Хотите работать в Сингапуре? Подумайте хорошенько!

Николай Кочергинский, эксперт в области мембранных технологий

Николай Кочергинский, эксперт в области мембранных технологий

Я хочу описать мой личный опыт преподавания в Сингапуре. Он показывает, как тесно связаны политика и этика, наука и образование и, конечно, деньги. Мне кажется, что этот опыт будет интересен читателям, особенно тем, кто планирует поехать поработать в других странах.

В научных журналах часто можно увидеть объявления о вакансиях в Национальном университете Сингапура (NUS). Это очень престижный и богатый университет, который в течение многих лет активно нанимал профессоров по всему миру. Согласно рейтингу The World University Ranking, публикуемому в журнале Times Higher Education (THE), в 2014– 2015 годах он занял 25-ю позицию в мире.

Я, вероятно, был первым из тех, кто первоначально поехал по приглашению на работу в США, но не усидел там и спустя несколько лет поехал преподавать в Сингапур. Там я проработал почти десять лет, и довольно успешно. За это время я опубликовал монографию в CRC Press, много статей в международных журналах, был руководителем трех диссертаций, получал гранты, получил один из лучших в Азии спектрометр электронного парамагнитного резонанса (стоимостью 500 тыс. евро). Кроме того, я был советником по большой международной программе сотрудничества с Россией и странами Восточной Европы. Это была четырехлетняя программа (с общим бюджетом в 3 млн долл. США), благодаря ее поддержке более 60 ученых из России и других стран смогли посетить Сингапур с научными визитами.

Мое изобретение по извлечению металлов из отходов (Method for Metal Recovery from Aqueous Solution, P C T patent WO 01/89670 A1, 2001; US patent 6,521,117 B2, European patent EP1309392; Singapore Patent #93392) позволило основать стартап-ком-панию. Наша мембранная технология позволяла быстро и эффективно удалять медь из отработанных травильных растворов, что было важно при производстве печатных плат. Я тогда получил грант и изготовил автоматизированную установку-прототип, очищавшую бочку раствора в день. Фото установки было опубликовано в юбилейном обзоре по мембранным технологиям (K. Sirkar, Ind. Eng. Chem. Res., 47 (2008) 5250), а в 2004 году одна шведская компания заключила лицензионное соглашение для коммерциализации процесса. В результате я получил новый грант в университете для дальнейшего развития этого и подобных инновационных процессов с использованием биомиметических мембран для очистки воды. Это до сих пор большая проблема в Сингапуре.

Профессор Н. Кочергинский на демонстрации шведам установки для очистки воды (2004). С сайта национального университета Сингапура (www.eng.nus.edu.sg)

Профессор Н. Кочергинский на демонстрации шведам
установки для очистки воды (2004). С сайта национального
университета Сингапура (www.eng.nus.edu.sg)

Тем не менее летом 2005 года мой четвертый контракт с университетом не был продлен. И это был, несомненно, не только мой индивидуальный случай. В то время в течение одного года пять профессоров, приехавших в свое время из США, Финляндии и Израиля, были вынуждены оставить нашу кафедру. Что-то похожее произошло и на нескольких других кафедрах. Отмечу, наша ситуация была несравненно лучше, чем то, что случилось в сталинское время со многими иностранными учеными, которые приехали в 1930-е годы помогать СССР. Мы не были посланы в ГУЛАГ и, более того, благополучно уехали, забрав наши сбережения.

Сейчас, спустя десять лет, уместно задать вопрос: каков же итог этой ненормальной, местной и, по-видимому, временной операции? Я опишу только то, что связано с моими проектами.

Никто мне так и не смог прямо сказать, что случилось в дальнейшем с ЭПР-спектрометром и моей уникальной пилотной мембранной установкой. Исчезли? Спектрометр купили специально для разработки ЭПР-биоизображений. Вскоре Сингапур стал финансировать специальную программу по bioimaging, но… без ЭПР. Международная программа сотрудничества была прекращена. Стартап я был вынужден закрыть. Шведы не смогли ничего сделать без меня и, насколько я знаю, вернули лицензию университету. Потенциально очень выгодное для Сингапура дело потерпело крах.

Мой новый грант на 400 тыс. долл. передали другому профессору с нашей же кафедры, хотя он никогда до этого не занимался биомиметическими мембранами. Чтобы получить мой грант, профессор Нил Чунг обещал сделать всё, что было мной предложено. Вместе с моим грантом и идеями профессор Нил Чунг получил все мои химикаты, оборудование и т.д. Ему также передали моего аспиранта. Яанг Чин пришел в мою группу за год до этих событий, и в его компьютере хранились все наши результаты за много лет, включая неопубликованную и служебную информацию.

Вскоре Чунг добавил двух соисполнителей (из Канады и Тайваня), но это не помогло. В результате он изменил планируемые итоги гранта и не сделал того, что я обещал. Но на что же Чунг истратил деньги? Каков был научный выход? Вместе с моим бывшим аспирантом они опубликовал пару работ, которые, как почти сразу выяснилось, оказались ошибочными. Попутно выяснилось, что Чунг опубликовал в 2006-м еще пару неправильных работ уже с моим именем в качестве соавтора, даже не поставив меня в известность об их существовании. Когда это обнаружилось, журнал отозвал публикацию и главный редактор опубликовал письмо, напоминающее об этике публикаций и соавторства. Тем не менее отозванная статья была в списке публикаций Чунга на его веб-странице аж до весны 2014 года. Его обновленный список публикаций начинается теперь лишь с 2007 года и стыдливо не содержит несколько более поздних проблемных публикаций.

Ранее, в 2009 году, Чунг сообщал на своей университетской веб-странице, что это его мембранный центр разработал новую мембранную систему регенерации травильных аммиачных растворов и регенерации меди. Эта страница тоже была удалена в 2014 году, но у меня сохранилась ее копия. Мое изобретение запатентовано в Сингапуре, и авторские права должны быть защищены университетом и законом. Имени Чунга нет в патенте, а я в его центре никогда не работал.

Всё это — грубейшие нарушения кодекса научной этики Национального университета Сингапура. Между тем Чунг стал почетным профессором с грантами на 45 млн долл. (Для сравнения: нобелевские лауреаты 2010 года Андрей Гейм и Константин Новосёлов получили от Великобритании 83 млн на создание исследовательского центра по графену.)

Ну а что же мой бывший аспирант? Он защитил диссертацию и со временем вернулся в Китай. Основал там свою компанию и… поместил фото моей установки на вебстраницу компании. В провинции Чанджоу он даже получил какую-то награду за мою технологию. Так что профессор Чунг оказался действительно хорошим учителем.

Я писал в университет несколько раз, но это не помогло. Только после обращения к министру образования Сингапура кое-что сдвинулось. В 2014 году Чунг и Чин изменили свои веб-страницы. И это, собственно, всё.

Конечно, понятно, что стране нужны свои собственные национальные кадры и свои герои, но не следует забывать совет недавного умершего Ли Кван Ю, основателя современного Сингапура. Он писал: «Выбор враждебной позиции по отношению к иммигрантамэто то, чего Сингапур не может себе позволить». Интересно, насколько Сингапур продолжит следовать этому совету после недавней смерти своего основателя.

Повышение уровня образования и повышение статуса университетов с помощью привлечения ученых из других стран — это всё более распространенная практика по всему миру: и в Сингапуре, и в Саудовской Аравии, и в российском Сколтехе (где, как оказалось, сейчас в должности первого проректора работает профессор Радж Раджагопалан, который как раз заведовал той кафедрой в Сингапуре, где произошли описанные мной события). Хотя то, что я описал, и нетипично, такого вообще не должно происходить и повториться в современном мире с любыми учеными в любой стране.

См. также http://trv-science.ru/2015/05/19/rezonans-4/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

15 комментариев

  • res:

    А что Вы хотите? Иммигрант всегда менее защищен. Научные результаты трудно отделимы от политики и человеческих отношений, если говорить об университетской среде. Любой иммигрант этой среде несколько чужд и его терпят до поры до времени. Традиции и кланы, увы, еще никто не отменял.

    У этого Чунга наверняка больше полезных связей и, возможно, были какие-то личные мотивы. Не говоря о том, что мы выслушали только одну сторону ))

  • пипеткин:

    хотим что? да хотелось бы по-честнее как-то...)))

    Впрочем, у нас бы автором и владельцем технологии оказался бы директор института.

    Так что не расстраивайтесь. От чего убежали, к тому и пришли)))

  • Ничего себе!

    Столько денег дали, чтоб была установка которая перерабатывала бочку раствора в день!

  • igordfree:

    Была фирма, солидная, электронная, деньги от государства получала, гостей иноземных принимала, вывесками и стеклянными стенами на высоте сияла, программы продавала и даже свою мини биржу организовала, чтобы капиталы привлекать.

    Пока электрик Пупкин не ушел в запой, оказывается только он и был носителем технологий.

  • пипеткин:

    ))))))))) да, все так...в точной копии с нашей реальностью.

    У нас как раз электриков Пупкиных и хотят сократить — утверждают, что академики без них как-то справятся.

    Тоже там у них в «золотых мозгах» витрины и лампочки...а вот когда электрика уволят, то и полетят вслед за ним все эти генералы от науки...

  • ВПоль:

    Оч поучительная история. Правда, какой-то осадочек остается:

    а что послужило главной причиной отказа иммигранту Кочергинскому?

    Полагаю, что кое-какая зацепка есть:

    либо этот «коллега» Чунг захотел подсидеть русского,

    либо Кочергинский кому-то сильно «помешал» в явном виде...

    Скорее — первое.

    Это весьма распространено в мире: есть люди которым плохо, когда другим хорошо!

    И что удивительно:

    в Сингапуре иммигрантов долее 50%. Они бы поддержали нашего, если бы он стал бороться.

    А бороться надо всегда. Иначе — «заест нерабочий элемент...»

    Я тут, в РФ, борюсь всю свою сознательную жизнь. Правда, с переменным успехом.

    Уж больно силен «нерабочий элемент».

    А что касается поездки по контракту за бугор, так деньги, и большие возможности реализации планов существенно превышают ту опасность, которую только описал Кочергинский. Вернуться -то никогда не поздно...

    Дай шанс ему (или кому другому), наверняка «рванет» (если здоровье позволяет).

    Рыба ищет...

  • Антиполитик:

    Неужели никто не знает, как выделить медь из растворов без нанотехнологий?

    (вспоминаем опыт из детства по смешиванию медного купороса и соды)

    И на это выделяют гранты по 45 млн? Похоже там тоже осваивают деньги под видимостью научной деятельности. Неудивительно, что стартап загнулся.

    • Nikolai Kocherginsky:

      Совершенно верно, медь можно осадить просто меняя рН, что и делали 25 лет назад.

      Проблема в том, что остаточная концентрация в растворе слишком высока, и такую воду вылить в море нельзя= рыба сдохнет.

      Да и осадок (гидрат окиси меди) — вещь бесполезная. Его потом прокаливали ( энергоемко), в кислоте растворяли и проводили электролиз для получения металлической меди (дорого).

      Смотрите следующий комментарий о технологии

      О грантах на 45 млн= их дали не мне, и я думаю, что дали зря

  • MikeKizhe:

    Очень мутная статья. Извлчение меди из раствоворов — тема давно разработанная, у нас на заводе ее извлекают десятками тонн с помощью ионообмененых смол и возвращают в производство. Я не поленился и помотрел патент — муть полная, какая-то нанесенная жидкая мембрана с комплексами чего-то там комплексует.

    Упоминание имен Новоселова и Гейма — совершенно не относящееся к теме — жалкая попытка примазаться к славе других. Да и вообще — выперли с работы — и непризнанный гений жалуется на произвол :) Да-да, сингапурцы гады — ну так пойди и найди применение своему гениальному таланту — ведь на расхват должен быть!

    A process for the removal/recovery of metal ions from aqueous metal ion- containing solutions by use of a supported liquid membrane, said process comprising contacting a metal ion-containing aqueous solution with a first side of said supported liquid membrane, said membrane containing an extractant for said metal ions whereby said metal ions are extracted from said aqueous solution by said extractant, contacting a stripping solution with a second side of said supported liquid membrane to strip said metal ions from said extractant into said stripping solution, and wherein said metal ion-containing aqueous solution has a pH within the range of from about 5.5 to about 8 and a concentration of a weak base in stoichiometric excess to that of said metal ions in said aqueous solution.

    • MikeKizhe:

      Да и вообще подобными статьями газета себя дисредитирует

    • Nikolai Kocherginsky:

      Приятно видеть, что человек работает на заводе, но интересуется патентами на английском.

      Действительно, смолы используются для очистки от меди, например:

      www.dowwaterandprocess.co...etallurgy/copper

      Маленькая деталь: концентрация меди в этом случае меньше 3 г на литр ( см. рисунки), а раскритикованный Вами метод работает при концентрациях в 50 раз больших, да и рН не 3-4, а 10-12. Исходный раствор не голубой, а как черные чернила. Когда опять будете на заводе, спросите, есть ли там колонки в 50 раз большие, и смолы стабильные и эффективные в таких условиях. В DOW да и по всему миру будут очень заинтересованы. Правда, придется очень часто регенерировать смолу, да и не ясно, что делать с отходами после регенерации колонок.

      В упомянутом патенте ( если вы прочитаете весь текст и формулу до конца) получаются кристаллы медного купороса, более чистые чем коммерческие. Безотходная одностадийная технология, травильный раствор регенерируется, а купорос (более дорогой, чем медь на единицу веса) можно продать. Окупаемость среднего завода по очистке таких травильных аммиачных растворов для печатных плат= один- два месяца. Как вы думаете, почему шведы, китайцы и др. были заинтересованы? Готов обсудить, если у вас на заводе или где-то еще в России тоже будет интерес.

      Об этом и подобных мембранных процессах, которые могут применяться для очистки от радиоактивного стронция ( Чернобыль, Фукушима, атомные подводные лодки), выделения ценных металлов, и др. почитайте наш обзор “Recent advances in supported liquid membrane technology” в Separation and Purification Technology 53, 171-177, 2007 (цитирован на сегодня 207 раз). Вы увидете, что эти новые процессы = большой шаг вперед. Гораздо дешевле и занимают много меньше места, чем колонки

      А газету Вы зря обругали!

      Николай Кочергинский

      • MikeKizhe:

        " Готов обсудить, если у вас на заводе или где-то еще в России тоже будет интерес. "

        Спасибо за ответ. У нас на заводе интерес простой :) Извлечь медь (концентрация 0.5 — 1%) из растворов разбавленной азотной кислоты. Материал должен давать результаты не хуже, чем смолы Dowex, должен быть коммерчески доступным и его использование (цена материала с учетом срока службы, регенерация и т.п.) должно быть дешевле, чем использование тех же смол Dowex.

        Насколько я понимаю, Ваши мембраны — для других производств (аммиачные комлексы).

      • MikeKizhe:

        Да, извините за резкость предыдущего ответа, но я неоднократно наблюдал ситуации, когда люди просто не могут встроиться в среду, работать в команде, а потом начинают винить всех в своих бедах. «Выгодное дело для Сингапура потерпело крах» — ну так пускай Сингапур об этом и беспокоится.

        И еще — интерес абстрактных «шведов и китайцев» не говорит совершенно ни о чем :)

        Если бы какие-то серьезные компании интересовались, то впечатление от статьи было бы другое.

  • Василий:

    Мне неохота лезть смотреть IP policy NUS'а, но, полагаю, оно не сильно отличается от IP policy принятого в NTU. Так вот, там английским по белому написано, что всё IP, созданное в рамках работы в университете на 100% принадлежит университету, изобретатель имеет право только на атрибуцию и на долю revenue, если оно есть, но это решается в индивидуальном порядке.

    В свете этого, мне кажется, эта история немного тускнеет. Да, пара неприятных моментов, возможно этические разногласия, но не более. Хотя, конечно, должно быть обидно, признаю.

    А сравнивать непродление контракта с ГУЛАГом, мне кажется, немного некорректно. Срочные контракты для того из заключаются работодателем, чтобы иметь возможность их не продлить.

  • Azamat:

    Мембрана имеет определённую селективность по меди?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com