Как нам исправить систему научной аттестации?

Андрей Заякин

Андрей Заякин

Физик и один из создателей проекта Диссернет Андрей Заякин, выступивший с докладом на конференции ОНР, представил свои предложения в виде статьи для нашей газеты.

Вынесенная в заголовок тема была главным вопросом, на который я пытался ответить в своем выступлении на конференции Общества научных работников, опираясь на опыт Диссернета. Более всего я хотел бы избежать возможных упреков в реформаторском зуде и желании рубить с плеча.

Ни я, ни весь Диссернет ни в коем случае не предлагают какой-либо радикальной реформы всей системы ученых степеней в целом. Хотя мы и доказали, что огромное множество диссоветов, университетов и даже несколько экспертных советов ВАК скомпрометировали себя, фактически превратившись в конторы по распространению крашеных диссертаций, как, например, ныне разогнанный экономический диссовет профессора Минаева при РГГУ, отсюда не следует, что сама система, в которой над диссоветами стоит ВАК, служащий апелляционной инстанцией и контролирующий деятельность советов, подлежит демонтажу.

По нашему глубокому убеждению, основанному на опыте — а за два года Диссернет разоблачил около 2500 фальшивых диссертаций, подал более 100 заявлений о лишении ученой степени, из которых были удовлетворены около 20, — есть ряд простых мер, которые позволят, сохранив форму и структуру существующей системы, превратить ее из торговой сети для фальшивых степеней в систему настоящей научной аттестации.

Для очищения диссертационных советов и экспертных советов ВАК всё готово. Диссернет с любовью и заботой собрал в свои закрома всех, кто, сам не будучи плагиатором, в течение многих лет помогал (совершенно безвозмездно, как вы догадываетесь) в качестве руководителей или оппонентов другим людям защитить фальшивые диссертации. В те же закрома сложены члены экспертных советов ВАК, через кого фальшивые диссертации получали путевку в жизнь — и гарантии от нападок Диссернета.

Именно эти «ученые» — а в экспертных советах ВАК по праву и по экономической теории их и по сей день большинство — постоянно подставляют руководство Минобрнауки, давая замминистра образования Людмиле Огородовой на подпись всякую ахинею, например признавая отсутствие плагиата в работе профессора МАИ Катрины Добровой, которая списала более 200 страниц с чужого текста сплошняком [1].

Именно эти «эксперты» в другой раз обманули замминистра Л. М. Огородову, подсунув ей на подпись бумагу о том, что всё хорошо в диссертации большого ФСИНовского начальника Магомедрасулова [2] с 54 помеченными страницами в нашей стандартной таблице. Именно эти «специалисты» подвели министра образования и науки Д. Ливанова, дав ему ложный отчет об отсутствии некорректных заимствований в работе прокурора Шишкина, с 80 раскрашенными страницами [3].

И мы понимаем, что достаточно одного росчерка пера, одного политического решения, чтобы такие вещи не повторялись. Для этого все те члены диссертационных и экспертных советов, кто запятнал себя причастностью к диссеродельной индустрии, должны быть лишены права занимать места в любых диссертационных и экспертных советах, что в старых, что в перерегистрированных или заново созданных. А кто причастен к этой индустрии — прекрасно известно Диссернету, и об этом регулярно сообщается в Минобрнауки в наших официальных обращениях.

Однако для должного установления факта причастности того или иного профессора к диссеродельной индустрии и к покровительству ей совершенно недостаточно появления имени этого профессора в списках, которые ведет некое общественное объединение. Факт плагиата в той работе, которой этот профессор руководил или которую он представлял экспертному совету как эксперт, должен быть установлен сообразно Положению о присуждении ученых степеней. Только тогда применение ограничительных мер к профессору, который торговал диссертациями или крышевал эту торговлю, будет справедливым.

А установление факта плагиата практически невозможно ввиду того, что Положение в его нынешнем виде, в той части, которая касается отзыва ученых степеней, написано в расчете на случайные ошибки, допущенные по невнимательности, но никак не в расчете на циничных и наглых диссероделов, которые мне в лицо будут говорить, как было в деле Ужахова [4], что численные данные по Северо-Западу и Северному Кавказу совпадают в сотнях инстанций, так как «Северо-Запад очень похож на Северный Кавказ».

Именно «заточенность» Положения под нормальную практику, а не под радикальное очищение системы проявляется в том, что рассматривать заявления о лишении ученой степени предполагается… самому диссертационному совету, который принял исходное решение! То есть предполагается, что Диссовет признает свою ошибку! Нам с вами кажется такой порядок абсолютно абсурдным, поскольку еще древние римляне говорили, что nemo judex in propria causa, то есть «никто не может быть судьей в собственном деле». Более того, такой порядок противоречит п. 6. ст. 8 Федерального закона ФЗ-59 «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», который напрямую запрещает должностным лицам и органам власти (а диссовету в данном контексте делегирована часть полномочий Минобрнауки) рассматривать жалобы на собственную деятельность.

Диссертационный совет, рассматривающий заявление о лишении ученой степени, находится в состоянии очевиднейшего конфликта интересов. Стоит ему дважды признать, что он признал фальшак ценной научной работой, и диссовет будет распущен, а на его профессорах уже официально появится клеймо диссероделов. Поэтому невзятие самоотвода членами диссовета, являющимися госслужащими, при рассмотрении жалоб на собственную деятельность противоречит и п. 5 ст. 11 ФЗ-273 «О противодействии коррупции»: «Предотвращение и урегулирование конфликта интересов, стороной которого является государственный или муниципальный служащий, осуществляются путем отвода или самоотвода…» [5].

Нам могут возразить, что у диссертационного совета в данном случае лишь спрашивают рекомендации и его решение носит характер «ответа» ВАК, так что диссовет также занимает в этом процессе позицию не «судьи», а ответчика, вместе с горе-диссертантом. Положение об ученых степенях и Положение о диссовете, однако, говорят нам совершенно иное: совет не «защищается» от обвинений, не «объясняется» перед ВАК, не «отвечает», а «принимает решение» (пп. 62–64 Положения о диссовете [6], п. 70 Положения об ученых степенях [7]).

Тот факт, что приказ о лишении ученой степени принимается не диссоветом, а министром, с подачи Президиума ВАК по результату рассмотрения в ЭС ВАК, никак не отменяет очевидного характера «первой инстанции» по лишению ученой степени, который носит заседание диссертационного совета. Сама процедура рассмотрения, в которой диссовет должен выслушать аргументы подателя жалобы, аргументы диссертанта и рассудить между ними, напоминает рассмотрение дел в суде. И в этой связи совершенным беззаконием является то, что судья — то есть диссовет — рассматривает жалобу сам на себя. Итоги подобного «объективного» рассмотрения слишком хорошо известны Диссернету.

В рамках существующей нормативно-правовой базы имеется простейший способ исправить этот порок и явное законодательное противоречие. Достаточно изложить абзац 1 п. 70 Положения о присуждении ученых степеней в следующей редакции: «Минобрнауки РФ направляет данное заявление в диссертационный совет, отличный от диссертационного совета, на решение которого о присуждении ученой степени подано данное заявление».

Подобного рода изменение не требует никаких дополнительных затрат: вместо рассмотрения жалоб на совет А в совете А, а на Б — в совете Б члены совета Б получают жалобу на А и наоборот. Экспертный совет тогда не должен будет тяготиться дилеммой в отношении рекомендаций «степени не лишать» — при нынешней процедуре ЭС ВАК никогда не может быть уверен, что рассмотрение было объективным, и, бывает, вынужден тратить дополнительные ресурсы на дополнительную экспертизу.

Поэтому Диссернет призывает Минобрнауки исправить явно коррупциогенную норму закона, что позволило бы без всяких дополнительных вложений сил и средств очистить систему научной аттестации в России.

1. www.dissernet.org/expertise/dobrovakb2011.htm

2. www.dissernet.org/expertise/magomedrasulovmm2010.htm

3. www.dissernet.org/expertise/shishkinna2010.htm

4. www.dissernet.org/publications/ng_ryazan_batyevo.htm

5. www.consultant.ru/document/cons_doc_law_172553/?frame=5#p220

6. http://base.garant.ru/70603292/#block_3

7. www.consultant.ru/document/cons_doc_law_166742/?frame=1#p47

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

8 комментариев

  • Вантус:

    Поэтому невзятие самоотвода членами диссовета, являющимися госслужащими, при рассмотрении жалоб на собственную деятельность противоречит и п. 5 ст. 11 ФЗ-273 «О противодействии коррупции»: «Предотвращение и урегулирование конфликта интересов, стороной которого является государственный или муниципальный служащий, осуществляются путем отвода или самоотвода…»

    Члены диссовета, если только это не аттестованные (имеющие военные или специальные звания, классные чины) члены диссовета военного, милицейского, таможенного, прокурорского и т.п. вуза, не являются и никогда не являлись в РФ государственными служащими. Законы о государственной или муниципальной службе на них не распространяются, как и на прочих работников гражданских вузов. Почему так — спрашивайте у Медведева и Ко, которые в свое из всех сил противодействовали записи работников государственных вузов и муниципальных школ в гос и муниципальные служащие (думая в дальнейшем спихнуть школы и вузы с государства вообще).

  • vnbiryukov:

    Неплохо бы изучить и иностранный опыт. Например в Социалистической Республике Румыния ученые степени присуждались на конечный срок — 7 лет. По уровню коррупции положение в Румынии, по мнению транспэренси интернешнл, даже лучше, чем в России, поэтому срок у нас можно и сократить, упростив (!!!) при этом процедуру защиты. Правда, в ГД есть депутаты, предлагающие запретить деятельность упомянутой организации на территории РФ.

  • vnbiryukov:

    Уважаемый Андрей Заякин! В 2009-м году в ЮФУ защитил кандидатскую диссертацию глава Кущевской ОПГ Сергей Цапок, приговоренный в прошлом году к высшей мере наказания. Это был не первый глава ОПГ, получивший ученую степень! «Одним росчерком пера» — это неудачная метафора.

  • Афонюшкин Василий:

    1. пока попытки ужесточить борьбу с плагиатом, применительно к чиновникам покупающим диссертации, выглядят как попытки повысить качество товара приобретаемого конечным потребителем-чиновником. Ведь чиновник или глава ОПГ и т.д. покупает диссертацию будучи уверенным что это честный уникальный научный труд (в каком-то смысле, таким образом он инвестирует в развитие науки и, в благодарность за инвестиции, получает такую мелочь, как авторство в этой работе). Соответственно, люди обманувшие чиновника-инвестора должны быть наказаны (а наказывают почему-то чиновника).

    2. а хорошая идея — давать ученую степень на 7 лет. не так уж и трудно написать вторую-третью диссертацию.

    3. я вот думаю — у меня, например, есть оригинальная идея касающаяся моделирования инфекционного процесса при ВИЧ-инфекции, но нет денег на привлечение специалистов и т.д. (РФФИ на такое денег не даст) будет ли этично сделать совершенно оригинальное и полезное исследование потратив на него деньги какого-нибудь чиновника и предоставив ему за это все научные данные и авторство? Или идея должна остаться нереализованной?

  • максим:

    речь идет о симптомах

    они, конечно, не только важны, но и не менее неприятны

    есть масса других вопросов, которые имеют отношение к проблеме, но остались, как мне показалось, без внимания авторов этого номера

    конечно, интересно обсуждать, как сделать это, как улучшить, что изменить

    но есть конкретные проблемы, например, формирование Списка ВАК и требования к публикационной активности

    они имеют такое же отношение к проблеме, как и то, что выше описано

  • vlad1950:

    интересно бы услышать а чем плоха нынешняя система аттестации нс требования к нс явно завышены а зарплаты нищенские самые низкие в Европе

  • Раиля:

    Уважаемый Андрей Заякин! Писала Вам ранее, но ответ получить не удалось. Я веду переписку с МОН уже более четырех лет. Писала в Генпрокуратуру, в Комитет по образованию Госдумы, но добиться рассмотрения вопроса не получилось. Последний ответ Департамента аттестации МОН: Президиум ВАКа рекомендовал Министерству не рассматривать обращения по существу в связи с истечением срока. Вопрос простой: в 2006 году выдан диплом кандидата наук Баймурзиной Т.Н. (ТюменНИИгипрогаз) по сфальсифицированному аттестационному делу, все доказано документально. Диссертационной работы нет в РГБ, В ЦИТИС, нет по месту оформления фиктивной справки о выдаче диплома. Защищаясь от Генпрокуратуры ВАК сфальсифицировал копию диссертации, якобы получив ее из организации (НТЦ-Роснефть- Краснодар), которая никакого отношения к диссовету, выдавшему справку и оформившему аттестационное дело, не имела.

    О каких сроках можно говорить ВАКу если диссертации не было и нет до настоящего времени. Вот так просто продают дипломы и никто в этом случае ничего доказать не может.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com