- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Всероссийская олимпиада школьников: проблем всё больше

Наталья Иванова-Гладильщикова

Наталья Иванова-Гладильщикова

28 марта стартовал заключительный этап Всероссийской олимпиады школьников. Победа в этом интеллектуальном чемпионате России для детей от 15 до 18 лет дает право поступить в вуз без экзаменов. Цена вопроса высока. Поэтому так важно понять, насколько объективно и честно проходит финал Всеросса. О проблемах олимпиады рассказывает Наталья Иванова-Гладильщикова.

Без платного тренинга олимпиаду не выиграть?

Всем понятно, что участники финала Всероссийской олимпиады школьников должны быть в одинаковом положении. Иначе говорить об объективности нельзя. То есть школьники не должны заранее знать не только задания, которые будут им предложены (такие сливы просто преступны), но и, возможно, даже типы заданий. Происходит ли это на самом деле? Посмотрим.

Приведем пример, связанный со Всероссийской олимпиадой по русскому языку. Второй тур финала последние два года проходил по-разному, его жанр менялся. То нужно было давать комментарий к архаичному тексту (объяснить какие-то выражения, написать эссе об особенностях языка). То ребятам читалась лекция по одному из разделов языка, после чего они должны были сделать разбор какого-то языкового феномена, учитывая методику этой лекции. Тренеры команд не исключают, что в 2015-м может появиться новый вариант второго тура.

Ну и ладно, скажете вы, участники должны быть готовы ко всему (в этом — суть олимпиады). Но на деле «ко всему» готовы не все, а только те, кто заплатил за «дополнительные занятия» энную сумму денег. Дело в том, что некая некоммерческая организация «Благотворительный фонд наследия Менделеева» предлагает всем желающим платные тренинги, готовящие к Всероссийской олимпиаде школьников по десяти предметам под названием «Путь к Олимпу». На их сайте расписано, как здорово они готовят учеников 9–11-х классов к Всероссийской олимпиаде, ведь занимаются с ребятами авторы олимпиадных заданий! Стоимость участия в тренинге — 18 тыс. рублей с размещением в общежитии, трехразовым питанием, культурной и экскурсионной программой, оплатой транспорта по Москве. При самостоятельном размещении — 12 тыс.

Одно то, что «занимаются с ребятами авторы олимпиадных заданий», говорит о том, что «платные» дети — в привилегированном положении. А научным руководителем проекта по русскому языку и вовсе является председатель Центральной предметно-методической комиссии и жюри Всероссийской олимпиады школьников по русскому языку доктор наук Андрей Григорьев. Как заявлено на сайте, в тренинге принимают участие и другие члены ЦПК. А в программе занятий — «проработка материалов для различных этапов олимпиад», «анализ заданий разных лет», «проработка нестандартных ситуаций и творческих заданий по различным направлениям»…

Но поскольку не все руководители команд считают возможным принуждать родителей к сдаче денег на подобные «тренинги», то некоторые оказываются в проигрыше. Выходит, они наказаны за то, что отказались платить деньги.

Нужно угадать ответ жюри, даже если он неправильный

Существуют и проблемы с оценкой работ. Если баллы за олимпиадные задания у кого-то занижены (такое, по свидетельствам тренеров, случается), опровергнуть решение жюри крайне трудно. Хотя бы потому, что работы и полный комплект заданий с ответами прошлого года появляются на сайте лишь в сентябре, а анализ ошибок — и вовсе спустя много месяцев.

На апелляции же доказать почти ничего нельзя. Даже в том случае, если ответ Центральной предметной комиссии неправильный (и такое тоже бывает) или ею же некорректно поставлен вопрос. Установка железная: критерии оценки ответов апелляции не подлежат. В итоге получается, что надо обязательно угадать ответ жюри. Тот, который у них записан. Один мальчик так ответил на вопрос, кто такой медведь: это тот, кто ведает мед (то есть знает, где он). Такое же значение у этого слова — в знаменитом Этимологическом словаре Фасмера. Но, оказывается, в представлении ЦПК, правильный ответ такой: медведь — это тот, кто ест мед. А мальчик допустил грубую ошибку. По мнению жюри, дети должны проявить сообразительность и знание группировки, а не начитанность. Всё!

История с географией

Ситуация с Олимпиадой по географии еще более запутанная. Она проводится в три этапа: решение задач, практический и тестовый туры. И если на первом (на нем можно получить 100 баллов за решение задач) дети видят результаты работ и, зная критерии их оценки, могут в случае чего апеллировать, то второй, практический тур, который оценивается в 70 баллов, не разбирается, и по нему апелляцию подать невозможно. Практический тур — это тот или иной маршрут по какой-то незнакомой участникам местности, который нужно пройти и выполнить некие олимпиадные задания. Например, участники определяют типы почв. Ответы не устные, всё записывается на бланках, которые школьники сдают жюри. То есть возможность для апелляции есть. Но почему-то даже тренерам команд неизвестны критерии, по которым оцениваются такие задания. А потому на этом этапе достаточно легко сфальсифицировать результаты.

Ясно, что нужно сделать задания второго тура открытыми. Но этому, опять же, препятствует позиция Центральной предметно-методической комиссии.

Еще географы рассказывают о ставшей уже традиционной гегемонии региона, который проводит олимпиаду. В прошлом году она состоялась в Оренбурге, а в позапрошлом — в Саратове. Так вот, на саратовской олимпиаде команды из Оренбурга не было вовсе: они не смогли набрать нужные баллы. Но на следующей, домашней олимпиаде оренбургская команда была представлена сразу 12 участниками. Другие регионы привозили по пять или даже по одному человеку. В этом году олимпиада пройдет в Пятигорске. И опять та же история: на прошлогодней олимпиаде вовсе не было представителей Ставропольского края, зато в этом — человек пять или шесть вышли в финал (причем с очень высокими результатами).

Есть и другие привилегии для команды принимающей стороны: участников из других регионов в прошлом году не пустили погулять по городу, узнать местность (полевой тур был в парке). На самом деле ребята должны познакомиться с территорией, иметь возможность свободно перемещаться в пространстве.

Проконтролировать, как оценены работы финала Всеросса, невозможно. На заключительном этапе, где не тысяча, а всего 200 участников, работы почему-то не могут отсканировать. Спустя 2-3 месяца результаты выкладываются на сайт, но это уже не имеет никакого значения (поступление в вуз завершено).

Нужны общественные наблюдатели

Все знают, что на ЕГЭ теперь присутствуют общественные наблюдатели. И хотя их контроль пока (по многим причинам) далек от совершенства, это все-таки независимый контроль со стороны. Так вот, если бы на финале Всероссийской олимпиады присутствовали общественные наблюдатели, они бы как минимум могли отслеживать любые нарушения, связанные с размещением, условиями существования участников. А как максимум имели право присутствовать, в том числе, на апелляциях, следить за тем, чтобы сканы работ быстро выкладывались на сайты.

Кроме того, было бы важно, чтобы организаторы публиковали информацию о количестве участников, представленных всеми регионами; чтобы оперативно появлялись промежуточные и окончательные результаты.

Всё это реально сделать. Преобразилась же к лучшему Всероссийская олимпиада по литературе. Было бы желание!

Пояснение к статье Н. Ивановой-Гладильщиковой «Всероссийская олимпиада школьников: проблем всё больше»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи