- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Аналогия

Лев Клейн

Лев Клейн

Поиск аналогий — излюбленный спорт археологов. Нашел какую-то непонятную вещицу — первым делом ищешь аналоги: похожие находки у других археологов, в литературе. Подсобрал — тогда уже можно что-то решать. Может быть, один из аналогов имеет дату, объяснение или из картирования находок что-то вылезет.

Очень проникновенный теоретик археологии Чжан Гуанчжи из Йельского университета в 1967 году провозгласил: «Что касается аналогии, то вся археология есть аналогия» [1]. В самом деле, ведь вся археологическая интерпретация зиждется на сопоставлении с этнографической реальностью и на скрытой аналогии с элементами современного быта.

А вообще, умозаключение по аналогии не доказательство. Это общеизвестно. Однако авторитетный математик Пойа придерживается другого мнения: «Было бы нелепо из правдоподобия таких догадок выводить их истинность, но было бы так же (и даже более) нелепо пренебрегать этими правдоподобными предположениями. Заключение по аналогии есть самый обычный вид рассуждения, возможно, и самый важный» [2].

И в другом месте он отметил, что «Аналогией проникнуто всё наше мышление, наша повседневная речь и тривиальные умозаключения, язык художественных произведений и высшие научные достижения. Степень аналогии может быть различной. Люди часто применяют туманные, двусмысленные, неполные или не вполне выявленные аналогии, но аналогия может достигнуть уровня математической точности» [3].

Конечно, в аналогии очень важна степень полноты сопоставления и существенность тех признаков, которые кладутся в основу сближения, чтобы получить вывод о том, что и другие признаки должны оказаться схожими.

Например, по степям Поволжья, Украины и Молдавии распространены были в IV тыс. до н. э. стилизованные каменные изображения головы животного — то ли коня, то ли собаки. По общей конфигурации они очень смахивают на каменные боевые топоры-молоты более позднего времени. Чем не аналогия? По этой аналогии многие археологи трактовали их как зооморфные скипетры — знаки власти. Но для боевых топоров и скипетров у них нет очень существенной детали — нет проуха, отверстия для насадки на рукоять. То есть ими орудовали зажав в руке, для этого задняя часть у них всегда шершавая, а передняя — полированная. Еще одно суждение по аналогии — определение изображенного животного как коня или собаки. Но у него неизменно показан один рог на лбу. Это единорог, животное мифическое. В своей интерпретации этих предметов я исхожу из ритуалов, связанных с культом единорога.

А вот археологический пример удачной аналогии. В поселении на территории гуннов (хунну) в Сибири была найдена половинка горшка, разрезанного вертикально пополам. Это бы не заковыка, но он был разрезан до обжига! Так и обожжен как половинка. Удалось найти точную аналогию — в античной культуре. А там это имело и объяснения: такие половинки использовались как наколенники при прядении. Ну, прядение было и у гуннов. Так что аналогия, хоть и далека по расстоянию, но работает.

Приведу пример аналогии из древней истории и филологии. Гомеровский героический эпос описывает десятилетнюю осаду, штурм и гибель Трои-Илиона в XIII веке до н. э. Но ни в археологических раскопках, ни в письменных источниках никаких следов этого происшествия нет. Илион погиб от нашествия, но гораздо позже и от других агрессоров, не ахейцев. Там нет ни одного ахейского наконечника стрелы. По историческим источникам известно, что греки-ахейцы захватили значительную часть западного побережья Малой Азии, но в эту захваченную часть Троада не входит. Как раз весь этот угол они так и не сумели захватить до своей собственной гибели.

Всё это очень странно. Но далекая аналогия объясняет всё. Возьмем сербский героический эпос: он повествует, как отважные сербские юнаки взяли штурмом Стамбул, хотя из истории мы знаем, что такого штурма никогда не было, а на деле было нечто противоположное — полный разгром юнаков на Косовом поле. В русском героическом эпосе — былинах — русские богатыри неизменно побеждают татар. И ни словом не упоминается татарское иго. Это специфика героического эпоса. Он всегда компенсирует воображаемыми победами истинные поражения.

Теперь возьмем самый современный эпизод истории — итог года: наш конфликт с Украиной. Для его лучшего понимания часто привлекают аналогии, разумеется, с грузинской кампанией 2008 года. Тоже одна из наших бывших союзных республик, тоже речь идет об оспариваемых территориях, тоже не признал практически никто. Но российско-грузинская война продолжалась несколько дней, и при всей непримиримости грузинской позиции Грузия пострадала больше, чем Россия: Саакашвили проиграл выборы и бежал из страны, реформы сорвались.

Мне кажется, более подходит аналогия, которую мало вспоминают, разбирая казус с Украиной, — афганская авантюра брежневского руководства. По масштабу и сопутствующим обстоятельствам эта аналогия гораздо более близка.

В обоих случаях операция была осуществлена в военном отношении (технически) блестяще. В обоих случаях нападение было обосновано как превентивное (чтобы не вторглись американцы). Тогда всё осуществлялось под лозунгом интернациональной помощи, сейчас — под девизом воссоединения русского мира. В обоих случаях в стране, подвергшейся превентивному нападению, было дружественное нам правительство. В обоих случаях с ним были некоторые нелады. И там и тут был расчет на поддержку части местного населения. Там был введен ограниченный контингент советских войск, здесь — «вежливые человечки», добровольцы и отпускники. И там и тут первые успехи были значительны: там были захвачены президентский дворец и столица, здесь — часть территории присоединена, часть выведена из-под контроля местного правительства.

В обоих случаях мы решительно отрицали свое участие (хотя потом признали), тайно хоронили своих погибших. В обоих казусах реакция мирового сообщества была гораздо сильнее ожидаемой. В случае с Афганистаном международная разрядка напряженности была сорвана, Олимпиада похерена, началась гонка вооружений, которая закончилась известно чем. В данном случае система международных договоров сорвана, великолепная Олимпиада забыта, гонка вооружений начаться не может, потому что началась гонка финансов. Та война продолжалась десять лет и закончилась парадным выводом советских войск из Афганистана под водительством генерала Громова. С развернутыми знаменами. Почти одновременно с падением Берлинской стены, с которой начались известные события.

Последствия афганской авантюры наглядны: недалеко от наших границ на месте благополучного, хотя и средневекового государства создался центр «Аль-Каиды», сформировались талибы, образовался мощный очаг наркодобычи, нацеленной на нашу страну.

Что возникнет на месте дружественной нам Украины, трудно предугадать.

Аналогия, конечно, неполная. Сейчас Россия — в границах допетровской Руси и возрождает некоторые допетровские скрепы. Берлинской стены нет, и нет кольца союзных республик, и нет второго кольца Варшавского блока. И нет той промышленности, которой обладал СССР. И лафа насчет денег закончилась. Поэтому, наверное, уложимся быстрее, чем в десять лет.

Но это не пророчество. Это всего лишь аналогия.

1. К.С. Chang. Rethinking archaeology. New York, Random House, 1967. P. 109.

2. Д. Пойа. Математика и правдоподобные рассуждения. М.: Иностранная литература, 1957. С. 49.

3. Там же. С. 45.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи