Настоящий ботаник

Дмитрий Гельтман, зам. директора Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН

Дмитрий Гельтман, зам. директора Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН

3 февраля 2015 года исполнилось 90 лет Николаю Николаевичу Цвелёву — выдающемуся отечественному ботанику, главному научному сотруднику Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН, члену-корреспонденту РАН, скромному и доброму человеку.

Н. Н. родился и провел детство в Тамбове. Ботаникой он начал интересоваться c 10 лет под влиянием книг из семейной библиотеки. Растения, собранные в окрестностях города, он определял по «Флоре Средней России» П. Ф. Маевского. Увлечение было не вполне мальчишеским, и Н. Н. не рассказывал о нем никому, кроме самого близкого друга. С его гербарными сборами познакомилась ботаник из МГУ Т. Б. Вернадер, снимавшая дачу близ Тамбова. К ее удивлению, она почти не нашла ошибок в определениях растений.

Н. Н. Цвелёв. Фото В. Храмцова

Н. Н. Цвелёв. Фото В. Храмцова

Детство Н. Н. пришлось на голодное время, об этом он упомянул в своей автобиографии [1]. Ощущения детства сохранились на всю жизнь и однажды дали о себе знать в неожиданной обстановке. Как-то в начале 1990-х группа сотрудников института, в том числе и Н. Н., возвращалась в электричке с ботанической экскурсии. Это было время, когда магазины уже наполнялись, но многое научным сотрудникам было еще не по карману. К нам подсел слегка подвыпивший апологет «сталинского порядка», который стал назойливо вспоминать о «дешевой икре». Н. Н., обычно спокойного, вдруг прорвало. В нескольких фразах он доходчиво объяснил, как было с продуктами в Тамбове во времена его детства, как жители города выловили и съели почти всех моллюсков в реке Цне, а его дядя-охотник радовал семью подстреленными воробьями…

В 1943 году, после окончания школы, Н. Н. поступил в артиллерийское техническое училище. После его окончания стал техником в подразделении самоходных артиллерийских установок (именно с тех времен он помнит слова песни «На поле танки грохотали»), принимал участие в боях в Польше и Германии, в том числе и за Берлин, где отпраздновал День Победы…

…Через много лет Н. Н. на конференции встретился с немецким ботаником. Оказалось, что тот в 1945 году подростком служил в «фольксштурме», который очень досаждал «самоходкам» — их в боевой обстановке должен был ремонтировать Н. Н. Два ботаника обменялись воспоминаниями и перешли к обсуждению научных вопросов. Оказалось, что у них очень близкий подход к концепции вида.

После демобилизации Н. Н. хотел учиться в Московском университете (и даже поступил на заочное отделение), но в итоге по семейным обстоятельствам стал учиться в Харьковском университете. Во время учебы он интересовался как ботаникой, так и энтомологией, но все-таки сделал выбор в пользу изучения растений. Предметом его дипломной работы стали злаки Крыма. Во время одной из студенческих экспедиций он познакомился с известным ботаником С. В. Юзепчуком из Ботанического института им. В. Л. Комарова (БИН), который оценил знания и увлеченность Н. Н. и обещал способствовать его поступлению в аспирантуру БИНа.

По предварительному распределению Н. Н. должен был отправиться учительствовать в Западную Украину. Но помогло письмо от БИНа, и он был направлен в аспирантуру, хотя и здесь не обошлось без волнений. На вступительном экзамене по марксизму-ленинизму Н. Н. не смог ответить на дополнительный вопрос: «Кто обосновал значение мозга для мышления?» (надо было ответить «Иван Петрович Павлов») и получил «четверку». Но были выделены дополнительные аспирантские места, и Н. Н. все-таки был зачислен.

Темой его кандидатской диссертации стала монография одного из родов злаков. Изучение этого большого по числу видов и экономически важного семейства — одна из традиций БИНа и его предшественников, идущая еще от первого директора Ботанического музея Карла Триниуса. Но в начале 1950-х годов специалистов по злакам в институте не было, и Н. Н. предстояло стать продолжателем этой традиции.

Диссертацию Н. Н. защитил досрочно. Кроме того, ему повезло — удалось получить место в общежитии, в которое были переоборудованы несколько «академических» квартир. Это позволило остаться в Ленинграде и продолжить заниматься наукой.

После окончания аспирантуры Н. Н. включился в работу над заключительными томами «Флоры СССР» — научного проекта, который намного опередил аналогичные зарубежные инициативы и стал для них в известной мере примером. Но важнейшее научное достижение Н. Н. — это, конечно, его работы по систематике злаков, и именно в этом качестве его знают многие коллеги. В 1976 году вышла монография «Злаки СССР», подготовленная по материалам его докторской диссертации [2]. Академия наук никак не хотела печатать столь объемную монографию, и только благодаря настойчивости академика Е. М. Лавренко (также «харьковчанина») она увидела свет. В 1983 году эта книга была переведена на английский язык [3], и до сего времени ее можно найти на рабочих столах всех систематиков мира, более или менее серьезно занимающихся злаками. Кроме того, Н. Н . была разработана наиболее полная и логичная «домолекулярная» система этого семейства [4, 5] — и это не считая многочисленных статей по отдельным проблемам систематики злаков.

Всего того, что было сделано Н. Н. в систематике злаков, было бы более чем достаточно, чтобы создать себе имя в науке. Однако его научные интересы включали всё новые и новые группы растений, новые и новые территории. Причина этого проста: он любит растения. В значительной мере благодаря его личному участию была успешно завершена «Флора Восточной Европы» (начата как «Флора европейской части СССР») — Н. Н. был редактором 9–11-го томов этого издания и самым активным автором. Он принимал активное участие в подготовке сводки «Сосудистые растений советского Дальнего Востока», англоязычной «Флоры Китая» и в ряде других подобных проектов.

Но и это еще не всё. Н. Н. всегда интересуется флорой той местности, в которой он оказывается. В детстве это были окрестности Тамбова, в студенческие годы — окрестности Харькова. С 1951 года он активно изучает флору Северо-Запада Европейской России — территорию, сравнимую с небольшой европейской страной. Результатом этого стал оригинальный «Определитель сосудистых растений Северо-Западной России» — самая цитируемая, по данным РИНЦ, региональная флористическая сводка в России. Изучение флоры окрестностей Санкт-Петербурга нередко происходило (и иногда происходит до сих пор) во время знаменитых однодневных выездов Н. Н., в которых принимают участие сотрудники БИНа, иных ботанических учреждений. Такие поездки очень популярны у молодежи, ведь именно таким способом в нашей науке происходит передача знаний и опыта «от мастера к ученику».

Н. Н. — настоящий полевой ботаник. Ему довелось принимать участие во многих экспедициях на территории бывшего СССР. В 1981 году он участвовал в многомесячной экспедиции на исследовательском судне «Академик Вернадский», во время которой познакомился с тропической флорой, дважды посетил Кубу. В 1960-м он участвовал в легендарной экспедиции по поиску снежного человека. Разумеется, ботаники и зоологи, участвовавшие в этой щедро финансировавшейся экспедиции, интересовались не мифическим существом, а собирали материал для своих исследований, хотя им и мешали периодически наезжавшие фанаты «криптической биологии».

Огромные опыт, работа с различными группами растений, многочисленные экспедиции привели Н. Н. к ряду теоретических обобщений. Это и поддержка гипотезы «расширяющейся Земли», представление о колониальном характере тела высших растений, обоснование первичности травянистой жизненной формы цветковых растений, большой роли гибридизации в их эволюции и многое другое [6]. Многие из этих представлений шли вразрез с господствующими, в том числе и взглядами академика А. Л. Тахтаджяна, спорить с которым в БИНе в 1960–1980-х годах не то чтобы запрещалось, но и не поощрялось. Н. Н. не идет на компромиссы в научных дискуссиях, впрочем, всегда внимательно выслушивая тех, кто не разделяет его подходы. Однако он чрезвычайно либерален (и, естественно, популярен) как оппонент на защите диссертаций, считая, что само по себе стремление в не очень престижную науку должно поощряться. Одно из стихотворений — в японском стиле, — сочиненных коллегами к 80-летию Н. Н., отмечает эту его черту:

Кто-то что-то снова приносит на отзыв.
Прочел — чепуха!
Но вспомнил вишню в цвету —
Ладно, пусть защитится!

Высокий научный уровень Н. Н. признан уже давно, и его имя с начала 1990-х годов называлось среди кандидатов в члены Российской академии наук. Однако он обычно отказывался от выдвижения в пользу тех, чье избрание «было нужно для института». И лишь в 1999 году на заседании Ученого совета БИНа известный геоботаник В. И. Василевич предложил выдвинуть кандидатуру Н. Н. на вакансию члена-корреспондента РАН, добавив: «А Вы, Николай Николаевич, не смейте отказываться»!

Как и многие представители его поколения, Н. Н. пишет на русском языке, и его формальные библиометрические показатели в международных системах цитирования довольно скромные. Однако famous professor Tzvelev имеет высокий авторитет в мировой науке, особенно среди специалистов по злакам. Не случайно Н. Н. избран иностранным членом Линнеевского общества в Лондоне — этой чести могут быть удостоены не более 50 ботаников и зоологов. В юбилейном поздравлении от коллег из Королевского ботанического сада в Кью (Великобритания) было сказано: «Мы пользуемся Вашими книгами каждый день».

90-летний юбилей Н. Н. был отмечен заседанием Ученого совета БИНа и неформальным праздником в его родном подразделении — Отделе Гербарий высших растений. Этот юбилей стал и праздником ботаники — не самой престижной в наше время науки, тем не менее все-таки находящей своих приверженцев.

Юбилей прошел, и для Н. Н. всё снова пошло своим чередом. Он раньше всех появляется на своем рабочем месте — ведь сделать надо еще очень много! Скоро будут закончены «Злаки России».

1. Краткая автобиография // Цвелев Н. Н. Проблемы теоретической морфологии и эволюции высших растений. М.; СПб.: Товарищество научных изданий КМК, 2005.
С. 393–404.

2. Цвелев Н. Н. Злаки СССР. Л.: Наука, 1976.

3. Tzvelev N. N. Grasses of the Soviet Union. New Dehli: Oxonian Press, 1983.

4. Цвелёв Н. Н. Система злаков (Poaceae) и их эволюция. Л.: Наука, 1987.(Комаровские чтения, XXXVII).

5. Tzvelev N. N. The system of grasses (Poaceae) and their evolution. // Botanical Review, 1989. Vol. 55. P. 141–204.

6. Цвелев Н. Н. Проблемы теоретической морфологии и эволюции высших растений. М.; СПб.: Товарищество научных изданий КМК, 2005.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *