Вспомним Бисмарка

Лев Клейн

Лев Клейн

Вот и я оказался перед проблемой, куда отдавать очередного представителя нашей семьи в школу. Хотелось бы в хорошую. Но что значит «в хорошую»? Это либо очень редкие школы с сильным директором и коллективом, сумевшие себя поставить и, так сказать, привилегированные — со всякими затеями, традициями, победами на конкурсах, либо частные, очень дорогие, с участием иностранцев. Но по опыту я знаю, что еще больше для успешности воспитания значит контингент школьников, а это зависит от района, в котором школа расположена. Любой школьник больше учится от сверстников, соучеников, чем от учителей.

Мне самому повезло: после 7-го класса я попал в школу, где учились эвакуированные дети сотрудников Академии наук. Каждый знал несколько языков, многие наизусть шпарили стихи Гумилёва и Есенина, не говоря уж об иностранных поэтах. До сих пор могу наизусть прочесть Der Handschuh Шиллера, выученную тогда немедленно. Своих соучеников потом встречал не раз в академических учреждениях как видных ученых.

Когда же я после университета оказался без работы и без жилья в Ленинграде (в аспирантуру меня тогда не взяли), я смог устроиться только в школу, в которую никто не шел, — она славилась ужасной дисциплиной: 34-я мужская школа Василеостровского района. Когда я пришел к директору, на стене кабинета висела карта микрорайона с цифрами на домах.

— Это число учеников? — спросил я.

— Нет, — ответил директор. — Это число, сколько из каждого дома сидит. Сведения из милиции.

Ленин говорил, что советская власть поставит учителя на такую высоту, которой никогда не могло предоставить буржуазное общество. Вот ученики этой школы закинули немку (учительницу немецкого) на такую высоту, откуда она не могла слезть без посторонней помощи, — на печку. Я был назначен учителем немецкого и истории, а также классным руководителем 9-го. С учениками сладил. Вне уроков рассказывал им об экспедициях, в которых побывал, об университетской жизни, о своем опыте в классической, а также в рок- и поп-музыке, о борьбе течений в науке. О возможности организовать поход — с научными заданиями. Но даже когда класс слушал, как я полагал, завороженно, внезапно раздавался дикий крик, кто-то оборачивался и бил по физиономии сидящего сзади, тот размазывал по лицу сопли и кровь и продолжал драку, а ведь это он вставил перо в зад впереди сидящему. Вот таким нарушителем спокойствия был Борька Фёдоров, с наихудшей дисциплиной в классе. Приходилось с ним разговаривать отдельно — доказывать логически то, что все должны понимать с ходу, без доказательств…

Преподавал я в этой школе только полгода, ушел на работу в сельскую школу (там дали жилье).

Когда я через несколько лет все-таки поступил в аспирантуру и вернулся в университет, меня встретил там Борька Фёдоров, в галстучке и при воротничке, гладкий и вежливо улыбающийся. Поступил! На философский факультет. И даже пел в знаменитом университетском хоре (хоре Сандлера), который я сопровождал на гастроли в Киев как председатель университетского клуба. Сказал, что соблазнил его я. Через месяц подошел ко мне и попросил разрешения перейти «на ты», а то все «на ты», а он один вынужден говорить «Вы». Перешли. Через много лет профессор Борис Фёдоров стал одним из наиболее известных российских логиков, у него свои ученики уже профессора. Недавно умер, оставив после себя научную школу и заметные труды.

В школе я был человек временный: мое призвание — наука. Со времени моего преподавания в 34-й школе прошло больше 60 лет. Надо же так случиться, что я поселился (уже давно) рядом со зданием, где когда-то была эта школа. Моей соседкой (она уже прабабушка) оказалась Вера Михайловна М., младшая сестра бывшего моего школьника Бабакова. Я ее (тех времен) не помню, ведь была она совсем маленькой девчонкой. А меня она помнит. Вероятно, я запомнился тем, что был нестандартным, и только.

Я думаю, что из 34-й можно было сделать сильную школу, несмотря на число «сидящих». Нужно было только привлечь в нее увлеченных и способных учителей. А не тех, кого можно закинуть на печку. Дать им высокую зарплату, жилье, престиж. Дать свободу преподавания, избавить от мелочной опеки. Ведь из худших вырос Борис Фёдоров, а были лучшие, очень яркие парни. Где они?

Бисмарк говорил, что в немецко-прусской войне 1871 года победил немецкий учитель. Нужен ли в России Бисмарк, чтобы наш учитель оказался на высоте?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , ,

 

46 комментариев

  • Denny:

    Думаю, что имелась в виду все же франко-прусская война. «Немецко-прусская» вообще звучит смешно.

    Победил действительно немецкий учитель. И звали его Клаузевиц.

  • Иван Иванов:

    Что бы победить в войне, Пруссии, до всяких учителей, пришлось, таки, отменить крепостное право. Отменив это стыдобище, появились люди которых надо учить. Тут-то учителя и сказали свое слово. Если некого учить — учителя не нужны.

    Что собственно Россия и сделала чуть позже.

    Теперь иные времена, иные нравы.

  • Альберт Кочкин:

    Согласен,что в борьбе за умы молодых россиян должен победить Учитель.Но с каждым годом это сделать всё труднее.Но очень нужно...Как?Сильные учителя во все времена были редкостью,"тон" задают,если так можно выразиться «ремесленники»,хорошо владеющие методиками,или как сейчас говорят,технологиями обучения и воспитания, и регулярно совершенствующие их на курсах повышения квалификации.Но многие из них давно уже ничего кроме учебника не читают.И это большая беда.Порой ученики знают намного больше своего учителя,даже те,кто не очень дисциплинирован на уроках.Поэтому какая может быть мотивация обучения?!Влияет и стиль преподавания,а это зависит уже от характера учителя.О невысокой зарплате,большой нагрузке,о падении престижа учительской профессии говорить не буду,это уже стало притчей во языцех.

    • Иван Иванов:

      Потому что вам нечего сказать, потому и не будете говорить. И правильно сделаете.

      Все остальное — из мутного морока авторитаризма и эйджизма.

      • Альберт Кочкин:

        Иван,объяснитесь,пожалуйста."С чувством,с толком,с расстановкой".

        • Иван Иванов:

          Что бы вы хотели услышать? Что «тут всю систему менять надо»? Или то, что вы попросту не знаете, что творится в нынешней школе? Или почему эта школа — не образование? Или авторитаризм расшифровать? Или эйджизм?

          • Альберт Кочкин:

            Иван,не передёргивайте.Я не говорю,что школа не образование. Я говорю,что учителя мало занимаются самообразованием,по-моему мнению из-за того,что слишком «погрязли» в суете мелких дел.Порой ученики читают и знают то,что учитель не может и не хочет найти,из-за нехватки времени ли,из-за лени ли... Что творится в нынешней школе я очень хорошо знаю из личного опыта,поэтому и пишу то,что пишу.Расшифровывать эти термины не надо-мой взгляд,это взгляд со стороны взрослого, и только. А как Вы собираетесь менять всю систему?А?

            • Иван Иванов:

              То что вы пишите говорит только о том, что никаких выводов не делаете. Не только вы, лично, но и все склонные с вами соглашаться. Более того, вы не видите, не слышите и не понимаете, что мир движется в другую сторону.

            • Александр:

              какая лень, какая суета мелких дел? Вы чего вообще. учителя борются с ФОСами, и проигрывают всухую. Наше заботливое руководство так опекает их что не то что на самообразование, на учебу ни времени ни сил ни желания у них не остается.

              • Альберт Кочкин:

                Федеральные образовательные стандарты были всегда,только назывались по другому,так что Ваши слова это просто отговорка.Мой отец сначала был учителем,а потом директором школы, и у нас всегда было много книг,как учебных,так и художественных.С физикой и астрономией я впервые познакомился именно по этим книгам,по крайней мере прочитав эти книги, я стал немного понимать основы этих наук.Это был незабвенный Перельман(физики знают,кто это).

  • Андрей Сараев:

    «Борька Федоров» — исключение, которые есть всегда и везде. А вот только полгода работы в школе — показатель. В близкой с автором статьи ситуации я продержался учебный год, правда больше чем через полвека. Могу сказать, что проблема имеет две стороны: положение учителя и мотивация родителей. Если улучшение первого во многом зависит от государства, то второе — удел семей. Не воспитывают детей, не прививают элементарных навыков, необходимых для учебы — усилия учителя окажутся тщетными. Никакой педагогический гений не достучится до «маугли». К сожалению, именно неспособность учиться, абсолютная неподготовленность детей к образовательному процессу, а не бездарность учителей, — главная проблема нынешнего образования. Другое дело, что хороших и лучших учителей не может быть много. Ну это абсурд! В какой массовой профессии представлены исключительно высококлассные профессионалы? Так и с учителями: хороших немного, посредственных большинство и немало откровенно плохих. Думается, однако, прусский учитель тоже был в основном самым посредственным.

    • Иван Иванов:

      А прусскому учителю и не нужно было быть гениальным. Он выполнил роль начального образования, как способа подчинения, для будущих солдат империи. И её верноподданного пушечного мяса, расходного материала в её механизме. Ровно также, только чуть чуть позже в России.

      • Иван Иванов:

        Кстати, о родителях: www.snob.ru/selected/entry/82396

      • Андрей Сараев:

        Не знаю, удачна ли аналогия с прусским учителем. Она предложена автором статьи в контексте необходимости поднятия уровня школьного образования. И все же роль подобного посредственного учителя не стоит недооценивать. Прусский учитель создал нацию из детей, чьи родители еще мыслили себя жителями отдельных княжеств и прочих территорий. Та же задача, между прочим, была возложена на французского учителя эпохи III Республики, которая наступила в результате поражения империи Наполеона III во франко-прусской войне. А если посредственный учитель штампует посредственных учеников, это уже не так плохо. Во всяком случае это лучше, чем выпускать детей из школы прямиком в колонию.

        • Иван Иванов:

          Позвольте — но именно колонией Россия и оказалась. Да-да. И той и этой. И охраняемым периметром и сырьевым придатком империализма, а по совместительству ещё и китайского экспансионизма.

          И всё, замечу, благодаря советской системе образования. Более того, удручающий пример родителей — оттуда же. Без остатка.

          • Иван Иванов:

            Кстати, о французах. Они и сами не прочь были покончить с мракобесием империи. Обанкротившейся империи. Ещё раз вернувшейся и ещё раз обанкротившейся.

  • Denny:

    «Бисмарк говорил, что в немецко-прусской войне 1871 года победил немецкий учитель. Нужен ли в России Бисмарк, чтобы наш учитель оказался на высоте?»

    На высоте? Это чтобы выиграть очередную войну для очередного Бисмарка? Мы к этому активно стремимся. Только надо ли?

    ИМХО, цивилизация несколько ушла вперед. И «высота учителя» уже в том, чтобы как-то обойтись без Бисмарков и без войн. Так что вставленный для красивости последний пассаж ЛСК я бы оценил как явно неудачный.

  • Alex:

    В сети валяется вот такая цитата: «Битву при Садовой выиграл прусский школьный учитель.». А в памяти у меня завалялась фраза не помню какого писателя, примерно о том, что школьный учитель, победивший при Садовой — это миф; из чего я заключаю, что афоризм такой был известен, а Бисмарка он был или нет, это уж я не знаю. Стало быть, речь шла об австро-прусской войне.

  • Проблема образования, мне кажется, помимо роли учителя, которая конечно очень важна, напрямую связана еще и с престижностью профессий требующих высокой образованности. Очень мало людей будут учиться только потому что их тянет к учению, потому что им это интересно. Большинство учится ради карьерных соображений.

    Поскольку сейчас стало ясно, что для того чтобы заседать в Думе или работать в администрации достаточно и низкого уровня образованности, а требуются совсем другие таланты, то и происходит обесценивание образования. Диплом можно купить, а диссертацию, которая необходима чиновнику для пущей важности, списать.

    Судить об уровне и образования и культуры лучше всего по Интернету где человек скрывается под ником, а стало быть чувствует себя свободно и демонстрирует свой реальный уровень культуры и образования. В нашем интернете во многих случаях отсутствует, например, элементарная культура цитирования источников. Помещается множество интересных работ без указания автора, без выходных данных, часто без перечня литературы, иногда отдельные вырванные из текста страницы. Для того чтобы установить настоящего автора и откуда взят интересующий отрывок нужно проводить отдельное исследование.Про грамотность в Интернете и говорить не приходится.

    Это все отражает общее положение дел с образование и отношением сегодняшнего человека к науке. И то и другое ему, увы, без надобности.

    • Альберт Кочкин:

      Полностью согласен с Вами! Абсолютное большинство именно так думает и действует.Но как поднять престиж ОБРАЗОВАННОСТИ?

      • Denny:

        Все зависит от того, что Вы считаете ОБРАЗОВАННОСТЬЮ. Если это набор не нужных в жизни абстрактных знаний, то престиж их поднять невозможно.

  • Ну, во-первых очень низок у нашего человека общий уровень культуры, что показывают обсуждения на сайтах, в том числе и на данном сайте.Перечислить основные недостатки достаточно легко: отсутствие сомнений в собственной правоте, непререкаемый и безапелляционный тон суждений, постоянное стремление к уходу от темы обсуждения в сторону, постоянный переход на личности при обсуждении любого вопрос, неуважение у к оппоненту. Оппонента рассматривают не как союзника, делающего в науке общее дело с автором отзыва, а как врага которого нужно победить любыми средствами. Такого понятия как культура дискуссии у нас не существует.

    Лично я завидую культуре рецензента, читая отрицательные рецензии историков царского времени Фортинского и Срезневского на работу антинорманиста Гедеонова «Варяги и Русь».

    Пример: "Фортинский : «Несмотря на искусство с которым г. Гедеонов сделал пополнения и изменения в своих отрывках, нельзя сказать чтобы он успел придать всему исследованию вполне целый характер… Погодин , вознамерившийся написать подробный разбор «Отрывков», никак не мог справиться с приведением в систему своих замечаний ( Погодин 1864) после неоднократных и безуспешных попыток он решился наконец изложитьь их, следуя шаг за шагом за г. Гедеоновым, т.е. почти без всякого порядка. Если недостаток связи был вполне понятен и извинителен, когда они выходили под именем «отрывков», то нельзя сказать этого теперь, когда по словам самого автора, его исследование является в целом своем составе». Фортинский Ф. Я. Варяги и Русь. Историческое исследование С. Гедеонова. (Рецензия). СПб: Типография Императорской Академии Наук, 1878.

    Ну а на этом основании низкой общей культуры расцветает и общая безграмотность и неумение логически мыслить и стремление к сенсационности и дилетантские построения стремящиеся перевернуть всю «традиционную» науку — то что в нашей науке сейчас принято называть фолк-хистори. Ее расцвет еще один показатель катастрофического положения в современном образовании.

    Еще в царской России было два вида образования- классическое и реальное.

    Классическое образование ставило своей целью дать твердую гуманитарную, духовную, культурную основу, прежде чем вооружать человека практическими знаниями.

    Реальное образование было связано с техническими и прикладными науками и ставило целью подготовить технического специалиста как можно быстрее, не обращая внимания на его гуманитарную подготовку.

    Наша нынешняя система образования есть наследница реального образования, так как большевики были в основном из «реалистов». Об этой системе восторженно отзывался один из первых настоящих русских революционеров С.Г.Нечаев. Он считал что именно полуобразованные реалисты при отсуствии глубокой гуманитарной культуры и есть тот «материал» который можно и нужно использовать. «они уже знают что Бога нет, а есть кислород! А больше ничего не знают! Это матерьял!».

    И в наше время главным было напичкать человека техническими знаниями, не дав ему в руки твердых основ и общей культуры, не научив его эти знания применять на практике. Ну, по крайней мере, грамотность до автоматизма в русском языке закладывалась.

    Мне трудно судить о нынешней системе образования поскольку я сталкивался с ней когда учился мой сын в 1982—1992 годах. Но тогда у меня от нее волосы стояли дыбом. На уровне страны образование было одним сплошным экспериментом над школьниками. То вводились одни предметы, то сокращались другие, то менялся сам принцип обучения. Я в свои годы еще захватил такой предмет как «чистописание», когда ученику ставили почерк. Сын у меня уже корябал шариковой ручкой с первых дней, в результате в тетрадки страшно было заглядывать. Им разрешалось зачеркивать написанное. Там вся тетрадка состояла из зачеркиваний.

    В общем не знаю прекратились ли сейчас эти эксперименты над учащимися как над подопытными кроликами или крысами. Состояние нашего образования на мой взгляд есть результат такого подхода.

    Что делать? Ну во-первых, как маленький первый шаг, перестать внедрять результаты своих диссертаций в образовательный процесс и менять учебники как перчатки. Не настолько быстро меняются начальные дисциплины, чтобы каждый год выпускать новые учебники. В наше время обучение велось по стандартным ученикам выдерживавшим проверку временем и написанным лучшими из профессионалов в любой области.

    Как сейчас с этим не знаю, но думаю что лучше едва ли стало.

    • Denny:

      Не волнуйтесь. Дело исправляется. Эксперименты уже велено прекратить. Будут единые учебники. Твердые основы, то есть духовные скрепы, велено внедрять. Скоро вместо компьютерной грамотности будет опять чистописание. И про бога будут учить раньше, чем про кислород.

  • ЛСК:

    Денни, Вы заметили мою оговорку-описку: конечно, франко-прусская война. Клаузевиц, конечно, повлиял на войны Германии — и франко-прусскую 1870-71 гг., и, особенно, первую мировую, но всё же жил он в эпоху наполеоновских войн. И он, и Германия в его лице, учились на поражениях. Впрочем, Россия тоже — понадобилось поражение в Крымской войне, чтобы отменили крепостное право и начали реформы. Горько думать, что требуется новое поражение в Крымской войне, чтобы начать новый цикл радикальных реформ.

  • Denny:

    Насчет Клаузевица — это такая довольно известная полушутка. Не мной изобретенная. Ведь Клаузевица называли «бессмертным великим учителем» немецких военных.

    Что касается ссылки на Бисмарка, то она мне представляется неудачной. Мольтке писал об этом более подробно.

    «Говорят, что школьный учитель выиграл наши сражения. Одно знание, однако, не доводит еще человека до той высоты, когда он готов пожертвовать жизнью ради идеи, во имя выполнения своего долга, чести и родины; эта цель достигается – его воспитанием. Не ученый выиграл наши сражения, а воспитатель, т.е. военное сословие, давшее нации физическую силу, духовную бодрость, любовь к родине и мужество. Итак, мы не можем обойтись без армии ни во внутренней политике – в целях воспитании нации, ни тем более во внешней – для защиты родины».

    Так что я бы не стал в любом случае связывать достижения учителя с выигрышем в войне. Уж очень это привлекательно для всех, мечтающих о лаврах Бисмарка. И уж очень неприятны аналогии с духовными скрепами и концепциями единых учебников истории. Думаю, следовало бы дать современным учителям несколько иные ориентиры...

  • ЛСК:

    Денни, тут я с Вами, пожалуй, не соглашусь. Ведь спор Мольтке с Бисмарком — это противостояние тех, кто за чисто военное воспитание (военруки в школе и т. п.) и общеобразовательную базу всякой подготовки — к жизни в современном мире, включающей и мир и войны, и конкуренцию и сотрудничество. Бисмарк был великим государственным деятелем, а оба Мольтке — только полководцами. Базу для них создал Бисмарк. Ее расширяли ученые, создавшие Большую Берту и прочую военную машину Германии, и тысячи немецких квалифицированных рабочих, воспитанных в средней школе. Напомню Вам, что в наполеоновские годы и раньше французская наука успешно конкурировала с английской, Петр назвал свою академию «Де Сианс академи», ученый был «саван», в годы Бисмарка лидировала в Европе и мире немецкая наука — на базе немецкой средней школы, «виссеншафт», «гелерте», «форшер». Это сейчас все говорят о «сайенс», ученый — «сайентист».

    • Denny:

      Это все так. Но я чуть о другом. Вы привели известную и хлесткую фразу Бисмарка, в которой достижения «учителя» связаны именно с победой в войне. Это такая система ценностей, в которой учитель — элемент военной машины. Подобной же схемы придерживались потом многие. И в современной России подобные опасные тенденции просвечивают отчетливо.

      «Бисмарк говорил, что в немецко-прусской войне 1871 года победил немецкий учитель. Нужен ли в России Бисмарк, чтобы наш учитель оказался на высоте?»

      Прочитайте еще раз. Полное впечатление, что нам предстоит война, и надо, чтобы наш учитель оказался в этом деле на высоте. Я легко представляю себе такой пассаж от лица провластных государственников и адептов «русского мира». Претендующих на лавры Бисмарка.

      Мне кажется, что Вы совсем не это хотели сказать.

  • Denny, иронию я Вашу понял, но и Вы прекрасно поняли меня.

    Вот как раз в истории смена учебников на мой взгляд допустима — потому что здесь изменения происходят и достаточно быстро, особенно в 1991—1999 гг.и особенно в новейшей с истории, когда вскрывается огромное количество «белых пятен». А что такое единый учебник мы с Вами оба понимаем, и что хорошего он ничего с собой не принесет, понимаем тоже. Это как раз попытка снова вернуться к советскому варианту истории, к своего рода небезызвестному «Краткому курсу...» т.Сталина.

    Но скажите мне, что изменилось в преподавании арифметики или алгебры,основ физики или химии на школьном уровне, что требует ежегодного переиздания учебников? А ларчик открывается просто — престижно иметь в числе в своих работ пару учебников одобренных Министерством. А нужны эти новые учебники или нет, лучше они или хуже предыдущих — дело десятое.

    Кстати обратил внимание что на Западе в области гуманитарных наук, многие старые книги постоянно переиздаются, потому что написаны они так, что приведенная в них информация практически не устаревает. Просто она дополняется новыми открытиями и новыми исследованиями. Но и написанное ранее сохраняет во многом свое значение.

    Пример — работа Стрингольма «Походы викингов» написанная в 1834-35 гг. и переизданная в 2007 читается как вполне современная работа. Естественно это скорее общая обзорная работа, чем конкретное углубленное исследование, но читается она как вполне современная книга.

    Боюсь ошибиться но на мой взгляд это связано с качеством написания книги. Вот например работа М.И.Артамонова «История хазар», написанная в 1940-годы и опубликованная в 1962 г. до сих пор является основополагающей работой по истории хазар.

    • Denny:

      Никакой иронии. Все очень серьезно.

      «Классическое образование ставило своей целью дать твердую гуманитарную, духовную, культурную основу, прежде чем вооружать человека практическими знаниями.»

      «Бисмарк говорил, что в немецко-прусской войне 1871 года победил немецкий учитель.»

      Сначала вкрутить твердую духовную основу, практические знания потом. ТАК ПОБЕДИМ. От Бисмарка до наших дней.

      Опять вы хотите, массаракш, не сломать эти проклятые башни, а захватить центр и использовать их по-своему.

      • Вы согласны со мной что с помощью химии и физики можно научиться делать бомбы. Собственно зачем большевикам, эсерам и прочим революционерам и были нужны и химия и физика.

        Дать человеку только технические знания — и то же самое что дать топор, не объяснив что он для того чтобы рубить дрова, а не для того чтобы рубить головы. Технические знания — потенциально могут быть использованы как оружие. Вы не будете отрицать тот факт что и в революцию и в гражданскую войну на стороне красных были именно «реалисты»?

        А вот классическое образование основанное на знании и умении читать в оригинале классиков — греков и римлян — оно закладывало основы морали и этики согласно которой отнимать человеческую жизнь — преступление. И еще учило тому что все эти, так называемые,"вопросы" стояли перед человечеством давным-давно и давным -давно решались людьми. И не нужно изобретать трехколесный велосипед, а нужно учиться на уроках истории.Кроме того закладывалось представление, что право и закон — превыше всего. Не зря большевики в первую очередь расстреливали профессоров римского права.

        Цитата:

        «Отличительная черта классического образования состоит в развитии в учащемся внутреннего наблюдения, между тем как реальное образование развивает внешнее наблюдение. Реалист имеет дело с предметами и явлениями внешнего мира. Классик имеет дело с мыслями и убеждениями людей, его мысль работает над мыслью других. Работа мысли над мыслью вырабатывает логический анализ и способность к изучению нравственных или гуманных наук; между тем как работа над явлениями и предметами внешнего мира вырабатывает экспериментальность и способность к изучению физических наук. Но это и другое направление развития одинаково важно и одно из них не исключает другого. Реализм приводит к материализму, когда ограничивается изучением видимого и отрицает то, что не доступно внешним чувствам. Классицизм может превратиться в слепую метафизику, чуждую жизни и действительности. Идеалом школы необходимо признать соединение классического образования с реальным, что вполне возможно при разумной постановке дела обучения, сообразованного с силами учащихся.»

        evcppk.ru/kurs-gosudarstv...obrazovanie.html

        То есть технические науки должны даваться на основе классического образования. Тогда может быть повыше будет внутренняя культура человека и поменьше будет в этом мире террористов .

        • Denny:

          Очень хочется высказаться в стиле Ивана Иванова. Но, поскольку мне явно не по чину то, что простительно ЛСК, попробую высказаться политкорректно.

          Приведенная Вами цитата сначала проводит совершенно искусственное деление на классическое и реальное образование, а потом с умным видом доказывает искусственность этого деления. Поскольку делается вывод, что «Идеалом школы необходимо признать соединение классического образования с реальным». И этот вывод до ужаса банален.

          Так что весь вопрос высосан из пальца.

          • Если бы вопрос был высосан из пальца, то в революцию не пошли бы «реалисты», а в Белое движение «классицисты». Причем среди реалистов была и буржуазия, а среди классицистов были и дети бедных семей.

            Вопрос этот опять же поднят не мной, а другими, если поищу то найду и еще ссылки. И доказывать я ничего не пытаюсь, а просто высказал свое мнение. Я вижу что в последнее время высказывать его в данной аудитории не стоит, чтобы не нарваться на грубость или хамство. Кончится тем, что будете слушать сами себя и делиться собственными мыслями сами с собой.

  • ЛСК:

    Денни, Вы ведь поняли, что я хотел сказать, ссылаясь на Бисмарка. И другие тоже поняли. Не нужно считать всех вокруг сильно глупее себя.

    Бисмарк по-своему выразил то, что страна, где народный учитель на высоте, становится конкурентоспособнее, а это в современном мире выражается прежде всего в военных успехах, хотя и не только в них.

    • Denny:

      Давайте не будем заниматься вольным толкованием Бисмарка в угоду своим хотелкам. Он заслужил, по крайней мере, такого уважения к себе и своим словам. Он сказал то, что сказал. Толкование Мольтке, который во всех отношениях был ближе к первоисточнику данного высказывания, я Вам привел. Если У Вас есть доказательства, что Бисмарк хотел выразить именно то, что Вы хотите ему приписать, я с удовольствием посмотрю и немедленно извинюсь.

  • Igordfree:

    Тут самое главное — контекст фразы Пешеля и позже Мольтке.

    Получение солдата.

    Прусская система обучения — воспитание преданности корпорации, начальнику.

    Без шрамов от дуэлей не брали в корпорации.

    В нек. совр. универах до сих пор сохранились некоторые традиции, от формы тогдашней, дуэлей и корпоративных побоев новичков старослужащими студентами, хотя уже довольно сглаженные и мягкие.

    • Denny:

      И я примерно о том же. Толкование Мольтке — не просто высказанное мнение. Он принадлежал к кругу людей, которые не просто тексты писали. Его видение — это именно то, что РЕАЛЬНО претворялось в жизнь. И никакими словесами не отменить того, что высказывание Бисмарка РАБОТАЛО именно так.

  • Однако в Интернете везде перепечатывается статья в которой данная фраза толкуется вполне определенным образом — а именно:

    «Есть одна замечательная легенда. Звучит она так. В начале 1871 года, после победоносного завершения Франко-прусской войны, один из представителей прусского руководства, некто Бисмарк :), выступил с очень интересным заявлением. Он заявил, что своей победе страна обязана не кому-нибудь, а… прусскому учителю.

    Это легенда. На самом деле апология прусскому учителю прозвучала не из уст Бисмарка и не по поводу победы над Францией. В июле 1866 г. после победы при Садовой, одержанной прусской армией в ходе австро-прусской войны профессор географии из Лейпцига Оскар Пешель написал в редактируемой им газете «Заграница»:

    «…Народное образование играет решающую роль в войне… когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским школьным учителем».

    Но кто такой Пешель? И что такое австро-прусская война по сравнению с катастрофой Франции, надолго изменившей политическую ситуацию в Европе. Ведь именно в результате блистательной победы Пруссии в этой войне возникла Германская империя. Вот почему в общественном сознании прочно утвердилось: «Бисмарк после победы над Францией сказал: эту войну выиграл прусский школьный учитель». Впрочем, вполне возможно, что Бисмарк и на самом деле сказал что-нибудь подобное, со ссылкой, допустим, на того же Пешеля. Вот только документально это ничем не подтверждается.

    На самом деле, нам не так уж важно, кто именно и по поводу чего именно высказал эту мысль. Важно то, что вскоре после этого многие и очень многие страны, в первую очередь Англия, Франция и Россия, почему-то начали усиленно внедрять прусскую, а к тому времени уже германскую гимназическую систему...

    Но вернемся к Бисмарку-Пешелю. И даже не к ним, а к Мольтке. Именно он, резко выступив против тезиса Пешеля, на самом деле его и подтвердил. Итак, слово генерал-фельдмаршалу обеих империй – Германской и Российской (кажется это единственный такой случай, зафиксированный в истории, других не было):

    «Говорят, что школьный учитель выиграл наши сражения. Одно знание, однако, не доводит еще человека до той высоты, когда он готов пожертвовать жизнью ради идеи, во имя выполнения своего долга, чести и родины; эта цель достигается — его воспитанием».

    «Не ученый выиграл наши сражения, а воспитатель…»...

    А теперь о том, в чем Мольтке неправ. Впрочем, это не его вина. Чтобы понять это, нужно было бы посмотреть на ситуацию из середины XX века или, как минимум, из времени после I Мировой войны. Помимо социально-воспитательной задачи прусская гимназическая система, конечно же, решала и собственно образовательные, точнее социально-образовательные задачи...

    Таким образом, вторым эффектом прусского гимназического образования стало создание фундамента такой образовательной системы, которая позволила Германии не только быстро занять ведущие позиции в мировой науке и мировом техническом прогрессе, но и сохранять их в течение почти столетия. И это несмотря на то, что Германия дважды за это время терпела сокрушительные военные поражения, сводившие ее научно-технический потенциал до, казалось бы, нулевой величины. Так что немецкий школьный учитель, хотя и не выиграл для своей страны эти войны, но, во всяком случае, дал ей возможность их вести!»

    topwar.ru/37776-voyna-kot...kiy-uchitel.html

    Это конечно же только одна точка зрения и одна статья, хоть и перепечатанная на всех сайтах. Однако она означает что такая точка зрения что именно школьная система Пруссии (то есть образование) помогла стране выдвинуться в ряду других стран.

    • Denny:

      Почитал. Спасибо за наводку. Еще пара цитат, которые Вы приводить не стали.

      «Ибо прусская гимназическая система тем и отличалась, что, независимо от уровня знаний, и вообще независимо ни от каких знаний формировала у своих выпускников (и формировала, что называется по полной программе) вполне определенные качества. Как то: дисциплинированность, аккуратность, почтительность к старшим (не по возрасту, а по положению), «патриотизм» (в смысле абсолютного доверия правительству и полного принятия его внешней и внутренней политики).»

      «Именно социальная миссия германской гимназической системы (органически включавшей в себя и «реальшуле» – прообраз российских «рушек») с этой точки зрения была наиболее значимой, ибо позволяла формировать такого «гражданина», из которого потом можно было легко сделать идеального солдата индустриальной эпохи. Чем и пользовалась Германия в ходе двух последующих мировых войн.»

      "Все разговоры о том, что «количество знаний, которым обладал выпускник классической гимназии (в России), превышало то, которым обладает выпускник нынешней средней школы» – это досужие вымыслы людей, не знакомых с реальным положением дел. "

      «В России, правда, в отличие от Германии, гимназии надолго остались элитарными учебными заведениями, в которых могли учиться только дети весьма состоятельных родителей, но «рушки» (реальные училища) организовывались, в принципе, на тех же основах.»

      «Таким образом, вторым эффектом прусского гимназического образования стало создание фундамента такой образовательной системы, которая позволила Германии не только быстро занять ведущие позиции в мировой науке и мировом техническом прогрессе, но и сохранять их в течение почти столетия.»

      То есть Вы с мясом выдрали устраивающие Вас цитаты и привели это как мнение. А вот то, в чем это мнение не совпадает с Вашим мнением относительно классического образования, Вы благополучно опустили.

      Согласно автору, «классическая» социальная часть немецкого образования делала послушных солдат. А долговременная отдача от этой системы (по мнению автора) состояла как раз в его «реальной» естественнонаучной части.

      И это диаметрально противоположно тому, что Вы пытаетесь доказать.

  • Прошу прощения, не дописал фразу: ... означает, что такая точка зрения тоже существует.

  • ЛСК:

    Денни, тут важно не что сказал и думал Бисмарк, Пешель или Мольтке, а что хотел сказать своей ссылкой на изречение, приписываемое Бисмарку, я. Вы это правильно поняли, хотя и уверяли, что меня поймут неправильно. И все поняли правильно. Что и требовалось.

    А война-то оказывается была на самом деле австрийско-прусской, т. е. в известном смысле немецко-прусской.

    • Denny:

      А раз Вам не важно, что именно и кто сказал и по какому поводу, то и получается, что это вставлено ради пустой красивости звонкой фразы и звонкого имени. Получилось-то обычное бла-бла-бла на уровне фольк-хистори... «Вспомним Пешеля»

      Ну кто Вам мешал просто сказать ИМЕННО ТО, что Вы хотели сказать?

  • Alex:

    Забавно было бы сравнить прусское школьное образование с американским. Я где-то читал, что в американские школьные учителя попадали исключительно неудачники и отбросы общества, плата была ничтожная, а престиж нулевой (вероятно, это связано с тем, что школьный налог в США — местный). Но не помню, где это было и к какому времени относилось.

  • ЛСК:

    Денни, так я ведь и сказал ИМЕННО ТО, что я хотел сказать. А ходячую фразу Бисмарка (или не Бисмарка) привел для лучшего запоминания. Вы привязались именно к ней, полагая, что она в моем контексте неудачна. Что если вдуматься, то в ней другой смысл — есть или, по крайней мере, возможен. Готов признать это. Но публике привычно именно то понимание, в котором я ее использовал. Поэтому все меня поняли правильно. Успехи страны зависят от уровня ее образовательной системы, от положения школьного учителя в ней.

    Вы отстаиваете более корректное выражение правильных мыслей — исполать Вам. Мне действительно порою недостает хорошего корректора.

  • Борис:

    Успехи страны зависят от уровня ее образовательной системы, от положения школьного учителя в ней.

    Полностью с Вами согласен.

    У меня не давно коллега жаловался, вроде сын ходит в частную платную школу, а учится не очень хорошо, хотя оценки не плохие а как проверил остался не доволен. Раньше по его словам ему казалось что сын не очень способный и требовать от него серьёзных успехов не стоит, а в этом году стало ему интересно так куда же в основном поступают выпускники этой школы, и оказалось что ни один выпускник не поступил по настоящему в ведущий вуз. А его племянница училась в посёлке городского типа и поступила в МГУ на факультет биологии. Вот и спрашивается какие критерии оценки школы, наверное самый объективный критерий это куда поступают выпускники школы и сделать для себя выводы. Если кто то утверждает что какая то школа крутая, то важно знать куда поступают выпускники крутой школы.

    • Альберт Кочкин:

      «Вот и спрашивается какие критерии оценки школы, наверное самый объективный критерий это куда поступают выпускники школы и сделать для себя выводы. Если кто то утверждает что какая то школа крутая, то важно знать куда поступают выпускники крутой школы».

      Не знаю как сейчас,а лет 15-20 назад и раньше, так оно и было-успешность работы школы определялась количеством(точнее процентом)учащихся,поступивших в Вузы.Конечно,были и другие критерии,но это был один из главных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com