ФАНО и принципы целеполагания в науке

Андрей Летаров, докт. биол. наук, зав. лабораторией вирусов микроорганизмов Института микробиологии им. С. Н. Виноградского РАН
Андрей Летаров,
докт. биол. наук, зав. лабораторией вирусов микроорганизмов Института микробиологии им. С. Н. Виноградского РАН
16 апреля 2015 года на сайте, созданном ФАНО России (fano.crowdexpert.ru), было начато общественное обсуждение Плана реструктуризации научных организаций. Вопреки многократно повторяемому тезису о том, что задача Агентства — это в первую очередь эффективное управление имуществом научных организаций и решение различных финансовых и юридических вопросов, в представленном Плане много места отведено проблеме целеполагания в науке.

Несмотря на то, что такого рода вопросы в соответствии с духом и буквой (ст. 2, 6, 7) закона № 253-ФЗ от 27 сентября 2013 года «О Российской академии наук…» относятся скорее к ведению РАН или по меньшей мере должны согласовываться с ней, авторы Плана, рожденного в недрах ФАНО, ставят реформу формирования тематики исследований во главу угла реструктуризации, что отражено в первых двух (из девяти) заявленных ими основных принципах процесса: «1) обеспечение приоритетов в развитии науки и технологий» и «2) проектный принцип». Эти же мотивы прослеживаются и в принципе № 8 «междисциплинарность и мультидисциплинарность проектов».

Неожиданность подобных новаций со стороны такой хозяйственно ориентированной организации, как ФАНО, заставляет нас более пристально посмотреть на предлагаемые авторами концепции, не вдаваясь пока в суть планов объединения как таковых.

Приведенный в документе анализ положения дел в науке констатирует обилие широко известных проблем и отмечает, что «по отдельным экспертным оценкам (интересно каким? — А.Л.) производительность труда исследователя составляет не более 43% среднего уровня по странам Европы». Одной из ведущих причин такого печального положения (конечно, наряду с недостатком средств и кадров) авторы Плана называют неадекватную, по их мнению, систему целеполагания: «…В 90-е годы… государство фактически отказалось от функций формирования единого целеполагания для фундаментальных и прикладных исследований. В такой ситуации профессиональный успех исследователя перестал напрямую зависеть от интересов государства», в результате чего «определение цели, ожидаемых результатов было подменено системой демократических процедур сбора и оценки предложений по тематикам исследований с уровня научных лабораторий и отдельных исследователей», а «работа по формированию приоритетов фундаментальных исследований лишь закрепила сложившуюся модель организации научных исследований „снизу вверх“».

Подобная практика, по мнению авторов документа, привела к тому, что «научные организации представляли тематики, по которым они проводили или хотели проводить исследования, а на уровне органов управления РАН такие тематики структурировались по рубрикатору и тем самым формировались приоритетные направления фундаментальных исследований».

Как определяется тематика фундаментальной науки?

После обсуждения этих мыслей с коллегами мы, в отличие от авторов Плана, пришли к выводу, что в области фундаментальных и, отчасти, поисковых (т.е. направленных на разработку принципов новых технологий) исследований описанный выше подход вполне соответствует нашим представлениям о норме. Насколько мне известно, примерно таким образом тематика фундаментальной науки определяется не только у нас, но и в тех странах, где мне довелось поработать или с учеными которых приходилось сотрудничать (Франция, Бельгия, Польша, Швейцария, Великобритания, США). А успех ученого, работающего в указанном поле, в основном зависит от научной значимости его трудов, а не от интересов государства, которые в области фундаментальной не представляется возможным корректно сформулировать.

Рис. В. Богорада
Рис. В. Богорада
Разумеется, государство может транслировать некоторые свои интересы через адресное финансирование определенных программ или больших проектов. Этот механизм действует и в России, и он не требует никакой реструктуризации научных учреждений. Тем не менее авторы Плана обнаружили, что сложившаяся система целеполагания приводит к «самоизоляции научных коллективов», выражающейся в «закрытости профессионального общения между исследователями, отдельно взятыми лабораториями и организациями, отсутствии сетевых сообществ и профессиональных объединений исследователей». В связи с этим «многие результаты научных исследований на ранней поисковой стадии дублируются, закупается однотипное оборудование…».

Как жаль, что никакого обоснования этим утверждениям не приведено — мне как действующему ученому было бы крайне интересно узнать, почему работа в области самостоятельно сформулированных научных интересов вынуждает меня, по версии авторов проекта, на самоизоляцию вместо того, чтобы, наоборот стимулировать к поиску точек соприкосновения с коллегами, к стремлению увлечь их своими идеями и, таким образом привлечь ресурсы других коллективов к выбранному мной направлению поиска.

Остановить нельзя возглавить

Впрочем, пока ФАНО ищет возможности преодолеть столь иррациональное поведение исследователей, Министерство образования и науки, видимо, признало, что коль скоро остановить данный процесс невозможно, то лучше его возглавить. Опубликованный МОН проект «Методологических основ учета публикаций российских авторов в научных журналах…» предлагает разделять каждую единицу совместных публикаций на доли, пропорциональные числу аффилиаций каждой организации, отнесенному к общему числу российских аффилиаций, указанных авторами. Иными словами, сотрудничество с коллегами из других институтов (еще хуже — с теми, кто работает еще и в вузе и указывает две аффилиации!) станет в случае принятия этих «основ» крайне невыгодным. При этом тот факт, что уровень журнала оказался выше, чем получилось бы без сотрудничества, никак не учитывается. Зато включение вас десятым из пятнадцати авторов в статью иностранного коллектива зачтется как полноценная единичка, поскольку аффилиации других авторов не российские. Я оставляю читателям возможность самим разобраться, почему держателям небольших грантов, таких как гранты РФФИ, будет невыгодно сотрудничать с обладателями грантов более крупных, например РНФ.

Как отмечает в своем заявлении совет ОНР: «„Методологические основы“ фактически принуждают научных работников демонтировать сложившуюся у них систему межинститутских связей, международного научного сотрудничества и междисциплинарных исследований…» [1]. Если проблема недостатка научного общения так волнует руководство ФАНО, то где же резкое заявление этого органа по поводу инициативы коллег из Минобрнауки? Или одна рука государства Российского опять не знает, что делает другая?

Также осталось непонятным, почему дублирование исследований на ранних «поисковых» этапах — это плохо. А как же научная конкуренция? Наконец, что удивительного в том, что лаборатории и институты, работающие в сходных областях, покупают похожее оборудование? Ведь центры коллективного пользования никак не могут быть единственной формой технического обеспечения исследований.

Помимо «профессиональной закрытости» научных коллективов подмена «определения цели, ожидаемых результатов… системой демократических процедур сбора и оценки предложений по тематикам исследований с уровня научных лабораторий и отдельных исследователей» привела, по мнению авторов Плана, еще и к «атомизации научных исследований, научных лабораторий», к распространению «такого явления, как „мелкотемье“». Обоснование данного тезиса в документе также отсутствует, что и неудивительно, поскольку попытка …

Определить реальные отношения масштабности тематики и научной значимости получаемых результатов — мягко говоря, нетривиальное предприятие. Множество важных обобщений, в том числе интерпретация результатов «масштабных» проектов, возможны лишь на основании итогов тщательных и кропотливых исследований конкретных модельных объектов.

Более того, зачастую научная реализация задела, получаемого в работах с широким размахом, требует перехода на уровень точечных и детализированных исследований. Например, в нашей области биологии таковы взаимоотношения между классическими молекулярно-биологическими исследованиями и исследованиями по сравнительной геномике, метагеномике и биогеохимии. А когда дело доходит до практического применения результатов в других работах или при создании технологий, данные «узких» тем, говорящие о конкретном устройстве конкретного механизма, свойствах химического соединения или жизненных циклах конкретного микроорганизма, как правило, гораздо более востребованы, чем глобальные, но значительно менее точные закономерности.

При этом, разумеется, желание быть непосредственным автором широкого обобщения свойственно всякому активно работающему ученому (да и публикации в топовых журналах так получить значительно легче), поэтому в меру своих возможностей и научной целесообразности этим и так никто и не пренебрегает. С моей точки зрения, попытка навязать извне заданный масштаб тематики коллективов окажет российской науке медвежью услугу.

Однако, по-видимому, авторов Плана больше беспокоит то, что «сложившаяся модель финансового обеспечения науки институционализирована в формате бюджетирования учреждений, а не исследований и разработок», а «[существующая] модель планирования исследований от тематики лаборатории задает мягкие бюджетные ограничения для соответствия требованиям внешнего заказчика».

В целях борьбы с этими «негативными» явлениями авторы предлагают осуществить структуризацию научных организаций «под определенные государством национальные приоритеты развития научных исследований и критические технологии» и на основе «проектного принципа»: «В основе структуризации научных организаций формируются программы развития и единые исследовательские программы с четким пониманием цели и задачи развития, ожидаемых результатов от реализации такой исследовательской программы».

С точки зрения не вовлеченного в научную работу человека, звучит совершенно разумно. Но от имеющего опыт научной работы читателя не скроется тот факт, что, по сути, этим предлагается произвести подмену развития, диктуемого логикой познания в каждой конкретной тематике, на развитие, направляемое на основе априорных оценок и крайне тяжеловесных, тяжело корректируемых программ; более того, оргструктуру институтов, которую было бы правильно закладывать как минимум на несколько десятилетий, поставить в зависимость от списка приоритетов и критических технологий, изменяемого чуть ли ни ежегодно.

Как планировать науку

В фундаментальной науке сколько-нибудь ясное планирование отдаленных целей и результатов часто возможно, только если эти результаты уже примерно известны. Перекос в сторону такого рода задач при распределении конкурсного финансирования научными фондами уже вызывает серьезное беспокойство ряда ученых, хотя никакого административного произвола за этим не стоит. Просто написать четко структурированную и обоснованную заявку гораздо проще под проект, ход которого не очень зависит от промежуточных результатов. Например, задача определения и сравнительного анализа полных геномов всех циркулирующих штаммов вируса гепатита является значительно легче алгоритмизируемой (и, к слову, более «масштабной» на первый взгляд) чем экспериментальное исследование процесса сборки мембранных структур, покрывающих жгутики у некоторых бактерий. Обе темы имеют научный смысл, но представляют разные ипостаси научного поиска, пребывающие в диалектическом единстве.

На мой взгляд, если предпочтение проектов с заранее предсказуемым результатом станет еще и официальной частью государственной политики, то вместо уничтожения «мелкотемья» это приведет к дисбалансу и выхолащиванию научной работы.

Государство — это .?

Практически все исполнители проектов по ФЦП Минобрнауки сходятся во мнении, что подобные ведомства не в состоянии выступать компетентным заказчиком научных исследований. Острый недостаток именно компетентных заказчиков (то есть таких, которые точно знают, что и зачем они хотят, и способны соотносить запросы с финансовыми и техническими возможностями) является наиболее критичной проблемой целеполагания в области прикладной науки.

Существование же или возможность быстрого создания в России (да и в других странах тоже) компетентного интеллектуального центра, способного безошибочно (хотя бы наполовину) угадывать оптимальные приоритеты науки фундаментальной, да и еще с учетом «особенностей областей и направлений исследований», является весьма опасным мифом. Этими свойствами не обладает даже Общее собрание Российской академии наук, не говоря уже о любом разумного размера экспертном совете.

Корректно определить приоритеты возможно лишь в самом общем виде (что и так делается при распределении бюджетов грантовых программ и утверждении проектов типа «мегасайенс»), и то соблюдая особую осторожность, чтобы не задушить области, не попавшие в фавор сегодняшнего дня. Но вменяемой системы, которая могла бы производить разумные указания, что и зачем нужно делать на уровне лабораторий не существует.

При этом важно понимать, что если работа «государственного це-леполагания» до уровня лабораторий не дойдет, то реального эффекта на собственно продукцию научных результатов такое планирование не окажет. Точнее, влияние будет, но исключительно вследствие побочных эффектов от начальственной суеты над головой, причем итоги этого влияния окажутся весьма неожиданными для целеполагателей (если, конечно, они потрудятся осуществить достоверную оценку плодов своих усилий).

К сожалению (или, может быть, к счастью?), никаких контуров проектируемой системы генерации целей и задач в Плане структуризации не предлагается. В неявном виде данную функцию предлагается спустить на уровень учреждений (которые, видимо, и должны составлять свои программы развития и предлагать научные программы). Как предлагается очистить весь этот замысловатый процесс от очевидных и многочисленных конфликтов интересов, также непонятно.

В этой связи независимо от того, какой эффект окажет сама по себе реструктуризация сети институтов, последовательное проведение принципов, изложенных в преамбуле документа, будет иметь самый деструктивный характер. В своей основе это типичная попытка заменить эволюционно сформированный действующий механизм на создаваемые «с листа» непродуманные конструкции.

Подобное «наведение порядка» уже привело к тяжелейшим последствиям в области образования, теперь, видимо, дело дошло и до науки. Однако наука — это не армия, поэтому тезис, что хоть и плохое, но единое командование обязательно лучше многочисленных хороших командиров, совершенно не является очевидным.

Наука — это не армия, поэтому тезис, что хоть и плохое, но единое командование обязательно лучше многочисленных хороших командиров, не является очевидным

В науке вообще принято доказывать справедливость существенных утверждений. В этой связи очень беспокоит то обстоятельство, что авторы обсуждаемого Плана структуризации не пожалели статистических выкладок, чтобы показать, что в России старое оборудование, стареющий кадровый корпус и недостаточная продуктивность ученых. Однако все эти соображения (из которых следует незамысловатый вывод, что нужно лучше финансировать научные группы, а не заниматься проектами реструктуризации) были ловко оттеснены в сторону суровой критикой в адрес существующей системы целеполагания, коренная перенастройка которой и требует соответствующих административных шагов.

Но, как ни странно, никаких статистических или хотя бы логических выкладок в доказательство реальности этой главной (во всяком случае, на словах) проблемы не приводится. Данный риторический прием называется суггестией (подменой тезиса) и относится к категории не вполне честных методов убеждения. Его использование в официальном документе федерального органа власти ни в малейшей степени не добавляет доверия к непосредственным планам объединения институтов и наносит вред авторитету ФАНО России.

Автор выражает признательность Андрею Цатуряну за критическое прочтение статьи.

1. «Обсуждаем проект заявления Совета ОНР об учете публикаций и КРН» на сайте ОНР, см. http://goo.gl/Ws7Xgs

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
14 Цепочка комментария
29 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
18 Авторы комментариев
КонстантинЮрий Н. ЕфремовСергей К.георгийАндрей Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Denny
Denny

Критика современного состояния и существовавшей системы планирования со стороны ФАНО в целом правильная. Проводимая по сию пору практика некритического «планирования» снизу вверх приводит к тому, что вообще никто не задается вопросом, нужны ли какие-то конкретные исследования, вносят ли они хоть что-нибудь в фундаментальную науку, способен ли заявитель выполнить то, что он планирует. Что снизу подали, то сверху и прописали. Результат — плоское и неэффективное размазывание финансирования. Естественно, что ФАНО, перед которым ставится задача более оптимально распределять финансирование для увеличения отдачи, хочет от этого уходить. Метод может быть только один: перераспределение финансирования в пользу наиболее перспективных направлений и изменения структуры учреждений в соответствии с этим. В принципе, организации, занимающиеся финансированием научных исследований именно так во всем мире работают. На этом, однако, положительные моменты заканчиваются.… Подробнее »

Андрей Летаров
Андрей Летаров

Принцип планирования снизу-вверх никак не противоречит необходимости оценки качества работы лабораторий и институтов, а через это — выполнимости исследований. А вопрос нужны ли эти исследования вообще, в общем виде ставить невозможно по причниам, изложенным в статье. Если есть качественная группа, проходящая необходимые аттестации или консорциум таких групп, предлагающая (ий) какую-то тематику — то она (тематика) имеет право жить. Если группы сумели убедить грантодателей, то тематика имеет право жить хорошо. Наконец, если по каким-то причинам государство решило, что ему что-то конкретное нужно — пусть дополнительно это поддержит конкурсной или неконкурсной программой. Фокус в том, что если есть какие-то «лишние» деньги, то не надо спрашивать, что поддержать — используйте механизм открытого конкурса, как РНФ или РФФИ, например. Если есть понимание,… Подробнее »

Denny
Denny

А никто и не говорит, что планировать надо только сверху вниз. Имеется в виду фундаменталка, разумеется. Просто в любой системе со сколь угодно открытыми инициативными конкурсами есть граничные параметры. Сколько средств получит один экспертный совет и сколько другой. Какие суммы будут выделены на какую программу. И с госфинансированием ровно то же самое. Необходимо решать, сколько институтов какой направленности нужно и можно иметь и какие средства им будут выделяться. И здесь я с автором статьи стою на сходных позициях. «Корректно определить приоритеты возможно лишь в самом общем виде (что и так делается при распределении бюджетов грантовых программ и утверждении проектов типа „мегасайенс“), и то соблюдая особую осторожность, чтобы не задушить области, не попавшие в фавор сегодняшнего дня. Но вменяемой системы, которая могла бы производить разумные указания, что и зачем нужно делать… Подробнее »

res
res

В поисковых исследованиях планировать трудно, вернее невозможно. Советский успешный рецепт состоял в том, чтобы писать в план выполненные исследования. И все были довольны, и правильно!
Что касается того, что ФАНО может что-то там проанализировать, то это иллюзия. Порой сами исследователи этого не знают. Равно как совершенно непонятно, что искать.
Другое дело — прикладнуха. Тут все ясно. Заказчик определяет, что ему нужно. Исследователь отвечает да или нет. Если да, то как именно можно реализовать проект.
Скорее всего рановские институты хотят переориентировать на прикладнуху и под управлением структуры, напоминающей советский комитет по науке и технике. Ну, а вузы на поисковые исследования. Но это, как говаривал красноармеец Сухов, вряд ли))

Denny
Denny

Речь не идет о планировании конкретных исследований и их результатов. Однако наиболее перспективные области и направления выделить вполне можно. И ВСЕ это делают. И соответственно распределяют финансирование.

Что до возможностей проанализировать, то это во всем мире делают команды экспертов. А чиновники этими результатами пользуются.

Засада в том, что у нас этим вообще никто не занимался. И даже сама мысль об этом кажется многим нашим научникам странной. Это и есть атомизация. Я, мол, занимаюсь чем хочу, и никто не имеет права судить, насколько перспективны и эффективны мои исследования.

res
res

Интересно было бы увидеть пример, где это и какие эксперты определяют перспективные направления? И каковы критерии отбора?

Denny
Denny

Это абсолютно рутинная практика. В лаборатории выбирают, какой тематикой заниматься. В университете выбирают, ученого какой специализации пригласить на профессорство. Грантовый фонд распределяет средства между областями и программами. В CNRS и Макспланке соответствующие структуры решают, что и как финансировать.

Критерии — мнения ведущих ученых экспертов. Успешность этих решений в значительной мере определяет эффективность работы соответствующей структуры. И только в Российской науке это по-прежнему неведомый зверь, хотя железного занавеса нет уже больше 20 лет.

Андрей Летаров
Андрей Летаров

Напротив, такого рода механизмы в советской и российской науке прекрасно работают. Все знают, что на какие-то тематики получить грант легче, чем на другие. Но никакого национального списка приоритетов и форматирования под оный структуры сети учреждений нет, и, полагаю, не нужно.

Denny
Denny

А вот тут не соглашусь. Наука развивается. Появляются новые направления, что-то другое вырабатывается и устаревает. Подстраивать под это оргструктуры необходимо. Просто потому, что на базе отдельных разрозненных лабораторий многие серьезные вещи не потянуть.

Андрей Летаров
Андрей Летаров

И это не тот механизм. Подстройка имеет вид точечных и неспешных решений. Обычно новое направление набирает силу внутри старых структур, потом среди его «адептов» оказываются достаточно крупные ученые и/или адмнистраторы, они и ставят вопрос о создании новых структур. Вот, например, отделение нанотехнологий РАН (я помню, что там было много политики, но это и не очень важно). Аналогично, несоответсвующие структуре современного знания организационные ветви могут сливаться или отсекаться. Никакой глобальной реформы сети под некие таинственные новые правила целеполагания не требуется. Я уже даже не говорю о том, что если бы даже такая система была нужна, прежде чем что-то переделывать на ее основе, ее нужно 1) четко описать 2) создать 3) обкатать 4) откорректировать и 5) утвердить. Как минимум лет… Подробнее »

Denny
Denny

Совершенно согласен. Вроде так сразу и писал.

res
res

Согласен, что в РФ, как, впрочем, и везде, для определения приоритетов привлекаются эксперты. Последние дают субъективные оценки. Более того, когда дело доходит до финансирования, решения сильно зависят от административного ресурса. Практически, лица, ответственные за распределения денег, руководствуются связями и политикой ничуть не меньше, чем научными приоритетами, если последние вообще принимаются во внимание.
Впрочем, так было всегда, и, ничего, наука развивалась и развивается. Связано это с тем, что научная деятельность, даже поисковая, в подавляющем числе случаев прикладная в том смысле, что развивается известная парадигма соглашений. Новые же принципы или наблюдения крайне редки и непредсказуемы. Они никогда не поддерживались извне и являлись результатом внутренней мотивации. Это всегда побочный продукт финансирования иного.

пипеткин
пипеткин

да, это абсолютно правильно. Новые вещи непредсказуемы. Поэтому должен быть штат высококвалифицированных людей, за которыми замечено, что они работают сами, не требуя контроля из честной любви к науке. Их нужно финансировать и оставить в покое. Это повысит вероятность непредсказуемого и желанного случая. В этом суть фундаментальной науки и ее финансирования. Теперь посмотрим, как это будет происходить в нашем случае. Вместо этих самых честных и высокопрофессиональных… в это сообщество немедленно набьются проходимцы со связями, зубастые и изворотливые. Никакой наукой они заниматься не будут, а будут тупо поглощать научный бюджет. Собственно это и происходит сейчас в РАН на уровне директоров. Выводы. 1) В обществе, где чистоган занимает первую строчку и возведен в ранг морали, никакой фундаментальной профессиональной науки быть не может. Сколько денег не выдели — их освоят ловкачи и прохвосты… Подробнее »

Andrew
Andrew

Господин Пипеткин, со своей идеей Вы потеряли приоритет. «Это», т. е. то, что Вы описали, уже было. Где? В фашистской Германии.
Вся наука управлялась ну ОЧЕНЬ ЖЁСТКО.
Результат все знают. К сожалению, в фундаментальной науке полицейские порядки пользы не приносят, только если сами учёные на них добровольно соглашаются (как было в русском «атомном проекте»). Заберите у ученого возможность добровольно выбирать тему и заниматься любимыми экспериментами, навяжите ему полицейские правила, и он перестанет быть ученым, а станет «получателем бюджета».

пипеткин
пипеткин

а это как раз не полицейские, а весьма либеральные правила.
Только они несут свободу научным сотрудникам, а не управленцам.
Ну, а речуги про Германию как-то меня мало трогают…
В ТрВ даже к 9 Мая не удосужились хоть картинку прилепить с поздравлениями.
Поэтому все прочие бредни про эти события, а также «особо интеллектуальные мнения» большинства чокнутых читателей этой газеты считаю отстоем. Не вижу смысла даже читать суждения людей, которые живут вне реальности.

Сергей
Сергей

Об организации науки много сказано автором, но мало конструктивного.
Положительные моменты объединения научных организаций РАН: снижение расходов на административный аппарат, который не обосновано раздут; повышение компетентности научных сотрудников на основе сокращения сотрудников с низким статусом; снижение временных издержек для защиты второй степени доктора наук — ликвидация степени кандидата наук, как архаизм советской системы управления наукой; переход полностью на конкурсное финансирование научной деятельности, т. е. на гранты — всё научное сообщество — это и получатели грантов, это и рецензенты их — ликвидация РАНовского распределения грантов без конкурса.

n11
n11

Про снижение расходов уже говорили когда объединяли школы и уже известно что никакого снижения не произошло. Что такое статус научного сотрудника я не знаю, но вполне представляю себе кто и как будет этот статус определять (заметим, что компетентность тех кто любит поразглагольствовать о «повышении компетентности» не подтверждается ничем кроме их завышенной самооценки). Что хорошего в переходе на так называемое конкурсное финансирование неясно, как неясно и то как этот переход связан с объединением. А уж причем тут степени и как объединение институтов поможет «снизить» издержки и вовсе загадка — пока что позакрывали большую часть советов и в очередной раз многократно усложнили процедуру. Разумеется те кто живет в мире прекраснодушных рассуждений о повышении эффективности не в курсе.

Андрей Летаров
Андрей Летаров

Автор хотел бы подчеркнуть, что в этой статье об организации науки им не сказано ничего. Это было прямо отмечено в начале статьи. Весь текст о системе целеполагания и планах ФАНО по ее реформе.

Андрей
Андрей

Полностью конкурсное финансирование никогда и нигде не бывает. Всегда и везде в любой стране помимо конкурсного финансирования есть и базовое. Административный аппарат при укрупнении всегда раздувается — классическое правило.

Vega
Vega

Спасибо автору за статью, он совершенно прав. К сожалению, ни от ФАНО ни от МинОбразования ничего хорошего ждать не приходится, и например, в нашем институте уже царит полное уныние.
У нас в лаборатории узкая и неприкладная тематика, в предлагаемых реструктуризациях нам не сохраниться. Работающие по этим же направлениям западные коллеги без проблем имеют финансирование, как гос так и грантовое (Франция, Германия, сша), и это чисто фундаментальные исследования…

пипеткин
пипеткин

хо… а так как было вас устраивало? «нам не сохранится»…
это все что сейчас есть, по-вашему нормально? Что сохранять то?
Зарплата убогая, оборудования нет, средний возраст 76 лет.
ЧТО СОХРАНЯТЬ?!
Германия, Франция… у вас публикации как там? Нет. Вот и привет.

Vega
Vega

Нет, было не роскошно, но как-то встраивались. Зарплата убогая, кто ж из молодых то пойдет. Есть у нас пара мальчиков до 30, естественно, со второй работой. Изредка гранты доставались.
Поработать во Францию-Канаду-Чехию на пару месяцев звали время от времени.
С публикациями у нас неплохо, но это ни на что не влияет.
Не мешали бы — было бы лучше.
А сохранять — пока еще есть — культуру исследования, школу, кухню, т. е. то, что, когда вымрет (уже скоро), не восстановить по публикациям… то, из-за отсутствия чего, известные мне два мегагранта в близкой области, не дали нормальных результатов — невозможно за три года дорасти с почти нуля до мирового уровня.

Андрей
Андрей

Полностью согласен!

ВПоль
ВПоль

Порядок надо наводить. Но самими учеными. И для этого есть Уч совет! Выведи каждого желающего работать в НИИ на 30−40 минут, и пусть тот докажет, что он не «дурак», а достоин той или иной науч. степени. Я без уч. степеней не вижу смысла каждый раз «повторять пройденное»: т. е. защитил результаты 2005−2010гг- получи степень, (и базовую з/п к ней!) защитил результаты 2010−2015гг, получай следующую! и т. д. (цифры проставьте сами…) А по итогам дискуссии Уч совет решит и закрепит это решение. Так можно отсеять «наперсточников от науки». (И причем тут ФАНО???) Правда, до сих пор нет четких критериев, что есть «достойный» результат, а что «проходной», т. е. посредственный, маловажный в данном направлении. Число публикаций и ссылок всего не решает, это лишь некий формальный фон!!.… Подробнее »

Анатолий Березкин
Анатолий Березкин

Действительные члены РАН раньше пилили бюджет неэффективно, поскольку бесконтрольно, без всякой демократии. Теперь ФАНО видимо собирается ввести контроль, но централизованный, внешний и потому тоже неэффективный. Если будет плохо получаться, они добавят еще контроля, потом еще контроля. Рассуждать в категориях мотивации людей, создания условий для самоконтроля и самоочищения РАН через реальные демократические процедуры, куда все сотрудники включены, они, видимо, не умеют или не хотят. Сказать, что научная деятельность должна иметь цель и быть эффективной — это конечно круто. Я бы сказал — такого нет нигде в мире, РФ будет первой. Везде фундаментальная наука — это как постить фотки в фейсбуке. У кого больше лайков, тот и молодец. Пора перейти уже к средствополаганию что ли. Для начала ответить не сколько статей печатает… Подробнее »

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Denny: 07.05.2015 в 18:05 «Наука развивается. Появляются новые направления, что-то другое вырабатывается и устаревает. Подстраивать под это оргструктуры необходимо. Просто потому, что на базе отдельных разрозненных лабораторий многие серьезные вещи не потянуть.» Это легко показать на конкретном примере. Мы уже обсудили модель скользящих нитей, и рабочие циклы поперечных мостиков. Вопрос о том, что поперечные мостики (макромолекулы) могут создавать тянущее усилие остался открытым. http://trv-science.ru/2015/03/10/litso-rossijskoj-nauki/ Я с вами вел дискуссию как специалист по обеспечению качества воздуха в помещениях. Иными словами, дискуссия велась между представителями бизнеса и фундаментальной науки по поводу правильно ли описано функционирование клетки биологами? Было бы любопытно узнать мнение по данному вопросу представителей прикладной науки. «Говоря о биологическом росте и регенерации биологических тканей, следует подчеркнуть, что они являются строго… Подробнее »

Константин
Константин

Почитал написанное и стало интересно — а у Вас есть какие-то собственные разработки в области способов, хм, «растягивания» клеток и связанных с подобного рода воздействиями эффектов?

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Константин: 27.10.2015 в 2:10 «а у Вас есть какие-то собственные разработки в области способов, хм, „растягивания“ клеток и связанных с подобного рода воздействиями эффектов?» Есть, только не на уровне клеток, а в дисперсных системах. К таким системам можно отнести кристаллизацию в гелях. В живом организме аналогичный процесс происходит при образовании патогенных биоминералов, как следствие метаболизма. Цитата: «минералсодержащие патообразования найдены практически во всех тканях и органах человека и наиболее полно описаны Кораго и Павликовским. Это зубные камни и камни слюнных желез, минеральные отложения в легких, сосудах, на сердечных клапанах, в селезенке, предстательной и поджелудочной железах, в мышцах и суставах, в злокачественных опухолях и в виде высыпаний на коже. Они разного цвета и формы, разнообразны по строению и размерам. В одних преобладает неорганическая составляющая, в других — аморфная органика. Но что их объединяет и отличает от выше описанных мочевых и желчных… Подробнее »

Константин
Константин

Интересно, а с чисто прикладной точки зрения значит ли это, что можно разработать более эффективные и точно «нацеленные» методы физиотерапии, включая вибрации разных частот и даже чисто механически воздействия типа массажа и вакуумных процедур?

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

На мой взгляд, с чисто прикладной точки зрения перспективы огромные, но только после того, как фундаментальная наука опишет достаточно точно механизм сжатия и растяжения мембран клеток. В слепую с позиции прикладной науки экспериментировать ни в коем случае нельзя, т.к. такими действиями можно нанести не поправимый вред организму человека, вплоть до летального исхода. Например, растворить оксалаты в почках не составляет труда. Достаточно сместить среду вокруг минерала в кислотную область, и он сам раствориться, но кислотность в организме ограничена по кислотности в узких пределах, поэтому этого делать нельзя. Нельзя дробить камни ультразвуком, т.к. ультразвуковое воздействие не только дробит камень на куски, но еще может вызывать дополнительное зародышеобразование. Вполне реально уже сегодня при решении проблемы обеспечения качества воздуха в помещении управлять физическими и биохимическими процессами в организме человека,… Подробнее »

Андрей
Андрей

Поскольку механизмы трансляции информации с молекулярного уровня на клеточный и более высокий, а также обратно, остаются неизвестными, то никакой теории формирования живых дифференцированных мембранных структур до сих пор нет. Не говоря уж про ткани и органы организмов. А раз нет теории формирования, то что же вы хотите? Изучение последствий тех или иных воздействий на организм до сих пор остаётся глубоко эмпирической областью, как медицина — более искусство, нежели наука.

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Андрей: 27.10.2015 в 17:37 «А раз нет теории формирования, то что же вы хотите? " Вот чего я хочу так только того, чтобы проблемы не накапливались, а все-таки хоть как-то решались. Андрей: «Поскольку механизмы трансляции информации с молекулярного уровня на клеточный и более высокий, а также обратно, остаются неизвестными» Случайно причина отсутствия механизма трансляции информации с молекулярного уровня на клеточный не связана с тем, что у биологов острая нехватка специалистов по проблеме в их сообществе? Не об этой ли проблеме пишет Ю. Лазебник в статье «Может ли биолог починить радиоприемник, или что я понял изучая апоптоз» http://www.metodolog.ru/373/00373.html Давайте попробуем воспользоваться методами технарей, работающими со сложными техническими системами. Чисто условно, любую сложную систему можно разделить на систему управления и исполнительные механизмы. Как правило, исполнительные механизмы существенно проще системы управления. Будем… Подробнее »

vlad1950
vlad1950

ну и о чем сыр бор как начали в 1991 г науку и образование гробить так и продолжают все идет по плану

Ольга
Ольга

Андрей, спасибо, согласна с основными тезисами.

Андрей
Андрей

Согласен с Андреем Летаровым, так всё и есть, поддерживаю!

георгий
георгий

Да, прав автор во всем. Но и в действиях руководства ФАНО своя логика есть. От имени налогоплательщиков ФАНО не может индеферентно смотреть на что тратят деньги ученые и сверх того на многое из того, чем они вообще не желают заниматься. Скажем в свое время часть ведущих физиков «повелась» на призывы создать основы для атомной промышленности и энергетики. Мир изменился. Для развития медицинских и биологических технологий был в мире выбран иной путь. Без хозяйки медной горы обошлись. У нас же административные меры сильно пригасили биологию, стали одним из факторов отставания отечесвенных ученых от зарубежных. Так что ФАНО не торит целину. Им вообще нет разницы между тематиками, которыми собираются заниматься ученые. Они заявляют от имени налогоплательщиков, что готовы выделять средства на то-то и то-то. Это их приоритет.… Подробнее »

Сергей К.
Сергей К.

Вы уверены, что во всём мире решения о деньгах и приоритетах принимают исключительно чиновники? Мне казалось, что в CNRS и в обществе Макса Планка есть советы, в состав которых входят не только чиновники, но и избираемые коллегами действующие учёные, и эти советы (в отличие от научно-координационного совета при ФАНО) обладают правом принимать существенные решения, в том числе и по выбору приоритетов. А у нас в ФАНО единоначалие, научно-координационный совет — орган чисто совещательный, да и состав его определяется всё тем же единоначальником.

георгий
георгий

Сергей К. Вы правы, что есть в мире ряд мест, где чиновники совместно с учеными и бывшими учеными принимают решения. Это так. Но заметьте, что речь идет об весьма авторитетных ученых, заслуги которых перед обществом не вызывают никаких сомнений. При этом чиновники бывают весьма разные. Достаточно почи тать Р. Феймана про его участие в комиссиях Конгресса…

Поэтому заблуждаться не надо. Там за деньги идет жесткая борьба и их чиновники могут карьерой ответить за промахи их комиссий. А могут и не ответить…

Андрей
Андрей

Георгий, вы не правы, во всём цивилизованном мире именно учёные определяют на какие исследования затрачивать деньги налогоплательщиков. Например в США именно учёный физик Советник по науке Джон Холдрейн советует Обаме какую научную политику вести, а не наоборот. В Гарварде или МИТе Учёный Совет из учёных определяет как распределять финансирование на те или иные исследования, а уж никак ни какие-то безграмотные чиновники, не отличающие синхрофазотрон от секвенатора и электромагнитные поля от колхозных. И администрации фондов действительно в цивилизованном мире заинтересованы дать деньги на достижение значимых НАУЧНЫХ результатов, а не на фильтры Петрика-Грызлова, торсионные поля, чубайсовские нано-солнечные батареи или лысенковскую яровизацию. И если чиновник не находит контакт с учёными — такого чиновника увольняют за профнепригодность, ибо чиновник — обслуживающий персонал для обеспечения комфортной продуктивной работы учёных. Если чиновник не справляется с обслуживанием и вызывает недовольство… Подробнее »

георгий
георгий

Андрей, я могу быть не вполне правым, но Вам не стоит подписываться за «весь цивилизованный мир». Я начну из далека. В цивилизованной Великобритании никакие ученые не смогли премьерминистру М. Тетчер помешать продавить свою научную реформу под лозунгом:" Я научу этих жирных котов работать". Есть воспоминания П.Л.Капицы о том, как в довоенной Британии ему приходилось кланяться тогдашнему Премьеру. Напомню, что и в Союзе он не гнушался писать личные письма дяде Джо, разъясняя суть вещей и взгляд на них со стороны ученых. И уж точно никому он не мог во власти приказывать. Когда говорят, что на всем западе есть всюду высокое уважение к ученым, то с этим трудно согласиться. Где-то есть, но во многих странах нет. В большинстве стран позиции ученых в обществе потребления весьма шаткие. И им приходится вести сложные, как правило, закулисные переговоры с политиками.… Подробнее »

Андрей
Андрей

Я знаю очень конструктивный способ отношения к чиновникам. ФСБ арестовывает чиновников, причастных к «реформам», по обвинению в государственной измене, выясняет кто, когда и при каких обстоятельствах их завербовал, от кого они получили план «реформ». Контрразведка выясняет каналы, по которым ЦРУ внедряет вредительские антироссийские «реформы», направленные на подрыв научно-технического и оборонного потенциала России, арестовывает всех виновных в этом агентов, шпионов, диверсантов, пресекает действия резидентуры ЦРУ. Виновных суд осуждает на 8−20 лет строгого режима, в зависимости от степени участия в диверсии. Разумеется все вредительские «реформы» отменяются, восстанавливается Государственный Комитет по науке, который был в СССР, ему и поручается разрабатывать систему мер по развитию науки в России. Вот тогда будет самый эффективный способ осуществления суверенной российской научной политики.

Юрий Н. Ефремов
Юрий Н. Ефремов

Браво, коллега Андрей!

Эту простую истину — на горе нашей стране — не могут понять захватившие власть супербюрократы…

Вероятно, они искренне убеждены, что хотят блага нашей стране и ее науке — но они не понимают в принципе, как устроена наука, из каких побуждений действуют ученые. Возможно, что среди них есть гениальные управленцы — но прежде чем командовать, они должны изучить историю накуи — и сдать экзамен по этой истории!

Константин
Константин

Ну да, ну да, только вот тогда еще и ученых надо в «шараги» загнать, чтобы и им не повадно было заниматься не тем, что нужно «партии и правительству».

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: