- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Три мнения о «Просветителе»-2014

Дмитрий Баюк,
ст. науч. сотр. ИИНТ РАН, зам. главного редактора журнала «Вопросы истории естествознания и техники»:

Дмитрий БаюкПредупрежу сразу: ни одну из книг короткого списка я не прочитал полностью, поэтому мои суждения поверхностны. Тем не менее все книги я просмотрел в достаточной степени, чтобы сделать выводы, которыми готов поделиться, хотя и не собираюсь никому их навязывать.

Сначала о естественнонаучной части списка. С самого момента его публикации мне стало ясно, какой непростой будет задача жюри в этом году: все четыре книги очень хороши, что необычно. И мне было очень трудно представить себе, каким образом жюри может уклониться от необходимости наградить Асю Казанцеву, ибо она представляет собой удивительное и необыкновенное явление в отечественной научной журналистике. Ее книга написана интересно и ярко, и меня совсем не удивляют рассказы в семье одного из членов жюри, как 9-летний ребенок из всей пачки представленных на конкурс книг безошибочно вытащил именно эту, чтобы фраппировать родителей и бабушку с дедушкой почерпнутыми оттуда сведениями, до тех пор пока их источник не был раскрыт. Оттого что вполне глубокие и содержательные научные теории там подаются с самым дурацким видом, читатель получает полное право образовываться, не переставая прикидываться идиотом. Что, разумеется, приятно, — если не всем, то многим.

С другой стороны, мне очень хотелось, чтобы жюри каким-то чудом уклонилось от очевидности и премия досталась Геннадию Горелику или Борису Штерну. Хотя какой из них отдать предпочтение, я для себя не решил: при всем том что противоречие между этими двумя книгами достаточно очевидно само по себе, оно стало еще более ясно, когда авторы выступили на церемонии вручения.

Штерн показал, что «современная наука», которую, если верить Горелику, изобрел Галилей, перестала быть современной как минимум 50 лет назад. Но и основной тезис Горелика очень уязвим для критики, которой я собираюсь посвятить отдельную публикацию.

И всё же критика критикой, но каждую их этих книг мне было бы приятно видеть в победителях не потому вовсе, что давно и хорошо знаю обоих авторов, но потому, что к их безусловным достоинствам прибавляется еще и такое важное, на мой взгляд, обстоятельство: современная математика и теоретическая физика образуют сердцевину просвещенного отношения к миру, а рассказывать о них значительно труднее, чем о медико-биологических проблемах самоидентификации. И я бы счел разумным ввести в дальнейшем для точных наук отдельную номинацию.

В отношении гуманитарной части списка скажу короче: выбор жюри меня очень удивил. При всех плюсах книги Ярова, каждая из трех остальных была, на мой взгляд, более достойна премии. Сам бы я, окажись, не приведи Господи, в составе жюри, голосовал за «Викингов» Сванидзе. И, принимая во внимание ее фундаментальный характер, живой и ясный язык и увлекательный стиль изложения, я не могу понять, что удержало тех, кто в жюри действительно был, от того, чтобы поступить так же.

Однако и эта часть списка вызвала у меня некоторую смутную тревогу: не было ли у книг, которые попали в короткий список, своего рода позиционного преимущества по отношению к тем, которые в него не попали? Ведь все они исторические, а спектр гуманитарных наук историей не исчерпывается. Не надо ли организаторам премии подумать над расширением списка номинаций и в этой его части?

Мысль о расширении списка номинаций в этом году у меня возникла впервые. Я живо помню времена, когда премии доставались книгам, написанным за десятилетия до конкурса. Те времена прошли, и на конкурс теперь выходят исключительно новые книги, появившиеся в продаже в последние несколько месяцев. Но еще в прошлом году в коротком списке были книги, явно попавшие туда, так сказать, от безысходности. Ситуация изменилась? Российский научпоп растет и крепнет? Если это так, то организаторам премии придется соответствующим образом реагировать.

Наталия Демина,
научный журналист:

Natali DeminaОчень рада, что «Полит.ру» в июне — ноябре смогло организовать встречи читателей почти со всеми финалистами «Просветителя» в Тургеневской библиотеке-читальне. Это были очень интересные и лекции, и обсуждения, и стенограммы будут в скором времени опубликованы в разделе «Публичные лекции».

Уже прошло больше недели после вручения премии, и я всё думаю, что же не так, почему я так огорчена итогами? И дело даже не в том, что, пожалуй, впервые за 8 лет существования премии не угадала ни одной книги победителя. Мне то казалось, что премию нужно было дать Геннадию Горелику и Ольге Вайнштейн. А послушав прекрасный видеокомментарий на церемонии, я бы дала ее и Аделаиде Сванидзе.

Замысел книги Бориса Штерна как нельзя актуальный, автора отличает доскональное знание предмета, доверие ключевых фигур астрофизики, но я согласна с теми членами жюри, которые уже после церемонии рассказали, что в ходе обсуждения они делились между собой тем, что книгу надо бы хорошо переработать в литературном смысле. Нет, не сделать ее более простой, а более читабельной. Многие застревают на двадцатых страницах, не двигаясь дальше, и этих «затыков» можно было бы другой компоновкой материала избежать. Но сам автор на мой вопрос, не хочет ли он ее для второго издания переработать, категорически эту идею отверг, сказав, что книга была задумана и сделана именно так. «Кто хочет, то пробьется». Но не является ли это высокомерием просветителя?

Мне кажется, что книга Аси Казанцевой — это другая крайность, когда автор рассказывает о продвижении науки как бы знакомым девчонкам. И знакомые девчонки, прочитавшие книгу, находятся в восхищении. Но я, радуясь за талант автора, честно скажу, что мне такой подход не нравится. Думаю, что как книга Аси, так и книга Сергея Ярова заслуживали премии, но не «Просветителя». Первой книге я бы дала премию «За лучший дебют», а второй — за «Мужественное изучение истории». Рассказ о том несовместимом для жизни людей периоде наверняка отнял у исследователя кусок души и здоровья.

Пожалуй, я порадовалась за то, что в жюри 2014 года не было единства и были горячие споры, ведь, на мой взгляд, члены ареопага вели дискуссии не просто о стилистике, не просто о требованиях времени — как найти доступ к уму и сердцу читателя, — а, скорее, о чем-то большем, и большинство победило, поддавшись, на мой взгляд, искушению просветительского гламура и политической целесообразности.

И больше всех я согласна с лауреатом «Просветителя» 2011 года японистом Александром Мещеряковым, который после церемонии сказал: «Как же сложно выбирать, если бы вы знали! Я бы никому не давал первой премии или давал бы всем вторые или всем первые».

P.S. Самое забавное, что на самой церемонии мои знакомые друг другу расхваливали достоинства «Жизни замечательных жуков», которую я и поспешила купить. Как сказал Сергей Ижевский, авторы хотят книгу переиздать и ищут издательство, и, может быть, эти строки в ТрВНаука помогут им его найти.

Павел Подкосов,
генеральный директор «Альпина нон- фикшн»:

Павел ПодкосовВ финале «Просветителя»-2014 нашего издательства не было. Но и без нас шорт-лист получился замечательный. Из гуманитарного раздела я прочесть пока ничего не успел. Зато теперь знаю, что буду читать в ближайшее время. Книга Сергея Ярова по всем признакам — важный и достойный премии текст.

Естественнонаучная часть в этом году была очень сильной. Я читал и «Прорыв за край мира» Бориса Штерна, и «Кто бы мог подумать» Аси Казанцевой. Если честно, болел за Асю. Возможно, в том числе и потому, что она в какой-то степени ученица Дмитрия Жукова, лауреата «Просветителя»-2013 и автора книги «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей».

Ася слушала его лекции, и закончили они одну кафедру, правда, с разницей чуть не в три десятка лет. Еще раз воспользуюсь случаем — поздравлю победителей и всю команду, придумавшую и с таким успехом реализующую премию «Просветитель». Очень здорово, что в нашей стране много людей, по-настоящему переживающих за литературу и науку.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи