Не в ту степь. О персональных рейтингах научных сотрудников Московского университета

Юрий Грановский,  канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

Юрий Грановский,
канд. хим. наук, до апреля 2015 года — науч. сотр. химфака МГУ

В последнее десятилетие в отечественной науке возрос интерес к наукометрическим методам оценки эффективности научных исследований. В Московском университете после длительного (несколько десятилетий) «ледникового периода» инициатива в этом деле исходила от ректората. Стоит вспомнить, что один из основоположников наукометрии профессор В. В. Налимов (1910–1997) работал на биологическом факультете МГУ и не раз обращался к руководству с предложением о развертывании наукометрических работ. Такое время наступило в начале второго десятилетия настоящего века. Предлагалось при конкурсном избрании учитывать такие индикаторы, как число публикаций в высокорейтинговых журналах, число ссылок, индекс Хирша и прочие признанные мировые научные стандарты.

Следующий шаг в этом направлении — весна 2015 года. В приказе ректора академика В. А. Садовничего за № 136 от 2 марта 2015 года руководителям структурных подразделений предписывалась разработка Положения о персональном рейтинге научного сотрудника (ПРНС) структурного подразделения [1]. При первичном избрании следует объявлять конкурс только в том случае, если у кандидата его ПРНС превышает средний ПРНС подразделения по данной должности. При повторном избрании срок заключения контракта (пять лет, три года, один год) зависит от значений ПРНС кандидата и значений рейтинга подразделения. По распоряжению ректора № 70 от 1 апреля 2015 года руководители структурных подразделений представляли в секретариат Ученого совета МГУ пороговые значения рейтинга по должностям научных сотрудников. В пояснительной презентации отмечено, что каждое подразделение разрабатывает свой ПРНС и способ его расчета по предлагаемым формулам. Формулы включают количественные показатели результативности научной и учебной работы, привлеченное финансирование и пр. за определенный период времени, учитываемые при расчете ПРНС. Их веса и соотношения определяются самими подразделениями [2].

Ряд подразделений представили свои предложения. В них показаны расчеты количества баллов для каждого показателя, суммирование баллов и сопоставление суммы с пороговыми значениями ПРНС для каждой должности. Например, в предложениях механико-математического факультета баллы для монографии определяются произведением 5 на число страниц, произведение затем разделяется на число соавторов.

В предложениях факультета вы-числительной математики и кибернетики статья в международном журнале получает 3 балла, научная монография (учебно-методическое пособие) менее 5 печатных листов имеет 2 балла. В предложениях химического факультета баллы за научную статью определяются по формуле: баллы = IFx50/√n, где IF — импакт-фактор журнала, определяемый из баз данных цитирования Web of Science или Scopus, n — число соавторов.

Таким образом, здесь используются баллы, количественно оценивающие эффективность деятельности научного сотрудника. Полезно рассмотреть опыт использования баллов в отечественной науке для решения поставленной задачи. В конце 1960-х годов у нас в стране проводился эксперимент по применению методик оценки труда ученых. Заметное распространение получила так называемая карповская система по имени ее разработчиков из Физико-химического института им. Л. Я. Карпова. Система получила название «карповской лесенки», так как научных сотрудников перемещали по должностям и окладам сообразно баллам, выставляемым экспертной комиссией. В эксперименте приняли участие около 70 академических и отраслевых научно-исследовательских организаций. Эксперимент показал, что применение баллов для произвольно выбранных критериев дает менее надежные результаты по сравнению с использованием обычных экспертных оценок. В балльных оценках результаты, одинаковые по публикационной форме, признаются равноценными и не определяются качеством представленной информации. Балльные оценки «срезают» выдающиеся достижения. Остаются неясными вопросы выделения индивидуальных вкладов из коллективных достижений. При рассмотрении вкладов выпадают ряд функций научных сотрудников, выполняемых в интересах всего коллектива. Это, например, коммуникативная функция — распространение новой ценной информации. Важную роль играют исследователи, продуктивные в выполнении научной критики. Не следует забывать и об ученых, помогающих преодолевать «тормозящее поле», возникающее при появлении и распространении новых идей. И это только часть критических замечаний по поводу баллов. Результаты эксперимента с баллами не получили одобрения научной общественности, эти работы не были продолжены.

Рис. В. Богорада

Рис. В. Богорада

Введение рейтингов в Московском университете — это по сути дела возврат к карповской системе. Несистемное использование некоторых наукометрических индикаторов (о них ниже) не изменяет данный вывод. Различия в выборе индикаторов, формул расчета баллов и пр. показывают отсутствие единой методической основы оценки эффективности научного труда. Может, получаемая при этом «лестница» не такая крутая, как карповская, но и она способна причинить множество «травм» различной тяжести научным сотрудникам.

Отметим некоторые особенности применения ПРНС. Наибольшее распространение получили варианты импакт-факторов журналов из баз данных научного цитирования, а также индекс Хирша. Нигде не отмечались недостатки этих индикаторов. А вот действительно важный индикатор — суммарная цитируемость публикаций научного сотрудника — встретился только в трех из двух десятков предложений.

Концептуальная основа оценки эффективности научного труда разработана в наукометрии. Это информационная модель развития науки. В ней публикации являются носителями информации, журналы — каналами связи, библиографические ссылки — особым языком научной информации, показывающим воздействие цитируемых работ на развитие информационных потоков.

Науку можно рассматривать как процесс получения новой информации. Она представляется как самоорганизующаяся система, развитие которой управляется ее информационными потоками. Внешние условия — ассигнования, отпускаемые на развитие науки, организационные формы, идеологическое давление, секретность — это элементы среды, в которой развивается наука. Среда может быть благоприятной или неблагоприятной для развития науки, но она не может заставить науку развиваться в каком-то чуждом ей направлении. Выбором модели определяется постановка задачи и решается основная методологическая проблема: что и как надо измерять и с каких позиций интерпретировать полученные результаты.

В. В. Налимов утверждал, что обращение к наукометрии становится возможным после выяснения структуры науки. Ее структура задается системой библиографических ссылок. Ссылки связывают публикации между собой и таким образом структурируют информационный поток. Поэтому в наукометрии анализ библиографических ссылок занимает особое место. Так как наука погружена в социальные структуры, на систему библиографических ссылок заметно воздействуют такие искажающие ее факторы, как языковые, идеологические и политические барьеры. Но эти факторы всё же не разрушают систему внутренних связей между публикациями.

Авторы первой в мире книги по наукометрии В. В. Налимов и З. М. Мульченко полагали, что к сбору информации для оценки цитируемости следует подходить очень продуманно и количественные оценки необходимо дополнять смысловым анализом [3].

В зарубежных работах по эффективности научного труда преобладает содержательная экспертиза с опорой на наукометрические индикаторы [4]. Наукометрические данные дополняются информацией по получению престижных премий, званий, членством в академиях, экспертных советах, редколлегиях журналов, заказными докладами на широких конференциях и пр.

Несмотря на успехи в решении обсуждаемой проблемы, остаются вопросы, требующие осмысления. Один из них — выделение индивидуальных вкладов из коллективных достижений. В этом могут быть полезны представления современного менеджмента. Одно из его положений — результат любой работы равен потенциалу минус вмешательство. К вмешательству относятся проверки, контроль, приказы и т. п. Вот как об этом сказано в публикации [5]: «Вопреки распространенному мнению, они, оказывается, не помогают выполнению работы, а существенно мешают ее успеху. Вмешательство подрывает доверие, провоцирует страхи, более того, оно неизбежно вызывает сопротивление». Таким образом, вопрос об индивидуальных вкладах не рассматривается и основное внимание уделяется оценке эффективности исследований научных коллективов. При этом важно сохранить их творческий микроклимат.

Естественно, при широком развертывании наукометрических исследований при оценке эффективности научного труда будут встречаться случаи недостатка информации для принятия обоснованных решений. Здесь применимы представления одного из направлений современного менеджмента — так называемый альтернативный менеджмент (АМ). Одно из основных положений АМ — это соотношение «98/2», выдвинутое американским специалистом по управлению качеством Демингом. Соотношение показывает, что 98% проблем организации работы зависят от системы — среды, в которой работают сотрудники и в соответствии с которой они выполняют свои функции. И только 2% проблем связаны с неудачными действиями персонала. Поэтому основные усилия должны быть направлены на совершенствование системы с целью получения дополнительной информации. Это дело относится к функции менеджмента.

Еще одно важное положение АМ — отказ от наказаний в любой форме, что существенно при интерпретации результатов применения наукометрии. Успех организации определяется вовлечением всех сотрудников в улучшение дел, а страх наказания за неумелые действия, совершение ошибок и пр. делает такое вовлечение проблематичным. Наказание за неудачи и ошибки связано с унижением человека, а отказ от наказаний приводит к улучшению микроклимата в коллективе, повышению творческой отдачи сотрудников.

Вот как оценивают ситуацию авторы книги по альтернативному менеджменту Г. Н. Фидельман, С. В. Дедиков, Ю. П. Адлер: «…Мы все вышли из этого мира репрессивного менеджмента. Мы впитали его принципы, приемы и методы с молоком матери, они вросли в нас, стали неотъемлемой частью нашего мировоззрения, нашей психологии, нашего поведения. Абсолютное большинство менеджеров и простых работников даже не представляет, что возможна иная система отношений в компаниях, основанная на принципиально новых подходах» [6, с. 9].

Из сказанного выше следует, что применение баллов при оценке эффективности научного труда не сможет привести к хорошим результатам. Чем быстрее произойдет отказ от предлагаемых персональных рейтингов научных сотрудников Московского университета, тем лучше. Следует использовать подходы с широким применением разнообразных наукометрических индикаторов, принятых в передовых по развитию науки странах. Эти подходы полезно сочетать с представлениями современного менеджмента.

1. msu.ru/science/

2. msu.ru/science/reyting/

3. Налимов В. В., Мульченко З. М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. — М.: Наука, 1969.

4. Руководство по наукометрии: индикаторы развития науки и технологии: [монография] / Акоев М. А., Маркусова В. А., Москалева О. В., Писляков В. В.; [под ред. Акоева М. А.]. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2014.

5. Адлер Ю. П. Оцифрованный ученый (в печати).

6. Фидельман Г. Н., Дедиков С. В., Адлер Ю. П. Альтернативный менеджмент. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2005, с. 9.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

 

165 комментариев

  • Лёня:

    Из данного фрагмента:

    “Наибольшее распространение получили варианты импакт-факторов журналов из баз данных научного цитирования, а также индекс Хирша. Нигде не отмечались недостатки этих индикаторов. А вот действительно важный индикатор — суммарная цитируемость публикаций научного сотрудника — встретился только в трех из двух десятков предложений.”

    явно сквозит нечто личное. Чем это, интересно, суммарная цитируемость “действительно важнее” остальных показателей? Автор, публикующийся в наукометрических журналах, должен вроде бы знать, что индекс Хирша был специально введён для компенсации недостатков суммарной цитируемости как индикатора.

    Ну, а рассуждения о вреде “вмешательств” в виде проверок, контроля, приказов, а также об “отказе от наказаний в любой форме” – чистейшей воды популизм. Наукометрия, “вмешательства” и “наказания” могут приносить как вред, так и пользу, в зависимости от адекватности их применения. Насчёт конкретной ситуации в МГУ, правда, не знаю, но и статья на эту ситуацию свет отнюдь не проливает.

  • Стомакаров:

    >индекс Хирша был специально введён для компенсации недостатков

    Большевизм в России был введён для исправления недостатков царизма, но оказался сам не свободен от проблем. Дикий капитализм ввели для исправления недостатков большевизма, а сейчас возвращается XIX век. И снова обнаружится, что не один инструмент не свободен от недостатков.

    Пьер-Франсуа Ферхюльст, изобретатель уравнения логистической функции, которое сейчас входит во все учебники дифференциальных уравнений, обладает ничтожным индексом Хирша, поскольку является автором трёх статей. Однако общий показатель цитируемости его очень высок.

    Таким образом, мы имеем дело с многокритериальной оптимизацией. Однако для тупой головы бюрократа,от которого вышестоящий бюрократ требует отчёта с дедлайном «вчера!» это слишком тяжело. Поэтому выбирается то или иное решение на основании одного показателя. Все они будут причинять ущерб, просто по-разному.

    • Denny:

      Ну так это очевидно, что никакого единого цифрового показателя оценки деятельности нет и быть не может. Наукометрия просто предоставляет разные статистические данные. Работать с которыми все равно должен эксперт. Который понимает смысл этих данных и их сочетаний. Это во всех областях так. Мне даже странно, что столь туго доходит до ученых.

    • Лёня:

      Не стоит преувеличивать значение индекса Хирша сравнением с большевизмом и капитализмом. Также не нужно строить иллюзий насчёт тупости бюрократа, ибо недооценка противника ведёт к поражению. Если бюрократ хочет наукометрических показателей, тайте их ему, чем больше и разнообразнее, тем лучше – успокоится и отлезет. Проверял на себе неоднократно.

  • «Ред.коллегия не несет ответственности за полноту цитированной автором литературы», а потому, цитировать россиянина без особого резона — нет необходимости. Мировая наука и Российская наука — конфликтующие системы, и языковой барьер к тому же имеется.

    Вспоминается фраза Шаляпина: «Я не буду покупать аплодисменты», это он про SCOPUS?

    Продавать билеты публике — честнее, чем измерять мощность аплодисментов в децибелах.

    Если сравнить частоту цитирования РЕНтв и «КУЛЬТУРА» шир.нар.массами, то — да, аураки — наше всё.

    Надо, чтоб со стороны правительства был сформирован заказ на развитие науки, как то существует, по факту, в Социалистических Штатах Америки.

    • Denny:

      «Мировая наука и Российская наука — конфликтующие системы»

      Это только для упертых патриотов, если речь идет о фундаментальных естественных науках. Тут российская наука есть просто малая доля мировой науки, которая делается в России. Хотя моська может искренне считать, что у нее конфликт со слоном, это ее личные трудности.

      «и языковой барьер к тому же имеется»

      Это только для неучей, которые как-то протиснулись через кандидатский минимум. Неумение читать и писать простейшие тексты на английском — это полная профнепригодность.

      • Много ли англоязычных читают на русском?

        Вы считаете, что между США и Россией конкуренция на всех направлениях, кроме научного? Ишь, какая исключительность

        Все эти рейтинги — фетиш. Из науки получаются деньги, но России предлагают довольствоваться ссылками, это очень хороший бизнес ;) .

        Кстати, по-англицки читаю нормально, а вот когда/если придет пора учить иероглифы, или вязь арабскую — тады...

        • Лёня:

          Конкуренция только повышает ценность цитирования. Если конкурент прочитал, да ещё и процитировал, значит, работа точно стоящая.

          • Еще лучше, если конкурент выпросил денег у своего правительства, провел интересующее Вас исследование и отчитался публикацией. Можно даже простить, если он забыл Вас процитировать.

            • Лёня:

              И чего тут хорошего? Я ведь результатам конкурента вряд ли поверю и буду вынужден таки сам провести интересующее меня исследование, а приоритет останется за ним — опубликовавшим.

              • Вот мы и подошли к значащим критериям: приоритет, востреборанность, экономическая целесообразность. Продолжите список...

        • Denny:

          А зачем читать на русском? ВСЯ мировая наука говорит на английском. Тоже мне проблема. Китайцев и разных прочих шведов это не смущает.

          Между США и Россией есть конкуренция в сфере науки. Кто бы спорил. Также как есть конкуренция между любыми странами.

          Но Вы-то иначе сказали: «Мировая наука и Российская наука — конфликтующие системы».

          Так какие системы конфликтуют?

          «но России предлагают довольствоваться ссылками»

          Кто именно предлагает? Где можно ознакомиться с этими предложениями? Агрессивные организаторы науки? Вы от Клейна заразились? Абсолютно никто не мешает России извлекать из науки все, что она может извлечь. В рамках конкуренции, разумеется.

          • «Но Вы-то иначе сказали: «Мировая наука и Российская наука — конфликтующие системы».» — когда?

            А вот то, что у штатовца излишне цитирующего русских иогут урезать гранты, то — да, бывает.

            Вы не согласны, что индексами цитируемости можно манипулировать?

            Поинтересуйтесь историей с Оловниковым.

            • Denny:

              Когда?

              VLadimirKox: 15.07.2015 в 14:31

              • Извиняюсь, погорячился. «Набрано клавиатурой — не вырубить арматурой». Конкурируют не наука, а — политики, и по научной сфере — тоже.

                «Русскому Попову, в отличие от Маркони, не удалось продолжить свои разработки.» Это — показательный пример, его использовали во время компании с «низкопоклонством перед западом».

                А Новоселов и Перельман..., как поживают директора институтов из которых они ушди? Скоро ли этих деректоров «расстеляют на футбольном поле», за нанесения вреда российской науке, чтоб другим не повадно было? Если — нет, то так и продолжится «перекрывание кислорода» в Россиии и перетекание кадров за рубеж. Это — такой вид контрибуции, которую выплачивает Россия, тратя в МОН неплохие деньги.

                Удивляет гипертрофированная озабоченность фундаментальными исследованиями. Деньги получаются из прикладных исследований, а потому Ломоносов мастерил мозаику, попутно удовлятворяя свой интерес к академическим вопросам, ему было не зазорно.

                Либо — загрузить персонал прикладной работой, либо — сократить.Денег мало, потому что.

                Нужно ли публиковаться о результатах прикладного исследования? Как влияют библиографические показатели на соотношение шума и полезного сигнала? Эти вопросы есть, но я по ним не готов высказаться.

      • vnbiryukov:

        Ну «простейший текст» на английском я осилю. Только вот редакция требует от меня «или британский английский, или английский США, но не в коем случае не их смесь». How do you do!

  • Olan:

    Дискуссия по своим посылам и выводам очень напоминает аналогичную вокруг ЕГЭ. Нужен ли метод оценки научного труда для сопоставления, скажем, двух претендентов на одну вакансию? Несомненно, только вот формальные показатели оказываются впереди логики и здравого смысла. Пока что внутри МГУ подобные рейтинги не введены в официальную статистику и носят рекомендательно-оценочный характер, но что-то мне подсказывает, что до оргвыводов в отношении левого края распределения недалеко. Неслучайно отделение первого и последнего квартилей в нем в отдельные группы.

    • Лёня:

      Насколько я понимаю, к формальным показателям в данном случае скатились по причине того, что другие критерии кадровых назначений стали работать неприемлемо плохо.

      • А потому, вместо того чтоб «накостылять скотнику», начинают считать коров по удою.

        Что бы не было застоя, система должна быть проточной, и научного сообщества это тоже касается. 25% — увольнение, 25% — в миллионеры, 25% — в тюрьму, 25% — оставить для воспроизводства. как-то так...

      • Ash:

        А почему «другие критерии кадровых назначений стали работать неприемлемо плохо»?

        • Лёня:

          Вопрос, полагаю, следует адресовать МОН и руководству МГУ.

          • Ash:

            То есть «жираф большой, ему видней»?

            Или Вам не интересно?

            • Лёня:

              Мне интересно, но я не жираф. А Вы, похоже, имеете ответ, но что-то Вас удерживает от его оглашения, или просто нагнетаете интригу?

              • Ash:

                Лично я думаю, что нашей экономике наука просто не нужна потому что на неё нет платёжеспособного спроса. Следовательно, в руководство массово попадают — и там надолго остаются — не те люди. Поэтому пытаются установить обратную связь чисто бюрократическим путём. Всё точно так, как и в случае с ЕГЭ.

                Но мне никто не верит. Вот и пытаюсь понять, есть ли у кого другое объяснение.

                • Лёня:

                  Я Вам верю, однако невостребованность науки объясняет далеко не всё. В системе РАН-ФАНО науки поболе будет, чем в ВУЗах, однако там до подобной формалистики пока что не скатились. Очевидно, близость к МОН в большей степени способствует бюрократизации.

                  • Ash:

                    «...однако невостребованность науки объясняет далеко не всё». Я, конечно, на всё и не претендую. Речь идёт о «главном члене».

                    «Очевидно, близость к МОН в большей степени способствует бюрократизации.» Полностью согласен. Но эти деятели очень скоро доберутся и до нас. Уже начали.

    • Ash:

      «Дискуссия по своим посылам и выводам очень напоминает аналогичную вокруг ЕГЭ.»

      Абсолютно точно. Как говорят те, кто ЕГЭ реализует, он нужен для того, чтобы обеспечить объективный контроль. Вопрос: почему раньше ЕГЭ не был нужен, а потом вдруг понадобился? Почему раньше формальные рейтинги не были нужны, а теперь вдруг всплыли?

      • Лёня:

        Расцвет формалистики в системе образования обусловлен, кроме прочего, дилетантизмом управленческого аппарата. Как действует дилетант: проводит измерение, получает цифирь, на основании цифири (или вообще без оснований, если цифирь не нравится) принимает решение и не несёт за него никакой ответственности. В отличие от дилетанта, профессионал проводит серию независимых измерений и экспериментов, получает набор согласованных данных, оценивает (где возможно) степень достоверности и погрешности, и затем на основании всей совокупности и своего профессионального опыта принимает решение и несёт за него полную ответственность.

        • Ash:

          На мой взгляд, ключевой момент тут «...и не несёт за него никакой ответственности». Попробовали бы они на том же уровне интеллекта провести реформу банковской системы. Такую реформу придушили бы в зародыше.

  • ВПоль:

    Друзья мои! Какая-то у вас непродуктивная дискуссия.

    Клюете или автора, или друг друга. И все без идейно, а, значит, без толку.

    А Васька (т.е. МОН и ректор МГУ, и другие чиновники, в том числе) ,

    он даже не слушает, а просто «ест».

    Предлагаю.

    Нужны идеи, нужны массовые публичные обсуждения этих животрепещущих вопросов

    на собраниях коллективов и на Уч советах в всех НИИ.

    Вот «куда надо дуть», а не просто в ТрВ.

    Иди к директору, требуй обсуждения этих вопросов!!!

    А что касается наукометрии- дело нужное. Это и есть часть науки.

    Только не надо перегибать палку.

    Основной судья — это совет экспертов (а проще- твой Уч. совет!).

    который заслушивает 10 работ соискателя

    и по определенному критерию раздает за каждую работу баллы.

    А далее — простая арифметика.

    Вот это и есть его квалификационный индекс.

    1 час работы Уч. Совета (на докладчика) и его индекс готов!!!!!

    (Детали надо разрабатывать, но драфт уже имеется).

    Пиши , товарищ, идеи...

    • Лёня:

      “1 час работы Уч. Совета (на докладчика) и его индекс готов!!!!!”

      Гениально! Всего за час можно избавиться от того, к кому мы всей дружной стаей, пардон, Уч. Советом, “такую личную неприязнь испытываем, что кушать не можем.”

    • Надо подссчитывать количество сотрудников эмигрировавших из лаболатории и число иностранных студентов приехавших для получения образования.

      Надо подсчитывать экономический эффект от результатов исследования использованных в производстве. Нужен арбитраж по качеству экспертизы. Надо защищать приоритет исследований, как основу интеллектуальной собственности, на которую потрачены время и деньги. Экспроприация начатая начатая в 1917г. ещё не закончилась.

      Гуманитарии пусть выскажутся за себя.

      Кстати, а где отчисления в пользу РАН за работы проведенные по поиску полезных ископаемых?

  • пипеткин:

    «При рассмотрении вкладов выпадают ряд функций научных сотрудников, выполняемых в интересах всего коллектива. Это, например, коммуникативная функция — распространение новой ценной информации. Важную роль играют исследователи, продуктивные в выполнении научной критики. Не следует забывать и об ученых, помогающих преодолевать «тормозящее поле», возникающее при появлении и распространении новых идей»

    Сюда осталось дописать еще пищеварительную функцию и чтение газет...а так вроде все учли

  • Ираида:

    Повезло москвичам c «отсрочкой»! — в СПбГУ рейтинговая система введена в 2011. Результат известен чуть ли не всей стране — коллективы были (даже в страшно бедные и голодные 90-е), а сейчас, когда все живут несравнимо лучше — и научные школы порушили, и знаменитой университетской атмосферы и научного духа — тютю... Честное слово, про систему рейтингов в западных странах знаю только, что да: опубликовался в Nature или подобном — молодец, умница, грантов и патентов много — молодец! Мы много сотрудничаем и ездим по миру, и ни разу я не видела и не слышала, чтобы кто-то в научных группах Европы был озабочен подсчетом рейтинга... — нормальная рабочая обстановка, все просто работают, как у всех что-получается, что-то нет; безусловно, всем хочется опубликоваться в журнале получше, но фанатизма или «кивания» в сторону «соседа» не наблюдала ни разу. Опять же есть исследования, которые занимают как минимум полгода-год (а то и больше, если речь идет об исследованиях биологический активности, и не только), а есть — смешал в колбе 35 раз — вот тебе и 3 статьи! Понятно, что в первом случае — наукоемкость и прикладное значение несоизмеримо выше и главное затратнее по всему, а формально — у второго-то и статей больше и Хирш выше. Не буду спорить, нужна ли система рейтингов или нет, я сужу по результатам — В СПбГУ это (и не только, правда, это) привело к полному развалу! И я надеялась, что эксперимент на других не будет продолжен, ан нет... — значит, это кому-то надо!

    • Лёня:

      “смешал в колбе 35 раз — вот тебе и 3 статьи!”

      А то, что чел, может, лет двадцать опыт, методики и знания нарабатывал, перед тем как, смешав 35 раз (вместо, скажем, 35 тысяч) получить результатов на 3 статьи, мы в расчёт не берём?

      • Ираида:

        Кто сказал, что не берем? Прошу искренне прощения, если кого задела! Ровно так же и с «колбами» (сама с «колбами» имею много дела) и чего ни коснись — иногда требуется несколько лет (иногда и 35...), чтобы разработать метод синтеза или саму методологию. Я лишь говорю, что система рейтингов субъективна! Не говоря о том, что Хирш, к примеру, патенты не учитывает, и многое прочее. А к вопросу, что всех надо стимулировать к поднятию уровня и рейтингов — а почему наше руководство даже не попробовало людей стимулировать «добром»: «мол, коллеги, такие времена, надо конкурировать, давайте попробуем пробиваться в лучшие журналы — это сейчас важно, это нужно и имиджу ВУЗа и нам лично» и т.д. — ? Мой опыт руководства показывает, что «добрым словом» и разъясняя (да, порой долго, пока «достучишься» до каждого), гораздо большего достигаешь — у людей мотив появляется, ощущение поддержки и пр. Вместо этого наши руко-водители вводят коэффициенты, выставляют рейтинги, когда, порой, заслуженные профессионалы по формальным параметрам оказываются «ниже» «сослуживцев», которые, к примеру, работы делали на Западе, и у которых, соответственно, и проблем было меньше, и денег больше и не завертывали статьи в эпоху санкций, и пр. Множество параметров, которые формальными рейтингами не учесть. Результат — унижение, обиды, и стравливание людей = нет коллектива, нет единства работы над общим делом.

        • Лёня:

          “Результат — унижение, обиды, и стравливание людей = нет коллектива, нет единства работы над общим делом.”

          А это, на мой взгляд, отражение общей политики МОН, действующей по принципу ‘разделяй и властвуй’. Отсутствие единства – залог существования этой соковыжимательной системы.

          Насчёт “стимулировать «добром»”, если те же формальные показатели используются не для рейтингования, а для выплаты стимулирующих надбавок к зарплате, это вполне работает не вызывая унижений и прочих эксцессов (при разумном выборе показателей).

          • Denny:

            ИМХО, постоянно смешиваются разные вещи. Конкуренция между командами, конкуренция за место в команде и отношения внутри команды.

            И еще постоянно смешивается необходимость оценки и использование формальных критериев.

            • Лёня:

              Нужно пользоваться богатством русского языка. Основное значение английского ‘concurrence’, кстати – согласованность или сотрудничество, но у нас этот термин понимается как соперничество. Вместо него лучше использовать ‘соревнование’, в смысле совместного ревнивого отношения к работе. А вместо ‘оценки’, подразумевающей определение цены человека или его труда, использовать ‘отметку’, т.е. то, чем отмечаются заслуги или качества.

        • y.v.:

          Я конечно согласен, что стимулирующие надбавки типа ПРНД куда менее опасный(и куда более приятный нам) способ использования данных по публикационной активности(конечно и это приводит к косякам типа дробления статей, самоцитирования итпд), но хотя бы никого не увольняют.

          В каком нибудь ДВГУ вообще приличные деньги платят за статью в WoS (что думаю очень стимулирует публиковаться именно в журналах с импакт фактором).

          А с другой стороны, по каким тогда критериям лучше сокращать людей? На факультетах уже давно нет конкурса в аспирантуру, но тем не менее одну ставку мнса(12 т.руб) делят человек на 5-10 аспирантов+молодых кандидатов т.к. новых ставок нет, старые сократили, а на всех оставшихся сидят преподы которые работают на полную нагрузку и не всегда на полной ставке...

          Насколько я понимаю, сейчас используется что то типа естественного отбора: если платить человеку зарплату 5т.р. в месяц и он продолжает двигать науку\читать лекции, значит пускай работает, а если увольняется- так он сам так решил...

          • Лёня:

            “А с другой стороны, по каким тогда критериям лучше сокращать людей?”

            Сокращать следует по критериям профнепригодности и ненадлежащего выполнения служебных обязанностей.

            • NickName:

              Это утверждение без содержательное. Так как не уточняет, на основании каких данных будет приниматься решение о профнепригодности, или вы хотите все передать на усмотрение деканов?

              • Лёня:

                Бессодержательное? А Вы хотите, чтобы я перечислил все критерии по всем специальностям и должностям? Читайте трудовые договора и должностные инструкции – там всё есть.

                • Denny:

                  То есть вместо наукометрии Вы предлагаете использовать в качестве критериев должностные инструкции и трудовые договора. Правильно ли я Вас понял?

                  • Лёня:

                    В качестве критериев при сокращении – да, инструкции и договора.

                    • NickName:

                      То есть вы предлагаете не продлевать контракты всем у кого они кончились, и так реализовывать сокращение.

                    • Лёня:

                      Cудя по обращению ‘вы’ и отсутствию знака вопроса, этот домысел видимо адресован неким злым силам. А ведь они могут и услышать.

                    • Denny:

                      «Злые силы» все это прекрасно знают и к этому и ведут. При системе контрактов на ограниченный срок и отсутствию финансирования по гловам эти вопросы просто возникать не будут.

  • Для информации: индекс Хирша и общее количество цитирований — практически эквивалентные показатели, т.к. связаны жесткой корреляцией (уравнение типа квадратного корня).

    См. П.П. Федоров, А.И. Попов. Взаимосвязь показателей цитирования российских ученых // Вестник РАН. 2014. Т. 84. № 3. С. 28-38.

    • Лёня:

      Практически эквивалентные? Спасибо за информацию. Учитывая то, что при одном и том же индексе Хирша общее цитирование может различаться в разы, могу поздравить Вестник РАН с публикацией данного открытия.

    • Denny:

      Это в средне-нормальной ситуации. Интерес как раз представляют отклонения. Например, малый Хирш при большом количестве цитирований говорит о наличии малого числа высокоцитируемых работ.

    • y.v.:

      Ну так очень многие индексы хорошо коррелируют с теми абсолютными параметрами, которые учитываются при их подсчете. Индекс Хирша в этом смысле похож на индекс Шеннона, важно как абсолютное количество цитирований, так и их «выравненность». Наверняка, Индекс Хирша хорошо коррелирует с числом статей, и плохо с числом цитирований самой цитируемой публикации автора.

      Проблема наукометрических индексов в том, что адекватные сравнения между отдельными учеными\группами ученых можно проводить только внутри небольших и тщательно отобранных групп. Если, например, сравнивать число публикаций, то оно(у хорошо работающего и публикующегося ученого) внутри очень конкретной специализации(например энтомологии) может отличаться на порядок между энтомологами-систематиками и энтомологами-экологами, просто в силу разного количества усилий на производство 1 статьи. А выделить такие группы «сверху» практически невозможно.

      Видимо, без экспертов никак не обойтись...

      • Ash:

        «Видимо, без экспертов никак не обойтись...»

        А начать бы следовало с экспертизы той экономической модели, в рамках которой ни наука, ни образованные специалисты почти никому не нужны. То-то бы все удивились результатам! Оказалось бы, что там до сих пор ничего не слышали о XX-ом веке.

        • vnbiryukov:

          Абалкин Л.И. История российской экономической мысли и ее связь с политикой // ЭКО, № 11, 2009. С. 147-154

          … В современной России при крайне низкой заработной плате инженеров, технологов и рабочих экономика ориентируется на примитивный труд. У квалифицированного труда нет ни стимулов, ни общественной значимости. В этом и состоит главная трудность в развитии технических и гуманитарных наук.

          • Ash:

            Вот это и есть мышление человека, который думает, что живёт в XIX-ом веке. На самом деле на плановую экономику в начале 90-х повесили ярлык — «рыночная». Технологические связи при этом, естественно, остались прежними. Отдельные куски вместо централизованного управления попали под разные структуры. То, что требовало сложной кооперации, сыграло в ящик почти сразу. На коне оказались те, от деятельности которых зависело существование остальных. Они тупо высасывают из остальной экономики все деньги, которые можно высосать. Поэтому у них избыток денег, они все технологии покупают в готовом виде и наука им не нужна. У остальных при этом денег нет, в том числе и на науку. Это положение останется прежним даже при 20 $/баррель и намного хуже любой «ориентации на примитивный труд». Фраза «У квалифицированного труда нет ни стимулов, ни общественной значимости» — чистая беллетристика.

            Так что ничего, кроме могилы, нам не светит.

  • vnbiryukov:

    «основное внимание уделяется оценке эффективности исследований научных коллективов». Похоже на то. Время Менделеевых и Чебышёвых на Руси прошло...

  • vnbiryukov:

    «Среда может быть благоприятной или неблагоприятной для развития науки, но она не может заставить науку развиваться в каком-то чуждом ей направлении.»

    1. Госкомитет по делам изобретений и открытий СССР выдал Джуне патент на «способ бесконтактного лечения», на основе которого «целительница» организовала в АН лабораторию по изучению трансцендентных явлений.

    2. Президиум АН СССР специальным постановлением закрыл отдел социологии науки в Институте социологии. Более 30-ти лет русские ученые не читают книг по социологии, а только по наукометрии.

    3. Примерно треть валютных гонораров советских авторов (в основном не москвичей) статей, опубликованных в переводных журналах, так до сих пор не выдана авторам или их наследникам.

  • Платон:

    Ребята, а зачем вообще отечественные журналы нужны? Вы что, их еще и читаете небось?)))

    • Лёня:

      А чукча не читатель, чукча писатель.

    • Научник:

      Русскоязыч. журналы интересны славистам/лингвистам, а в естест. науках журналы на русском — это явный анахронизм. Но если все наши журналы вдруг перевести на английский, то в России резко упадёт число публикаций: многие постесняются переводить свой графоманский бред на английский, ведь при переводе вся никчёмность статьи станет ещё заметней. Так и живём — статистику никто портить не хочет.

      Язык — это только часть проблемы. Есть много «уважаемых» российских журналов с жёстким ограничением на количество ссылок. Никакой уважающий себя автор не станет публиковаться в журнале, где вместо необходимых 50-70 ссылок его заставят сократить список до 15. После этого понятно, что все разговоры о «поддержке отечественных журналов» — фарс. Журналы сами себя губят идиотскими правилами.

      • Ash:

        Вот прямо сейчас пишу отзыв на кандидатскую по математике (между прочим, с ВМК МГУ), для автора которой «Солнце всходит на Западе». В итоге то, что у нас обсасывалось ещё двадцать лет назад, для него — новость и передовой край науки.

        • Павел:

          Во-первых, английский язык — это не только «Запад», а 95% научного мира. Во-вторых, чисто российский читатель с гораздо большей вероятностью «сядет в лужу», чем чисто английский. В-третьих, наблюдаю за валом российских диссертаций, которые либо не содержат ничего стоящего, либо заново открывают вещи, опубликованные в рейтинговых журналах на английском ещё лет 30 назад и уже вошедшие в базовые курсы условно-нормальных университетов.

          • Ash:

            А может всё-таки рискнуть и ознакомиться как с русскими, так и с английскими источниками?

      • paulkorry:

        Хочу напомнить, что издание переводов российских журналов на английский монополизировано компанией «Плеяды» во главе с Алексом Шусторовичем, бывшим бойфрендом Ксюши Собчак. Если российские журналы действительно никчемны, то м-р Шусторович занимается бизнесом себе в убыток, что маловероятно.

        • Лёня:

          Домдва, очевидно, тоже проект неубыточный. И бизнес платных ваковских публикаций, судя по рекламе, процветает. Будем по коммерческой выгоде судить о кчемности-никчемности?

          • paulkorry:

            Если бы английские версии были никому не нужны, их никто и не покупал бы.

            • Лёня:

              Коммерческую выгоду можно извлечь из чего угодно. Проблема не в ненужности наших журналов, а в низости их общего научного уровня ввиду отсутствия международного рецензирования и местечковости редколлегий.

              • Ash:

                А чуть-чуть более глубокая причина — опять же в отсутствии внутреннего (и тем более внешнего) платёжеспособного спроса на науку вообще (и тем более на нашу). Тогда и международное рецензирование бы завелось, и местечковость бы как рукой сняло. Не может в наше время страна без развитой промышленности иметь передовую науку.

                • Лёня:

                  Без развитой промышленности невозможно иметь передовую науку, а без передовой науки невозможно иметь развитую промышленность.

                  Без курицы нет яйца, а без яйца нет курицы.

                  Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет!

                  Ждём разрыва порочного круга?

                  • Ash:

                    Если бы мы первые в истории оказались в таком положении, тогда нужно было бы очень глубоко задуматься. Но тут дело известное. Сначала происходит «переходный процесс», а потом новые люди меняют систему управления производством. В результате у промышленности появляется платёжеспособный спрос на новую технику. Сначала завозят несколько устаревшие технологии и адаптируют их под местные условия. Уже на этом этапе нужна наука. Потом начинают развивать свои технологии. Для этого нужны хорошие прикладные учёные. Они, в свою очередь, формулируют вопросы к теоретикам. Теоретиков «реформируют» под совершенно определённые области интереса. Так что ничего нового.

                    • Лёня:

                      Ясно, ждём «переходного процесса», появления новых людей и смены управления производством, а походу объясняем текущие проблемы невостребованностью. Удобно, но не для меня.

                • Лёня:

                  У меня, кстати, передовая наука таки есть, потому что она нужна мне и “моим знакомым друзьям”. То, что она не нужна промышленности меня, конечно, слегка огорчает, но принципиально непреодолимой проблемой не является.

                  • Ash:

                    «...принципиально непреодолимой проблемой не является.»

                    Для небольшого круга лиц — да. Для отечественной науки в целом — нет. Тот сектор, на который нет платёжеспособного спроса, неизбежно будет ликвидирован «как класс».

        • Denny:

          Не исключено, что это просто некий отсос бюджетных денег, выделяемых на науку.

    • Ash:

      «Об этом предмете штрафники готовы были говорить ночь напролет, поэтому Максим и Зеф выбрались из толпы и полезли на нары, криво сбитые из неструганных досок.»

      О как тема пошла! Действительно, зачем обсуждать причины проблемы?

  • Платон:

    Так не будем поощрять подобное, товарищи! Руки в ноги и пишем статьи только в зарубежные журналы! Разорвем порочный круг!

  • пипеткин:

    нужно все отнять и поделить. Отнять у всех и раздать тем, у кого Хирш высокий. Остальных выгнать (взять планку, скажем на увольнение 50%).

    Потом подождать немного. Среди оставшихся снова будут те, у кого через 3-5 лет Хирш упадет. Провести новый конкурс, и снова выгнать «бездельников» с низким хиршем. И так, через 10-15 лет собственно и не о чем говорить то будет.

    Если еще учесть, что вузовские махинаторы научились надувать Хирш за год на 5-7 пунктов в РИНЦ путем взаимных ссылок на методички, то с большой вероятностью в этом процессе останутся в качестве победителей именно они. Поскольку их «труды» можно строчить с безумной скоростью, а ссылаться друг на друга можно хоть по 50 ссылок.

    Таким образом предлагаемый «вектор развития» вполне понятно куда смотрит, господа...в полную жжж

    • Павел:

      Про порочность РИНЦ тут уже много писали, и про накрутки РИНЦ-Хирша через методички тоже. Проблема в том, что РИНЦ собирают всю грязь. Выход тут только один: забыть про РИНЦ.

    • Olan:

      Среди оставшихся снова будут те, у кого через 3-5 лет Хирш упадет

      Хирш уж так устроен, что со временем падать не может, впрочем, как общее число цитирований. Для оценки здесь надо брать не интегральные, а дифференциальные показатели.

  • пипеткин:

    Да, забыл сказать. Конечно, отечественные журналы нужно позакрывать — это точно.

    Зачем же нам на русском языке всякие умные слова? Вытравить нужно даже понятие науки, чтобы даже повода произнести «закон Ома» не было.

    Чтобы даже языка не было, на котором научные проблемы можно было бы обсуждатьв фондах и министерствах! Нет языка и все -сиди молчи.

    Ведь это какой выход для чиновников! просто запретить русскоязычные журналы. Еще можно запретить попытки перевода на русский, приравняв их к матершине. Чтоб неповадно в приличном месте произносить было.

    • Павел:

      Цитата: «Зачем же нам на русском языке всякие умные слова? Вытравить нужно даже понятие науки, чтобы даже повода произнести «закон Ома» не было.»

      ------------------------

      Умное слово «закон Ома» можете писать в монографиях, методичках и на доске на лекциях. Этой среды более чем достаточно, чтобы не забыть русский язык.

  • Платон:

    Нет, извините меня, но журналы «Плеяд» (Наука-Интерпериодика) живут за счет платных подписок универов — что является сомнительным достижением, т.к. У большинства универов нет доступа к Scopus. Я работал переводчиком в «плеядах» и знаю, какую ересь там публикуют.

    Повторю еще раз, любой уважающий себя ученый, отождествляющий себя с мировой наукой, российские журналы никогда даже не откроет. Я, вообще, только «за» российскую науку, но то, что все (абсолютно все!) журналы ниже всякой критики — это медицинский факт!

    • paulkorry:

      Не знаю, будучи химиком, я регулярно просматриваю «Координационную химию», «Известия РАН, Сер. хим.» — нормальные журналы. Ереси там не больше, чем в западных журналах. «Успехи химии» долгое время вообще были самым цитируемым российским журналом.

      А переводчики там встречаются отвратительные, иногда приходится править переводы очень сильно, это я знаю как автор.

      • raslyn:

        Не знаю, может конечно от области химии, что-то зависит. Но я, работая на стыке органической, полимерной и физической химии, не трачу свое время на просмотр якобы «рецензируемых» статей в наших журналах. Почему якобы? Да потому, что у нас просто нет нормального количества экспертов всех областей химии и физики, а для некоторых областей они вообще отсутствуют. В результате, экспертиза становится больше формальной отпиской, сделанной одним из ваших коллег из соседнего института. Тем не менее, я уверен, что там есть какой-то процент действительно интересных статей, но искать их там... У меня 95% публикаций в иностранных журналах, входящих в Web of science. Стараюсь ориентироваться на журналы с импакт-фактором от 3 до 20. Те исследования, которые не имеют достаточной актуальности, новизны или не были/не могут быть исследованы необходимым набором методов, чтобы подтвердить заявленные выводы, я мог бы опубликовать легко (с точки зрения положительной экспертизы) в российских журналах, но оно мне не надо... Я не гонюсь за количеством, и честно говоря мне было бы стыдно иметь такие публикации перед зарубежными коллегами. Это сразу снижает ваш авторитет. Столкнувшись один раз с подачей статьи в российский журнал, я не мог понять как в 2014 году, я должен приносить правки в печатном виде в редакцию, подписывать куча каких-то разрешений, заключений и т.д. Там персонал e-mail почту до сих пор не в силах осилить.

        Вообще мне не понятно, возмущение по поводу наукометрии. Мол лучше без нее. Публикация в стоящем журнале это показатель того, что статья прошла положительную рецензию реальных экспертов в этой области, она доступна для чтения и скачивания. Высокое количество цитирований на нее, показатель актуальности, важности, может и первоочередности результатов. Индекс Хирша, усредняет показатель числа публикации и цитируемости на них. Если работаешь в науке не первый год, а цитирование(исключая самоцитирование) и Хирш, не растут, а у коллег, работающих в этой же области растут, то тут для меня все ясно кого премировать, а кого понижать в должности или увольнять.

        • Ash:

          «...у коллег, работающих в этой же области растут...»

          В том-то и состоит проблема, что никто не будет заниматься такой «тонкой настройкой». На это просто нет времени: расходы бюджета нужно сокращать сейчас. Придут совершенно абстрактные люди и сравнят XXXX с пальцем.

        • paulkorry:

          Лично для меня в химии «актуально» то, что мне интересно, а это можно встретить в самых неожиданных местах. То, что у меня получается, я, в меру возможностей, публикую, как в международных журналах, так и в наших, примерно поровну. Мне это не очень трудно, поскольку редакции находятся в дружественных институтах на Ленинском проспекте.

          В западных журналах легко публикуются статьи на раскрученные темы, а также китайские, даже среднего качества, поскольку у китайцев везде свое лобби.

          Кстати, если для Вас импакт начинается с трех, Вы кучу эльзевировских журналов отсекаете:

          Journal of Organometallic Chemistry 2.173

          Tetrahedron: Asymmetry 2.155

          Bioorganic Chemistry 2.152

          Journal of Solid State Chemistry 2.133

          Inorganica Chimica Acta 2.046

          Polyhedron 2.011

          Journal of Molecular Structure 1.602

          Solid State Sciences 1.839

          Inorganic Chemistry Communications 1.777

          Короче, Ваше мнение — это, имхо, взгляд показушника от науки. Человека, ориентирующегося на чужое мнение и озабоченного респектабельным имиджем, «авторитетом» и т.п.

          • Denny:

            Вопрос не в показушности. Вопрос в том, ДЛЯ КОГО Вы публикуете в наших журналах? Сколько людей прочтет Вашу работу и сможет что-то из нее полезного извлечь, если она на русском и если на английском в приличном журнале? Вы публикуете работы «для себя» или все же для потенциального читателя?

            • paulkorry:

              Во-первых, журналы МАИК и Известия РАН переводятся, и доступны на сайте Springer; если западные ученые пренебрегают ими, это их дело. «Известия, Серия Химическая», кстати, доступны в переводах с 1952 г (Russian Chemical Bulletin).

              А вообще, действительно, я наукой занимаюсь, в первую очередь, из собственного интереса. Приятно, если получается что-то занятное, из чего можно сделать статью, приятно также, если за это платят.

              • Denny:

                Да я, в общем тоже... Просто мне приятно, когда читают... А писать «в стол» как-то совсем скучно. И ведь ясно, что в российском журнале статью примут без особых замечаний... Вот сделать статью, публикабельную в приличном западном журнале, где отбор довольно жесткий, это уже некий челендж...

          • raslyn:

            Из перечисленных Вами журналов слыхал, наверное, только об Journal of Organometallic Chemistry. Зачем публиковаться в таких журналах, если Вы написали хорошую статью по химии? Пошлите ее в Organometallics — 4,2, Organic & Biomolecular Chemistry 3,5, Inorganic Chemistry — 4.762, Chemical Communication -6,8, Macromolecules – 5.7, Chemical Science -9, Angewante Chemie -11,2. Что мешает, если Вы написали ее уже на английском? Мешает то, что в таких журнал более именитые в этой теме редакторы, они привлекают именитых экспертов к рецензированию, требования к новизне, содержанию статьи и набору методов доказывающих эту суть очень высокие. В результате этот журнал публикует более качественные статьи, которые интересны и отслеживаются большим кругом читателей. Все то, что не отвечает в полной мере вышеперечисленным требованиям с большей долей вероятности будет отсеяно и опубликовано в других дублирующих журналах.

            А Ваш подход мне напоминает типичного российского ученого. Потом будете рассказывать в старости студентам, что на самом деле это я еще сделал первый, но так как опубликовал это в вестнике МИТХТ, то это была их проблема, что они это не отследили, он же переводится и входит в базу какую-нибудь. Или у меня не было возможности доказать структуру и чистоту сложного и полученного впервые вещества необходимым комплексом методов, поэтому я сделал выводы по элементному анализу и опубликовал это в Известиях. Кстати, а как быть тем, кто работает не близ Ленинского проспекта, в Новосибирске, например?

            • paulkorry:

              Ну, в вестниках я не публикуюсь. Есть одна публикация Вестнике МГУ, 20-летней давности, это была первая статья с моим участием. Публикуюсь я в эльзевировских журналах, поскольку это минимизирует всякий геморрой и необходимость доказывать, что ты не верблюд. В журнале RSC, может быть, будет в этом году статья, не буду говорить, в каком, чтоб не сглазить. А ACS вообще россиян не любит, это общеизвестно.

              Начсет «элементного анализа» — все мои статьи за последние 10 лет с качественным X-ray, у нас отличный структурщик.

              Лично мне интересно читать Полиэдрон и Инорганику Химику Акту. Просто читать подряд. Кстати, это журналы вполне друг друга дублирующие, мог бы, в принципе, быть один журнал с импактом 4, европейский аналог Инорганик Кемистри. Мне их не менее интересно читать, чем, скажем, Ангевандте — не могу, кстати, понять, почему у него такой большой импакт, вроде бы, ничего сверхъестественного я там не встречал. По-моему, там рутинных статей полно. И сам я не часто ссылаюсь на Ангевандте.

              В Новосибирске есть, например, Журнал Структурной химии. Да и по емейлу наши журналы давно уже принимают статьи, не надо сказки сочинять.

              Вы, похоже, не способны понять, что можно заниматься наукой, да и вообще чем-либо, просто из интереса, а не ради понтов.

              • raslyn:

                Каких понтов? Что за ересь Вы несете? Т.е., например, человек опубликовавший статью в Nature, понтуется получается по Вашему? Уж лучше бы по-скромному в Elsevier где-нибудь опубликовал как и Вы. Ну приехали... ACS нас не любит? Моржет Вас и да, посмотрев на список публикаций для себя в третьесортных журналах. А у меня все в порядке с ACS и у многих коллег тоже. Может слыхали про Ананикова — один из главных понтовиков РАН по Вашему. Между прочем куча статей в ACS, член редколлегий многих журналов там.

                С таким подходом публикуйтесь в российских, зачем утруждать себя понтами в Elsevier.

                • paulkorry:

                  Т. е., чтобы публиковаться в журналах ACS, нужно уже иметь публикации в ACS, а не в «третьесортных журналах», да? Это порочный круг.

                  Меня в наст. время вполне удовлетворяет возможность публиковаться в эльзевировских журналах — это удобно и быстро. Мня не привлекает многомесячная переписка — статьями, знаете, нужно и отчитываться по грантам. Что будет дальше — посмотрим.

                  Я с Валентином Ананиковым был вместе в аспирантуре. Ничего не хочу сказать плохого, но этого исполнительного молодого человека избрали для продвижения Михаил Петрович Е., ныне академик, и академик Ирина Петровна Б. Сам он ничего не придумал, он сразу начал заниматься раскрученными темами. А я, например, по крайней мере в последние годы, занимаюсь веществами, которые сам придумал и осуществил. Честно скажу — я не завидую Ананикову и не хотел бы быть на его месте. Участвовать во всех этих протокольных мероприятиях, постоянно ходить в униформе академика... Нет, это не для меня.

                  • raslyn:

                    Ну, так наша дискуссия может долго продолжаться. Надо все-таки определить в рамках достижения каких целей мы обсуждаем этот вопрос. Разговор идет о наукометрии как способа оценки научной деятельности. Да у нее есть нюансы, но более простого сочетания легкости и объективности оценки не придумаешь, как в рамках одной организации, так и в более широких форматах . Для меня это очевидно, по крайней мере я не знаю, что предложить взамен этому. Хочет кто-то или нет, но все идет к этому и я за этот процесс.

                    Для меня журналы с импакт фактор ниже 3 малоинтересны и специально их не отслеживаю. Там доля работ, опубликованных чтобы только отчитаться по гранту без геморроя или без должного доказательства сути работы может зашкаливать , поэтому принимать их всерьез и ссылаться на них дело рискованное. Повторюсь в моей области. Для какой-то области химии и кого-то он может стартовать с 1-2. На мой взгляд, чтобы отчитаться по гранту переводные отечественные журналы вполне подходят, и разница между вестником МГУ и Известиями для меня отсутствует, это примерно один уровень, и на тот и другой никто не ссылается, и никто не читает (0.2-0.5 импакт фактор). Печатайся на удобном для тебя языке и работай дальше для себя.

                    Некоторые считают погоню за импакт фактором понтами и где бы это статья не была опубликована содержание не изменится, а усилий заметно больше приложишь. Ну, я соглашусь, что с такой стороны в этом есть доля истины и этим с радостью руководствуются подавляющее большинство ученых нашей страны. Вот и автор этой статьи «не в ту степь» публикуется, где хочет, сколько хочет, что хочет, получает удовольствие, занимает ставку, считает себя видным ученым, наверное. Есть, однако, в России странные люди, «мажоры», «понтовики», которые не публикуются абы где, а только в журналах с высокими импакт факторами. Как им это удается? Может тему им дают раскрученную? Сколько раз я видел, как давали раскрученную тему новым аспирантам, да еще и финансирование под нее хорошее было, но тема умирала с их помощью. Не понятно, почему все топовые издательства и журналы находятся в США, Великобритании, Европе, чем наши журналы хуже этого загнивающего запада? Зачем нам этот Web of science, Scopus? Есть же наш РИНЦ. Плати по 100 рублей за страницу и публикуй что хошь, лепота…

                    Однако, ситуация меняется, с такой системой оценки научной эффективности, вернее с ее отсутствием, у нас просто засилье посредственных ученых якобы что-то делающих, как в Вузах так и РАН. Молодежи, итак неохотно идущей в науку не пробиться, все ставки заняты учеными-чаепильщикими. И совершенно очевидно, что надо как-то оценивать нас, сокращать численность, индексировать зарплаты. Цитируемость, индекс Хирша, импакт фактор журнала, ежегодное число статей в Web of Science/Scopus станут основными показателями в этой системе оценки. Лентяи, ждать осталось не долго…

                    • Ash:

                      Инопланетяне, оказывается, уже высадились...

                      Вы понимаете, что вся эта история с наукометрией и прочими хиршами к эффективности науки, молодёжи и прочему никакого отношения не имеет? Я понимаю, лень читать статьи по экономике, ну хоть какой-нибудь РБК-ТВ время от времени можно же включать?

                • Denny:

                  Ну, надо признать, что погоня за импактом публикаций это есть в значительной мере именно понты. И некий кураж. Суть и значимость работы ведь не меняется в зависимости от того, в каком именно журнале она опубликована. Лично для меня вполне достаточно, чтобы журнал был читаем и признан в профессиональной среде. Ну есть у меня участие в работе, опубликованной в Angewante Chemie. Но работа, прямо скажем, заметно слабее многих из тех, что напечатаны в более скромных журналах.

                  • Лёня:

                    Понты – это когда низкопробные публикухи пропихиваются в высокоимпактные журналы, и наоборот – когда стоящие работы сливаются в отстойники.

                    • Denny:

                      Совершенно согласен. Я предпочитаю не сливать работы в отстойники (если работа не отстойная) и не лезть обязательно максимально высоко (а вдруг проскочит). Нормальные профессиональные читаемые в мире журналы.

    • Ash:

      ВОТ ОН — УНИВЕРСАЛЬНЫЙ УЧЁНЫЙ!

      Если посмотреть список журналов этого издательства, то охват тем превзойдёт все ожидания.

      До сих пор не могу забыть, как я долго и замысловато объяснял переводчику, почему в программе на C++ нельзя заменить «else» на что-нибудь ещё.

      • Лёня:

        Да, давно уже надо вражеские англоязычные языки программирования перевести на русский. И проектец замутить можно в рамках импортозамещения. Полагаю, что операторы типа ‘авось’ или ‘надысь’ смогут обогатить объектно-ориентированное программирование.

        • Ash:

          Правильно!

          «авось» — вместо «nothrow», а «надысь» вставить в какую-нибудь менюшку TFS.

  • сом:

    Интересно посмотреть на научную деятельность самого автора.

    После его общественной жалобы (а иначе такую статью трудно воспринимать) на увольнение из МГУ.

    istina.msu.ru/profile/GranUr/

    • Научник:

      Система Истина говорит, что на статьи Грановского Ю.В. есть только 11 ссылок в Scopus. А сам Scopus говорит, что знает целых 16 ссылок:

      www.scopus.com/authid/det...orId=16420044100

      В любом случае, по меркам химиков показатели, как у начинающего аспиранта.

      • gran:

        Уважаемый научник! Данные о моей публикационной активности имеются в открытой информацмонно-аналитической системе «Наука-МГУ». Это 20 книг, 206 статей, не считая тезисов докладов, авторских свидетельств и пр.

        Цитируемость моих работ рассмотрена в статье «Мой наукометрический автопортрет», которая выйдет к концу года в сборнике «Науковедческие исследования -2015», М.: ИНИОН РАН, под редакцией проф. Ракитова А.И. Там приведена методика получения информации о ссылках из трех источников Sciences Citation Index + Web of Science: Гугл-академия; Российский индекс научного цитирования. Это 714, 1152, 789 ссылок соответственно. Из полученных данных удалены самоцитирование и повторные ссылки С наилучшими пожеланиями. Gran

        • raslyn:

          gran, мне казалось, что чтобы составить автопортрет ученого ничего изобретать не надо. Существуют две основные уважаемые базы Web of science и Scopus, на статьи и ссылки в журналах которых ориентируются наши ученые, а также эксперты, в статьях из этой базы необходимо публиковаться для отчетов ит.д. Вот сколько у Вас цитирование и индекс Хирша в одной и сколько в другой базе? А что это за Sciences Citation Index + Web of Science? Это чтобы не было стыдно только по Web of Science озвучить индексы?

          • gran:

            Все же в отмеченных Вами базах данных попадает информация из весьма малого числа отечественных изданий. Поэтому сведения из Российского индекса научных ссылок и базы данных Гугл-академии учитывать целесообразно. Мною информация о цитировании своих работ собиралась с 1966 года и ссылки за 1966—1975 гг. опубликованы в трех препринтах.

            В то время Web of Science еще не существовал.

        • Научник:

          цитата: «... 20 книг, 206 статей, не считая тезисов докладов».

          А эта заметка для Троицкого Варианта украсит вашу статистику как 207-я научная статья, или как 21-я монография?

        • Платон:

          У Грановского Ю.В.: 8 документов в Скопусе, 2 цитирования, h-index — 1

          Не надо ля-ля :)

        • Платон:

          И вот еще одна хохма — на страничке автора в списке «ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ» есть вот что:

          Адлер Ю.П., Маркова Е.В., Грановский Ю.В. Планирование эксперимента при поиске оптимальных условий. М.: Наука, 1971. (2-е издание, 1976).

          Адлер Ю.П., Грановский Ю.В., Маркова Е.В. Теория эксперимента: прошлое, настоящее, будущее. М.: Знание, 1982.

          Грановский Ю.В., Дрогалина Ж.А., Маркова Е.В. «Я друг свобод…» В.В. Налимов: вехи творчества. Том 1. Томск-М.: Водолей-Publishers, 2005.

          Грановский Ю.В. Интеллектуальные бунты — их подавление или поддержка? Российский химический журнал, 1999, т. XLIII, № 6, с. 79.

          Видно, что не зря человек жизнь прожил!

      • Olan:

        Мне система Истина говорит, что в Scopus за мной числится 261, а в Web of Science 154 цитирования. При обращении непосредственно к ним соответствующие цифры — 318 и 302. Какой из цифр я должен верить?

        • gran:

          В таких случаях я составлял единый список, убирая самоцитирование и повторные работы. Вероятно, существует компьютерная программа для подобных

          случаев. Я это делал «вручную».

    • raslyn:

      Ну да, индекс Хирша — 4, и цитирование 53 за всю научную карьеру. Из них, наверное, половина еще и самоцитирование. Посмотрел, у моего аспиранта 4 года такие же результаты примерно.

    • gran:

      Уважаемый соm!

      Посмотрите мой комментарий для научника 27.07.2015 в 17-30

  • Платон:

    Raslyn — жму руку!

    Paulkorry — насчет Китая, зайди на scimago и посмотри на каком он месте в рейтинге стран по совокупному количеству (англоязычных статей) :)

    Народ, че вы все эту Науку/Интерпериодику в пример тут ставите? И что, что ее переводят? И что, что ее владелец — бывший бойфренд Собчак? Да там же каждая оригинальная статья состоит из двух-трех вшивых экспериментов. Один мой товарищ посмотрел на это дело, и искренне недоумевал: Why are they publishing a project which is done in one month?

    Считаю, что нужно публиковать достойные работы, котрые вносят этот, сигнификант контртбьюшен, а не «вчера 2 пробирки смешал — вот тебе и статья!»

    • paulkorry:

      >Paulkorry — насчет Китая, зайди на scimago и посмотри на каком он месте в рейтинге >стран по совокупному количеству (англоязычных статей) :)

      Разумеется. Китайцев везде много и они поддерживают друг друга. Но разговор был не об этом. Убедите китайцев не публиковаться на китайском, как Вы советуете россиянам не публиковаться на русском. Вот о чем был разговор.

      • Платон:

        Понты — это когда 4 года работаешь каждый день по 10 часов, чтобы послать ее в несчастный nat commun?

        • Denny:

          Разумеется. «Когда работаешь, чтобы послать в...» — это именно понты и есть. Импакт становится самостоятельной целеполагающей ценностью. Это как учиться ради пятерок, а не ради знаний и умений.

          • Платон:

            Но ведь существует прямая зависимость между импакт фактором и научной значимостью (любой) работы — это же ясно как день :) С этим спорить, это как говорить что день — это ночь. Я хочу выигрывать гранты а не жить на 10 тыс. рублей в месяц — поэтому буду работать на высокий импакт. А наука «ради собственного интереса» это убыточное и саморазрушительное занятие, удовлетворение собственных гностических пристрастий за чужой счет (хорошо только то, что этот самый счет не выше, чем 10 т.р./мес)

            • Denny:

              «существует прямая зависимость между импакт фактором и научной значимостью (любой) работы»

              Я Вам не скажу за всю Одессу, но в моих собственных работах такого нет. Самая импактная работа (>11) вполне заурядна. Причем в Angewandte Chemie ее протолкнули датские соавторы.

              Я так же как и Вы хочу выигрывать гранты. И выигрываю как правило. И для этого (Вы правы) надо демонстрировать понты и добывать импакт повыше. Такова се ля ва. Но ведь понты от этого не перестают быть понтами, не правда ли?

              Давайте просто не будем придавать глубокий философский смысл тому, что мы должны делать ради безубыточного существования.

            • Denny:

              Грубо говоря, получать пятерки полезно и приятно, ибо за это дают некие «пряники». Но лучше не забывать, что учишься-то в общем не для этого.

              • Платон:

                Ну тогда тебе с career-oriented ребятами говорить не о чем, ведь в итоге ты же сам и философствуешь (о понтах), а они по-сталински лес рубят :)

                • Denny:

                  Философствую я в свободное время... На самом деле я просто за то, чтобы отделять мух от котлет. А то некие ребята свои карьерно-ориентированные соображения и понты выдают за большую философию. И чуть ли не за принципы науки.

                  Держитесь попроще. Непременно большие импакты нужны для понтов и всяких грантов-пряников. Ничего в этом нет плохого. Не ангелы же и не на облаках обитаем.

                  Но только не надо вешать лапшу на уши, что статья с импактом 10 непременно представляет большую ценность для науки чем статья с импактом 5.

                  Именно поэтому наукометрические данные (как и всякую первичную статистику) должен анализировать эксперт.

                  • raslyn:

                    У меня есть несколько статей в соавторстве с физиками, там использовали мои материалы для исследований. Они в очень хороших журналах от 10 до 15 импакт фактор. Мне по началу казалось, что вроде ничего особенного они не показали в этих статьях и первый год вообще ссылок на них не было. А на второй-третий годы просто вал ссылок.

                    Так что помимо первичной статистки (мы сюда относим ипмакт фактор) у наукометрии есть и вторичная статистика (цитирование статей). В принципе учесть эти и другие наукометрические параметры может и не эксперт.

                    Спорить о том что больше представляет ценность для науки это вообще дело сложное. Однако, я могу с уверенностью сказать, что в итоге статьи в журнале с импакт-фактором 10, несут в себе большую ценность чем в журнале с 5. В журнале 5 уже будут дублирующие работы, которые будут ссылаться на первую в журнале 10. Очевидно и то, что статья в журнале с 10 прошла более жесткую и качественную рецензию, и эксперты оценили ее высоко. Но действительно соглашусь, что гнаться только за импакт факторами как единственной целью не стоит. Цитируемость этой статьи, для меня более важный показатель будет. Однако, ясно и то что в итоге у статей в журнале с 10 цитируемость будет в 2 раза больше чем у 5.

                    • Платон:

                      Правильно, только импакт фактор — это и есть показатель цитируемости, а цитируемость — это не что иное как показатель качества продукта, в том смысле что данная статья открывает новые горизонты в области путем демонстрации невиданных доселе результатов :)

  • raslyn:

    Ash: Инопланетяне, оказывается, уже высадились…

    Вы о чем это Ash?

    И если с чем-то не согласны, то предложите свое решение таких вопросов, я имею ввиду оценку научной деятельности, борьба с учеными-чаепильщиками, нахождение ставок для молодежи и т.д.

    • Denny:

      Если я правильно понимаю, Ваш оппонент говорит о том, что большая система, которая не замкнута на какие-то реалистичные обратные связи, (у науки с наукоемкой экономикой) неизбежно будет загнивать и вырождаться. Независимо от того, какие именно правила введены. Ведь их (правила) должно претворять в жизнь большое количество людей. А кумовство, равнодушие и коррупцию правилами не победить. И более того. Чем больше правил в оторванной от обратных связей системе, тем больше у нее коррупционная емкость.

      • raslyn:

        А что делать взамен предлагаете? Мне кажется система оценки, базирующаяся на обсуждаемых индексах, по базам web of science и scopus пожалуй, наиболее верный вариант, с точки зрения уменьшения кумовства и коррупции. Ведь каждый может проверить друг друга и узнать, что он из себя представляет в мире науки. Не знаю как там в больших системах, а вот отсутствие правил в нашей системе уже приводит к загниванию и вырождению. Я предпочитаю иметь правила.

        • Denny:

          Я с Вами полностью согласен. Просто более скептичен относительно того, как это будет в России работать на практике. Думаю, китайские закидоны Вам известны. Они тоже формально взяли эти критерии оценки. Но в силу определенной изолированности китайской научной системы это привело к появлению огромного количества фейков. И фейковых журналов, приглашения от которых мне лично приходят чуть не каждый день. И китайцам уже не склонны в мире доверять вообще.

          А в России с ее непонятно для чего существующей фундаментальной наукой может быть еще хуже.

          Хотя разогнать команды любителей чая мечтаю не меньше Вашего.

        • Лёня:

          “система оценки, базирующаяся на обсуждаемых индексах, по базам web of science и scopus пожалуй, наиболее верный вариант, с точки зрения уменьшения кумовства и коррупции.”

          Лично я от такой системы выиграл бы, но её механистическое применение ко всему научному сообществу рискованно и проблематично в силу погрешностей и неоднозначностей оценок, основанных чисто на наукометрических показателях. Более безопасно и рационально использовать индексы не для оценок, а для стимулирования и регулирования. Для реалистичных оценок нужна дорогая экспертиза, подкрепляемая теми самыми обратными связями и платежеспособным спросом, о котором твердит Ash.

      • Ash:

        Правильно, но это второстепенное следствие. Главное — наука при этом совершенно беззащитна даже от неквалифицированного вмешательства, не говоря уже о стервятниках. Такая судьба ждёт любую часть экономики, на которую нет платёжеспособного спроса: либо съедят, либо просто угробят.

        Вопрос времени, в нашем случае уже не очень долгого.

    • Ash:

      Происходит простое приведение текущих расходов в соответствие с текущими доходами, за что Кудрина в своё время справедливо ругали «бухгалтером». (Кстати, МВД уже сократили на 10% и, по слухам, пошли на второй заход.) Им нужно просто уменьшить сумму в графе «расход». Всё. Точка. Дальше ничего нет. Свежему человеку это трудно представить. Но именно поэтому в нашем случае по инерционному сценарию все сокращения будут отданы на откуп локальной администрации: на уровень факультетов (если не кафедр), руководства институтов и т.п. Надеюсь, не нужно объяснять, что здесь наукометрия будет, в лучшем случае, поводом, а не истинной причиной для увольнений. Но есть варианты и много хуже.

      • raslyn:

        Да все это вижу я, что все реформы по типу объединить, потом переименовать, затем сократить (милицию в полицию, три академии в одну, две поликлинику в одну, три детсада и две школы в один ДОЦ, два ВУЗа в один и т.д) но все-таки у меня оптимизма поболее пока будет чем у Вас. Несколько лет назад вообще никто не парился о том где публиковаться и с каким импакт фактором, а сейчас, уже если хочешь помимо оклада, что-то еще получать, то нужны публикации и не а бы где.

        • Ash:

          Всё дело в относительных скоростях процессов. По данным последних нескольких лет выяснилось, что наша экономика более-менее устойчива не просто при высоких, а при постоянно повышающихся ценах на нефть. Чрезвычайно высока вероятность, что уже к зиме по Brent будет ниже 40. По разным оценкам, даже при условии постоянных сокращений бюджета, имеющихся денег хватит максимум на год-два (в этом, кстати, одна из основных причин переноса выборов). Применительно к науке через пару лет получим жалкие огрызки (даже по сравнению с текущим состоянием), пусть и с несколько лучшими индексами.

        • paulkorry:

          По поводу высокорейтинговых журналов — расскажу, пожалуй, такую историю.

          Я в последние годы занимаюсь комплексами лантаноидов. Есть такая проблема — тяжелые лантаноиды обладают высоким магнитным моментом, но магнитный обмен между их ионами через мостиковые лиганды незначителен, поскольку связь между лантаноидом и лигандом преимущественно ионная. Если же сделать сами лиганды парамагнитными, можно ожидать чего-либо интересного. Иногда используют как лиганды стабильные радикалы (получаемые многостадийным синтезом), но мне пришел в голову более простой вариант — если лиганд сам является донором/акцептором электронной плотности, то он, соотв., с акцептором/донором может образовывать комплекс с переносом заряда, и, в случае значительного переноса приобретать спиновую плотность, подмагничиваться. И я получил такие комплексы, на основе простых лигандов и доноров. Для подтверждения парамагнетизма лигандов был сделан ЭПР иттриевого комплекса, поскольку иттрий диамагнитен (на самом деле и сильно парамагнитные лантаноиды, кроме Gd, при комнатной т-ре не дают сигнала из-за быстрой релаксации, но иттрий уж диамагнитен абсолютно). Статью послали в журнал с приличным импактом, где ее бортанули. Ревьюер не поверил (или сделал вид, что не поверил), что сигнал ЭПР связан с переносом заряда, он заподозрил «ферромагнитную примесь». Хотя сигнал ЭПР по всем параметрам не мог принадлежать металлу. Были и другие замечания, на которые я мог бы ответить, но если моим данным тупо не верят, я ничего не могу на это возразить.

          Поскольку сроки поджимали, я послал статью в Полиэдрон, где ее приняли вообще без замечаний и быстро опубликовали. Один ревьюер даже назвал ее scientific masterpiece.

          Два месяца я впустую потерял, в итоге.

          Эта статья содержала оригинальную идею и описание принципиально нового типа гибридных комплексов (там, естес-но, стекинг между взаимодействющими фрагментами, супрамолекулярные структуры, все подробно описано). Но высокорейтинговый журнал ее не принял.

          Мораль здесь такая — любая новая оригинальная идея может быть отвергнута в крутом журнале, если ревьюер решит, что «этого не может быть». Еще одна мораль — нераскрученных российских авторов в таких журналах очень не приветствуют. И посылать туда статьи — все равно что набиваться в гости к людям, которые тебя совсем не ждут.

          Да, а в соавторстве с академиком Белецкой я бы, конечно, опубликовался где угодно.

          • Лёня:

            Из единичного случая Вы делаете такие глубокие далеко идущие выводы, да ещё и мораль подводите? Возможно, и в той статье были похожие малоосновательные заключения, что и послужило поводом к отфутболиванию.

            • paulkorry:

              Это мой личный случай, но от сослуживцев мне известно несколько подобных. Шансы неизвестного россиянина опубликоваться в журнале ACS стремятся к нулю. Всегда найдут повод зарубить статью.

              А доказывать в многомесячной переписке, что ты не верблюд, просто нет времени.

              • Лёня:

                Регулярно публикуюсь и в ACS и в RSC, не являясь особо известным (работаю в рядовом нестоличном российском институте). Понятно, что неизвестным пробиться в любые рейтинговые издания тяжело, но возможно. Мой личный опыт показывает, что избежать многомесячной переписки удаётся, получив надёжные результаты, убедительно подтверждённые желательно несколькими методами и представив их в статье чётко, ясно, без излишних спекуляций. Ну, и английский должен быть на уровне.

                Также знаю, что у людей, привыкших публиковаться в низко-рейтинговых журналах, обычно имеются большие проблемы с убедительным подтверждением и изложением результатов, поскольку им особо париться над этим в основном не приходилось.

                А на неадекватных рецензентов можно где угодно нарваться, и у меня таких случаев хватает. Единственное, что в особо пафосных журналах при негативном отзыве зачастую сразу отфутболивают, а в журналах рангом пониже дают возможность с рецензентами пободаться.

                • paulkorry:

                  Кто у Вас шеф, не намекнете? ))

                  • Платон:

                    paulkorry вот ты вроде умный человек на вид, пишешь, «Шансы неизвестного россиянина опубликоваться в журнале ACS стремятся к нулю. Всегда найдут повод зарубить статью.»

                    У меня вопрос нехитрый: а зачем статью «зарубать»?)))))

                  • Лёня:

                    Не академик и даже не членкор, если Вы это имеете в виду )

                    • paulkorry:

                      Не хотите — не говорите. Просто научных групп, легко публикующихся в таких журналах в России мало, думаю, я их все знаю.

                    • А я не сказал, что я легко публикуюсь (легко то, что неинтересно). Да и в особую группу я не вхожу – скорее свободный художник.

                    • paulkorry:

                      Уважаемый Леня, я вижу Вы структурщик. Хороший структурщик может публиковаться с любыми авторами, в том числе и из традиционно успешных групп. Все, наверное, знают Костю Лысенко из ИНЭОСа. Но вещества получают другие люди, а химия, собственно, начинается с нового вещества.

                      Я Вам, в порядке взаимности, скинул на емейл дои статьи, про которую рассказывал. Если интересно, можете взглянуть.

                    • NickName:

                      Если вы начали один-два раза в год публиковаться барьер снижается. Тяжело первый раз пробить.

  • Платон:

    Ответ твой мудрый я предсказал, и вот что я отвечу. Ты же наверняка выписываешь nature, science, главные, али бранч-версии, и читаешь там статейки. И ты не можешь не видеть не огромное, но значительное количество статей, которые публикуют группы, которые расположены в самых глухих местах планеты, там где казалось, наука вообще не может существовать (и понятно, не получает должного финансирования). Я говорю о всяких Эстониях, Индиях, Португалиях, Тайванях и прочих Египтах) Так вот я думаю — их-то почему не рубят?

    • paulkorry:

      Платон, я вижу, ты мудрый трудоголик в связи с чем желаю тебе скорее бросить этот форум, где столько бездарных лентяев, и заняться подготовкой очередной блестящей статьи в Nature или Science.

      • Платон:

        Дружище, я этим и занимаюсь, но сегодня я на работу не пошел, схалявил, поэтому зашел на этот сайт :)

  • Лёня:

    paulkorry: «Хороший структурщик может публиковаться с любыми авторами… Но вещества получают другие люди, а химия, собственно, начинается с нового вещества.»

    А хороший химик может публиковаться в любых журналах ;)

    С чего начинается химия мне, физику, спорить не с руки, хотя я слышал, что химия – это не только синтез, но и анализ, свойства и много чего ещё. У Вас свой оригинальный метод синтеза, у меня свой собственный метод анализа, вот с этим и стоит заявляться в рейтинговые журналы, чтобы как можно больше людей имели возможность эти методы проверить, использовать, развить/доработать и сообщить нам о результатах в своих статьях. То есть нужно это не только ИМ, но и НАМ.

    • paulkorry:

      Чтобы что-либо исследовать, нужно сначала это получить.

      Чем обернулась моя попытка опубликоваться в высокорейтинговом журнале, я рассказал. Статью Вы, видимо, просмотрели. Вы считаете, что там слабая структурная часть или физические методы? Просто Ваше мнение, так сказать, на первый взгляд.

      • Лёня:

        На первый взгляд, статья большая, добротная, но это как раз тот случай, когда велик шанс быть отправленным из высокорейтингового журнала в специализированный. Слишком пространное описание различных методов и деталей, подчас плохо увязанных друг с другом, а основная изюминка и важность работы в этом теряется. Относительно замечания рецензента по ЭПР: измерения были сделаны на порошке, причём не количественно, поэтому возникло подозрение на примесь. Вы пишете, что «Были и другие замечания, на которые я мог бы ответить», то есть статья не была завёрнута сразу, а было предложено её доработать, что уже очень хорошо. Но Вы решили с рецензентами не бодаться и тем самым показали, что в данном журнале Вам публиковаться не очень и нужно. Так что, всё логично.

        • paulkorry:

          На самом деле журнал был тематический, но более высокого рейтинга. Большое число методов при описании новых веществ, в принципе, приветствуется, кроме того, я не один в институте, есть много физхимиков, которым тоже нужно отчитываться по грантам. Избыток данных при желании всегда можно засунуть в супплементарий.

          Один из рецензентов рекомендовал статью отвергнуть, он там еще не поверил в упоминаемую в статье магнитную корреляцию, опубликованную в Russian Chemical Bulletin. Если его действительно та корреляция заинтересовала, он мог бы взглянуть на статью по ссылке и с одного взгляда на картинку убедиться, но он, видимо, побрезговал это сделать. Магнитные измерения тоже нужно было переделывать для вящей достоверности — когда я буду это делать? Вообще, редакция советовала статью серьезно переработать с учетом замечаний, но, по-моему, это был вежливый отказ, т.к. если данным не доверяют, на это трудно что-либо возразить.

          А может быть, мне и удалось бы пробить статью — если бы я не был ограничен во времени, или если бы был китайцем )) Ибо китайские статьи в том журнале встречаются явно более слабые.

          Спасибо за внимание к моим трудам!

  • Лёня:

    Статью посмотрю завтра – рабочий ящик мне из дома недоступен.

  • vlad1950:

    все эти рейтинги лишь увеиличивают бесправие и так нищих сотрудников ог произвола администрациии кроме того они противоречат и трудовому кодексу рф как и контрактам заключаемым в мгу с ппс и нс комменты в адрес персоны юв Грановского нелепы и смешны видно писались малограмотными студнями или аспирантами

    • raslyn:

      Прочитал Ваш «грамотный» коммент, с полным отсутствием знаков препинания. Лень даже что-то Вам доказывать, в какой-то мере система рейтингов сама все покажет, кто студень, а кто с 1950 года рождения уже который год просиживает штаны на пенсии, не давая активным и молодым возможности для роста или закрепления в науке.

      • vlad1950:

        оюьезный у меня презрительно отношение к заборас типаэтого и так сойдет т рльлм править зппятые орфографию кжел младщих еорректоров редактороа ровно адекватная позицич для малограмотных студняей аспирантов те вашего уровня пиплов

      • vlad1950:

        любезный еще раз не малограмотным студням и иаспирантам судить как должны работать профессорам МГу каждый сверчок знай свой шесток

    • Ash:

      Есть два разных вопроса.

      1. Классификация сферических коней по радиусу (то бишь рейтингу).

      Первая сугубо теоретическая проблема: можно ли вычислить рейтинг по индексам с приличным приближением. Вторая сугубо теоретическая проблема: можно ли вычислить рейтинг по инструкциям и контрактам с приличным приближением. Здесь состоялось обширное и, надеюсь, плодотворное обсуждение обоих вариантов.

      2. По каким реальным критериям будут увольнять. Почти на 100% уверен в том, что вопрос будет «спущен» на локальный уровень. Местному начальству для увольнения никакие формальные критерии не нужны: оно и так всех знает и будет действовать (хорошо или плохо) по собственному усмотрению. Чем оно при этом будет прикрываться — индексами или инструкциями — практически никакой разницы не видно.

  • vlad1950:

    реалььно в рейтинге МГУ роль цитирования и индекса хирша о чем тут да и не только тут все так переживают по сути копеечная да и потом юридическая значимость всех этих рейтингов вовсе не очевидна

  • Сейчас многие начали пользоваться индексом научной активности sciin.ru Говорят, удобно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com