- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Как сексизм победил коронавирус

Короткая речь на торжественном обеде по случаю завершающейся Конференции научных журналистов 2015 в Сеуле. Всего четыре минуты, но разве такую услышишь от нашего министра образования и науки? И не потому, что Дмитрий Ливанов не хотел бы сказать чего-то подобного, а потому что хвастаться нечем. У современной России сейчас совершенно другие приоритеты.

Министр науки, информационных и коммуникационных технологий и планирования Кореи Чуа Янгхи (Choi Yanghee) поднимается на сцену и говорит (переведу его четырехминутную речь в несколько строчек): «Уважаемые дамы и господа, почему Корея за последние десятилетия из бедной страны стала одной из ведущих стран мира? Да только потому, что наука и технологии стали приоритетами национальной политики. Мы твердо верим, что только на развитие науки и технологий базируется благополучие страны и ее будущее. И научная журналистика играет во всем этом важнейшую роль». По затратам на науку и инновации Корея занимает уже пятое место в мире, после США, Китая, Японии и Германии).

А теперь перенесемся в Россию. «Мы и дальше будем вкладывать на войну оборону, пропаганду и силовые структуры, потому что только так сохраним свою власть»,  – мог бы сказать Путин, если бы был вполне откровенен и не играл на публику. Пока Корея и дальше будет вкладывать деньги в фундаментальные и прикладные разработки, в России уничтожают Фонд «Династия», а Дмитрия и Бориса Зимина выдавили за границу.

В Корее я еще раз почувствовала, как информационные вирусы не менее опасны, чем биологические. Мои друзья, узнав, что я прилетела в Сеул, начали мне писать: «”Эхо Москвы” вчера весь день говорило об угрозе MERS! Будь осторожна». Может быть , все же не стоит пугать, а рассказывать о том, что есть и как борются?

В ведущем журнале о науке Nature появилась статья, четко говорящая, что коронавирус не является мировой угрозой. Да, согласно сообщениям от 4 июня Всемирной организации здравоохранения, 30 человек заразились вирусом, из них двое умерли (на момент публикации 108 заразились, а умерло 9 человек). Сотни школ были закрыты (впрочем, в некоторых школах Сеула занятия продолжаются, я видела, как шли по улицам школьники в одинаковой форме). Несколько тысяч человек помещено под карантин, инкубационный период составляет максимум 14 дней.

Власти Южной Кореи делают всё, чтобы распространение вируса прекратилось. Как пишет Nature, эксперты не считают, что вспышка этого вируса, в котором все случаи заражения произошли в больницах, имеет потенциал пандемии. Есть и уверенность в том, что он не распространится по всей Южной Корее. «Чтобы стать пандемией, этот вирус должен мутировать так, чтобы легко передаваться от человека к человеку, но эпидемиологическая ситуация не дает оснований говорить, что такая мутация произошла», – отмечается в статье в Nature (см. также последнюю информацию на сайте ВОЗ).

Кажется, вируса боятся все-таки больше вне Кореи, чем внутри нее. На улицах и в метро корейской столицы маски носят каждый 10-й или даже 15-й человек.

Впрочем, из-за вируса отменены туры по Сеулу и в зону разделения Северной и Южной Корей (DMZ-zone). «А вы были в корейских больницах? – спрашивает нас на конференции очередной оратор. – Они большие и красивые, как отели на 300 мест. Но не советую вам попадать туда сейчас, лучше как-нибудь потом». Народ смеется, прекрасно зная, что все заболевшие коронавирусом заразились именно в этих прекрасных больницах. 68-летний кореец, привезший 4 мая 2015 года вирус в страну (а симптомы заболевания у него проявились 11 мая), успел полечиться и заразить персонал и посетителей четырех больниц, пока врачи не разобрались, насколько опасно его заболевание.

Между тем научные журналисты на время забыли даже про MERS. Нобелевский лауреат Тим Хант (Tim Hunt) в ходе торжественного обеда в Сеуле, во время которого выступала то одна важная дама, то другая и говорила о том, как важно участие женщин в науке и всякое такое, встал и сказал, что он вообще то имеет славу шовиниста и что он против смешанных лабораторий (где М и Ж вместе), что женщины влюбляются в мужчин, а потом плачут. Человек явно шутил. Но не поверите, на него тут же набросились в блогах и «твиттерах» некоторые дамы-участницы конференции (да и некоторые мужчины помогли), раздули из этого сенсацию, пригвоздили Тома Ханта к позорному столбу, и даже пожаловались на него через Твиттер в Королевское общество (аналог Академии наук для Великобритании). «Мы не разделяем позицию Тима Ханта», – вежливо ответило @royalsociety. «Тим Хант – сексист, за что ему дали Нобелевскую премию?», –  продолжают шуметь дамы в «Твиттере». И этим дамам боятся перечить, потому что они своего рода gatekeepers. Я через свой «Твиттер» посоветовала им пожаловаться на Ханта в «Твиттер» Нобелевского комитета, чтобы абсурд был доведен до победной точки.

P.S. Хотела опубликовать этот пост на сайте «Эха Москвы», но мне отказали. Зато там висит пост «Новая Эбола». Кто и зачем пугает людей?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи