Своевременная неправильная книга о Лысенко

Владимир Муронец,  докт. биол. наук, профессор МГУ
Вла­ди­мир Муро­нец,
докт. биол. наук, про­фес­сор МГУ

Лев Живо­тов­ский. Неиз­вест­ный Лысен­ко. М.: Това­ри­ще­ство науч­ных изда­ний КМК, 2014. — 118 с.

Гене­ти­ка, эво­лю­ция и тем более физио­ло­гия рас­те­ний не моя спе­ци­аль­ность, но я не мог не отклик­нуть­ся на появ­ле­ние этой кни­ги. Ров­но пять­де­сят лет назад, вось­ми­класс­ни­ком, я слу­чай­но позна­ко­мил­ся с кни­га­ми и ста­тья­ми о Лысен­ко (сам­из­да­тов­ская «Культ лич­но­сти в био­ло­гии» Жоре­са Мед­ве­де­ва), слу­шал раз­го­во­ры взрос­лых о «Гор­ках Ленин­ских» и даже про­чи­тал «Сте­но­гра­фи­че­ский отчет о сес­сии ВАСХНИЛ 1948 года». Навер­ное, это и при­ве­ло меня на био­фак вме­сто исход­но запла­ни­ро­ван­ной Бау­ман­ки. Отго­лос­ки тра­ги­че­ской сес­сии ВАСХНИЛ сопро­вож­да­ли меня всю жизнь, хоть я зани­мал­ся дале­кой от этих про­блем энзи­мо­ло­ги­ей. А в послед­ние годы я позна­ко­мил­ся со мно­ги­ми мало­из­вест­ны­ми архив­ны­ми доку­мен­та­ми.

Свое­вре­мен­ная кни­га!

Совсем недав­но, при­ни­мая экза­мен у буду­щих аспи­ран­тов, я с удив­ле­ни­ем обна­ру­жил, что они ниче­го не зна­ют о лысен­ков­щине. Толь­ко один из них, поблуж­дав по зако­ул­кам сво­ей памя­ти, вымол­вил что-то об «извест­ном гене­ти­ке». Мне пока­за­лось, а посте­пен­но накап­ли­ва­е­мые фак­ты это под­твер­ди­ли, что био­ло­ги­че­ское сооб­ще­ство ста­ра­ет­ся не бере­дить про­шлое, замал­чи­вая тра­ге­дию био­ло­ги­че­ской нау­ки и даже посте­пен­но пре­вра­щая гони­те­лей гене­ти­ки в ее почи­та­те­лей. Одна­ко обе­лить Лысен­ко мало кто пытал­ся, за исклю­че­ни­ем неко­то­рых оди­оз­ных лич­но­стей. И вот нако­нец это про­изо­шло, при­чем кни­га напи­са­на извест­ным уче­ным-гене­ти­ком. Вре­мя выбра­но очень удач­но. Стар­шее поко­ле­ние, кото­рое всё зна­ет и пом­нит, най­дет в кни­ге мало новой инфор­ма­ции, а интер­пре­та­цию вряд ли вос­при­мет. Исклю­че­ние соста­вят толь­ко те, кому при­ят­но будет про­чи­тать об оправ­да­нии их соб­ствен­ных гре­хов или гре­хов их учи­те­лей. А моло­дые, кото­рым пред­на­ме­рен­но ниче­го не гово­ри­ли о лысен­ков­щине несколь­ко деся­ти­ле­тий, узна­ют о «неза­слу­жен­но забы­том уче­ном» («Т.Д. Лысен­ко — один из осно­во­по­лож­ни­ков био­ло­гии раз­ви­тия рас­те­ний»), дости­же­ния кото­ро­го замал­чи­ва­лись мно­го лет из-за гряз­ной борь­бы науч­ных кла­нов.

Одна­ко наши­ми общи­ми уси­ли­я­ми мож­но добить­ся и дру­го­го эффек­та — при­влечь вни­ма­ние моло­до­го и сред­не­го поко­ле­ния био­ло­гов к собы­ти­ям тех лет, еще раз повто­рить, каза­лось бы, обще­при­ня­тые пред­став­ле­ния об огром­ном вре­де, нане­сен­ном Лысен­ко рос­сий­ской нау­ке, обна­ро­до­вать извест­ные, а может быть, и новые доку­мен­ты о тех собы­ти­ях, бла­го теперь всё мож­но лег­ко опуб­ли­ко­вать в Интер­не­те. Поэто­му я и назвал кни­гу «свое­вре­мен­ной», так как ина­че не было бы пово­да обра­щать­ся к собы­ти­ям тех лет.

Бла­ги­ми наме­ре­ни­я­ми…

В кни­ге содер­жит­ся мно­го выска­зы­ва­ний авто­ра, с кото­ры­ми невоз­мож­но согла­сить­ся, что и дела­ет ее, по мое­му мне­нию, непра­виль­ной. Одна­ко есть ряд поло­же­ний без­услов­но разум­ных. Лев Ана­то­лье­вич Живо­тов­ский пишет: «Кор­ни лысен­ко­из­ма у нас в том, что уче­ных в Рос­сии все­гда сби­ва­ли в мол­ча­ли­вые тол­пы под руко­вод­ством обла­го­де­тель­ство­ван­ных вла­стью вожа­ков. Вожа­ки эти, опи­ра­ясь на зави­ся­щее от них покор­ное боль­шин­ство, рекла­ми­ру­ют себя и игно­ри­ру­ют науч­ные дости­же­ния дру­гих, ста­ра­ют­ся убрать несо­глас­ных, исполь­зу­ют в адрес оппо­нен­тов уни­чи­жа­ю­щие и уни­что­жа­ю­щие эпи­те­ты — как это про­ис­хо­дит сей­час с име­нем Т.Д. Лысен­ко. Про­па­ган­ди­руя новое, но не сози­дая его, — раз­ру­ша­ют преж­нее. Созда­ют струк­ту­ры, дея­тель­ность кото­рых зара­нее объ­яв­ля­ет­ся как науч­но инно­ва­ци­он­ная и име­ю­щая миро­вое зна­че­ние. Всё это при­во­дит к забве­нию истин­ных науч­ных цен­но­стей и обо­ра­чи­ва­ет­ся для нашей стра­ны круп­ны­ми мате­ри­аль­ны­ми поте­ря­ми и невоз­вра­ти­мы­ми интел­лек­ту­аль­ны­ми утра­та­ми. Наи­боль­ший вред нашей нау­ке нано­си­ло и про­дол­жа­ет нано­сить наме­рен­ное иска­же­ние зна­чи­мо­сти науч­но­го иссле­до­ва­ния, пре­врат­ное пред­став­ле­ние о вкла­де уче­но­го, нетер­пи­мость к иным точ­кам зре­ния — будь то науч­ный поиск, вопло­ще­ние в жизнь идеи или взгляд на исто­рию нау­ки, а глав­ное — вме­ша­тель­ство власт­ных госу­дар­ствен­ных и ака­де­ми­че­ских струк­тур в сугу­бо науч­ные вопро­сы». Всё вер­но! Воз­мож­но, что имен­но такие наблю­де­ния и при­ве­ли авто­ра к идее напи­сать кни­гу. Об этом, конеч­но, надо писать и гово­рить (может быть — кри­чать), что часто и дела­ет «Тро­иц­кий вари­ант — Нау­ка». Вер­но всё, кро­ме фра­зы о Лысен­ко. Никто, к сожа­ле­нию, не исполь­зу­ет «уни­чи­жа­ю­щие и уни­что­жа­ю­щие эпи­те­ты» в отно­ше­нии Лысен­ко, да и вооб­ще про него мало кто гово­рит. Иллю­стри­ро­вать «борь­бу кла­нов» исто­ри­ей про­ти­во­сто­я­ния гене­ти­ки и мичу­рин­ской агро­био­ло­гии невоз­мож­но. После это­го уже никто не будет обра­щать вни­ма­ние на важ­ные и разум­ные выска­зы­ва­ния авто­ра, как никто не ста­нет верить науч­ной гипо­те­зе, най­дя ошиб­ку в пер­вом же экс­пе­ри­мен­те. Вот на неко­то­рых таких ошиб­ках, а точ­нее недо­го­во­рен­но­стях и пере­дер­ги­ва­ни­ях, и хоте­лось бы оста­но­вить­ся.

Был ли Лысен­ко выда­ю­щим­ся уче­ным?

В кни­ге утвер­жда­ет­ся: «Т.Д. Лысен­ко — один из осно­во­по­лож­ни­ков био­ло­гии раз­ви­тия рас­те­ний» и его глав­ным дости­же­ни­ем явля­ет­ся откры­тие ста­дий­но­сти. О пра­виль­но­сти это­го выво­да пусть судят спе­ци­а­ли­сты, но отме­чу, что автор не дает ссы­лок на исход­ные экс­пе­ри­мен­таль­ные рабо­ты Лысен­ко. А вот в кни­ге Вале­рия Сой­фе­ра «Власть и нау­ка» такие рабо­ты упо­ми­на­ют­ся и дела­ет­ся вывод, что надеж­ных экс­пе­ри­мен­таль­ных дока­за­тельств в них не было. Имен­но отсут­ствие прак­ти­че­ско­го под­твер­жде­ния, кото­рое огра­ни­чи­ва­лось опы­та­ми в мно­го­чис­лен­ных «избах-лабо­ра­то­ри­ях», при­ве­ло к тому, что рас­про­стра­не­ние яро­ви­за­ции не дало поло­жи­тель­ных резуль­та­тов в сель­ском хозяй­стве. Лев Ана­то­лье­вич Живо­тов­ский свя­зы­ва­ет прак­ти­че­ские неуда­чи с несо­блю­де­ни­ем агро­тех­ни­ки негра­мот­ны­ми кре­стья­на­ми, а Вале­рий Сой­фер — с невер­ным про­ве­де­ни­ем экс­пе­ри­мен­тов теми же кре­стья­на­ми. Кто прав — не мне судить. Хуже то, что зна­чи­мость рабо­ты Лысен­ко под­твер­жда­ет­ся ссыл­ка­ми на выска­зы­ва­ния круп­ней­ших уче­ных. Осо­бен­но нехо­ро­шо выгля­дит при­вле­че­ние име­ни Ива­на Ива­но­ви­ча Шмаль­гау­зе­на, кото­рый, судя по тек­сту кни­ги, толь­ко и зани­мал­ся воз­ве­ли­чи­ва­ни­ем Тро­фи­ма Дени­со­ви­ча и под­твер­жде­ни­ем его гени­аль­ных откры­тий. Так, отме­тив, что Шмаль­гау­зен — «наш зна­ме­ни­тый уче­ный-эво­лю­ци­о­нист», автор при­во­дит поло­жи­тель­ный отзыв Шмаль­гау­зе­на о тео­рии ста­дий­но­го раз­ви­тия в 1946 году. В дру­гом месте ука­зы­ва­ет­ся, что тео­рии Лысен­ко очень близ­ки к откры­то­му Шмаль­гау­зе­ном ста­би­ли­зи­ру­ю­ще­му отбо­ру, со ссыл­кой на кни­гу 1982 года: «Вре­ме­на­ми эта общ­ность цели при­во­ди­ла к тому, что заклю­че­ния Т.Д. Лысен­ко и его оппо­нен­тов-гене­ти­ков сов­па­да­ли. Напри­мер, с эво­лю­ци­он­ных пози­ций Т.Д. Лысен­ко утвер­ждал, что «наслед­ствен­ность есть эффект кон­цен­три­ро­ва­ния воз­дей­ствий усло­вий внеш­ней сре­ды, асси­ми­ли­ро­ван­ных орга­низ­ма­ми в ряде пред­ше­ству­ю­щих поко­ле­ний» (Лысен­ко 1948, с. 33). Это фак­ти­че­ски не что иное, как идея гене­ти­че­ской «фик­са­ции» адап­тив­ных моди­фи­ка­ций, сфор­му­ли­ро­ван­ная Ива­ном Ива­но­ви­чем Шмаль­гау­зе­ном в его зна­ме­ни­той тео­рии ста­би­ли­зи­ру­ю­ще­го отбо­ра (Шмаль­гау­зен 1982, с. 367)». Для непо­свя­щен­но­го чита­те­ля скла­ды­ва­ет­ся бла­гост­ная кар­ти­на сов­мест­ной рабо­ты двух вели­ких уче­ных. А ведь имен­но Шмаль­гау­зен в 1947 году высту­пал на кон­фе­рен­ции на био­фа­ке МГУ с кри­ти­кой лысен­ков­ских тео­рий, и это послу­жи­ло глав­ной при­чи­ной его уволь­не­ния со всех постов после сес­сии ВАХСНИЛ 1948 года. Почти 20 лет, до сво­ей кон­чи­ны в 1963 году, Шмаль­гау­зен «писал в стол».

Номера «Вестника Академии наук Украинской ССР» с закладками И.И. Шмальгаузена в тех местах, где критикуются его работы
Номе­ра «Вест­ни­ка Ака­де­мии наук
Укра­ин­ской ССР» с заклад­ка­ми И.И. Шмаль­гау­зе­на
в тех местах, где кри­ти­ку­ют­ся его рабо­ты

Толь­ко в нача­ле 1960-х годов ему уда­лось опуб­ли­ко­вать несколь­ко работ, свя­зан­ных с кибер­не­ти­кой. И конеч­но, тео­рия ста­би­ли­зи­ру­ю­ще­го отбо­ра была опуб­ли­ко­ва­на в 1940 году, а не на сорок с лиш­ним лет позд­нее, как наме­ка­ет ссыл­ка в кни­ге. Так что Лысен­ко был не кол­ле­гой и пред­ше­ствен­ни­ком, а дик­та­то­ром и гони­те­лем.

О «бед­ных репрес­си­ро­ван­ных лысен­ков­цах»

168-0050Сме­хо­твор­но выгля­дит при­ве­ден­ное авто­ром кни­ги срав­не­ние гоне­ний на гене­ти­ков после сес­сии ВАСХНИЛ и «репрес­сий лысен­ков­цев» после 1964 года. После сес­сии ВАСХНИЛ при­ка­зом мини­стра выс­ше­го обра­зо­ва­ния СССР Сер­гея Васи­лье­ви­ча Каф­та­но­ва было уво­ле­но с рабо­ты око­ло 3 тыс. био­ло­гов и гене­ти­ков. На био­фа­ке уво­ли­ли дека­на Сер­гея Дмит­ри­е­ви­ча Юдин­це­ва, всех гене­ти­ков (кая­лись, не кая­лись, не важ­но), зав­ка­фед­рой дар­ви­низ­ма (того само­го «почи­та­те­ля Лысенко»-Шмальгаузена). Любо­зна­тель­ные моло­дые – почи­тай­те газе­ту «Мос­ков­ский уни­вер­си­тет» № 33–34 от 25.09.1948 и полу­чи­те при­вив­ку от лысен­ков­щи­ны (ска­ны при­ве­де­ны на сай­те ТрВ-Нау­ка. — Ред.). Самая тра­ги­че­ская исто­рия про­изо­шла с зав­ка­фед­рой физио­ло­гии рас­те­ний Дмит­ри­ем Ана­то­лье­ви­чем Саби­ни­ным. Он отка­зал­ся каять­ся, был уво­лен, через пол­го­да нашел рабо­ту в Гелен­джи­ке, а в 1951 году покон­чил с собой. Вот он, еще один «вклад» Лысен­ко в физио­ло­гию рас­те­ний. Уволь­ня­ли гене­ти­ков любо­го уров­ня с запре­том пре­по­да­вать гене­ти­ку и зани­мать­ся ей. Да, при­каз под­пи­сы­вал Каф­та­нов, а не Лысен­ко, но что это меня­ет.

Резуль­тат раз­гро­ма гене­ти­ки и всей био­ло­гии был ужа­сен. В мире откры­ва­ли струк­ту­ру ДНК, а в вузах стра­ны изу­ча­ли толь­ко вли­я­ние под­воя на при­вой и яро­ви­за­цию в тече­ние почти 20 лет. Мои стар­шие това­ри­щи, учив­ши­е­ся на био­фа­ке в те вре­ме­на, несколь­ко лет после роб­ко­го воз­рож­де­ния гене­ти­ки удив­лен­но и непо­ни­ма­ю­ще вздра­ги­ва­ли при сло­вах «кодо­ми­нант­ные алле­ли».

И вро­вень с этим кош­ма­ром автор кни­ги ста­вит «репрес­сии лысен­ков­цев» в нача­ле 1960-х годов! К сожа­ле­нию, их не было даже в мини­маль­ной сте­пе­ни. Стар­шее поко­ле­ние уче­ных мог­ло не прий­ти на юби­лей, не про­го­ло­со­вать на выбо­рах за оче­ред­но­го пере­рож­ден­ца (были ведь вари­ан­ты гене­тик-лысен­ко­вец-гене­тик). При­ве­ден­ные в кни­ге при­ме­ры — уволь­не­ние сотруд­ни­ков Оль­ги Бори­сов­ны Лепе­шин­ской — зву­чит ужас­но толь­ко для незна­ко­мых с ее тео­ри­ей. Вот сте­но­грам­ма кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной при­ду­ман­но­му ей бре­ду: Сове­ща­ние по про­бле­ме живо­го веще­ства и раз­ви­тия кле­ток. Сте­но­гра­фи­че­ский отчет. Изд. АН СССР: М., 1951. Седо­вла­сые ака­де­ми­ки долж­ны были не толь­ко всё выслу­ши­вать, но, после пока­зан­но­го им «зарож­де­ния живо­го из нежи­во­го», вос­хи­щать­ся небы­ва­лым откры­ти­ем. Мно­гие из извест­ных мне лысен­ков­цев не толь­ко про­дол­жи­ли рабо­ту в МГУ, но и ино­гда пыта­лись реа­би­ли­ти­ро­вать мичу­рин­скую агро­био­ло­гию. Да, Лысен­ко пере­стал быть пре­зи­ден­том ВАСХНИЛ и дирек­то­ром Инсти­ту­та гене­ти­ки, но люби­мый сов­хоз «Гор­ки Ленин­ские» так и остал­ся за ним, как и ака­де­ми­че­ские выпла­ты и льго­ты. Даже в МГУ удер­жа­ли свои посты вид­ные спо­движ­ни­ки Лысен­ко: заве­ду­ю­щие кафед­ра­ми физио­ло­гии рас­те­ний, гене­ти­ки и селек­ции, не гово­ря уже о рядо­вых про­фес­со­рах и пре­по­да­ва­те­лях. Прав­да зав­ка­фед­рой гене­ти­ки и селек­ции Все­во­лод Нико­ла­е­вич Сто­ле­тов зара­нее почув­ство­вал ветер пере­мен и стал под­дер­жи­вать гене­ти­ку. Теперь в боль­шин­стве источ­ни­ков имен­но об этой его дея­тель­но­сти и мож­но про­чи­тать. А вот про то, как на волне борь­бы с вей­сма­низ­мом-мор­га­низ­мом он стал заве­до­вать не толь­ко кафед­рой, но и занял мно­го дру­гих постов (министр выс­ше­го обра­зо­ва­ния СССР, в 1959– 1972 годах — министр выс­ше­го и сред­не­го спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния РСФСР, пре­зи­дент АПН СССР), и про его газет­ную ста­тью «Про­тив чуж­дых тео­рий в агро­но­мии» (1937), после кото­рой был аре­сто­ван и рас­стре­лян ака­де­мик Нико­лай Мак­си­мо­вич Тулай­ков, зна­ют толь­ко нед­ра Интер­не­та. Сту­ден­том вто­ро­го кур­са я слу­шал пару лек­ций Сто­ле­то­ва о гомо­ло­ги­че­ских рядах Вави­ло­ва, что каза­лось мне вер­хом циниз­ма после его речей на сес­сии ВАСХНИЛ. Прав­да, осталь­ной курс гене­ти­ки он пору­чил читать гене­ти­кам Нико­лаю Иоси­фо­ви­чу Шапи­ро и Сосу Иса­а­ко­ви­чу Али­ха­ня­ну. Они хоть и кая­лись в гре­хах вей­сма­низ­ма в труд­ные вре­ме­на, но гене­ти­ку зна­ли. После завер­ше­ния эры «мичу­рин­ской гене­ти­ки» в 1965 году кафед­ру дар­ви­низ­ма воз­гла­вил Алек­сандр Алек­сан­дро­вич Пара­мо­нов. Ни один из пре­по­да­ва­те­лей —спо­движ­ни­ков Лысен­ко не был уво­лен. Про­сто веле­ли им учить сту­ден­тов по Шмаль­гау­зе­ну. Так что мы хоть о нем зна­ли, в отли­чие от нынеш­них сту­ден­тов, в учеб­ни­ках кото­рых есть лишь одно крат­кое упо­ми­на­ние о его ста­би­ли­зи­ру­ю­щем отбо­ре. В абсо­лют­ной непри­кос­но­вен­но­сти оста­лись фило­со­фы, кото­рые 20 лет учи­ли лысен­ков­ской агро­био­ло­гии, а теперь вдруг утра­ти­ли такой ясный стер­жень сво­ей нау­ки. У меня пре­по­да­ва­ли Белец­кий, автор глав­ной ста­тьи от лица фило­со­фов, гро­мив­шей гене­ти­ков со стра­ниц «Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та», доцент Куро­едов, напи­сав­ший труд «Гно­сео­ло­ги­че­ские кор­ни вей­сма­низ­ма-мор­га­ни­за­ма», и Дмит­рий Ефи­мо­вич Фур­ман, кото­ро­му при­но­сит бла­го­дар­ность Лев Ана­то­лье­вич Живо­тов­ский в сво­ей кни­ге. Белец­кий помал­ки­вал, дол­до­нил свои ман­тры и сту­ден­тов-аспи­ран­тов не тро­гал, а вот Куро­едов всё тре­бо­вал при­ве­де­ния новых фак­тов, под­твер­жда­ю­щих его пред­став­ле­ния о живом. Вот бы кто пора­до­вал­ся сей­час рецен­зи­ру­е­мой кни­ге. Фур­ман был, конеч­но, умным и зна­ю­щим чело­ве­ком, он пери­о­ди­че­ски пере­осмыс­ли­вал в ста­тьях фило­соф­ские пред­став­ле­ния об эво­лю­ции, но явно недо­люб­ли­вал гене­ти­ков, что осо­бен­но про­яв­ля­лось на семи­нар­ских заня­ти­ях. Таким обра­зом, ника­кие срав­не­ния лысен­ков­цев, кото­рые выгна­ли из нау­ки и обра­зо­ва­ния тыся­чи людей, думав­ших ина­че, с гене­ти­ка­ми, пытав­ши­ми­ся добить­ся воз­мож­но­сти зани­мать­ся нау­кой и пре­по­да­ва­ни­ем, неумест­ны.

Были, прав­да, два анек­до­тич­ных слу­чая «гоне­ния» имен­но на Лысен­ко. В нача­ле шести­де­ся­тых сту­ден­ты ута­щи­ли порт­рет уче­но­го и при­ко­ва­ли его к уни­та­зу в био­фа­ков­ском туа­ле­те. Дво­их с био­фа­ка отчис­ли­ли, а тре­тью сту­дент­ку — выгна­ли из ком­со­мо­ла. Спу­стя несколь­ко лет мы ее при­ни­ма­ли обрат­но, так как сочли такое пове­де­ние пра­виль­ным, хоть и хули­ган­ским. Как ака­де­мик, Лысен­ко полу­чил дачу в посел­ке Моз­жин­ка, и после его смер­ти его порт­рет укра­сил сте­ну музы­каль­но­го сало­на клу­ба. В тече­ние несколь­ких лет некто пово­ра­чи­вал порт­рет лицом к стене. Но и тут Лысен­ко побе­дил: хули­ган­ство пре­кра­ти­лось, и так и висит его порт­рет рядыш­ком со Шмаль­гау­зе­ном.

Как бы еще одно под­твер­жде­ние опи­сан­но­го в кни­ге род­ства двух био­ло­гов.

Портреты в музыкальном клубе академического поселка Мозжинка. В верхнем ряду крайний слева — Лысенко, справа — Шмальгаузен
Порт­ре­ты в музы­каль­ном клу­бе ака­де­ми­че­ско­го посел­ка Моз­жин­ка. В верх­нем ряду край­ний сле­ва — Лысен­ко, спра­ва — Шмаль­гау­зен

Крик отча­я­ния, остав­ший­ся без отве­та («пись­мо трех­сот»)

Кощун­ствен­ны, и я не боюсь это­го сло­ва, упо­ми­на­ния о пись­ме Эфро­им­со­на и «пись­ме трех­сот» о вре­де, кото­рый нанес Лысен­ко сво­и­ми тео­ре­ти­че­ски­ми и прак­ти­че­ски­ми реко­мен­да­ци­я­ми. Упрек авто­ра в том, что адре­сат пись­ма — полит­бю­ро. А куда еще мож­но было жало­вать­ся на все-силь­но­го пре­зи­ден­та ВАСХНИЛ, народ­но­го ака­де­ми­ка, ака­де­ми­ка всех ака­де­мий и дирек­то­ра мно­гих инсти­ту­тов. Это и сей­час при­ня­то, а в те вре­ме­на из-за про­те­чек в рай­ком пар­тии зво­ни­ли. Эфро­им­со­на за это пись­мо поса­ди­ли в лагерь, а к «пись­му трех­сот» никто не при­слу­шал­ся. Да, под­пи­сал пись­мо и Шмаль­гау­зен. Хотел рабо­тать, хотел печа­тать ста­тьи и кни­ги, но не дали. В пись­ме Хру­ще­ву в 1956 году Шмаль­гау­зен гово­рит об ошиб­ках лысен­ков­цев, но про­сит все­го лишь раз­ре­шить пуб­ли­ко­вать свои ста­тьи хоть где-нибудь, а вовсе не при­зы­ва­ет к репрес­си­ям про­тив Лысен­ко.

Кста­ти, автор всё вре­мя немно­го сдви­га­ет вре­мен­ные рам­ки (нача­ло 1950-х и т.д.), так что не очень замет­но, что с 1948 до 1965 года ника­кой реа­би­ли­та­ции гене­ти­ки не было. Толь­ко роб­кие попыт­ки что-то гене­ти­че­ское сде­лать под кры­шей физи­ков, ради­а­ци­он­ной без­опас­но­сти и т.д.

Бед­ные учи­те­ля био­ло­гии в шести­де­ся­тых

И послед­ний упрек. Автор при­во­дит пись­мо бед­ных школь­ных учи­те­лей, кото­рым запре­ти­ли пре­по­да­вать яро­ви­за­цию и при­вой с под­во­ем. Учи­те­лей мне сей­час тоже жал­ко — их самих учи­ли толь­ко это­му, они ниче­го боль­ше и не зна­ли. Моя учи­тель­ни­ца био­ло­гии пла­ка­ла в ответ на мои вопро­сы о гене­ти­ке и Лысен­ко. Ее аргу­мен­ты в защи­ту Лысен­ко («Но он же при­ду­мал, как ран­ний кар­то­фель полу­чать») были похо­жи на выска­зы­ва­ния Льва Ана­то­лье­ви­ча Живо­тов­ско­го: «При­ду­мал сажать кар­то­фель глаз­кá­ми». Моло­дец, отлич­но, но при­чем здесь «выда­ю­щий­ся уче­ный»? Отлич­ный прак­тик-агро­ном, кото­рых дей­стви­тель­но нам не хва­та­ет, как и талант­ли­вых селек­ци­о­не­ров типа Мичу­ри­на. Поко­ле­нию, учив­ше­му­ся после 1960-х, труд­но будет даже пред­ста­вить себе те учеб­ни­ки. Десят­ки стра­ниц, не-сколь­ко уро­ков про вли­я­ние под-воя на при­вой и при­воя на под­вой, ни одно­го сло­ва о гене­ти­ке и даже, на вся­кий слу­чай, о био­хи­мии. Ведь в то вре­мя счи­та­ли: «Ядро — это мусор­ный бак клет­ки, а нук­ле­и­но­вые кис­ло­ты — конеч­ный про­дукт мета­бо­лиз­ма». Даже воз­ник­ла про­бле­ма при отбо­ре сту­ден­тов на био­фак — био­ло­гию нель­зя ста­вить всту­пи­тель­ным экза­ме­ном. То, что есть в школь­ной про­грам­ме, при­ни­мать уже непри­лич­но, а дру­гое спра­ши­вать нель­зя. Да и нарвать­ся бед­ный сту­дент мог на любо­го пре­по­да­ва­те­ля. На лице-то не напи­са­но — гене­тик или лысен­ко­вец (хотя это утвер­жде­ние, воз­мож­но, спор­но).

Совет моло­дым био­ло­гам: «Не забы­вай­те»

В заклю­че­ние хочу ска­зать, что кни­гу, даже с таким же назва­ни­ем, мож­но и даже нуж­но было бы на-писать. Но тогда уж изло­жить все фак­ты о Лысен­ко. Ведь те, кто может про­чи­тать эту кни­гу, в боль­шин­стве сво­ем не зна­ют о Лысен­ко ниче­го, так что, дав одно­бо­кую инфор­ма­цию, автор его образ иска­зил. Надо было бы напи­сать и о порож­де­нии одно­го вида дру­гим (овса овсю­гом, кукуш­ки пеноч­кой), и об отсут­ствии внут­ри­ви­до­вой борь­бы («Волк вол­ка не ест, овца овцу не ест, волк ест овцу» — «вели­кое» изре­че­ние Пре­зен­та), и об уди­ви­тель­ном отсут­ствии прак­ти­че­ских дости­же­ний Лысен­ко на про­тя­же­нии 30 лет его вла­сти в сель­ско­хо­зяй­ствен­ной нау­ке.

Автор счи­та­ет, что кла­но­вость — это наслед­ство борь­бы гене­ти­ков и лысен­ков­цев в усло­ви­ях неде­мо­кра­ти­че­ской вла­сти. А мне кажет­ся, что кла­но­вость — это наслед­ство лысен­ков­щи­ны, кото­рая пока­за­ла, что мож­но адми­ни­стра­тив­ны­ми мето­да­ми доби­вать­ся сво­их целей и даже после нане­се­ния колос­саль­но­го эко­но­ми­че­ско­го, мораль­но­го и науч­но-го вре­да избе­жать не толь­ко уго­лов­ной, но и мини­маль­ной мораль­ной ответ­ствен­но­сти.

Автор так завер­ша­ет раз­дел «Науч­ная тра­ге­дия Т.Д. Лысен­ко и его шко­лы»: «Обра­ща­ясь к поли­ти­че­ской сто­роне мно­го­лет­ней дис­кус­сии меж­ду агро­био­ло­га­ми и гене­ти­ка­ми— дис­кус­сии, касав­шей­ся фун­да­мен­таль­ных про­блем био­ло­гии и её прак­ти­че­ских при­ло­же­ний, сле­ду­ет заклю­чить, что обе сто­ро­ны были повин­ны в том, что каж­дая из них при­вле­ка­ла госу­дар­ство для реше­ния науч­ных спо­ров, наде­ясь раз­ре­шить их в свою поль­зу. Эта игра с огнем обра­ти­лась вна­ча­ле про­тив гене­ти­ки в кон­це 1940-х — нача­ле 1950-х, а потом, с нача­ла 1960-х, — про­тив агро­био­ло­гии, раз­ви­ва­е­мой тру­да­ми Т.Д. Лысен­ко и его после­до­ва­те­лей. В обо­их слу­ча­ях это нанес­ло непо­пра­ви­мый урон раз­ви­тию и пре­сти­жу оте­че­ствен­ной био­ло­ги­че­ской нау­ки — урон, послед­ствия кото­ро­го мы ощу­ща­ем до сих пор». Здесь неправ­да всё — от пафос­но­го назва­ния до неуточ­нен­ных дат. Мож­но ли гово­рить о тра­ге­дии чело­ве­ка, с 1948-го по 1964 год управ­ляв­ше­го всей био­ло­ги­че­ской нау­кой и прак­ти­че­ски пол­но­стью изгнав­ше­го гене­ти­ку и гене­ти­ков из нау­ки, шко­лы и уни­вер­си­те­тов? Это была тра­ге­дия для нау­ки и стра­ны, а не для него само­го и его шко­лы. За эти годы им не было сде­ла­но ника­ких науч­ных откры­тий, а управ­ля­е­мое Лысен­ко сель­ское хозяй­ство при­шло в пол­ный упа­док. Сам автор кни­ги пишет, что всё сде­лан­ное Лысен­ко в этот пери­од не име­ет какой-либо цен­но­сти. Все «дости­же­ния», сомни­тель­ные для мно­гих, отно­сят­ся к 1930-м годам. Как после это­го ста­вить на одну дос­ку лысен­ков­цев и гене­ти­ков!

Любой чело­век может выска­зы­вать свое мне­ние. Мне не нра­вят­ся неко­то­рые обли­чи­тель­ные и злые ком­мен­та­рии и рецен­зии на эту кни­гу, оскор­би­тель­ные выска­зы­ва­ния в адрес Льва Ана­то­лье­ви­ча Живо­тов­ско­го и даже при­зы­вы «при­нять меры» про­тив авто­ра. Кни­гу нуж­но про­чи­тать, а потом пере­ли­стать стра­ни­цы «Сте­но­гра­фи­че­ско­го отче­та сес­сии ВАСХНИЛ» [1]. И ста­нет понят­но, кто есть кто, как понял вось­ми­класс­ник пять­де­сят лет тому назад. Жаль, что это­го не захо­тел понять Лев Ана­то­лье­вич Живо­тов­ский.

1. www.lib.ru/DIALEKTIKA/washniil.txt

Ботанический журнал 168-0052Оттиск ста­тьи «О неко­то­рых про­бле­мах совет­ской био­ло­гии» в «Бота­ни­че­ском жур­на­ле» с над­пи­сью «Глу­бо­ко­ува­жа­е­мо­му Ива­ну Ива­но­ви­чу Шмаль­гау­зе­ну от авто­ра. Лебе­дев. 22.09.1958»

Ленин­град­ский уче­ный Д.В. Лебе­дев потру­дил­ся и собрал все доступ­ные све­де­ния о круп­ных про­сче­тах в совет­ской био­ло­гии, став­ших воз­мож­ны­ми из-за лысен­ков­ско­го гла­вен­ства: рас­смот­рел послед­ствия запре­ще­ния иссле­до­ва­ний росто­вых веществ, мута­ций (вклю­чая полип­ло­и­дию), инцух­та и созда­ния на его осно­ве меж­ли­ней­ных гибри­дов куку­ру­зы, раз­ва­ла в обла­сти селек­ции и семе­но­вод­ства. Он свел в одном месте дан­ные об этих про­ва­лах и объ­яс­нил, поче­му в каж­дом из них реша­ю­щая роль при­над­ле­жа­ла Лысен­ко. В резуль­та­те полу­чил­ся исклю­чи­тель­но убе­ди­тель­ный мате­ри­ал с циф­ра­ми, ссыл­ка­ми, цита­та­ми. Ста­тья «О неко­то­рых про­бле­мах совет­ской био­ло­гии. По пово­ду ста­тьи Т.Д. Лысен­ко „За мате­ри­а­лизм в био­ло­гии“» была напе­ча­та­на в „Бота­ни­че­ском жур­на­ле“ ано­ним­но — от име­ни ред­кол­ле­гии, что при­да­ло ей веса, так как у чита­те­лей скла­ды­ва­лось впе­чат­ле­ние, что это и есть итог мно­го­лет­не­го кол­лек­тив­но­го обсуж­де­ния в этом жур­на­ле оши­бок Лысен­ко. Редак­то­ром жур­на­ла был ака­де­мик Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Сука­чев — один из немно­гих уче­ных, захо­див­ших в гости к опаль­но­му И.И. Шмаль­гау­зе­ну в посел­ке Моз­жин­ка.

Письмо Н.С. Хрущеву,
председателю Совета Министров СССР

Хра­нит­ся в Архи­ве АН СССР, Архив И.И. Шмаль­гау­зе­на, Ф 1504, опись № 3, № 43, 1956 г. При­во­дит­ся по чер­но­ви­ку, пере­пи­сан­но­му от руки род­ствен­ни­ком И.И. Шмаль­гау­зе­на.

Глу­бо­ко­ува­жа­е­мый Ники­та Сер­ге­е­вич.

За послед­нее вре­мя в поло­же­нии био­ло­ги­че­ских наук про­изо­шли неко­то­рые сдви­ги. Эти сдви­ги про­дик­то­ва­ны жиз­нью — наше отста­ва­ние в экс­пе­ри­мен­таль­ной гене­ти­ке ста­ло ощу­щать­ся в обла­сти прак­ти­че­ско­го при­ме­не­ния ее дости­же­ний (полип­ло­и­ды, гибри­ды). Одна­ко ниче­го еще не сде­ла­но для реор­га­ни­за­ции дела под­го­тов­ки кад­ров моло­дых спе­ци­а­ли­стов — гене­ти­ков. В наших вузах с 1948 года пре­по­да­ет­ся толь­ко так назы­ва­е­мая «мичу­рин­ская» гене­ти­ка, кото­рая при без­на­деж­но уста­рев­ших мето­дах рабо­ты не может дать ниче­го поло­жи­тель­но­го ни для тео­рии, ни для прак­ти­ки. Меж­ду тем чис­ло ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных гене­ти­ков, кото­рые мог-ли бы быть исполь­зо­ва­ны для пре­по­да­ва­ния науч­ной гене­ти­ки в уни­вер­си­те­тах, исчис­ля­ет­ся теперь уже еди­ни­ца­ми. Их нуж­но исполь­зо­вать, пока не позд­но (не рабо­тая, они с каж­дым днем теря­ют свою ква­ли­фи­ка­цию). Совер­шен­но так же обсто­ит дело с пре­по­да­ва­ни­ем дар­ви­низ­ма. Для раз­ви­тия «твор­че­ско­го» дар­ви­низ­ма были созда­ны все мыс­ли­мые усло­вия, и если он пока­зал пол­ную свою бес­плод­ность, то это объ­яс­ня­ет­ся как общей отста­ло­стью, так и бес­поч­вен­но­стью тео­ре­ти­че­ских постро­е­ний. Крайне огра­ни­чен­ное и глу­бо­ко наив­ное миро­воз­зре­ние «мичу­рин­цев» при­но­сит огром­ный вред и неиз­беж­но ведет к иде­а­ли­сти­че­ским пред­став­ле­ни­ям о видо­об­ра­зо­ва­нии, при­спо­соб­ле­нии и эво­лю­ции (акад. Лысен­ко).

Пора пре­кра­тить пустую бол­тов­ню, под­но­си­мую нашим сту­ден­там под видом гене­ти­ки и дар­ви­низ­ма. Сту­ден­ты долж­ны выпус­кать­ся из вузов с запа­сом необ­хо­ди­мых зна­ний и, глав­ное, с навы­ка­ми к точ­ной поста­нов­ке экс­пе­ри­мен­тов и долж­ной само­кри­ти­ке при оцен­ке их резуль­та­тов (т.е. с тем, чего без­услов­но нет у «мичу­рин­цев» и чего они дать не могут).

Во всем этом нуж­ны пра­ви­тель­ствен­ные меро­при­я­тия. Дру­го­го выхо­да нет.

Кро­ме раз­ва­ла дела под­го­тов­ки моло­дых кад­ров био­ло­гов в обла­сти гене­ти­ки и дар­ви­низ­ма име­ет­ся и дру­гой резуль­тат лысен­ков­ской моно­по­лии в био­ло­ги­че­ской нау­ке — пре­кра­ще­ние науч­но-иссле­до­ва­тель­ской рабо­ты в тех же обла­стях зна­ний. В этом отно­ше­нии поло­же­ние несколь­ко про­ще. Для уни­что­же­ния арак­че­ев­ско­го режи­ма в био­ло­гии, пожа­луй, доста­точ­но вос­ста­но­вить сво­бо­ду кри­ти­ки. В насто­я­щее вре­мя ей меша­ет состав редак­ций био­ло­ги­че­ских жур­на­лов, в кото­рых всё еще цар­ству­ют глу­щен­ки и нужди­ны. Дис­кус­сия по вопро­сам видо­об­ра­зо­ва­ния кос­ну­лась лишь бота­ни­ки. Мож­но бы поду­мать, толь­ко бота­ни­ки заин­те­ре­со­ва­ны в тор­же­стве науч­ной исти­ны, а зоо­ло­ги к ней без­раз­лич­ны. В дей­стви­тель­но­сти это объ­яс­ня­ет­ся лишь тем, что «Бота­ни­че­ский жур­нал» ока­зал­ся един­ствен­ным орга­ном, в соста­ве редак­ции кото­ро­го слу­чай­но уце­ле­ли насто­я­щие, прин­ци­пи­аль­ные уче­ные. Непло­хо было бы, если бы Пре­зи­ди­у­му Ака­де­мии Наук были даны ука­за­ния о жела­тель­но­сти пере­смот­ра соста­ва редак­ций био­ло­ги­че­ских жур­на­лов и о предо­став­ле­нии био­ло­гам сво­бо­ды выска­зы­вать свое мне­ние.

Я лич­но хотел бы защи­тить себя и очи­стить от той гряз­ной кле­ве­ты, кото­рая столь обиль­но лилась по мое­му адре­су со сто­ро­ны «мичу­рин­цев» (в основ­ном И. Пре­зен­та, так как все про­чие оппо­нен­ты — Деми­дов, Дмит­ри­ев, акад. Митин, не исклю­чая и само­го акад. Лысен­ко, явно моих работ не чита­ли, исполь­зо­ва­ли лишь цита­ты в обра­бот­ке Пре­зен­та).

Я хотел бы под­го­то­вить ряд ста­тей по раз­лич­ным вопро­сам общей био­ло­гии, в осо­бен­но­сти по дар­ви­низ­му. Одна­ко нуж­но, что­бы эти ста­тьи где-либо печа­та­ли. Без соот­вет­ству­ю­щих ука­за­ний ни одна редак­ция на это не решит­ся. Поэто­му я обра­ща­юсь к Вам с прось­бой озна­ко­мить­ся с при­ла­га­е­мой ста­тьей, име­ю­щей наи­бо­лее общий харак­тер. Если эту ста­тью нель­зя на-печа­тать в «Ком­му­ни­сте», то я про­сил бы напра­вить ее в «Вест­ник АН СССР».

/​вариант/​

Что­бы эти ста­тьи где-либо печа­та­лись. Обра­ща­юсь к Вам с прось­бой озна­ко­мить­ся с при­ла­га­е­мой ста­тьей, име­ю­щей наи­бо­лее общий харак­тер. Я делаю попыт­ку напе­ча­тать ее в «Бюл­ле­тене Мос­ков­ско­го обще­ства испы­та­те­лей при­ро­ды».

С глу­бо­ким ува­же­ни­ем

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
8 Цепочка комментария
9 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
11 Авторы комментариев
АннаАлександрАндрей ИвановсторонЕвгений Куликов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Иван Иванов
Иван Иванов

И сно­ва Каф­ка рыда­ет от зави­сти.

Amperion
Amperion

Про­шлое нель­зя забы­вать. Такое, что устро­ил Лысен­ко в био­ло­гии, все­гда может повто­рить­ся! И повто­ря­ет­ся.

Одна толь­ко фра­за «дис­кус­сия закон­че­на» чего сто­ит.

Эту кры­ла­тую Лысен­ков­скую фра­зу взя­ли на воору­же­ние идео­ло­ги «пост-модер­нист­ской нау­ки» и очень даже актив­но при­ме­ня­ют её.

Напри­мер, в кли­ма­то­ло­гии, где все несо­глас­ные с основ­ной идео­ло­ги­ей если и не отправ­ля­ют­ся пря­ми­ком в ГУЛАГ, то гаран­ти­ро­ван­но лиша­ют­ся воз­мож­но­сти зани­мать­ся нау­кой. Пожиз­нен­но.

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Забав­ные выво­ды полу­ча­ют­ся, если о совре­мен­ных про­цес­сах судят с пози­ций ухо­дя­щей исто­ри­че­ской эпо­хи «Паро­во­за». Вы, все­го-то столк­ну­лись с фор­ми­ро­ва­ни­ем нор­маль­ных рыноч­ных отно­ше­ний и в част­но­сти с реаль­ной обрат­ной свя­зью, кото­рая, в свою оче­редь, фор­ми­ру­ет спрос на новые зна­ния. Есть надеж­да, что воз­рас­та­ю­щий спрос на новые зна­ния, воз­мож­но, поз­во­лит избе­жать раз­ва­ла нау­ки. Пока труд­но понять, будет исполь­зо­ва­на ста­рая струк­ту­ра или нач­нет­ся фор­ми­ро­ва­ние новой, кото­рая на фор­ми­ру­ю­щий­ся спрос будет в состо­я­нии сфор­ми­ро­вать соот­вет­ству­ю­щее пред­ло­же­ние. В выбо­ре будет играть роль эффек­тив­ность и ком­пе­тент­ность уче­ных. Со сто­ро­ны никто не будет участ­во­вать во внут­рен­них раз­бор­ках на «кухне» в ком­му­наль­ной квар­ти­ре под назва­ни­ем «Нау­ка». Никто не будет под­ме­нять уче­ных. Про­сто тре­бо­ва­ния к нау­ке ста­ли рез­ко воз­рас­тать из-за… Подробнее »

Amperion
Amperion

Вот.
Чело­век впи­тал в себя идею пост-модер­но­вой «нау­ки» настоль­ко, что хоть отжи­май.
Пре­крас­ный при­мер, поче­му нель­зя забы­вать Лысен­ко.

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Это, каким обра­зом кон­крет­ная про­бле­ма, напри­мер, син­дром боль­но­го зда­ния и ее реше­ние свя­за­на с иде­ей пост-модер­но­вой «нау­ки»? Это если нау­ка от «Бога», тогда про­бле­ма обо­зна­ча­ет­ся и реша­ет­ся. В том слу­чае, если нау­ка от «обе­зья­ны» тогда исполь­зу­ет­ся метод Лысен­ко с ого­вор­кой, что нау­ка не Бог все знать не может. Я поче­му-то не сомне­ва­юсь, что Вы зна­е­те, кому в Рос­сии нуж­ны новые зна­ния, кро­ме ВПК? Вы запро­сто объ­яс­ни­те мне, кто кон­крет­но может реа­ли­зо­вы­вать новые зна­ния в кон­крет­ные тех­но­ло­гии? Вы зна­е­те, кто кон­крет­но может внед­рять эти новые тех­но­ло­гии в реаль­ную жизнь? Мы уже пере­ста­ли летать на пере­де­лан­ных бом­бар­ди­ров­щи­ках под граж­дан­ские нуж­ды, с Жигу­лей пере­се­ли на ино­мар­ки, кото­рые раз­ра­бо­та­ны для людей. Быто­вуха вся забу­гор­ная.… Подробнее »

paulkorry
paulkorry

Маразм, конеч­но. Осо­бен­но непо­нят­ны цель авто­ра и потен­ци­аль­ная ауди­то­рия кни­ги. С дру­гой сто­ро­ны, на раз­ви­тие био­ло­гии кни­га сей­час повли­ять никак не может, а каж­дый име­ет пра­во на свое мне­ние.

>нук­ле­и­но­вые кис­ло­ты — конеч­ный про­дукт мета­бо­лиз­ма»

Неуже­ли дей­стви­тель­но так счи­та­ли? Нук­ле­и­но­вые кис­ло­ты – поли­ме­ры, низ­ко­эн­тро­пий­ные веще­ства. Если они – конеч­ный про­дукт мета­бо­лиз­ма, то это про­ти­во­ре­чит вто­ро­му нача­лу тер­мо­ди­на­ми­ки ))

александр
александр

Кни­гу Живо­тов­ско­го не читал, а после ста­тьи Вла­ди­ми­ра Мурон­ца опре­де­лен­но – читать не буду. Его ста­тья мне живо напом­ни­ла вдох­но­вен­ный рас­сказ учи­те­ля био­ло­гии о выда­ю­щем­ся опы­те Оль­ги Бори­сов­ны Лепе­шин­ской, раз­ма­лы­вав­шей пести­ком в ступ­ке гид­ру (вид про­стей­ше­го организма)и наблю­дав­шей воочию воз­ник­но­ве­ние орга­ни­че­ской жиз­ни из этой бес­струк­тур­ной (казав­шей­ся ей даже неор­га­ни­че­ской!) мас­сы. Был 1954 год, мой 8 класс, и я, уже кое-чего ино­го под­на­чи­тав­ший­ся, испы­ты­вал физи­че­ские муки от это­го бре­да. Ещё боль­шие тер­за­ния вызва­ла фра­за фило­со­фа Пре­зен­та на печаль­но зна­ме­ни­той сес­сии ВАСХНИЛ – «Т.Д.Лысенко – это Ста­лин био­ло­ги­че­ской нау­ки». Но более все­го я потря­сен сего­дняш­ним ком­мен­том Л.Л.Грушки, убеж­ден­но­го в том. что закон спро­са и пред­ло­же­ния «защи­тит нау­ку от раз­ва­ла», не заме­тив­ше­го,… Подробнее »

александр
александр

Испра­вить! Ком­мент не Л.Л.Грушки, а Л.Л.Гошки. Груш­ка! Если ты есть, изви­ни!

Иван Иванов
Иван Иванов

Я, конеч­но, очень изви­ня­юсь, на что и как какие-то, руко­во­ди­те­ли, по-ваше­му, ори­ен­ти­ру­ют­ся, но вот со сто­ро­ны видит­ся, они ори­ен­ти­ру­ют­ся на бюд­жет. Казён­ный, но ни как не на рынок. Нет, если вы счи­та­е­те рын­ком – рас­пре­де­ле­ние бюд­же­та – это ваше пра­во, но это не рынок. Если в чем, ваш неча­ян­ный оппо­нент и не прав, в дан­ном слу­чае, так это в том, что ресур­сы – огра­ни­че­ны. Ресур­сы – кос­ми­че­ски бес­ко­неч­ны. Более того – они рас­ши­ря­ют­ся как види­мая Все­лен­ная – ежем­гно­вен­но. Как раз пото­му, что нау­ка явив­шись в фор­ме каче­ствен­но­го акти­ва, бла­го­да­ря рын­ку, созда­ет все усло­вия для их рас­ши­ре­ния. И толь­ко тот, кто зацик­лен на казён­ном бюд­же­те – погре­бен под… Подробнее »

Л.Л.Гошка
Л.Л.Гошка

Вы не раз­ли­ча­е­те наш кол­хоз­ный рынок, кото­рый рань­ше назы­ва­ли база­ром с его зако­на­ми, с рыноч­ны­ми отно­ше­ни­я­ми, кото­рых у нас нет.
О каком VI тех­но­ло­ги­че­ском укла­де в нашей стране тогда мож­но гово­рить?
Очень жаль, но тогда у нашей стра­ны отсут­ству­ют какие-либо пер­спек­ти­вы на буду­щее.

Анна
Анна

«Кни­гу Живо­тов­ско­го не читал, а после ста­тьи Вла­ди­ми­ра Мурон­ца опре­де­лен­но — читать не буду». А зря. Хоро­шоя, чест­ная кни­га, кото­рую дав­но дол­жен был напи­сать кто-нибудь из гене­ти­ков, как пока­я­ние. Пом­нит­ся, Н.В. Тио­фе­ев-Ресов­ский гово­рил, что если бы тогда побе­ди­ли гене­ти­ки, то «кро­ви было бы еще боль­ше, зная наших гене­ти­кив». Вави­ло­ва Н.И. сда­ли свои же cото­ва­ри­щи. Я допус­каю, что у это­го дела была реаль­ная подо­пле­ка. Идеи Лысен­ко, по-сути, под­твер­ди­ла эпи­ге­не­ти­ка. В чем-то он, воз­мож­но, оши­бал­ся, как име­ет пра­во на ошиб­ки любой ищу­щий чело­век. Имен­но такие долж­ны быть в нау­ке, не те, что тол­па­ми сло­ня­ют­ся по про­то­рен­ным доро­гам и рев­ни­во погля­ды­ва­ют друг на дру­га, объ­еди­ня­ют­ся в стаи или даже в одну стаю… Подробнее »

Amperion
Amperion

>нук­ле­и­но­вые кис­ло­ты — конеч­ный про­дукт мета­бо­лиз­ма»

нет, никто в здра­вом уме и рас­суд­ке тако­го нико­гда не утвер­ждал.
даже лысен­ков­цы до тако­го не дохо­ди­ли.

Римма
Римма

Спа­си­бо авто­ру за ста­тью. Я не био­лог, шко­лу закон­чи­ла в 1955. Могу под­твер­дить, что ни о какой гене­ти­ке мы в шко­ле и слы­хом не слы­ха­ли. Сло­ва тако­го не зна­ли, а порт­рет Лысен­ко был на Пер­вой стра­ни­це. Прав­да, что такое он сде­лал в нау­ке, тоже как-то не «афи­ши­ро­ва­лось». О гене­ти­ке я узна­ла где-то око­ло 1965 года. Слу­чай­но книж­ном раз­ва­ле попа­лась бро­шю­ра о наслед­ствен­но­сти. Заин­те­ре­со­ва­ло. Поз­же там же купи­ла «Сте­но­гра­фи­че­ский отчет сес­сии Васхнил.1948 г.» Уве­ряю вас, гос­по­да, это увле­ка­тель­ней­шее чте­ние – дра­ма, детек­тив, тра­ге­дия. При­мер­но тогда же к нам в инсти­тут на фило­соф­ский семи­нар при­е­хал из Моск­вы срав­ни­тель­но моло­дой чело­век и рас­ска­зал нам, как Лысен­ко и его спо­движ­ни­ки уни­что­жа­ли гене­ти­ку и гене­ти­ков (даже физи­че­ски, через КГБ). Осо­бен­но сви­реп­ство­ва­ли… Подробнее »

Евгений Куликов
Евгений Куликов

Дис­кус­сия на Уче­ном сове­те в ИОРАН оста­ви­ла у меня двой­ствен­ное впе­чат­ле­ние. С одной сто­ро­ны я услы­шал яркие выступ­ле­ния, напри­мер, Геор­гия Базы­ки­на. А с дру­гой сто­ро­ны… вся это обсуж­де­ние для меня ока­за­лось «дав­но про­чи­тан­ной кни­гой». Я не услы­шал ниче­го ново­го о Лысен­ко. Даже исто­рия про вос­хва­ле­ния Лысен­ко на Запа­де кажет­ся мне зна­ко­мой. Не уди­ви­тель­но так­же, что в зале не нашлось нико­го, кто высту­пил бы в под­держ­ку доклад­чи­ка или само­го Лысен­ко. Мне кажет­ся, что наше сооб­ще­ство уче­ных про­дол­жа­ет жить стра­стя­ми нача­ла 90-х годов, когда вышла кни­га «Белые одеж­ды». Но вот появи­лась в 2005 г. кни­га, кото­рую поче­му-то наши гене­ти­ки не заме­ти­ли… «…зада­ча пси­хо­ге­не­ти­ки как науч­ной дис­ци­пли­ны будет состо­ять в уста­нов­ле­нии пара­мет­ров нор­маль­но­го гено­ма… Подробнее »

сторон
сторон

толь­ко сего­дня до меня дошли раз­ме­ры создан­ной Лысен­ко импе­рии селек­ци­о­не­ров… Борь­ба с Лысен­ко одно­раз­мер­на войне импе­ра­то­ров с мона­стыр­ски­ми зем­ля­ми

Андрей Иванов
Андрей Иванов

На мой взгляд, про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, какая груп­па био­ло­гов при­шла бы к руко­вод­ству био­ло­ги­ей и добра­лась бы до Глав­ной Кор­муш­ки, «агро­био­ло­ги» или «гене­ти­ки». Как ни пара­док­саль­но зву­чит, но и в Совет­ское вре­мя тоже была кон­ку­рент­ная борь­ба, в том чис­ле и за бли­зость к кор­муш­ке и при­над­леж­ность к власт­ной вер­ти­ка­ли. В том чис­ле, ниче­го бы кар­ди­наль­но ново­го в био­ло­гии не про­изо­шло, если бы к управ­ле­нию био­ло­ги­че­ской нау­кой добра­лись т.н. вави­лов­цы. В спе­ци­фи­че­ских усло­ви­ях СССР они бы эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ли ана­ло­гич­ным обра­зом, что и лысен­ков­цы. И, воз­мож­но, была бы ана­ло­гич­ная сес­сия ВАСХНИЛ по раз­гро­му агро­био­ло­гов. И лысен­ков­цев жда­ла бы такая же печаль­ная участь… А учи­ты­вая то, что пере­са­жа­ли бы всех веду­щих селек­ци­о­не­ров, уро­жай­ность с/​х куль­тур и сель­ско­хо­зяй­ствен­ное про­из­вод­ство в СССР… Подробнее »

Александр
Александр

Это мы все слы­ша­ли по сотне раз. Но гене­ти­ка, даже совет­ская – это вполне мэйн­стрим миро­вой нау­ки. А «мичу­рин­ская гене­ти­ка» – это не нау­ка вооб­ще, по при­чине отсут­ствия нор­маль­ных экс­пе­ри­мен­тов, нор­маль­ной кон­цеп­ции даже. Это набор мантр, как может уви­деть вся­кий, кто хоть что-нибудь в этом направ­ле­нии читал.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: