Динамическая цитируемость и количество ученых

Павел Плечов, докт. геол.-мин. наук, профессор геологического факультета МГУ

Павел Плечов, докт. геол. -мин. наук, профессор геологического факультета МГУ

Перед обсуждением стратегий спасения и развития науки в России важно определиться с принципиальным вопросом: «А сколько активных ученых в России занимается фундаментальными исследованиями?» Однако ответ на этот вопрос зависит от понятийной базы и потребует определения критериев выделения множеств «фундаментальные исследования», «активные ученые» и «в России». Для приблизительной оценки интересующего нас количества активных ученых воспользуемся следующими определениями и ограничениями.

Будем считать, что:

Фундаментальные исследования — экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение человечеством новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды. Деятельность, направленная на получение прибыли, обслуживание коммерческих, политических или идеологических интересов какой-либо группы, к фундаментальной науке не относится, даже если она осуществляется научными (наукоемкими) методами.

Основным продуктом деятельности активного ученого является научная публикация. Стиль жизни «удовлетворение собственного любопытства за государственный счет» в 1970-х и 1980-х не подразумевал публикации результатов, что привело к низкому КПД советских научных организаций и явилось одной из причин быстрой деградации советской науки при уменьшении финансирования. Никто не будет против, если богатые люди часть своего времени, подобно лорду Кавендишу или сэру Сорби, будут посвящать научным исследованиям в по-строенных на собственные деньги лабораториях. Такие люди имеют полное право публиковать или не публиковать результаты собственных исследований. Однако людям, получающим государственное финансирование, необходимо доказать свое право на свободный научный поиск. В сложившейся практике это право доказывается значимыми научными публикациями, список которых сопровождает анкеты и заявки на гранты любого ученого.

Для поставленной задачи важно разделить ученых, постоянно работающих в России (не обязательно русскоязычных), и представителей русскоязычных диаспор в различных странах мира. Общепринятая практика рекомендует разделение по принадлежности ученого к какой-либо научной организации (affliation). В данной статье используется коэффициент, определенный по выборке в тематической области, хорошо знакомой автору. Оба способа оценки (no affliation или по выборке лично знакомых ученых) достаточно условны и дают лишь приблизительную оценку, но второй менее трудоемок.

Бывшими учеными (в отличие от активных ученых) будут называться люди, которые по каким-либо причинам (например, из-за перехода на административную или преподавательскую работу) перестали публиковать значимые научные результаты. Разумным временным интервалом оценки (в существующих условиях) можно принять пять лет. Если за пять лет не вышло ни одной значимой публикации автора, то, скорее всего, он прекратил заниматься наукой.

Методика анализа

Для статистических оценок мной использовалась база «Корпус экспертов» (www.expertcorps.ru/), в которой собраны необходимые данные по высокоцитируемым русскоговорящим ученым. Поскольку эта база ограничена естественно-научными дисциплинами, то и приведенные оценки касаются только естественных наук.

Методы оценки значимости научных публикаций далеки от идеала. Во многих университетах (в частности, в МГУ) используется критерий импакт-фактора журнала, в котором опубликована статья, а ученых ранжируют по количеству статей в высокоимпактных журналах за последний год.

Такой способ является очень косвенным, так как не отражает качества самой публикации, а позволяет только оценить потенциальную цитируемость статьи. Даже в журналах с очень высоким импакт-фактором присутствуют статьи с малой цитируемостью или вообще нецитируемые. С другой стороны, в журналах с низким импакт-фактором встречаются статьи очень высокого качества и с высокой цитируемостью. В один и тот же номер журнала могут попасть статьи, которые будут в дальнейшем различаться по цитируемости на один-два порядка.

Одной из лучших предложенных количественных оценок научной активности и значимости публикаций ученого является динамическая цитируемость за определенный период (показатель CI7). Считается CI7 очень просто — суммируются ссылки на все статьи ученого, в которых он является автором или соавтором, за последние 7 лет.

Предположим, что ученый за промежуток с 2007 по 2014 год участвовал в написании 7 статей (по одной в год), при этом на каждую статью ссылаются 2 раза в год. Тогда у статьи 2007 года будет 14 ссылок, 2008-го — 12, а у статьи 2014 года — 0 ссылок. В таком случае показатель CI7 составит 112. Если ученый продолжит свою деятельность с той же продуктивностью, то его CI7 останется неизменным, так как старые статьи будут постепенно исключаться из подсчета, а новые, еще не набравшие ссылочную массу, добавляться.

При просмотре списка видно, что среди выдающихся ученых, которых знает практически каждый, затесались участники так называемых «братских могил». «Братскими могилами» называются статьи с очень большим количеством авторов (иногда исчисляемого сотнями), создаваемые в рамках больших международных проектов. При этом среднее количество авторов на одну статью по использованной выборке — 5,8, а с фильтрацией «братских могил» — около 5.

Рассматриваемые обитатели «братских могил» почти не имеют собственных (с небольшим количеством соавторов) цитируемых публикаций, а в списках авторов часто находятся далеко в конце. Эти люди и занимают закономерное место в конце рейтинга, если вместо CI7 мы будем использовать удельный CI7, который складывается из количества ссылок, разделенных на количество авторов для каждой статьи за последние 7 лет.

Это наглядно видно при сравнении двух графиков (рис. 1). При использовании простого CI7 для оценки активности ученых в верхнюю часть рейтинга попадают обитатели «братских могил», среднее количество авторов в их статьях превышает наше воображение. При использовании удельного CI7 этот «хвост» смещается в гораздо более закономерную область (рис. 1).

176-0020176-0021
Рис. 1. Зависимость среднего количества авторов в статьях высокоцитируемых ученых от CI7 и удельного CI7. среднее количество авторов рассчитывалось как Ci7, деленное на удельный CI7

Как практически любые количественные рейтинговые показатели, удельный CI7 может быть описан степенной функцией. На рис. 1 хорошо видно, что исследуемую выборку удовлетворительно описывает уравнение CI7 = 10 000* (место в рейтинге) -0,67. А количество ученых, преодолевших определенный порог цитируемости, может быть посчитано по формуле: (количество ученых) = 10^(4-lg (Ci7 )/0,67).

Отклонения данных выборки из «Корпуса экспертов» от идеальной зависимости в левой части графика (рис.2) объясняются малым числом очень высокоцитируемых ученых и более пристальным вниманием к ним. Отклонения в правой части графика связаны с отсутствием в выборке представительных данных в низкоцитируемой области (часть графика с удельным CI7 < 20 формируется за счет попавших в выборку бывших ученых и участников «братских могил», о которых писалось выше).

Рис. 2. Зависимость удельного динамического цитирования (удельный CI<sub>7</sub>) от количества ученых, преодолевших заданный порог цитируемости. Зелеными кружочками показана выборка; синяя линия — аппроксимирующее уравнение

Рис. 2. Зависимость удельного динамического цитирования (удельный CI7) от количества ученых, преодолевших заданный порог цитируемости. Зелеными кружочками показана выборка; синяя линия — аппроксимирующее уравнение

Выводы

Пользуясь выявленной зависимостью и задавая значение необходимого порога удельного CI7, мы легко можем оценить количество ученых в данной категории. В качестве примера можно предложить следующие категории активных ученых по удельному CI7:

  1. Диапазон 10–25 — около 22 тыс. человек. В этот диапазон попадают как начинающие ученые, так и, наоборот, ученые, заканчивающие свою карьеру.
  2. 25–100 — активные ученые, работающие на мировом уровне, их количество в нашей стране оценивается в 6–7 тыс. человек.
  3. 100–500 — активные ученые, звезды мировой величины. Их всего около 850 человек.
  4. >500 — активные ученые, крупные звезды мировой величины. Именно к этой категории относятся потенциальные лауреаты Нобелевских премий. Их всего 86, а в России из них работают только 23 человека (около 27%).

В выборке по моей специальности, науки о Земле (geo), оказалось 230 человек [1]. Из них только 25 человек (около 11%) работают за границей, тогда как 89% выборки постоянно живут и работают в России (хотя и активно сотрудничают с зарубежными коллегами). Таким образом, к вышеуказанным цифрам можно ввести поправочный коэффициент 0,89 или просто пренебречь им в надежде, что русскоязычная диаспора рано или поздно вернется работать на родину.

Приведенная оценка достаточно условна, она только дает представление о количестве активных русскоязычных ученых. Более точная оценка возможна только при дополнительной работе, которая может быть выполнена коллективом в 10–15 человек за 2–4 месяца (например, с привлечением создателей «Корпуса экспертов») и с дополнительно определенными критериями разделения российских ученых и русскоязычных ученых, живущих за рубежом.

1. http://expertcorps.ru/science/whoiswho/by_branch/geo-all

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

 

27 комментариев

  • ВПоль:

    Цитируемость- это разумно, Но, все равно, это формальный признак.

    Цитирование вообще говоря, не признак значимости работы, а некая дань «уважения».

    Она работает при законе больших чисел, т.е. когда в данном направлении работают более 70-100 ученых в каждой стране, имеющих быстрый доступ к «первоисточнику».

    А если, например, в РФ в данном направлении работают 5-10 человек,

    да еще размазанные по всей ее необъятности,

    то они порой даже не знают работ своих коллег, т.к. те теряются на фоне зарубежного «вала».

    Пусть цитируемость будет как формальный признак.

    Но лучше- ученые степени за публикации.

    Они требуют защиты. Тут вам и экспертиза и личный вклад.

    А степеней достаточно 7-8 (в геометр. прогрессии),

    чтобы закрыть всю «поляну» от кандидата наук(3-5 работ) до академика (от 150 работ).

    Так что — в путь, вершинам «полного доктора»(см гайд парк. ТрВ от 16.09.2013),

    что эквивалентно академику с его 150 работами и выше...!!!!

    • NickName:

      А кто будет заниматься экспертизой?

      Диссертационные советы так часто собирать не получится.

  • Пипеткин:

    степени — это прекрасно!))) все бизнесмены, депутаты и прочие жулики в наше время имеют степени. Нет сомнений, что при дальнейшем дроблении лестницы степеней, жулики займут самые высокие ступени. А лабораторные черви, навроде меня, будут десятилетиями писать им статьи в надежде подняться на предвоследнюю ступеньку с последней...

  • пипеткин:

    "Рассматриваемые обитатели «братских могил» почти не имеют собственных (с небольшим количеством соавторов) цитируемых публикаций, а в списках авторов часто находятся далеко в конце. "

    Авот это уже бред чистой воды))) Не буду даже касаться технологически многолюдных областей (ядерной физики, астрономии и т.п.). Приведу примеры типичных ситуаций при работе в малых группах:

    — я записываюсь последним потому, что я руководитель работы, а самого начинающего аспиранта ставлю первым потому, что ему защищаться...судя по написанному, я предурок, не имеющий собственных статей.

    -почти всю работу приходится делать самому. Ну как ее может сделать аспирант, прибывший из Самары или Ростова 1-2 года назад??? Как? Но и не вписывать его вроде нельзя. Он же что-то копошился...

    — Нужен рентгеноструктурный анализ, или хим.анализ или еще какая фигня.Творчества она не требует, а труда и чужого времени гробит достатком. Заплатить за него я могу только одним способом, включить человека в статью за один единственный спектр, который ничего и не добавляет, но индус-рецензент себе лоб расшибет, чтоб он был.

    — наш директор с утра до ночи бьется, чтобы был свет, вода, зарплата и т.п. Он все еще цепляется за науку, ходит на семинары, пытается командовать. Жалко старикашку. Иногда включаю и его...импровизируя сначала бурные обсуждения, чтоб «не просто так».

    — сотрудница моя, молодой ученый, кредит взяла, потому что тех самых денег на квартиры молодым не хватало и на комнату. Теперь нужно публиковаться, чтоб не выгнали и уйти нельзя...включаю и ее иногда. Гелий залила, конверт отнесла, рукопись оформила...делает же что-то.

    — студент пришел, диплом пишет...нешто без статьи его можно оставить?

    Вот таких примеров могу написать штук 30. Ну и авторов добавляется...а я последний, да...я же руководитель...

    А тут приходит вот такой, как автор этой статьи и говорит, ты бездельник простою Публикуешься в братских могилах последним. Другое дело, я, гениальный ученый — пишу все один)))) А я вам уважаемый вот , что скажу

    1. Нигде нет столь эгоистичной и бесчеловечной субкультуры, как в науке, где каждый червь мнит себя великим ученым и пытается не вырасти сам, а унизить окружающих. Так вас видимо в физ-техах учат...Класть на окружающих и плевать им в душу, чтоб вокруг выжженное поле было, ни ростка, ни души...

    2. Ваша забота о науке похожа не то, как если бы вздумав накормить человека, сначала отрезали бы у него все лишние на ваш взгляд органы, чтоб зря не питать их))

    Вот так и здесь. Вы мелочно предлагаете лобзиком вырезать неизвестные вам и непонятные чиновничьему уму принадлежности, даже не задумываясь, какую роль они играли? Следующий шаг -стерелизовывать ученых, чтоб они зря ресурсы не тратили и не отвлекались на пустяки.

    3. В прошлых постах я уже писал, что мы получаем нашу зарплату из расчета 1% от финансирования, выделенного под каждого из нас. Опять же, со своим лобзиком вы почему-то хотите поправить внутри этого 1%, а куда деваются остальные 99% вас не интересует.

    4.Ну и наконец во всех этих соображениях много написано о том, как изничтожить тех, кто пусть плохо, но публикуется, делая СВОИ работы внутри РФ. И нет совсем ничего о тех, кто вписывается в соавторство к коллективам за рубежом, при этом сам не умея даже статью написать. А самые цитируемые статьи у нас именно такие. 3 американца, 2 немца и один русский (они спирт подавал во время экспериментов)))

    Вот таки дела, батенька...мало вы годитесь на роль эксперта...а оценщиков таких как вы за последнее время довольно много развелось на нашу голову.

    • Denny:

      Вы сами себе противоречите. Перечисленные Вами категории людей, которых Вы включаете в статьи (и еще многие другие) получают зарплату круглый год. Маленькую, но каждый и регулярно. Вот туда и уходят деньги. На зарплату, на поддержание инфраструктуры, на обслуживающий персонал. В результате штаты институтов заполнены до упора разными несчастненькими, количество и качество работ слабое, а «мозги» пожимают плечами и уезжают. «Мозгам» собес не нужен.

    • alz:

      «А вот это уже бред чистой воды)))» Это вовсе не бред. В науках о Земле сложилась скорее традиция, что первым автором является тот, кто реально пишет статью, если студент или аспирант сам способен написать болванку, он будет первым автором, а если я, например, используя фактический материал оного статью за него пишет научный руководитель — он будет. Естественно, что имеются варианты (на условии публикации), когда первым автором ставится абсолютно посторонний человек (зав лаб или редактор), те, кто делал аналитику ставятся в конце. Если исследование производилось за счет финансирования или организации какого-либо человека, он ставится последним автором (обычно). Именно об этом и идет речь. В нашей области это обычная практика.

    • barsuchok:

      Вы что то попутали. Коллаборационная статья не имеет ничего общего с обычной статьей из 10-15 авторов, о которой Вы пишете. По видимому Вы не знаете о чем идет речь. Там в одной статье 200-500 авторов, а то и больше. Их даже на первой странице статьи иногда не пишут, а пишут по ссылке в конце мелким шрифтом.

  • пипеткин:

    Да, да, и сам себя высек))

    Перечисленные категории людей, это просто общество, в котором я живу,

    которые каждый день как муравьи тащат свою веточку, которая вкладывает в общее дело. Они не обязательно имеют собственные статьи, но с них этого требуют. Они будут вокруг всегда.И их содержание необходимо так же, как и полив земли вокруг яблони нужен широкий, а не только плеснуть на корень кружечку))

    Мозги «уезжают» — не смешите. Кто здесь не смог, тот и там не сможет.

  • пипеткин:

    меня вообще сильно удивляет желание все так подрезать, подрезать, людей посокращать...Глупость это.

    Кончается она всегда одним и тем же — сначала их сократят, а кому-то за их счет зарплату повысят на несколько копеек (не надейтесь, что освободившиеся деньги вы получите). И не знать этого может только инфантильный подросток, который реформ не видел никогда.

    А вот ближайших помощников вы лишитесь. Вот и весь результат.

    • Denny:

      Не вижу нужды в таких помощниках. У нас в лабе принято работать несколько иначе. Я понимаю, что приходится бывать в разных ситуациях и что за неимением гербовой пишут на простой. Но активно поддерживать систему, в которой работу, что под силу троим специалистам, делает десяток полунищих, это однозначный путь к деградации. Который за последние 25 лет уже в значительной степени пройден. Поскольку многие люди к этой ситуации привыкли и иного не видят и не хотят. Вот от этого и сбегают «мозги», которые присоединяться к богадельне не хотят, а хотят нормально работать.

  • Пипеткин:

    Знаете...мне уже в моем возрасте как то надоело читать про «уезжают» и про «там.».

    Я «там» проработал много лет, и богадельня «там» еще более крутая.

    Но никто не вопит, что нужно уволить престарелого инженера, или ширять профессора в бок за то, что он в прошлом году план по статьям не выполнил.

    Это чисто рассейские вопли, которые возникают от желания экономить на спичках.

    Беда в том, что эти вопли возникают не сами по себе, а, как мне кажется,их инициирует правительство. И вовсе не для того, чтобы что-то экономить.

    Еще раз хочу обратить внимание на то, что из денег, распределенных на любое дело мы получаем менее 1% в свое распоряжение.

    И вы сейчас ведете речь о том, как усовершенствовать этот 1%, но не хотите видеть и думать об остальных 99%. Их поглощает вовсе не инженер и не престарелый профессор...а как раз те деятели,что реформу внутри 1 % пытаются производить, не желая ни в коем случае расстаться со своими 99%, всеми силами отводя их в тень и стравливая друг с другом тех, кто имеет 1%, чтобы они друг друга поувольняли побыстрее. Ведь так?

    • Denny:

      Я тоже «там» работал, и богадельни не обнаружил. Есть, как и везде, некоторые «теплые местечки» и умельцы устраиваться. Но в целом конкуренция очень и очень жесткая. От аспиранта до профессора.

      А в бюджетах институтов РАН 80% составляет ни от чего не зависящая полунищенская зарплата для толп сотрудников. Которых НАДО включать статьи для соблюдения хоть каких-то приличий. Да и сами статьи тоже зачастую пишутся только потому, что НАДО. А научная ценность их нулевая. Вот и влачится это жалкое существование, которое на 80% состоит из дешевой имитации научной деятельности, включая журналы, степени и конференции. Зато куча институтов и толпа сотрудников на постоянных позициях. Зато суверенная наука с академическими традициями.

  • Пипеткин:

    1) никакой конкуренции у аспирантов нет, а есть гигантский недобор. Буквально с улицы берут любого. (я про физику)

    2) В постдоки в Европе, например, никто идти не желает. И таких позиций для молодежи пруд пруди. Дольше 1-2 лет на зарплату 1800 евро люди работать не желают.

    3) Конкуренция у профессоров есть — она выражается в конкуренции финансов, а не науки. И сражаются обычно за «хорошую» лабораторию. В среднюю и плохую профессором может попасть любой, правда, по он должен иметь гражданство страны.

    Чужих в большинстве стран профессорами не берут (разве что визитинг)

    Поэтому вы лучше не вводите в заблуждение людей.

    В бюджетах РАН прокуратура должна разбираться. Потому что эти 80% делятся так: 99% в дирекцию, остальное — научным сотрудникам.

    Ну а насчет того, зачем пишутся статьи...знаете, это уже переходит нормы приличия, то что вы пишете...Любопытно, что на 80% зарплатного финансирования у вас приходится как раз 80% дешевой иммитации)) Надо же, как все ладненько.

    Думаю, что возмущение состоянием дел в нашей науке не должно приводить к огульному охаиванию всех и вся. И еще я далек от мысли, что внутренняя идейная компонента и качество наших сотрудников хуже, чем «там». Мы не имеем возможности полноценно работать полный рабочий день. Это правда...

    • Борис:

      Поэтому вы лучше не вводите в заблуждение людей.

      В бюджетах РАН прокуратура должна разбираться. Потому что эти 80% делятся так: 99% в дирекцию, остальное — научным сотрудникам.

      в точку

    • Denny:

      Вопрос не в том, кого берут. Вопрос в том, кто остается. А с этим везде непросто. Можно промыкаться аспирантом, потом болтаться по городам и весям постдоком, и в результате вылететь, так и не получив сколько-нибудь приличной позиции. Поэтому и желающих не так много.

      Те, кто позиции получает, как правило вполне конкурентоспособные ребята. А у нас много ли Вы знаете примеров, когда человека уволили по причине полной профнепригодности? Все штатные расписания институтов забиты. Для нового толкового человека ставки не найти. Но это совсем не значит, что у нас в науке маслом намазано.

  • alz:

    Павел Юрьевич, например по моей теме в стране около 10 более-менее работающих специалистов...

  • Пипеткин:

    ну и вот, если подытожить, то получается, что все эти усовершенствования учета цитирования и продуктивности — бред чистой воды, направленный на создание внутренней грызни между научными сотрудниками с целью отвлечь их внимание от 99% средств, уводимых директорами у них из под носа. Поэтому и умственные упражнения с логарифмами и синусами, представленные автором заметки, вызывают смех сквозь слезы...и к делу и реальной ситуации отношения не имеют. Все попытки ковыряться внутри остаточного 1% только ухудшают наше с вами положение. Уже хотя бы тем, что забирают время и силы.

    • Denny:

      А вот с этим соглашусь. Сам по себе индекс цитирования — это информация, для эксперта небесполезная. Но любая попытка создать «универсальный индекс» только уводит от исходных данных о цитировании и забивает мозги.

  • А почему бы взять и очень многие направления вообще лишить финансирования?

    Если какой то фирме нужно — оно само наймёт сотрудников.

    Вообще не понимаю на что тут жалуются?

    Я полазил по разным институтам вроде ВШЭ и других — так им такие средства выделяют о которых многие могут только мечтать. Результат правда абсолютно нулевой.

    Да и часто таким бредом они занимаются — иногда поражаешься, что им ещё за это надо платить?

    Пока человек закончит аспирантуру — он такое количество средств в своё образование вложит.

    Конечно надо это всё окупить.

    А когда поймут, что денег там нет. И будут только если, что хорошее придумаешь.

    В процессе естественного отбора останутся те — кто может принести пользу.

    И переживать, что по какому то направлению отстанем — то же не стоит. Любую информацию можно у кого угодно содрать.

    Мало какие секреты долго держаться.

    • Denny:

      Дело не в секретах, а в людях. Развитые страны для того и держат широкий фронт науки. В любой момент в любой области у них есть ученые, которые (фигурально выражаясь) понимают, что содрать и как содрать. Они разбираются, какой профит с этого можно получить и могут в короткий срок обеспечить массовое производство специалистов в данной области, которых уже и будут рекрутировать фирмы. Именно поэтому они и снимают сливки с технологических и научных достижений.

      А скупые на науку платят дважды. Пока они прочухиваются, все уже запатентовано и рынок поделен. Пока они тырят и осваивают секреты и их применение, эти секреты уже устаревают.

      В 21 веке решают все уже не технологии производства сами по себе, а технологии по производству технологий.

      • Многие люди часто путают преподавательскую деятельность с придумыванием чего то.

        Человек может быть гениальным преподавателем, но в своей жизни никогда ничего не придумает, за рамках того, что знает.

        Пересказ чужих идей — это не придумывание тех же идей.

        Преподаватели должны быть для всех дисциплин — я говорил не про них.

        Плохо, что многие становясь ими — начинают мнить себя учёными. Окружающие тоже начинают требовать от них результата. Часто говорят — ну ты же специалист в этой области. Давай придумай.

        Многие, когда не способны получить хоть какой то результат — тратят ресурсы государства на борьбу с конкурентами.

        Когда человек возится с идеей — у него как правило истощаются финансовые ресурсы. Чтоб получить на сегоднящнее время результат — очень много сил надо потратить.

        Лишив финансирования работы — деньги дают по административному критерию — создаёте условия для борьбы идей.

        Уйдут точно те кто там из-за денег.

        Вы хотите получить результат — не имея конкуренции. Многие этого хотели, но ни у кого не получилось.

    • Борис:

      особенно удивляют бестолковые конференции, десятки за год, которые в исключительных случаях сопровождаются нормальной публикацией. Зато денег на эти конференции тратятся столько, что нормально работающему профессору и не снилось...

  • Пипеткин:

    лишить направления финансирования нельзя потому, что в отличие от торговли сотовыми телефонами, это самое любое направление требует десятков ато и сотен лет развития. А исчезает оно за несколько месяцев. И нанимать будет совершенно некого, если через всего лишь 1-2 года окажется, что такие люди нужны.

  • Андрей Летаров:

    Некоторое лукавство есть в ваших числовых придержках. У меня удельный семилетний индекс что-то около 42, но во многом — благодаря двум обзорам, написанным в соавторстве с 1 и с 3 коллегами. Если нормально работающий ученый в нашей области, публикующийся в среднем в 1 статье в год в журнале с импактом 3-4 (а это большинство молодых ученых), то в среднем они будут иметь 15-50 цитирований за 7 лет (обычно пятилетний импакт журнала лишь немного выше двухлетнего, так что приведенная в статье оценка на основе равномерного цитирования 2 раза в год в среднем слишком оптимистична; хорошие статьи в хороших (не супер-топовых) журналах набирают по 5-15 цитирований за все время их жизни). Ну так вот, в нашей науке в экспериментальных статьях по 7-10 авторов. Причем, как это описано выше, часто многие из них вносят весьма ограниченный вклад — допустим, что-то измеряют или делают какие-то конструкции, которые нет средств заказывать за деньги. В итоге у активно работающего ученого, который раз в 2 года порождает статью, где он сделал 60-70% и еще одну, где просто внес важный вклад, средний CI7 будет 2-10.

  • Алексей:

    С понятийной базой определиться всегда полезно.

    И если «активный ученый» — это тот, кто занимается «фундаментальными исследованиями», а «фундаментальные исследования — это экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение человечеством новых знаний...», то что является «основным продуктом деятельности активного ученого»? Очевидно, что правильный ответ — это новые знания или новые результаты.

    Только как их, результаты, оценить? Трудно это! И возникает неправильный ответ — «основным продуктом деятельности активного ученого является научная публикация». Ну, дальше цитирование, индексы, только всё это уже вне логики.

  • […] роли женщин в науке и образовании! Хотя только в РФ свыше 20 тысяч только активно печатающихся в профильных изданиях […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com