Рюриковичи на Манеже

Евгений Пчелов, канд. ист. наук, доцент, заведующий кафедрой РГГУ

Евгений Пчелов, канд. ист. наук, доцент, заведующий кафедрой РГГУ

С 4 по 23 ноября 2014 года в московском Манеже с большим размахом прошла широко разрекламированная выставка-инсталляция «Моя история. Рюриковичи», которая продолжила аналогичную выставку, посвященную Романовым. Сайт выставки с гордостью рапортует о десятках тысяч посетителей и представляет отзывы известных людей, начиная с первых лиц государства, восторженно делящихся своими впечатлениями.

Ажиотаж действительно был очень большим, а инсталляции, подсветки, всевозможные интерактивные эффекты и прочие приемы из категории диснейленда могли произвести соответствующее впечатление. Однако главное не светящаяся мишура, а содержание этой презентации (назвать ее выставкой все-таки язык не поворачивается, поскольку подлинных предметов и музейных экспонатов на ней практически нет), рисующее определенный образ средневековой русской истории для современного «массового сознания».

Сразу скажу, что образ этот в целом, на мой взгляд, получился очень скучным, очень унылым и малоинтересным. Малоинтересным не по-тому, что почти всё и так известно на уровне школьных учебников по истории — ведь можно и тривиальные вещи для незнающей публики подать так, что оторваться будет нельзя. А потому, что в выставке не оказалось практически никакого «драйва», ни отрицательного, ни положительного, вообще никакого; выставка получилась как постное церковное масло, как пресная просфора недельной свежести — именно никакой по сути своей.

Рекламный плакат (с сайта www.pravoslavie.ru)

Рекламный плакат (с сайта www.pravoslavie.ru)

Это очень прилизанная, очень выхолощенная, очень хрестоматийно-прямолинейная история Руси. Какая-то неживая, чему немало способствуют и инфернальные портреты авторов над цитатами, в большинстве случаев мертвенно-бледные (в числе таких мертвенных лиц и одна цитата нынешнего президента). Даже более чем определенный идеологический посыл выставку не спасает. Ведь и идеологию можно подать увлекательно, а здесь всё, как в красном уголке эпохи застоя, скулы ломит от тоскливой, какой-то совершенно беззубой пропаганды.

Кто является автором (авторами?) выставки в качестве исторического консультанта, малопонятно. Судя по активно продаваемым у выхода-входа книгам, важную роль там играет некий Александр Мясников, на сайтах разных издательств представляемый в качестве журналиста, писателя и историка. Более подробные поиски поясняют, что он закончил английское отделение филологического факультета ЛГУ по специальности «филолог-германист», но «по профессии никогда не работал». Этим, как говорится, всё сказано. Журналист, считающий себя специалистом в области истории, — это откровенный дилетант, и столь же дилетантской, а зачастую просто беспомощной оказалась и выставка. Впрочем, авторство Мясникова особенно нигде не указано, и «Рюриковичи» предстают как своего рода «народный» проект. Теперь обратимся к его содержанию.

Выставка православно-церковная, и исключительно такова. Если в «Романовых» это чувствовалось не так сильно, то здесь выражено с абсолютной прямолинейностью и в беззубо-описательной манере церковной «историографии». Собственно, подавляющее большинство шедших на выставку шли и к святыням — иконе и вещам Сергия Радонежского.

Вообще, преподобный Сергий — центральная фигура всей выставки. Ему посвящен самый главный, круговой зал, своего рода планетарий, создающий впечатление, что именно этот святой — самый главный персонаж всей русской истории до XVII века. Правда, к Рюриковичам родственного отношения он не имел, но зато поставлен в самый центр рекламного выставочного плаката — как главный среди всех правителей этого рода. Выглядит это всё, конечно, странно, но, видимо, делать было организаторам нечего — народу нужны святыни для поклонения, а Владимирскую икону, видно не привезешь (пока что)…

При этом другие святые, именно Рюриковичи (а их было немало), выделены (если и упомянуты) значительно меньше. С точки зрения современной исторической науки выставка откровенно дилетантская. Ярче всего об этом свидетельствует набор цитат из источников и исторических трудов. Главные историки, а вернее, историк, на труды которого опирались создатели, помимо хрестоматийных Карамзина, Соловьёва, Иловайского и иногда Ключевского, — это Л.Н. Гумилёв. Его цитаты в изобилии рассеяны по выставке, перемежаясь исключительно патриотическими цитатами других деятелей, преимущественно славянофильского направления. Бесспорно, Лев Николаевич заслуживает уважения, но нужно четко отдавать себе отчет в оригинальности его взглядов на русскую историю (как и на историю в целом). Во всяком случае, опираться на его размышления при более или менее последовательном изложении истории в научном освещении совершенно невозможно.

Из профессиональных историков цитируются Б.А. Рыбаков, А.Н. Сахаров, Г.Г. Литаврин (один раз), С.П. Карпов, И.Н. Данилевский (тоже один раз), а также еще некоторые, в профессиональных кругах своими исследованиями практически неизвестные. Цитаты эти подобраны в соответствующем идеологическом ключе, в большинстве своем тривиальны или вырваны из контекста. Вот такой случайный набор классиков получился, что, конечно, лишнее свидетельство дилетантизма создателей. Ссылки на источники столь же тенденциозны, беспомощны и неточны, а цитаты явно корректны далеко не все.

Таково же и понимание самих текстов. Например, «русы» арабских авторов представлены как славяне, хотя на самом деле это скандинавы. «Повесть временных лет» называется то «Повестью…», то Начальной летописью, то вовсе Русской летописью (хотя, может быть, это и не «Повесть…», а какая-то другая летопись). А ссылки на позднюю и откровенно недостоверную Иоакимовскую летопись лишь подтверждают профессиональный уровень авторов, вернее, его отсутствие.

Начинается изложение истории Рюриковичей чуть ли не с кроманьонцев. Всюду инсталляции, подсветка, компьютеры… Кстати говоря, некоторые из компьютерных реконструкций откровенно поражают. В Интернете уже разошлась совершенно фантастическая выставочная реконструкция Новгорода XV века в виде Новгородского кремля (с постройками разных, в том числе и более поздних времен), окруженного непроходимыми лесами.

Реконструкция Новгорода XV века (с сайта http://o-apankratov.livejournal.com)

Реконструкция Новгорода XV века (с сайта http://o-apankratov.livejournal.com)

В начальной части внимание уделено и пресловутому Аркаиму, представленному в явно мифологизированном ключе. Тем самым история Рюриковичей начинается как бы с далекой предыстории, свидетельствующей о высоком уровне древних культур на территории России (Аркаим, правда, к древней Руси отношения не имеет). Судя по общему «патриотическому» настрою, на выставке можно было бы ожидать торжества «антинорманизма». Но, как ни странно, создатели выбрали «срединный путь», а о варягах сказано обтекаемо, что, мол, это — собирательное понятие, включавшее и скандинавов, и поморских славян.

А вот Киев, по мысли устроителей выставки, оказывается однозначно хазарским городом. Версия такая в науке, конечно, есть, но она явно маргинальна, здесь же вынесена в центр, да еще и со ссылкой на «Еврейскую энциклопедию». Идеологическая подоплека понятна: и украинцам гордиться особо нечем, и Киев — не «мать городов русских». Так-то!

Одна из основных, сквозных идей выставки — единство страны и сильная власть любой ценой. Княгиня Ольга, оказывается, «предотвратила развал страны» (интересно было бы узнать какой, ведь Русь тогда только формировалась как государство) и ни много ни мало открыла (!) «путь из немец в хазары» (не вполне понятая устроителями новация историка А.В. Назаренко, писавшего, что путь этот функционировал еще в IX веке). Князь Игорь — «бесславный правитель» под девизом «глупость и алчность». Объяснения как для малых детей в детском саду.

Вообще вся выставка — это какой-то школьный ликбез с православным уклоном. История может быть только христианской, язычество — однозначно плохо, крещение — однозначно хорошо, и т.д., и т.п... «Крошка-сын к отцу пришел...» Самое страшное в русской истории — это Запад и отсутствие единства. Раздробленность (напомню, что это период в русской истории продолжительностью в два века и даже больше, поскольку продолжалась она вплоть до конца XV века) рисуется авторами выставки как сплошной кошмар: это «разорение народа, запустение земель и городов, упадок хозяйства и ремесел, сокращение населения», в общем, тьма беспросветная и такая же беспросветная ложь — и это-то в Новгороде, Владимире, Галиче, в эпоху «Слова о полку Игореве», белокаменных соборов и берестяных грамот!

Александр Невский характеризуется такими явлениями, как «отражение агрессии с Запада» и «Восток как выбор для сохранения Руси». Девиз тут такой: «Крепить оборону на Западе, а друзей искать на Востоке» (как тут не вспомнить партийное «еще теснее сплотиться…», «всемерно повышать…» и т.п.). Проще говоря, Запад — плохо, Восток — хорошо, на Западе — враги, на Востоке — друзья. Здесь и фантазия Л.Н. Гумилева о якобы имевшем место побратимстве Александра Невского с сыном Батыя Сартаком, иллюстрированная картиной художника Рыженко и сопровождаемая цитатой министра иностранных дел Лаврова, пригодилась.

А вот Галицкая Русь в кроваво-красном отблеске плаката представлена как однозначно неудавшийся «проект», этакое недогосударство (и снова актуальная украинская тематика). Ведь это и «олигархический переворот», и «первая казнь государя», и — о ужас кромешный! — «захват власти в Галиче ставленником иностранцев». В общем, «несостоявшаяся держава», поглощенная европейскими соседями. Туда ей и дорога со своим Даниилом Галицким (кстати, принявшим титул короля Руси и бывшим одним из самых могущественных государей Восточной Европы)!

Вообще, названия разделов как-то не слишком патриотичны: то Русь Ордынская, то Литовская. Ордынская вроде бы не такая и плохая, по-тому что ордынский порядок — это «привилегии и льготы Русской церкви», «борьба с Тевтонским орденом», правда, в то же время и «распри князей», и «мученичество русских воинов», но на фоне голубых небес. А вот Литовская Русь, хоть и была там битва при Грюнвальде, а всё какая-то красно-желтая, не наша...

Однозначно положителен Иван Калита, — Калита теперь, конечно, потому что щедрую милостыню раздавал («попечение о народе, дела милосердия»); еще лучше Дмитрий Донской, а два Василия — Василий I и Василий II — идут почему-то под девизом «Промысел Божий в русской истории». Здесь и главное «чудо в русской истории» — отход Тамерлана от русских границ благодаря заступничеству иконы Владимирской Богоматери.

Дальше в благостное повествование снова иногда вклиниваются страсти-мордасти: нечто дьявольское — ересь жидовствующих на кровавом фоне и подрывная работа Запада — игральные карты. Вообще, характеристики событий и явлений просты и броски, как заголовки газетных передовиц: «изгнание предателя-митрополита» (имеется в виду митрополит Исидор, подписавший Флорентийскую унию), «грызня за московский престол» (имеется в виду масштабная княжеская усобица между Василием II и его родственниками).

Такое легкое, хлесткое и однозначное отношение к русской истории, видимо, наследие журналистской сущности одного из авторов-устроителей. Особенно выделяются некоторые, по мысли авторов, достижения и даже приоритеты в области культуры; среди них и несколько анекдотично звучащая информация о первом попугае на Руси, появившемся у Софьи Палеолог около 1495 года — «за три года до того, как Христофор Колумб привез в Европу четыре десятка попугаев и других редких птиц». Как он появился, не объясняется (уж не чудесным ли образом?), но неужели вместо «родины слонов» мы получим теперь «родину попугаев»?..

Любопытно двойственен на выставке Иван Грозный. О нем что ни утверждение, то миф. «Миф о беспрецедентной жестокости и тирании». Мол, убивал, конечно, но совсем немножко: на Западе-то кровавые Генрих VIII, Елизавета, Филипп II, Эрик XIV, Кристиан Датский гораздо больше людей перерезали — со ссылкой на историка А.Н. Боханова. Ну, это излюбленное: «А у них негров линчуют…». «Миф об опричнине как причине разорения Руси» — мол, и не разорили особо ничего... «Миф об убийстве сына» — ну, это в последнее время вообще чуть ли не однозначное утверждение в «православно-патриотических» кругах.

Но самое главное — это «покаяние царя». А всё остальное — «информационные войны в европейской прессе» (это в шестнадцатом-то веке!) и всякие санкции, от которых сама же Европа и страдала, — как говорится, актуальнее уже некуда. Правда, отмечен и еще один миф — «о безвинности и святости царя». Все-таки кровь митрополита Филиппа и других умученных взывает. И видно, что хочется авторам реабилитировать тирана, да митрополит не велит… Так и повисает Иван Грозный в двойственности и недосказанности…

Помимо святых важнейшие «составляющие» русской истории — битвы и чудеса. Им посвящены отдельные кинозалы. Чудо вообще одно из ключевых понятий выставки. В общем, не история, а сплошной промысел Божий. Под стать этой нехитрой концепции и экскурсоводы — все сплошь священники и семинаристы.

В этой толпе невольно ловишь себя на мысли, что одно уж устроителям точно удалось: этакий перформанс (да простят доморощенные патриоты) — из века двадцать первого сразу перенестись в конец десятого. Словно в 988 году блуждающие и несмышленые толпы с изумленно раскрытыми глазами водят чудо-поводыри в рясах, просвещая и рассказывая свою историю. Все-таки сделать так, чтобы оказаться в обстановке тысячелетней давности, не каждой выставке удается…

См. также:

1. Сайт выставки: rurikexpo.ru и www.pravoslavie.ru/jurnal/74861.htm
2. Занимательное князеведение. Обрезанные Рюриковичи. http://shakko-kitsune.livejournal.com/746539.html (разбор рекламного плаката к выставке).
3. Разбор трехмерной реконструкции Великого Новгорода XV века. http://starcheolog.livejournal.com/53847.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

14 комментариев

  • Андрей Сараев:

    А как надо было сделать выставку хорошо критик не хотел бы предложить? Или же это в нем сквозит обида на то, что его — ответственного за Рюриковичей в серии ЖЗЛ и прочих научно-популярных изданиях — не привлекли для работы над выставкой?

    • Иван Иванов:

      Ну, например, провести по святым ныне местам — Корсуни, показать жизнь и быт рабов из славян, торги ими на невольничьих рынках этой богоспасаемой земли, да и просто — главного статьи экспорта Рюриковичей

      Показать, в натуральную величину гематомы на лбу Грозного, от беспрестанного битья в пароксизмах истерики, или как это — покаяния. И провести интерактивную игру — у кого больше с обязательным реальным исполнением.

      Малюта Скуратов не из Рюриковичей ? А его замученный жертвы? Неужели ни одного из Рюриковичей не найдется?

      Ну, так и продемонстрировать — каково это быть Рюриковичем в руках у палача.

      А Невский должен научить умению обходится с любым начальником при подползании к нему на брюхе. Чем не патриотически ориентированный урок для потомков?

      • Сергей Метелев:

        Невольничьи рынки появились в Крыму с приходом татар. Корсунь (Херсонес, Севастополь) была захвачена в 1299 году татарским ханом Ногаем, с тех пор там и практиковалась работорговля.

        Рабов выкупали, а не продавали.

        Начиная с 1507 года (не знаю почему именно эта дата выделена) в течении 260 лет Русское государство подвергалось непрерывным набегам Крымских, Нагайских и Азовских орд. Только за первые 50 лет XVI века историки насчитывают 43 таких вторжения. В 1571 году огромная армия Крымского Хана дошла до Москвы, разорив и разграбив по дороге 36 русских городов. Главной целью этих походов был захват пленников для продаж и получения выкупа.

        Это я выписал текст из этого видео youtu.be/OnCgQKc2ezk

  • Андрей, не знаю как нужно было выставку делать, но Евгений прав, уж точно не так как оно было сделано.

    ИВАН КАЛИТА

    1954

    Пародия на авторов

    некоторых исторических трудов

    Мы сегодня поем тебе славу.

    И, наверно, поем неспроста, —

    Зачинатель мощной державы

    Князь Московский — Иван Калита.

    Был ты видом — довольно противен.

    Сердцем — подл...

    Но — не в этом суть:

    Исторически прогрессивен

    Оказался твой жизненный путь.

    Ты в Орде по-пластунски лазил.

    И лизал — из последних сил.

    Покорял ты Тверского князя,

    Чтобы Хан тебя отличил.

    Подавлял повсюду восстанья...

    Но ты глубже был патриот.

    И побором сверх сбора дани

    Подготавливал ты восход.

    Правда, ты об этом не думал.

    Лишь умел копить да копить.

    Но, видать, исторически-умным

    За тебя был твой аппетит.

    Славься, князь! Все живем мы так же —

    Как выходит — так и живем.

    А в итоге — прогресс...

    И даже

    Мы в историю попадем.

    Наум Коржавин

    На выставке не был, работы много, не выбраться. Но фото стендов посмотрел.Пристально. И описания почитал внимательно. Поразил перенос понятий «информационная война» и «санкции» в седую древность. Мол все нас искони ненавидят за то что мы такие хорошие... Ну-ну. Попытка найти оправдание грязной политики в прошлом.

    Когда идеологи и политика начинают диктовать науке что ей говорить, а о чем — молчать, науке обычно нездоровится. Мы это проходили на сессии ВАСХНИЛ в 1948г., если нее ошибаюсь. После чего отечественная генетика которая до того была на мировом уровне, приказала долго жить.

    А мнение, что любой историк готов на цыпочках бежать по зову власти, и обижается и завидует другим, если не позвали — ошибочное. Евгений Пчелов сделал в истории достаточно, чтобы никому не завидовать.

    • Андрей Сараев:

      Я согласен с Вами, Олег, что выставка не производит большого впечатления. В паре сотен метров от этой выставки в разные стороны находятся Исторический музей и музеи Кремля с выдающимися коллекциями и реконструкциями, демонстрирующими во всей красе эпоху Рюриковичей (впрочем в историографии такого понятия все же нет). Да и музей археологии Москвы немало расскажет о русском средневековье. В статье Е.В. Пчелова меня возмутил переизбыток эмоций и желчи при практически полном отсутствии конкретики, что негоже для автора, сделавшего, по Вашему мнению, достаточно «в истории» (наверное, удачнее было бы сказать «в историографии»). Впрочем чего такого выдающегося сделал Пчелов в науке, мне неизвестно. Несколько научно-популярных книг, возможно неплохих, — еще не вклад в науку. Да и не в этом дело. Эрудированный критик вместо эмоций мог бы грамотно разобрать недочеты составителей выставки (странно считать таковым цитирование Л.Н. Гумилева, поскольку и сам Пчелов в своих работах его цитирует) и хотя бы схематически предложить, какой могла бы быть эта выставка при более тщательном подходе к ее составлению.

      • Иван Иванов:

        это не историческая выставка:

        это — Пропаганда,

        глупая, визгливая и подобострастная.

        Ученому — там не место.

  • Андрей Сараев:

    Пропаганда чего? Правившей до конца XVI в. династии? А где место историку? В «визгливой» газетной заметке?

    • Иван Иванов:

      Пропаганда единоутробной непрерывности, освященной веками, передаваемой холуйской благолепностью, лизоблюдством и угодничеством.

      А теперь места историку нет — есть набор пропагандистских штампов, оправдывающих любое произвольное толкование истории в пользу тоталитарного политического режима.

  • Alex:

    «информационные войны в европейской прессе» (это в шестнадцатом-то веке!)

    Ничего не скажу про Ивана Грозного, но я не понял, что тут не нравится автору. Пример информационной войны сразу вспоминается из 14-го века: история о якобы изнасиловании Эдуардом III графини Солсбери. Что касается «европейской прессы», это не такое уж криминальное преувеличение относительно 16-го века, эпохи Реформации, открытий и религиозных войн.

  • Сергей Метелев:

    Сходил на сайт выставки, она будет в СПб с 30-го января в течение 2-х недель. Ни в коем случае нельзя пропустить, судя по всему выставка крайне интересная.

  • Приписывание летописцу XI века стремления угодить конкретному князю, так же как приписывание царям и правителям XIV века ведение информационных войн, есть то, что называется в науке «анахронизмом» — перенос наших современных понятий и представлений в прошлое... И сделано это с единственной целью оправдать наши нынешние преступления перед человечеством, правдой и совестью простой ссылкой на то, что «всегда так было!» ,,,

    Это имело бы смысл при одном допущении, а именно: что психология человека XI- XIV века ничем не отличалась от психологии современного человека. То что это не так, даже в доказательствах не нуждается, это очевидно.

  • Alex:

    Что информационные войны велись по меньшей мере в XIV веке, это просто эмпирический факт; нет никаких сомнений, что они велись и гораздо раньше. Если даже психология человека XI- XIV века отличалась от психологии современного человека (что бы это ни значило), из этого просто логически не следует, что люди XI- XIV веков ВСЁ делали иначе, чем современные, и, в частности, не следует, что они никак не могли вести информационных войн. Конечно, в XIV веке не те масштабы, что сейчас. Но речь вообще о XVI веке, тут даже как-то странно в чём-то сомневаться.

    Про князей и летописцев ничего не могу сказать, не знаю.

  • Alex:

    Относительно оправданий наших нынешних преступлений: если Вы считаете, что метод отсылки к тому, что «так было всегда», действительно работает, то кто мешает вам, западникам, тоже его использовать? Вам говорят, что вы из чистой прихоти убили миллион иракцев, а вы в ответ: «А вспомните, что Тамерлан творил! Так что это дело в порядке вещей».

  • Олег Губарев:

    «если Вы считаете, что метод отсылки к тому, что «так было всегда», действительно работает, то кто мешает вам, западникам, тоже его использовать?» Совесть мешает и этика научная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com