- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Импакт-факторы и уровень журналов

Евгений Лысенко, канд. биол. наук, ст. науч. сотр. Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН (Москва)

Евгений Лысенко, канд. биол. наук, ст. науч. сотр. Института физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН (Москва)

Принято считать, что в экспериментальной биологии уровень работ более или менее коррелирует с уровнем журналов, в которых они опубликованы. И что уровень журнала более или менее коррелирует с его импакт-фактором (ИФ). Это не всегда так. Например, крайне уважаемый Journal of Biological Chemistry имеет вполне приличный, но отнюдь не высокий ИФ.

Три журнала по экспериментальной биологии растений (Plant Science) в 2012 году имели очень близкие ИФ (3.3–3.6), но отчетливо разные уровни. Старшие товарищи даже употребляли слово «несопоставимо». Plant Molecular Biology (PMB) нацелен на понимание молекулярных механизмов, Planta принимает статьи про разные аспекты жизни растений, Plant Cell, Tissue and Organ Culture (PCTOC) — нишевый журнал приличного, но невысокого уровня.

Анализ значений импакт-фактора

Ситуация начнет проясняться, если мы заглянем в Science Journal Rankings (SJR). В категории Plant Science — 332 журнала. Позиция 16 — РМВ, позиция 28 — Planta, позиция 72 — Р СТОС (для 2012 года). Если отбросить чисто обзорные и грибные журналы, то РМВ попадает в первую десятку. Почему же РСТОС и РМВ имеют одинаковые импакт-факторы (3.5–3.6)?

Рис. 1

Рис. 1

Попытаемся собрать сведения на портале Scientific Journal Rankings (www.scimagojr.com, далее SJR). С 2005 по 2010 годы импакт-фактор у Tissue and Organ Culture колебался на уровне 1.2–1.3. А затем последовал взрыв цитируемости (рис. 1). И достигнуто это было за счет внутреннего цитирования — цитирования статей журнала внутри этого же журнала. То есть фактически самоцитирования, но не на уровне авторов, а на уровне журнала. В 2012 году внутрижурнальные ссылки дали 55% цитирований для подсчета импакт-фактора. К тому же с 2010 по 2012 год доля статей, которые не (!) процитировали в следующем году, снизилась с 31,7% до 10,5%.

Рис. 2

Рис. 2

Может, это типично для журналов Plant Science? Нет. Доли внутреннего цитирования и нецитируемых статей коррелируют (табл., рис. 3). У сильных журналов они низкие, у слабых — высокие. Но мне удалось найти похожий журнал — PMB Reporter (№ 67, ИФ=5.3) (рис. 2). Всё так же: с 2010-го по 2012-й — резкий рост цитирования, в основном за счет внутреннего цитирования, и падение доли нецитируемых статей (с 60% до 9,4%).

Рис. 3

Рис. 3

РСТОС: как это выглядит при близком знакомстве

Разобрало меня любопытство, и я проверил цитирование в оriginal articles у Tissue and Organ Culture за первые 9 месяцев текущего 2014 года (v116-118). 115 статей содержат 115 ссылок на статьи РСТОС за 2012–2013 годы («импактные» ссылки). А еще есть ссылки на другие журналы.

Давайте сравним «ссылки на себя» и «ссылки на других». Для «импактных» годов соотношение одно — 1:4.5 (2013) и 1:5.5 (2012). А для «неимпактных» (2011 и ранее) совсем другое — 1:18.3. Последнее соотношение покоится на обсчете почти 5000 цитирований.

Логично предположить, что 5–18% (1:18.3) — это нормальная доля самоцитирования для этого журнала. А 15– 18% (1:4.5–5.5) — это что-то удивительное. Легко предположить, как 5% превращаются в 15%: в готовую рукопись в уже существующие скобочки с цитатами добавляются нужные ссылки для поднятия ИФ у того журнала, в который направляется статья. Делают ли это авторы по своей инициативе или по требованию редакторов — предполагать не возьмусь.

Можем ли мы найти подтверждение этому предположению? Почти половина «импактного» внутреннего цитирования собрана всего в 13 статьях. Это статьи, в которых более двух «импактных» ссылок.

Я просмотрел их. Из 48 «импактных» ссылок только три не являлись самоцитированием авторов, упоминались в тексте более одного раза и хотя бы один раз были единствен-ной ссылкой, подтверждающей не-кий тезис. То есть скобочка создавалась специально для них. Две трети появляются в тексте лишь однажды, и всегда в скобочке с ними есть другая ссылка. В одной из 13 статей все четыре «импактных» ссылки мило собраны внутри одной скобочки и больше нигде не упоминаются. И еще треть — самоцитирование авторов.

Среди проанализированных есть как статьи, вообще не цитирующие РСТОС, так и цитирующие только его «импактные» статьи, причем доля таких статей равная — 15,7%. Независимо от того, как авторы цитируют Tissue and Organ Culture, статьи 2013 года (самые свежие на момент написания рукописи) цитируются реже, чем статьи 2012 года.

Единственное исключение — это цитирование «импактных» статей в статьях, которые цитируют только «импактные» статьи РСТОС: статьи 2013 года цитируются чаще, чем 2012-го. Вполне логично: поиск «импактных» ссылок для вставки в готовую рукопись лучше начинать со свежих номеров журнала. А вот со ссылками на другие журналы в этих же статьях всё в порядке: статьи 2013 года цитируются реже, чем статьи 2012 года.

Таблица. Журналы категории Plant Science базы данных Scopus (SJR)

Позиция в рейтинге

Название журнала

Внутреннее цитирование, %

Нецитируемые статьи*, %

2012

2012

2010

2

Plant Cell

7,9

13,1

12,85

5

Plant J

6

6,4

5,25

8

New Phytol

7,3

11,6

12,99

10

JXB

8,0

9,1

12,13

16

PMB

2,5

13,7

10,08

59

PCR

7,2

18,8

24,24

67

PMB Rep

64,4

9,4

63,97

71

JPP B

6,3

20,3

22,53

72

PCTOC

55,1

10,5

31,74

79

Biol Plant

29,9

40,0

34,77

96

PGR

6

29,8

31,62

228

RJPP

18,9

58,8

57,1

245

Amer Fern J

9,8

65,0

65,88

255

Acta Bot Gal

30,0

77,6

76,03

262

Arch Phytopat Plat Protect

25,6

78,1

83,54

271

Agrociencia

10,2

71,3

69,77

 * Не процитированные ни разу в течение следующего года.

2013

Существует наивное ожидание, что подобные «странности» должны иметь какие-то последствия. Но WoS и ныне там. Thompson Reuters обновил ИФ и для РСТОС, и для PMB Reporter. Отчасти «справедливость восторжествовала». По данным 2013 года, ИФ у РМВ увеличился с 3.5 до 4.1, у Planta почти не изменился, у Tissue and Organ Culture уменьшился с 3.6 до 2.6, у PMB Reporter снизился с 5.3 до 2.4.

Радует, что и у РСТОС [1] и у PMB Rep [2] сильно уменьшилось внутреннее цитирование (что и привело к снижению ИФ). Если в 2012 году внутреннее цитирование в РСТОС увеличивало ИФ на 1.8, в 2013-м — на 0.8 [2], в 2014-м можно ожидать ее снижение до 0.5.

Единственное последствие для Tissue and Organ Culture стало результатом, по-видимому, не количественной, а экспертной оценки. SJR исключил РСТОС из списка журналов Plant Science базы данных Scopus [3], теперь он входит только в категорию Horticulture — «садоводство/огородничество» [1]. После знакомства с ¾ статей РСТОС за 2014 год мне это решение кажется если не бесспорным, то вполне понятным.

И снова мы приходим всё к тому же банальному выводу: цифра не заменит экспертной оценки. Даже в области, где величины импакт-фактора имеют разумную корреляцию с уровнями журналов.

P.S. В 2013 году единственный российский журнал в области Plant Science — Russian J Plant Physiology — поднялся в рейтинге SJR с 228-й до 201-й позиции и приближается к границе Q3/Q2 (до 2007 года журнал был в Q4). Импакт-фактор журнала тоже вырос. Содержание росту формальных показателей не противоречит.

P.P.S. Примерил на себя свою «цифирь». Рецензент моей текущей original article потребовал расширить обсуждение. Пришлось и ссылок добавить. Одна из добавленных оказалась «импактным внутренним цитированием». Сравнил у себя в рукописи соотношение: «ссылки на этот журнал» и «ссылки на другие журналы». Оказалось, на импактные годы — 1:3, на более ранние годы — 1:4. Пожалуй, «не криминал».

1. www.scimagojr.com/journalsearch.php?q=19020&tip=sid&clean=0

2. www.scimagojr.com/journalsearch.php?q=14227&tip=sid&clean=0

3. www.scimagojr.com/journalrank.php?category=1110

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи