- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Бюрократизация как способ разгрома науки и удушения ученых

Александр Фрадков

Александр Фрадков

Публикуем статью докт. техн. наук Александра Фрадкова (ИПМаш РАН), сопредседателя Совета ОНР, подготовленную им на основе его доклада на Общем собрании Общества научных работников.

«Википедия» определяет бюрократию как систему правления, где реальная власть принадлежит чиновничеству. За всю историю человечества не раз предлагали самые разные меры борьбы с бюрократизацией, но все они оказались неэффективными. Давайте поговорим о такой мере, как гласность. Еще Пётр I говорил: «Господам сенаторам говорить токмо словами, а не по писанному, дабы дурь каждого всем видна была». Вот мы и предоставим слово нашим господам начальникам.

Первый пример — распоряжение ФАНО от 8 июля 2014 года. Оно и сейчас висит на сайте ФАНО [1]. Это распоряжение ФАНО требует от каждой научной организации иметь план мероприятий по повышению эффективности и ежеквартально (!) сдавать заполненные формы с показателями. Оно представлено на бланке заместителя руководителя ФАНО, то есть это серьезный документ. А вот выдержки из него.

180-0012

Я уже слышу смех читающих. Письмо хвалит нас за оперативную и «грамоНтную» работе, за это отдельное спасибо подписавшему документ заместителю руководителя ФАНО Алексею Михайловичу Медведеву. «Распределение дополнительных ассигнований осуществлять пропорционально дИфициту средств…». Между прочим, когда мы у студентов такие слова видим в курсовых работах, мы их не допускаем к защите. И еще важно, что «при отсутствии положительной динамики показателей индикаторов деятельности федеральный государственных учреждений предоставление дополнительных ассигнований будет приостанавливаться», запомните, пожалуйста, этот момент.

180-0013

Обратите также внимание на последнее замечание: «…Учреждение заполняет только плановые и фактические значения целевых показателей, которые содержатЬся в плане мероприятий учреждения». Всё это работает уже почти год, и каждый квартал мы это делаем. И вот приложение: методические рекомендации, как это нужно делать.

«Методические рекомендации по заполнению плановых и фактических показателей плана мероприятия по повышению эффективности деятельности федеральных государственных бюджетных учреждений, подведомственных ФАНО России, в части оказания государственных услуг (выполнения работ) на основе целевых показателей деятельности учреждения, совершенствования системы оплаты труда, включая мероприятия по повышению оплаты труда соответствующих категорий работников, оптимизационные меры».

То, что вы сейчас прочли, — это заголовок документа. Попробуйте его прочесть вслух! А теперь взглянем на список из 12 показателей:

  1. среднесписочная численность научных работников;
  2. доля работников административно-управленческого и вспомогательного персонала в общей численности работников учреждения;
  3. средняя заработная плата научных сотрудников;
  4. отношение средней заработной платы научных сотрудников к средней заработной плате в соответствующем регионе;
  5. численность работников, выполняющих научные исследования и разработки (всего);
  6. соотношение средней заработной платы руководителя и средней заработной платы работников учреждения;
  7. удельный вес средств, полученных научной организацией из внебюджетных источников;
  8. удельный вес научных работников (исследователей) в возрасте до 39 лет в общей численности научных работников (исследователей);
  9. доля научных работников (исследователей), осуществляющих преподавательскую деятельность, в общей численности научных работников (исследователей);
  10. число публикаций организации, индексируемых в Международной информа-ционно-аналитической системе научного цитирования Web of Science, в расчете на 100 исследователей;
  11. число цитат публикаций сотрудников организации, индексируемых в Международной информационно-аналитической системе научного цитирования Web of Science, в расчете на 100 публикаций сотрудников;
  12. число цитат публикаций сотрудников организации, индексируемых в информационно-аналитической системе научного цитирования РИНЦ, в расчете на 100 публикаций сотрудников.

Данные по этим показателям нужно предоставлять ежеквартально: среднесписочная численность; доля работников адинистративно-управленческого и вспомогательного персонала — вы помните, мы должны показывать положительную динамику к каждому показателю? Опять смех в зале! Сравним пятый показатель «численность работников, выполняющих научные исследования и разработки» и первый показатель «среднесписочная численность научных работников».

Вы видите отличия? Я — нет. Пункт 11 — «число цитат публикаций сотрудников организаций» по Web of Science и по РИНЦу. Это нужно сдавать зачем-то каждый квартал! Зачем, спрашивается, если дополнительные ассигнования всё равно поступают лишь в конце года? Но мы не только не знаем зачем, мы не знаем, кто их обрабатывает, эти данные, и по каким правилам. Должен ли я всё это считать, как говорится, «до копеечки» или могу округлить? И в какую сторону округлять? Вверх или вниз?

Для протокола отметим, что данная форма утверждена Приказом Минобрнауки № 162 от 5 марта 2014 года и соответствует Постановлению Правительства РФ № 979 [2], об отмене которого Совет ОНР 28 апреля 2014 года просил председателя правительства РФ (см. [3]).

Вот что еще важно. Вопреки последней фразе этого распоряжения, которое обещает ничего дополнительно не спрашивать, в тех формах, которые нам присылают, фактически запрашиваются дополнительные сведения, и их больше, чем 12 пунктов, о которых мы должны отчитываться. В конце, например: мы должны сообщить Ф. И. О., гражданство, число иностранных ученых, участвующих в научных исследованиях организации. Откуда мы можем знать их гражданство? А если у кого-то два гражданства?

Я, когда мне спустилась эта форма, просто написал: «Не знаю», потому что я не имею права интересоваться персональными данными, нарушать закон об обработке персональных данных сотрудников. Я не ответил. Что ученый секретарь организации передал в ФАНО — не знаю. У наших ученых секретарей очень незавидная роль на современном этапе, мне очень их жаль: для научной работы у них времени не остается. Думаю, что они где-то сглаживают, нивелируют и так далее, идут на нарушения.

180-0014

Второй пример. Это — первый документ ФАНО, касающийся реструктуризации, вызвавший столько возмущения, обид и различных акций. В этом документе были только представлены предложения, как тут сказано, «в части, касающейся в проект доклада». Что это значит — не очень понятно. Ну, и дальнейшее слово «колОборациями» — что этим от нас хотят авторы документа? Дух этой фразы хороший, правильный. Авторы вроде бы обещают достигать согласия с отдельными группами потенциальных участников проектов. Но…

На самом деле вся проблема этой реструктуризации в том, что с теми, кто непосредственно объединяется и должен составлять новые организации, новые группы в этих научных коллективах, никакого согласования не производится. Это продавливается силовым методом, «сверху». В отдельных случаях — да, может быть, коллективам это и интересно, есть какие-то резоны для организации, но давайте идти обязательно на основе согласия ученых советов и трудовых коллективов. Документ, подписанный Михаилом Котюковым, это обещает. Вот что нам обещают и не делают.

Как научные работники оценивают то, что произошло за последний год? Вот один из комментариев на форуме ОНР: «При переходе в ФАНО бюрократическая нагрузка многократно увеличилась, хотя декларировалось обратное». Вот второе, тоже правильное замечание: «В ФАНО, практически не понимая сути того, что делают в подведомственных ему научных институтах, пытаются выдумать совершенно формальные показатели и ими отчитываться. Частично это происходит от дискомфорта, который испытывает человек, занимаясь малопонятным ему делом. Отсюда и „кривой“ язык составляемых ими документов».

Что мы имеем на сегодняшний день? Документы, по которым мы должны работать, часто бессмысленны. Сведения излишни, собираются бессмысленно часто, написаны неудобоваримо и, что хуже всего, безграмотно. Нам, технарям, еще не очень страшно, а филологам это всё равно что математикам сказать, что 2*2 = 5, и по этому правилу заставить работать. Исполнять такие распоряжения унизительно для ученых и вредно для науки. Такая бюрократическая реформа ведет к разгрому науки и, по существу, травит ученых, тех, кто эту науку делает. Что же нам делать?

В резолюции, которая единогласно принята Общим собранием ОНР и опубликована в «Троицком варианте» [4], представлены антибюрократические предложения Игоря Пшеничнова. Их смысл в том, что нужно требовать регламентации времени, которое мы тратим на заполнение документов. Если это время слишком велико, то нужно требовать либо дополнительных временны́х, либо денежных или материальных ресурсов. А то, что работать в таких условиях невозможно, нужно доказательно донести до начальства.

Есть и другие способы кроме той гласности, к которой я призываю, — организованные антибюрократические акции. Вот пример: протесты ученых в Европе. Они гораздо более массовые, чем у нас. В сентябре 2014 года было распространено открытое письмо, касающееся не столько бюрократизации, сколько урезания бюджета на науку. Адресовано было европейским властям и называлось «Они выбрали невежество» [5]. Там была фраза «Мы решили напомнить, что их невежество может стоить нам будущего». На сегодняшний день письмо собрало более 19 тыс. подписей, там есть подписи и из России.

И был организован марш на Париж — молодые постдоки, в основном на велосипедах, добрались в Париж из разных городов и организовали митинг. В митинге участвовало более 8000 человек. В других европейских столицах тоже были организованы митинги. В большинстве случаев митинги организовывала ассоциация EuroScience — общество, похожее на наше ОНР [6].

Другой пример [7]. Американские ученые тоже мучаются от «похождений» своих чиновников. В 2005 году Национальный совет по делам науки (National Science Board) провел исследование и выяснил, что ученые, получающие федеральные гранты, тратят около 42% общего времени именно на заполнение разнообразных бумаг и подготовку отчетов. 10 июля 2014 года республиканец Ларри Букшон внес в конгресс законопроект о создании специальной рабочей группы, которая должна найти возможности упростить все бюрократические процедуры (Research and Development Effciency Act). 14 июля 2014 года законопроект был одобрен палатой представителей.

Новый Комитет по изучению федеральных правил, касающихся научных исследований и отчетов (Committee On Federal Research Regulations And Reporting Requirements), был создан учеными под эгидой парламентского Комитета по вопросам науки, техники и законодательства (Committee On Science, Technology and Law) и Управления высшего образования и рабочей силы. Назначение комитета — изучить все правила, изданные государством для регулирования исследовательской работы, выяснить, при каких обстоятельствах они создавались, и решить, насколько сегодня эти обстоятельства актуальны. 12–13 февраля 2015 года состоялось первое заседание комитета.

Комитет ученых по изучению федеральных правил, касающихся научных исследований и отчетов, нужен и российской науке. И входить в него должны не директора-администраторы, как в недавно созданный Научно-координационный совет при ФАНО, а работающие научные сотрудники, мнение которых пора наконец начать учитывать по-настоящему!

В заключение совсем свежий пример — антибюрократическая акция в России. Она только начинает разворачиваться, и я прошу всех внимательно отнестись к этому и тоже поучаствовать. В Санкт-Петербурге в начале апреля проходила конференция «Болевые точки современной российской науки: бюрократизация, плагиат, лженаука». Было подготовлено Санкт-Петербургским союзом ученых, сформировано и принято заявление. Конференцию готовили несколько обществ, ОНР тоже участвовало в организации, и в этом заявлении был перечислен список антибюрократических мер. Во многом он перекликается с заявлением ОНР, принятым Общим собранием 18 мая 2015 года. Оно было опубликовано ТрВ-Наука [8]. В нем выдвигаются простые, всем понятные требования:

180-0016

Дальше с этим заявлением конференции произошло вот что. В организации этой конференции участвовал Санкт-Петербургский социологический институт (СИ РАН), и совсем недавно (14 мая) они организовали собрание научного коллектива и поддержали это заявление своим решением.

Если каждый институт, каждая научная организация — а их у нас почти тысяча — примет такое заявление в поддержку антибюрократического заявления конференции, трудно будет, по-видимому, проигнорировать это. Конечно, если один-два института так сделают, то это не будет заметно. Но сделать эту акцию массовой, заметной — зависит от нас с вами. И мне кажется, что важно, чтобы каждый институт, каждая научная организация в ней поучаствовали. Я надеюсь, что «питерскую инициативу» поддержит 3-я сессия Конференции научных работников 29 мая 2015 года.

P.S. На днях мне сказали, что на одном из писем ФАНО была указана тема: «О российско-индейском научно-техническом сотрудничеств». Иногда кажется, что и верно, с ФАНО как с индейцами сотрудничаем.

1. http://fano.gov.ru/common/upload/library/2014/07/main/analiz_zp.rar

2. sciencemon.ru/legal/laws/prikaz-minobrnauki-rossii-ot-5-marta-2014-162/#1

3. http://onr-russia.ru/content/sovet-onr-ob-otsenke-nauchnyh-organizatsij-2014-04-28

4. http://trv-science.ru/2015/05/19/k-obshchemu-sobraniyu-onr/

5. gazeta.ru/science/2014/10/21_a_6269257.shtml

6. EuroScience

7. http://scientifcrussia.ru/articles/kak-v-usa-boriutsia-s-biurokratiej

8. http://trv-science.ru/2015/04/21/uchenye-o-bolevykh-tochkakh-rossijskoj-nauki/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи