Диссертации и репутации: случай Альбиона

Валерий Аджиев, ст. науч. сотр. Университета Борнмута (Великобритания)
Вале­рий Аджи­ев, ст. науч. сотр. Уни­вер­си­те­та Бор­н­му­та
(Вели­ко­бри­та­ния)

В Вели­ко­бри­та­нии ака­де­ми­че­ский пла­ги­ат рас­смат­ри­ва­ет­ся как очень серьез­ное нару­ше­ние. В каж­дом уни­вер­си­те­те суще­ству­ют нор­ма­тив­ные руко­вод­ства (с назва­ни­я­ми типа Code of Practice for Research или Code of Practice for Research Degrees), деталь­но рас­пи­сы­ва­ю­щие эти­че­ские пра­ви­ла про­ве­де­ния науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ и пуб­ли­ка­ции их резуль­та­тов (вклю­чая дис­сер­та­ции), а так­же про­це­ду­ры рас­сле­до­ва­ния в слу­чае нару­ше­ний этих пра­вил. На обще­на­ци­о­наль­ном уровне рабо­та­ет the UK Research Integrity Office (UKRIO) — неза­ви­си­мая неком­мер­че­ская кон­сал­тин­го­вая орга­ни­за­ция [1], кото­рая ока­зы­ва­ет уни­вер­си­те­там экс­перт­ную под­держ­ку в вопро­сах ака­де­ми­че­ской эти­ки, в том чис­ле и в рас­сле­до­ва­нии слу­ча­ев кон­крет­ных нару­ше­ний (при этом она не упол­но­мо­че­на выно­сить санк­ции, это дело самих уни­вер­си­те­тов).

Пла­ги­ат в дис­сер­та­ци­ях: две исто­рии

Слу­ча­ев ака­де­ми­че­ско­го пла­ги­а­та, кото­рые уда­лось обна­ру­жить в уже опуб­ли­ко­ван­ных рабо­тах (а не на ста­дии их рецен­зи­ро­ва­ния и под­го­тов­ки к пуб­ли­ка­ции, как это обыч­но быва­ет) и кото­рые при этом были пре­да­ны глас­но­сти, немно­го. Неко­то­рые из них при­влек­ли вни­ма­ние не толь­ко про­фес­си­о­наль­но­го изда­ния The Times Higher Education, кото­рое отсле­жи­ва­ет прак­ти­че­ски все такие слу­чаи, но и обще­на­ци­о­наль­ных СМИ. Что каса­ет­ся обна­ру­же­ния пла­ги­а­та в дис­сер­та­ци­он­ных рабо­тах на соис­ка­ние сте­пе­ни Doctor of Philosophy (Ph.D.), то это слу­ча­ет­ся очень ред­ко. За послед­ние лет десять я могу при­пом­нить толь­ко один нашу­мев­ший слу­чай тако­го рода. Думаю, будет небезын­те­рес­но про­сле­дить в подроб­но­стях, как эта исто­рия раз­во­ра­чи­ва­лась [2].

Соб­ствен­но, она нача­лась с обна­ру­же­ния пла­ги­а­та в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной еще в 1988 году в Journal of Business and Society. Слу­чи­лось это обна­ру­же­ние в сен­тяб­ре 2007 года, и ока­зав­ший­ся под подо­зре­ни­ем автор ста­тьи, про­фес­сор Тони Анто­ниоу (Toni Antoniou), немед­лен­но ушел в отстав­ку со сво­ей долж­но­сти дека­на очень пре­стиж­ной Дар­эм­ской биз­нес-шко­лы (Durham Business School), вхо­дя­щей в Дар­эм­ский уни­вер­си­тет (Durham University) — один из ста­рей­ших в Англии. С долж­но­сти про­фес­со­ра он не ушел, но уни­вер­си­тет отстра­нил его от испол­не­ния и этих обя­зан­но­стей — на вре­мя спе­ци­аль­но назна­чен­но­го рас­сле­до­ва­ния. Про­во­дить рас­сле­до­ва­ние было пору­че­но комис­сии из трех про­фес­со­ров, при­чем все они были неза­ви­си­мы от Дар­эм­ской биз­нес-шко­лы, а один был при­гла­шен из дру­го­го уни­вер­си­те­та.

Комис­сия не толь­ко под­твер­ди­ла нали­чие пла­ги­а­та в упо­мя­ну­той ста­тье, но и обна­ру­жи­ла заим­ство­ва­ния, при­чем из несколь­ких источ­ни­ков, и в дис­сер­та­ции Анто­ниоу под назва­ни­ем Futures Markets: Theory and Tests на соис­ка­ние сте­пе­ни D.Phil. (так в неко­то­рых веду­щих уни­вер­си­те­тах, начи­ная с Окс­фор­да, назы­ва­ет­ся сте­пень экви­ва­лент­ная Ph.D.), кото­рая была выпол­не­на и в 1986 году защи­ще­на в Уни­вер­си­те­те Йор­ка (University of York). После чего было ини­ци­и­ро­ва­но и рас­сле­до­ва­ние в Йор­ке. Итог ока­зал­ся для Анто­ниоу печаль­ным: сенат Уни­вер­си­те­та Йор­ка анну­ли­ро­вал его сте­пень, несмот­ря на два­дца­ти­лет­ний срок дав­но­сти. А в фев­ра­ле 2008 года спе­ци­аль­ный disciplinary tribunal Дар­эм­ско­го уни­вер­си­те­та, рас­смот­рев мате­ри­а­лы рас­сле­до­ва­ния, реко­мен­до­вал руко­вод­ству уво­лить про­штра­фив­ше­го­ся (в дале­ком про­шлом и в дру­гом уни­вер­си­те­те!) про­фес­со­ра. Что и было сде­ла­но.

Был, впро­чем, еще один слу­чай, и зна­чи­тель­но более гром­кий, свя­зан­ный с дис­сер­та­ци­ей на соис­ка­ние сте­пе­ни Ph.D., защи­щен­ной в 2008 году в Лон­дон­ской шко­ле эко­но­ми­ки (London School of Economics — LSE) Саи­фом Кад­да­фи (Saif Gaddafi), сыном Муам­ма­ра Кад­да­фи [3]. Но его невоз­мож­но рас­смат­ри­вать толь­ко в ака­де­ми­че­ском кон­тек­сте: скан­дал (а это был имен­но скан­дал все­лен­ско­го мас­шта­ба, с про­тестны­ми выступ­ле­ни­я­ми сту­ден­тов, мно­го­чис­лен­ны­ми мате­ри­а­ла­ми в СМИ, обсуж­де­ни­ем в пар­ла­мен­те и т.д. — вплоть до име­но­ва­ния LSE «Libyan School of Economics») раз­го­рел­ся толь­ко в 2011 году после агрес­сив­ных заяв­ле­ний Саи­фа Кад­да­фи в раз­гар вой­ны в Ливии, в кото­рой он при­ни­мал актив­ное уча­стие. Выяс­ни­лось, что в этой дис­сер­та­ции обна­ру­жи­лись зна­чи­тель­ные заим­ство­ва­ния; к тому же были осно­ва­ния подо­зре­вать, что непо­сред­ствен­ным ее авто­ром являл­ся некий ливий­ский науч­ный работ­ник (кото­ро­му в бла­го­дар­ность была даро­ва­на долж­ность посла в одной из стран), а уче­ба С. Кад­да­фи в LSE сопро­вож­да­лась зна­чи­тель­ны­ми денеж­ны­ми пожерт­во­ва­ни­я­ми уни­вер­си­те­ту из Ливии. В ито­ге про­ве­ден­но­го неза­ви­си­мой от вуза комис­си­ей рас­сле­до­ва­ния под руко­вод­ством быв­ше­го чле­на Вер­хов­но­го суда лор­да Вуль­фа [4] в отстав­ку ушли рек­тор и несколь­ко дру­гих руко­во­ди­те­лей, но сте­пень у сына ливий­ско­го дик­та­то­ра поче­му-то отзы­вать не ста­ли. Воз­мож­но, пото­му, что в то вре­мя его судь­ба была неяс­на.

Защи­та по-аль­бион­ски

Поче­му же обна­ру­же­ние пла­ги­а­та в дис­сер­та­ци­ях, защи­ща­е­мых в бри­тан­ских уни­вер­си­те­тах, слу­ча­ет­ся так неча­сто? Навер­ное, какие-то слу­чаи про­сто не обна­ру­жи­ва­ют­ся (дис­сер­та­ци­он­ные кир­пи­чи во всем мире чита­ют­ся неча­сто). Но в основ­ном слу­чаи некор­рект­ных заим­ство­ва­ний обна­ру­жи­ва­ют­ся до при­суж­де­ния сте­пе­ни. И глав­ная при­чи­на это­го — спе­ци­фи­ка защи­ты дис­сер­та­ций, кото­рая чрез­вы­чай­но отлич­на от рос­сий­ской.

Нет ника­ких посто­ян­но дей­ству­ю­щих «сове­тов», мно­го­чис­лен­ные чле­ны кото­рых в Рос­сии очень ред­ко зна­ко­мят­ся с защи­ща­е­мой дис­сер­та­ци­ей над­ле­жа­щим обра­зом (дай Бог, что­бы авто­ре­фе­рат про­смот­ре­ли по диа­го­на­ли); «панель» состо­ит из пред­се­да­тель­ству­ю­ще­го (выпол­ня­ю­ще­го толь­ко про­це­дур­ные функ­ции) и двух «экза­ме­на­то­ров», толь­ко один из кото­рых может быть из это­го же уни­вер­си­те­та, хотя часто обо­их при­гла­ша­ют со сто­ро­ны.

При­гла­ша­ют по прин­ци­пу про­фес­си­о­наль­но­го соот­вет­ствия теме защи­ща­е­мой дис­сер­та­ции (спе­ци­аль­ный Коми­тет изу­ча­ет резю­ме пред­ла­га­е­мых экза­ме­на­то­ров и толь­ко после это­го их утвер­жда­ет; при этом обра­ща­ет­ся вни­ма­ние на воз­мож­ный кон­фликт инте­ре­сов: напри­мер, нали­чие сов­мест­ных ста­тей или гран­тов в про­шлом у науч­но­го руко­во­ди­те­ля и экза­ме­на­то­ров не при­вет­ству­ет­ся).

Не суще­ству­ет тако­го поня­тия, как авто­ре­фе­рат. И «веду­щих орга­ни­за­ций» тоже нет. На защи­те (кото­рая назы­ва­ет­ся «viva voce», что в пере­во­де с латин­ско­го озна­ча­ет «уст­ный экза­мен») дис­сер­тант если и дела­ет пре­зен­та­цию, то доста­точ­но крат­ко. А боль­ше ника­ких выступ­ле­ний не пред­по­ла­га­ет­ся (и ника­ких отзы­вов на дис­сер­та­цию, а тем более харак­те­ри­стик на дис­сер­тан­та не зачи­ты­ва­ет­ся). Даже науч­ные руко­во­ди­те­ли сидят мол­ча (а боль­ше на защи­те обыч­но нико­го и нет). И вся защи­та заклю­ча­ет­ся в отве­тах дис­сер­тан­та на вопро­сы экза­ме­на­то­ров (поче­му они так и назы­ва­ют­ся — а не «оппо­нен­та­ми»). Как пра­ви­ло, экза­ме­на­то­ры име­ют не менее трех недель на изу­че­ние руко­пи­си и при­бы­ва­ют на защи­ту с боль­шим коли­че­ством вопро­сов.

Про­це­ду­ра такая: идут по дис­сер­та­ции стра­ни­ца за стра­ни­цей и свои зара­нее под­го­тов­лен­ные вопро­сы зада­ют. Этот про­цесс длит­ся и час, и два, и более. По окон­ча­нии защи­ты дис­сер­тант полу­ча­ет обшир­ный спи­сок вопро­сов и пре­тен­зий. Далее, в зави­си­мо­сти от объ­яв­ля­е­мо­го сра­зу вер­дик­та (даже при пози­тив­ном ито­ге могут потре­бо­вать таких дора­бо­ток, что пона­до­бит­ся новая защи­та, но в боль­шин­стве слу­ча­ев надо про­сто вне­сти неко­то­рые исправ­ле­ния и допол­не­ния в текст), он будет иметь несколь­ко недель или даже меся­цев, что­бы под­го­то­вить окон­ча­тель­ный текст дис­сер­та­ции, кото­рый будет выслан экза­ме­на­то­рам для озна­ком­ле­ния. Одоб­рят — тогда сте­пень Ph.D. при­сва­и­ва­ет­ся уни­вер­си­те­том без дол­гих про­во­ло­чек.

Соб­ствен­но, такая про­це­ду­ра защи­ты с весь­ма боль­шой веро­ят­но­стью гаран­ти­ру­ет обна­ру­же­ние пла­ги­а­та. Два экза­ме­на­то­ра-спе­ци­а­ли­ста отве­ча­ют за резуль­тат сво­ей лич­ной репу­та­ци­ей (и ника­ко­го тай­но­го голо­со­ва­ния! Какие здесь могут быть тай­ны?!). Как и уни­вер­си­тет, кото­рый эту сте­пень удо­сто­ве­ря­ет — без како­го-либо уча­стия госу­дар­ства. Имен­но инсти­тут репу­та­ций, лич­ных и кор­по­ра­тив­ных, — осно­ва соблю­де­ния ака­де­ми­че­ской эти­ки. Как то и поло­же­но в нау­ке.

Неосте­пе­нен­ные поли­ти­ки

В заклю­че­ние сто­ит отме­тить, что уче­ные сте­пе­ни в Аль­бионе пока что не рас­смат­ри­ва­ют­ся как знак ста­ту­са и пре­сти­жа, кото­рый силь­ные мира сего могут при жела­нии лег­ко добыть. Навер­ное, в том чис­ле и пото­му, что у поли­ти­ков здесь нет рас­цвет­шей в рос­сий­ских (да и не толь­ко) пале­сти­нах моды полу­чать уче­ные сте­пе­ни доступ­ны­ми им спо­со­ба­ми [5]. Из 650 чле­нов пала­ты общин толь­ко 21 (то есть 3,2%) име­ют сте­пень Ph.D. При этом все без исклю­че­ния полу­чи­ли свои сте­пе­ни до избра­ния в пар­ла­мент. Плюс, из 33 пар­ла­мен­та­ри­ев, вхо­дя­щих в каби­нет мини­стров (то есть пра­ви­тель­ство), толь­ко двое име­ют Ph.D.

Пока­за­тель­ный при­мер — Уильям Хейг (William Hague), нынеш­ний лидер пала­ты общин (то есть фрак­ции пра­вя­щей пар­тии тори), быв­ший в 2010– 2014 годах мини­стром ино­стран­ных дел. Каза­лось бы, поли­тик до моз­га костей: стал акти­ви­стом тори в очень неж­ном воз­расте (по теле­ви­де­нию любят пока­зы­вать архив­ную запись его выступ­ле­ния на кон­фе­рен­ции кон­сер­ва­тив­ной пар­тии, когда ему было 16 лет); в очень моло­дом воз­расте — 36 лет — стал лиде­ром кон­сер­ва­то­ров, затем, после пора­же­ния пар­тии в 2001 году, подал в отстав­ку, стал рядо­вым зад­неска­ме­еч­ни­ком… и через три года выпу­стил фун­да­мен­таль­ный труд William Pitt the Younger: A Biography [6], полу­чив­ший высо­кие оцен­ки не толь­ко чита­те­лей, но и про­фес­си­о­наль­ных исто­ри­ков и при­знан­ный History Book of the Year.

Через несколь­ко лет вышла еще одна исто­ри­че­ская био­гра­фия его автор­ства William Wilberforce: The Life of the Great Anti-Slave Trade Campaigner. Нико­му даже в голо­ву не при­шло пред­по­ло­жить, что эти потре­бо­вав­шие глу­бо­ко­го изу­че­ния эпо­хи (конец XVIII — нача­ло XIX века) кни­ги за него писал (или помо­гал писать) кто-то дру­гой. А само­му Хей­гу не при­шло в голо­ву пре­тен­до­вать на уче­ную сте­пень (хотя воз­мож­ность защи­ты по опуб­ли­ко­ван­ной моно­гра­фии в прин­ци­пе име­ет­ся). Навер­ное, пото­му, что кеса­рю — кеса­ре­во.

Так что и в пар­ла­мен­те, и в обще­стве есть пони­ма­ние, что полу­чить уче­ную сте­пень нелег­ко и тре­бу­ет напря­жен­но­го тру­да. Как след­ствие, инфля­ции уче­ных сте­пе­ней не наблю­да­ет­ся, хотя, конеч­но, каче­ство дис­сер­та­ций быва­ет раз­ное…

Фото Вале­рия Аджи­е­ва из его фейс­бу­ка.

1. ukrio.org

2. timeshighereducation.co.uk/400950.article

3. independent.co.uk/news/educationl/education-news/gaddafi-sons-lse-thesis-written-by-libyan-academic-2233667.html

4. www.lse.ac.uk/newsAndMedia/news/archives/2011/11/woolf.aspx

5. timeshighereducation.co.uk/features/a-plague-of-plagiarism-at-the-heart-of-politics/3/2003781.article

6. www.amazon.co.uk/William-Pitt-Younger-A-Biography/dp/0007147201

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

5 комментариев

  1. Слу­шай,
    когда я про­чи­тал про этих «экза­ме­на­то­ров»,
    чита­ю­щих стра­ни­цу за стра­ни­цей, и спра­ши­ва­ю­щих а поче­му плюс а не минус и т.п,
    мне дур­но ста­ло.
    Я вспом­нил мно­го­стра­нич­ные заме­ча­ния рецен­зен­тов на мои руко­пи­си,
    направ­лен­ные в запад­ные жур­на­лы.
    Любую деталь высмат­ри­ва­ют, какую толь­ко мелочь не уточ­ня­ют.
    Но толь­ко не видят сути.
    Ужас!
    Тут нужен стро­гий регла­мент рецен­зи­ро­ва­ния:
    о чем спра­ши­вать,
    что кон­ста­ти­ро­вать,
    и как аргу­мен­ти­ро­вать.
    Все!
    А не то, что хочу, то и воро­чу.

  2. Не сто­ит обли­зы­вать­ся на это сла­ща­вое повест­во­ва­ние. Евро­па – стра­на малень­кая. Все люди, рабо­та­ю­щие в одной обла­сти друг дру­га зна­ют. И при­гла­ша­ют на защи­ту сво­их дру­зей или хоро­ших зна­ко­мых. А потом сами к ним едут с той же целью. Но Code of good practice все чтят, как учил Остап Бен­дер.
    Зато, когда дкру­ть­ся за титул FRS, то в этой Англии в ход идут вовсе не джен­тель­мен­ские при­е­мы.
    Защи­ща­ют­ся, прав­да, чест­но. По край­ней мере в физи­ке. Сей­час-то жур­на­лов раз­ве­лось неме­рен­но, а 10–20 лет назад мог­ли и вооб­ще без ста­тей полу­чить сте­пень при нали­чии пары кон­фе­рен­ци­он­ных докла­дов.
    Еще один источ­ник очень сла­бых работ – финан­со­вый. Быва­ет, что день­ги на сту­ден­та кон­ча­ют­ся или руко­во­ди­тель ухо­дит задол­го до напи­са­ния дис­сер­та­ции. И мыка­ет­ся такой бедо­ла­га по департ­мен­ту в поис­ках того, кто над ним сжа­лит­ся. В ито­ге дис­сер, как обзор лите­ра­ту­ры. Спа­са­ет одно, и тут автор прав – эти кир­пи­чи никто не чита­ет.

  3. Ува­жа­е­мые ВПоль и sergeir! Вы пол­но­стью пра­вы, какая там нау­ка может на загни­ва­ю­щем Запа­де. Дру­гое дело в Русь­ком мире и его окрест­но­стях.
    Кста­ти, об уровне ваших ком­мен­та­ри­ев гово­рит то, что отве­том на при­ве­ден­ные в ста­тье фак­ты явля­ют­ся ваши фра­зоч­ки » Но толь­ко не видят сути»,«Не сто­ит обли­зы­вать­ся на это сла­ща­вое повест­во­ва­ние». Не стыд­но?

  4. «Как пра­ви­ло, экза­ме­на­то­ры име­ют не менее трех недель на изу­че­ние руко­пи­си и при­бы­ва­ют на защи­ту с боль­шим коли­че­ством вопро­сов» – по смыс­лу полу­ча­ет­ся что даже если их (вопро­сов по-существу)нет.

    Текст наив­ный, инфан­тиль­ный – как впро­чем и сама тема «из жиз­ни бри­тан­ских учё­ных».

    Авто­ру памят­ка – есть такое поня­тие линг­ви­сти­че­ская коррупция(развращение).
    Англий­ский язык, осо­бен­но язык англо­сак­ской суб­куль­ту­ры это поверх­ност­ность – про­сто­та, кото­рая хуже воров­ства.

  5. В общем, все это хоро­шо, и актив­но внед­ря­ет­ся Фур­сен­ко и Лива­но­вым и у нас. У нас МОН уже фак­ти­че­ски не несет ответ­ствен­ность за уче­ные сте­пе­ни, из зако­на «О нау­ке и науч­но-тех­ни­че­ской поли­ти­ки» убра­ли все ука­за­ния, что сте­пе­ни при­сва­и­ва­ют­ся госу­дар­ством. Что ж вы жалу­е­тесь на пла­ги­ат-то? Зачем? Ах да, у нас в стране нет тако­го поня­тия, как «науч­ная репу­та­ция», а зар­пла­та уче­но­го явля­ет столь убо­гие копей­ки, что ника­кой репу­та­ции и не нуж­но.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: