Мимолетная встреча с Плутоном

184-0057

Дмитрий Вибе, астрохимик,  зав. отделом физики и эволюции звезд Института астрономии РАН

Дмит­рий Вибе,
аст­ро­хи­мик, зав. отде­лом физи­ки и эво­лю­ции звезд Инсти­ту­та аст­ро­но­мии РАН

Итак, сви­да­ние с Плу­то­ном, напол­нив­шее новым смыс­лом сло­во «мимо­лет­ный», состо­я­лось. Кар­ли­ко­вая пла­не­та, за стре­ми­тель­ным при­бли­же­ни­ем кото­рой мы вооду­шев­лен­но наблю­да­ли на про­тя­же­нии послед­них меся­цев, сей­час так же стре­ми­тель­но уда­ля­ет­ся. Одна­ко, как и во мно­гих дру­гих экс­пе­ри­мен­тах, насто­я­щая нау­ка начи­на­ет­ся толь­ко теперь, когда тех­ни­ка выпол­ни­ла свое пред­на­зна­че­ние.

Что­бы пол­но­стью осо­знать и осмыс­лить резуль­та­ты сбли­же­ния с Плу­то­ном, пона­до­бит­ся доволь­но зна­чи­тель­ное вре­мя: пере­да­ча дан­ных, полу­чен­ных 14 июля 2015 года и в после­ду­ю­щие дни, завер­шит­ся толь­ко к кон­цу 2016 года. Зонд «Новые гори­зон­ты» в силу зна­чи­тель­ной уда­лен­но­сти от Зем­ли пере­да­ет инфор­ма­цию с чере­па­шьей ско­ро­стью — не более 2 кбит/​с, — а дан­ных на нем накоп­ле­но 50 Гбит. Тем не менее 2–3% от это­го объ­е­ма уже на Зем­ле, что поз­во­ля­ет если не сде­лать какие-то выво­ды, то, по край­ней мере, при­бли­зить­ся к пони­ма­нию того, что это будут за выво­ды.

Про аппарат и экспедицию

Зонд «Новые гори­зон­ты» отпра­вил­ся в путь 20 янва­ря 2006 года. Посколь­ку на нем нет мар­ше­вых дви­га­те­лей, почти всю необ­хо­ди­мую ско­рость (боль­ше 16 км/​с) ему при­шлось сооб­щить при запус­ке. Гра­ви­та­ци­он­ный маневр у Юпи­те­ра доба­вил к ско­ро­сти «Новых гори­зон­тов» еще 4 км/​с. У зон­да есть соб­ствен­ные дви­га­те­ли и неболь­шой запас топ­ли­ва, одна­ко они при­ме­ня­ют­ся толь­ко для изме­не­ния ори­ен­та­ции зон­да в про­стран­стве и незна­чи­тель­ных кор­рек­ций тра­ек­то­рии. Изме­не­ния про­стран­ствен­ной ори­ен­та­ции нуж­ны, в част­но­сти, что­бы повер­нуть аппа­рат нуж­ным инстру­мен­том к объ­ек­ту иссле­до­ва­ния. Инстру­мен­тов на «Новых гори­зон­тах» уста­нов­ле­но семь, и дале­ко не все они пред­на­зна­че­ны для полу­че­ния фото­гра­фий.

Глав­ной геро­и­ней про­шед­ших дней ста­ла «чер­но-белая» каме­ра види­мо­го диа­па­зо­на LORRI, по сути, 20-сан­ти­мет­ро­вый теле­скоп с мега­пик­сель­ной ПЗС-мат­ри­цей, полем зре­ния 0,29° и угло­вым раз­ре­ше­ни­ем поряд­ка секун­ды дуги на пик­сель. Для полу­че­ния «цвет­ных» изоб­ра­же­ний пред­на­зна­чен 7,5-сантиметровый теле­скоп Ralph, точ­нее, вхо­дя­щая в его состав каме­ра MVIC с полем зре­ния 5,7° и угло­вым раз­ре­ше­ни­ем око­ло 4 секунд дуги на пик­сель, охва­ты­ва­ю­щая види­мый диа­па­зон и неболь­шой уча­сток инфра­крас­но­го (ИК) диа­па­зо­на. Так­же в состав при­бо­ра Ralph вклю­чен пано­рам­ный ИК-спек­тро­метр LEISA, чув­стви­тель­ный к абсорб­ци­он­ным поло­сам льдов (моле­ку­ляр­ный азот, оксид угле­ро­да, метан, вода и пр.).

При­бор Ralph назван в честь води­те­ля авто­бу­са, героя аме­ри­кан­ско­го коме­дий­но­го сери­а­ла «The Honeymooners» («Ново­брач­ные»). Имя его острой на язык супру­ги было при­сво­е­но пано­рам­но­му спек­тро­мет­ру уль­тра­фи­о­ле­то­во­го (УФ) диа­па­зо­на Alice, в зада­чу кото­ро­го вхо­дит иссле­до­ва­ние хими­че­ско­го соста­ва атмо­сфе­ры Плу­то­на. Два инстру­мен­та — SWAP и PEPSSI — исполь­зу­ют­ся для изу­че­ния плаз­мы в непо­сред­ствен­ных окрест­но­стях аппа­ра­та. Нетруд­но дога­дать­ся, для чего исполь­зу­ет­ся детек­тор пыли SDC, раз­ра­бо­тан­ный и собран­ный сту­ден­та­ми Коло­рад­ско­го уни­вер­си­те­та в Боул­де­ре (США). Нако­нец, инстру­мент REX пред­на­зна­чен для наблю­де­ния в радио­ди­а­па­зоне име­ю­щей­ся атмо­сфе­ры Плу­то­на и воз­мож­но суще­ству­ю­щей атмо­сфе­ры Харо­на.

Драматическая пауза

Выпол­не­ние основ­ной про­грам­мы экс­пе­ди­ции нача­лось в янва­ре 2015 года и закон­чит­ся в янва­ре 2016-го, а соб­ствен­но про­грам­ма сбли­же­ния с Плу­то­ном выпол­ня­лась с 13 по 15 июля 2015 года. В это вре­мя аппа­рат соблю­дал радио­мол­ча­ние; про­грам­ма рабо­ты была загру­же­на на него зара­нее и выпол­ня­лась пол­но­стью авто­ма­ти­че­ски. Впро­чем, понят­но, что воз­мож­но­сти опе­ра­тив­но управ­лять аппа­ра­том, на обмен инфор­ма­ци­ей с кото­рым ухо­дит 9 часов, попро­сту нет.

Гости и члены команды New Horizons празднуют момент сближения с Плутоном

Гости и чле­ны коман­ды New Horizons празд­ну­ют момент сбли­же­ния с Плу­то­ном

Радио­мол­ча­ние «Новых гори­зон­тов» озна­ча­ло, что об успеш­ном завер­ше­нии про­ле­та уда­лось узнать лишь неко­то­рое вре­мя спу­стя. При этом в нача­ле июля появил­ся неко­то­рый повод понерв­ни­чать: за 10 дней до сбли­же­ния аппа­рат неожи­дан­но пере­шел в «без­опас­ный» режим. Впро­чем, при­чи­на ока­за­лась три­ви­аль­ной — бор­то­вой ком­пью­тер был несколь­ко пере­гру­жен зада­ча­ми, — и сбой уда­лось опе­ра­тив­но устра­нить. Даль­ней­шее, по-види­мо­му, про­шло по пла­ну, и теперь аппа­рат исправ­но пере­да­ет на Зем­лю полу­чен­ные за вре­мя про­ле­та резуль­та­ты.

Дан­ные, кото­рые на сего­дняш­ний день пред­став­ле­ны на суд обще­ствен­но­сти, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве пред­став­ля­ют собой сним­ки, и это понят­но: какую бы мощ­ную науч­ную нагруз­ку ни нес­ли гра­фи­ки, ни одна меж­пла­нет­ная мис­сия не при­вле­чет к себе зна­чи­тель­но­го вни­ма­ния, если не вер­нет на Зем­лю изоб­ра­же­ния неве­до­мо­го мира. И фото­гра­фии не обма­ну­ли ожи­да­ний. Каж­дая из них содер­жит в себе нечто нетри­ви­аль­ное.

«Сердечко» и «канавки»

Еще на сним­ках, полу­чен­ных на под­лет­ном участ­ке тра­ек­то­рии, на Плу­тоне была заме­че­на свет­лая область в фор­ме сер­деч­ка, кото­рую коман­да про­ек­та пред­ла­га­ет назвать Обла­стью Том­бо в честь откры­ва­те­ля Плу­то­на. В пер­вой пор­ции сним­ков есть несколь­ко кад­ров высо­ко­го раз­ре­ше­ния, пока­зы­ва­ю­щих рельеф Обла­сти Том­бо и ее окрест­но­стей. На одном из сним­ков вид­на гори­стая мест­ность, покры­тая ост­ро­вер­хи­ми вер­ши­на­ми высо­той до 3,5 км.

Плутон

Плу­тон

Из назем­ных и око­ло­зем­ных наблю­де­ний уже было извест­но, что поверх­ность Плу­то­на покры­та замерз­шим моле­ку­ляр­ным азо­том с при­ме­сью мета­на и окси­да угле­ро­да, но ни азот­ный, ни мета­но­вый, ни СО-шный лёд не обла­да­ют доста­точ­ной проч­но­стью, что­бы обра­зо­вы­вать подоб­ные пира­ми­даль­ные струк­ту­ры. Нали­чие гор озна­ча­ет, что метан и азот лежат тон­ким сло­ем на более проч­ной осно­ве — водя­ном льде. Коман­да «Новых гори­зон­тов» пред­ла­га­ет назвать эти горы име­нем непаль­ца Тен­цин­га Нор­гея, одно­го из двух поко­ри­те­лей Эве­ре­ста.

Острые вершины гор Норгея поднимаются над поверхностью планеты на 3,5 км и, вероятно, сложены из водяного льда

Ост­рые вер­ши­ны гор Нор­гея под­ни­ма­ют­ся над поверх­но­стью пла­не­ты на 3,5 км и, веро­ят­но, сло­же­ны из водя­но­го льда

По сосед­ству с гора­ми Нор­гея рас­по­ло­же­на область с совер­шен­но иным релье­фом — почти глад­кая ледя­ная рав­ни­на, раз­де­лен­ная на отдель­ные ячей­ки попе­реч­ни­ком при­мер­но 20–30 км. Эту область участ­ни­ки про­ек­та пред­ла­га­ют назвать Рав­ни­ной Спут­ни­ка в честь пер­во­го искус­ствен­но­го небес­но­го объ­ек­та. Ячей­ки на Рав­нине Спут­ни­ка раз­де­ле­ны «канав­ка­ми», неко­то­рые «канав­ки» запол­не­ны тем­ным веще­ством. Про­ис­хож­де­ние яче­ек может быть свя­за­но с кон­век­ци­ей в тол­ще льда или с рас­трес­ки­ва­ни­ем поверх­но­сти в про­цес­се ее сжа­тия. К севе­ро-запа­ду от яче­ек рас­по­ла­га­ет­ся еще более глад­кая поверх­ность с несколь­ки­ми тем­ны­ми пят­на­ми, от кото­рых парал­лель­но друг дру­гу тянут­ся тем­ные же «хво­сты» дли­ной в несколь­ко сотен мет­ров, как буд­то бы с этих пятен вет­ром сду­ва­ло пыль.

Равнина Спутника разделена на ячейки протяженными бороздами, некоторые из борозд заполнены темным материалом неясной пока природы

Рав­ни­на Спут­ни­ка раз­де­ле­на на ячей­ки про­тя­жен­ны­ми бороз­да­ми, неко­то­рые из борозд запол­не­ны тем­ным мате­ри­а­лом неяс­ной пока при­ро­ды

Необыч­ность полу­чен­ных сним­ков состо­ит не толь­ко в том, что на них при­сут­ству­ет, но и в том, чего на них нет, а нет на них удар­ных кра­те­ров, по край­ней мере круп­ных -раз­ме­ром более несколь­ких сотен мет­ров. Отсут­ствие сле­дов паде­ний метео­ри­тов на столь зна­чи­тель­ной пло­ща­ди (деталь­но изу­чен­ная область име­ет раз­мер в несколь­ко сотен кило­мет­ров) ока­за­лось одной из глав­ных неожи­дан­но­стей про­ек­та.

Поверх­ность, лишен­ная кра­те­ров, встре­ча­ет­ся и на дру­гих телах Сол­неч­ной систе­мы, что обыч­но свя­зы­ва­ют с гео­ло­ги­че­ской актив­но­стью, кото­рая посто­ян­но «омо­ла­жи­ва­ет» поверх­ность тела, сти­рая с нее ста­рые шра­мы (как на Зем­ле). Актив­ность пред­по­ла­га­ет нали­чие внут­рен­не­го источ­ни­ка энер­гии. На дру­гих неболь­ших ледя­ных шари­ках, напри­мер на спут­ни­ке Юпи­те­ра Евро­пе, на спут­ни­ке Сатур­на Энце­ла­де или на спут­ни­ке Неп­ту­на Три­тоне, источ­ни­ком может быть при­лив­ное воз­дей­ствие со сто­ро­ны близ­кой пла­не­ты-гиган­та (хотя с Энце­ла­дом не всё так про­сто в этом отно­ше­нии). Но в систе­ме Плу­тон -Харон при­лив­ных дефор­ма­ций нет, а актив­ность, види­мо, есть.

Что явля­ет­ся при­чи­ной этой актив­но­сти (при­чем актив­но­сти недав­ней: отсут­ствие кра­те­ров озна­ча­ет, что воз­раст поверх­но­сти не пре­вы­ша­ет сот­ни мил­ли­о­нов лет)? Отве­та на этот вопрос пока нет. Воз­мож­ное объ­яс­не­ние: под твер­дой поверх­но­стью Плу­то­на скры­ва­ет­ся всё еще жид­кий оке­ан, и поверх­ность подо­гре­ва­ет­ся теп­лом, выде­ля­ю­щим­ся при его посте­пен­ном замер­за­нии. Инте­рес­но, что актив­ность поверх­но­сти Плу­то­на при отсут­ствии при­лив­ных дефор­ма­ций может озна­чать, что роль при­ли­вов пере­оце­не­на и на дру­гих ледя­ных спут­ни­ках.

Прав­да, нуж­но учи­ты­вать, что пока на Зем­лю пере­да­ны толь­ко изоб­ра­же­ния не с самым высо­ким раз­ре­ше­ни­ем, к тому же сжа­тые, так что часть дета­лей поверх­но­сти, в том чис­ле кра­те­ров, мог­ла поте­рять­ся. На более общих пла­нах, полу­чен­ных с боль­шо­го рас­сто­я­ния, вид­но, что в дру­гих реги­о­нах Плу­то­на удар­ные кра­те­ры есть, так что моло­дость явля­ет­ся свой­ством лишь неко­то­рых участ­ков поверх­но­сти.

Состав Плутона

Подроб­ных дан­ных о хими­че­ском соста­ве поверх­но­сти Плу­то­на пока нет, за исклю­че­ни­ем того, что, по дан­ным спек­тро­мет­ра LEISA, замерз­ший метан рас­пре­де­лен по поверх­но­сти Плу­то­на доволь­но нерав­но­мер­но, а замет­ное содер­жа­ние льда окси­да угле­ро­да наблю­да­ет­ся и вовсе толь­ко в одном месте — в левой поло­вин­ке Обла­сти Том­бо. В буду­щем при ана­ли­зе спек­тров с более высо­ким про­стран­ствен­ным и спек­траль­ным раз­ре­ше­ни­ем мож­но наде­ять­ся выявить на Плу­тоне не толь­ко метан, но и, напри­мер, дру­гие алка­ны (этан, про­пан), а так­же более слож­ную орга­ни­ку, в част­но­сти поли­цик­ли­че­ские аро­ма­ти­че­ские угле­во­до­ро­ды.

Ука­за­ни­ем на то, что в поверх­ност­ных хими­че­ских реак­ци­ях на Плу­тоне может син­те­зи­ро­вать­ся орга­ни­ка, слу­жит розо­ва­тый отте­нок его поверх­но­сти, типич­ный для мно­гих объ­ек­тов на пери­фе­рии Сол­неч­ной систе­мы, как в поя­се Кой­пе­ра, так и вне его, пред­по­ло­жи­тель­но при­над­ле­жа­щий так назы­ва­е­мым толи­нам — слож­ной сме­си раз­лич­ных орга­ни­че­ских веществ. Тем­ное веще­ство на Плу­тоне встре­ча­ет­ся не толь­ко в виде про­жи­лок и пятен, но и в виде обшир­ных «чер­ных» обла­стей, кото­рые, к сча­стью, не толь­ко вид­ны на общих сним­ках Плу­то­на, но попа­ли так­же на кад­ры с мак­си­маль­ным раз­ре­ше­ни­ем. На этих кад­рах вид­но, что «чер­ные» обла­сти густо усы­па­ны кра­те­ра­ми, т. е. суще­ствен­но более ста­ры, чем «свет­лые» обла­сти, подоб­ные Обла­сти Том­бо.

На поверхности Плутона соседствуют друг с другом светлые и темные области. Темная область на снимке густо усыпана кратерами, что говорит о ее солидном возрасте

На поверх­но­сти Плу­то­на сосед­ству­ют друг с дру­гом свет­лые и тем­ные обла­сти. Тем­ная область на сним­ке густо усы­па­на кра­те­ра­ми, что гово­рит о ее солид­ном воз­расте

Когда зонд «Новые гори­зон­ты» уже уда­лял­ся от Плу­то­на, при помо­щи спек­тро­мет­ра Alice наблю­да­лось затме­ние Солн­ца Плу­то­ном, бла­го­да­ря чему полу­че­ны дан­ные о про­тя­жен­но­сти и хими­че­ском соста­ве его атмо­сфе­ры. При­зна­ки атмо­сфе­ры уда­лось зафик­си­ро­вать на рас­сто­я­нии 1,5 тыс. км от поверх­но­сти кар­ли­ко­вой пла­не­ты, что гораз­до даль­ше, чем уда­ва­лось наблю­дать с Зем­ли. Выше про­чих моле­кул в атмо­сфе­ре Плу­то­на заби­ра­ют­ся моле­ку­лы азо­та, ниже к ним добав­ля­ет­ся метан, нако­нец, у самой поверх­но­сти пла­не­ты в атмо­сфер­ном спек­тре погло­ще­ния появ­ля­ют­ся при­зна­ки более тяже­лых угле­во­до­ро­дов.

Полосы поглощения замерзшего метана на длине волны 2,3 мкм по-разному выглядят на полюсе (голубой цвет)  и ближе к экватору (красный цвет)

Поло­сы погло­ще­ния замерз­ше­го мета­на на длине вол­ны 2,3 мкм по-раз­но­му выгля­дят на полю­се (голу­бой цвет) и бли­же к эква­то­ру (крас­ный цвет)

Из-за неболь­шой мас­сы Плу­тон актив­но теря­ет свою газо­вую обо­лоч­ку. На высо­те ее под­хва­ты­ва­ет и иони­зу­ет сол­неч­ный ветер, и сей­час зонд летит сквозь тяну­щий­ся за Плу­то­ном ион­ный хвост. Ско­рость поте­ри газо­вой обо­лоч­ки состав­ля­ет при­мер­но 500 тонн в час. Это озна­ча­ет, что за вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния Плу­тон поте­рял коли­че­ство азо­та, экви­ва­лент­ное ледя­ной обо­лоч­ке тол­щи­ной от несколь­ких сотен мет­ров до двух с лиш­ним кило­мет­ров. Так как нали­чие гор сви­де­тель­ству­ет в поль­зу очень неболь­шой нынеш­ней тол­щи­ны слоя замерз­ше­го моле­ку­ляр­но­го азо­та, нель­зя исклю­чить, что атмо­сфер­ный азот частич­но пред­став­ля­ет собой не про­дукт суб­ли­ма­ции поверх­ност­но­го льда N2, а выбра­сы­ва­ет­ся из каких-то под­зем­ных резер­ву­а­ров. К сло­ву ска­зать, остат­ка­ми выбро­сов могут ока­зать­ся и упо­мя­ну­тые выше пыле­вые «хво­сты».

Харон и другие спутники

Спут­ник Плу­то­на Харон на полу­чен­ных фото­гра­фи­ях так­же выгля­дит весь­ма глад­ким и не осо­бен­но кра­те­ри­ро­ван­ным. На север­ном полю­се Харо­на рас­по­ло­же­на доволь­но чет­ко очер­чен­ная тем­ная область (полу­чив­шая неофи­ци­аль­ное имя Мор­дор) с более про­тя­жен­ным и раз­мы­тым крас­но­ва­тым орео­лом. Тол­щи­на слоя тем­но­го веще­ства, покры­ва­ю­ще­го Мор­дор, неве­ли­ка. В этой обла­сти есть несколь­ко пятен — воз­мож­но, удар­ных кра­те­ров, где тем­ный слой засы­пан свер­ху свет­лым веще­ством, выбро­шен­ным с неболь­шой глу­би­ны. Южнее Мор­до­ра спут­ник опо­я­сан систе­мой раз­ло­мов и хреб­тов, про­тя­нув­шей­ся на тыся­чу кило­мет­ров. Еще один каньон глу­би­ной в несколь­ко кило­мет­ров виден на лим­бе Харо­на.

Спутник Плутона Харон. В левом верхнем углу врезки видна странная деталь рельефа — гора в углублении. Размер врезки по вертикали — около 390 км

Спут­ник Плу­то­на Харон. В левом верх­нем углу врез­ки вид­на стран­ная деталь релье­фа — гора в углуб­ле­нии. Раз­мер врез­ки по вер­ти­ка­ли — око­ло 390 км

Отсут­ствие мно­го­чис­лен­ных кра­те­ров на Хароне объ­яс­нить еще слож­нее, чем глад­кие участ­ки на поверх­но­сти Плу­то­на. Прав­да, нуж­но учесть, что изоб­ра­же­ния Харо­на, полу­чен­ные с аппа­ра­та к насто­я­ще­му вре­ме­ни, обла­да­ют суще­ствен­но худ­шим раз­ре­ше­ни­ем, чем сним­ки участ­ков поверх­но­сти Плу­то­на. В целом, спе­ци­а­ли­сты схо­дят­ся на том, что фор­мы релье­фа Плу­то­на и Харо­на ока­за­лись суще­ствен­но более раз­но­об­раз­ны­ми, чем мож­но было ожи­дать. Поверх­но­сти этих тел не про­сто актив­ны — соче­та­ние химии и тер­мо­ди­на­ми­ки на них при­во­дит к очень широ­кой палит­ре про­цес­сов, и необ­хо­ди­мость разо­брать­ся в их хит­ро­спле­те­нии надол­го обес­пе­чит пла­не­то­ло­гов рабо­той.

Дан­ные «Новых гори­зон­тов» поз­во­ли­ли так­же уточ­нить раз­ме­ры Плу­то­на и Харо­на. Их диа­мет­ры рав­ны 2370 км и 1208 км соот­вет­ствен­но. Уточ­нен­ная вели­чи­на диа­мет­ра Плу­то­на несколь­ко пре­вы­ша­ет оцен­ку диа­мет­ра Эри­ды — глав­но­го сопер­ни­ка Плу­то­на сре­ди транс­неп­ту­но­вых объ­ек­тов. Это, разу­ме­ет­ся, при­ве­ло к воз­об­нов­ле­нию раз­го­во­ров о том, что Плу­тон напрас­но исклю­чи­ли из чис­ла пла­нет, посколь­ку он в сво­ей обла­сти про­стран­ства все-таки самый круп­ный. Одна­ко для более пол­но­цен­но­го срав­не­ния было бы необ­хо­ди­мо и диа­метр Эри­ды оце­нить сход­ным обра­зом. Под­ле­тим к ней — уви­дим.

Никта и Гидра — малые спутники Плутона. На Никте видно большое красное пятно (цвета усилены), а на Гидре различимы ударные кратеры

Ник­та и Гид­ра — малые спут­ни­ки Плу­то­на. На Ник­те вид­но боль­шое крас­ное пят­но (цве­та уси­ле­ны), а на Гид­ре раз­ли­чи­мы удар­ные кра­те­ры

Поми­мо Плу­то­на и Харо­на во вре­мя про­ле­та были полу­че­ны сним­ки четы­рех дру­гих спут­ни­ков Плу­то­на — Стикса, Ник­ты, Кер­бе­ра и Гид­ры. Пока деталь­ные изоб­ра­же­ния пред­став­ле­ны для Ник­ты и Гид­ры. Сним­ки Гид­ры впер­вые поз­во­ли­ли точ­но опре­де­лить раз­ме­ры это­го спут­ни­ка — 30 на 45 км (назем­ные оцен­ки варьи­ро­ва­лись от несколь­ких десят­ков до полу­то­ра сотен кило­мет­ров). Поверх­ность Гид­ры в целом очень свет­лая (хотя и со зна­чи­тель­ны­ми вари­а­ци­я­ми ярко­сти), она отра­жа­ет при­мер­но 45% пада­ю­ще­го на нее сол­неч­но­го све­та, зани­мая по это­му пара­мет­ру про­ме­жу­точ­ное поло­же­ние меж­ду Плу­то­ном и Харо­ном. Это озна­ча­ет, что Гид­ра покры­та водя­ным льдом. Ник­та обла­да­ет подоб­ны­ми раз­ме­ра­ми и свой­ства­ми поверх­но­сти. В целом, все спут­ни­ки Плу­то­на (вклю­чая Харон) име­ют более серую окрас­ку, чем сама кар­ли­ко­вая пла­не­та, но на поверх­но­стях Харо­на и Ник­ты выде­ля­ют­ся пят­на крас­но­ва­то­го цве­та.

Это в основ­ном вся инфор­ма­ция, кото­рая была полу­че­на с аппа­ра­та к кон­цу июля 2015 года. В сере­дине сен­тяб­ря нач­нет­ся пере­да­ча пред­ва­ри­тель­ной вер­сии пол­но­го набо­ра дан­ных, полу­чен­ных в ходе про­ле­та. Пред­ва­ри­тель­ность состо­ит в том, что изна­чаль­но для упа­ков­ки дан­ных будет исполь­зо­ван алго­ритм сжа­тия с поте­ря­ми. Затем, при­мер­но через три меся­ца, нач­нет­ся пере­да­ча тех же дан­ных, но упа­ко­ван­ных с исполь­зо­ва­ни­ем сжа­тия без потерь.

В окон­ча­тель­ном ком­плек­те будут чер­но-белые изоб­ра­же­ния Плу­то­на с раз­ре­ше­ни­ем менее 100 м на пик­сель (для неко­то­рых участ­ков поверх­но­сти), чер­но-белые изоб­ра­же­ния Харо­на с раз­ре­ше­ни­ем поряд­ка 150 м на пик­сель (для неко­то­рых участ­ков поверх­но­сти), цвет­ные изоб­ра­же­ния обо­их тел с раз­ре­ше­ни­ем око­ло 0,64 км на пик­сель для Плу­то­на и 1,4 км на пик­сель для Харо­на, а так­же чер­но-белые и цвет­ные изоб­ра­же­ния малых спут­ни­ков Плу­то­на — Ник­ты, Гид­ры, Стикса и Кер­бе­ра — с раз­ре­ше­ни­ем от полу­ки­ло­мет­ра до несколь­ких кило­мет­ров на пик­сель. Для срав­не­ния: наи­луч­шие сним­ки Плу­то­на, полу­чен­ные с Зем­ли, точ­нее, с око­ло­зем­ной орби­ты, име­ют раз­ре­ше­ние поряд­ка сот­ни кило­мет­ров на пик­сель.

Далее аппа­ра­ту может быть предо­став­ле­на воз­мож­ность иссле­до­вать еще один из объ­ек­тов поя­са Кой­пе­ра. Кан­ди­да­тов два, но ско­ро (в бли­жай­шие неде­ли) будет выбран один из них, что­бы вовре­мя осу­ще­ствить необ­хо­ди­мую кор­рек­цию орби­ты. Окон­ча­тель­ное реше­ние о про­дле­нии экс­пе­ди­ции будет при­ня­то в 2016– 2017 годах, а встре­ча с новым объ­ек­том для иссле­до­ва­ний состо­ит­ся годом поз­же.

Фото NASA с сай­та
www.nasa.gov/mission_pages/newhorizons/main/

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *