­не­го слоя поч­вы и их изме­ре­ние на иод-131, цезий-134 и -137 в двух­сот­ки­ло­мет­ро­вой зоне вокруг ава­рий­ной АЭС [4]. Это дало старт дви­же­нию (The Miharu Misho Project), при­зван­но­му создать систе­му обще­ствен­но­го неза­ви­си­мо­го мони­то­рин­га за ситу­а­ци­ей на АЭС, в дет­са­дах, шко­лах и за мест­ной сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ци­ей.

В то же вре­мя визит ино­стран­ных жур­на­ли­стов на «Фуку­си­му-1» не может не сви­де­тель­ство­вать о воз­рос­шей откры­то­сти ком­па­нии TEPCO и япон­ско­го пра­ви­тель­ства, кото­рые при­зна­ли и ошиб­ки в пер­вые дни ава­рии, и непри­ня­тие необ­хо­ди­мых пре­вен­тив­ных мер для обес­пе­че­ния долж­ной без­опас­но­сти, и про­ва­лы в ком­му­ни­ка­ции во вре­мя ава­рии на АЭС. Они теперь стре­мят­ся создать новую систе­му вза­и­мо­дей­ствия с обще­ством, кото­рое уже нико­гда не забу­дет пере­жи­тые потря­се­ния. И по-види­мо­му, для это­го тоже нуж­на своя «дорож­ная кар­та».

1. www.pbs.org/wgbh/pages/frontline/health-science-technology/japans-nuclear-meltdown/tepcos-akio-komori-the-options-we-had-available-were-rather-limited/

2. http://echo.msk.ru/programs/beseda/1570002-echo/

3. http://fukushimaupdate.com/thousands-of-residents-to-return-home-following-fukushima-nuclear-disaster/

4. http://iopscience.iop.org/0952–4746/34/3/675/pdf/0952–4746_34_3_675.pdf

5. Ста­тьи кол­лег по поезд­ке. Articles of my colleagues, who took part in PostFukushima tour:

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • Владимир З:

    У рай­о­на Фуку­си­мы два тра­ди­ци­он­ных пози­тив­ных сце­на­рия раз­ви­тия:
    Орга­ни­зо­вать эко­ло­ги­че­ский запо­вед­ник, как в Чер­но­бы­ле или
    Игро­вой город, как Вегас у ядер­но­го поли­го­на в Нева­де
    vk.com/video3411591_147783806

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com