«Годичный мораторий скоро закончится»

Аскольд Иванчик

Аскольд Иванчик

Каким стал для ведущих российских ученых год после объявленной правительством РФ реформы Академии наук? Каковы, на их взгляд, первые плоды реформы?  Чего они ожидают в будущем? На вопросы ТрВ- Наука отвечает Аскольд Иванчик, известный антиковед, докт. ист. наук, член- корреспондент РАН, профессор, зам. главы Совета по науке при Минобрнауки, научный руководитель Отдела изучения древних цивилизаций, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН и Directeur de recherche в Национальном центре научных исследований (Институт изучения древности и средневековья Ausonius, Бордо, Франция). Вопросы задавала Наталия Демина.

Прошел год со дня объявленной реформы РАН и других академий. Как бы Вы оценили этот год? Что для Вас как сотрудника Академии наук с созданием ФАНО и прочими пертурбациями изменилось в лучшую сторону? В худшую?

— Этот год лично для меня был очень нервным и тяжелым. Я довольно активно участвовал в деятельности, целью которой была минимизация разрушительных последствий реформы академий для российской науки. Эта деятельность отнимала много времени и сил, которые я бы предпочел потратить на занятия самой наукой; в результате многое из того, что я планировал сделать, осталось несделанным. Но, оглядываясь назад, я всё же не жалею о потраченном времени и считаю, что это участие в попытках ученых противостоять экспансии чиновников было необходимым.

Конечно, в целом мы проиграли, но нам все же удалось добиться некоторых улучшений по сравнению с первоначальным проектом реформы. Может быть, еще важнее то, что в результате событий последнего года произошла консолидация научного сообщества на основе самоорганизации и появились или усилились его неформальные структуры, вроде Конференции научных работников, Комиссии общественного контроля в сфере науки или Клуба «1 июля». Для меня очень важным и радостным опытом было знакомство и совместная работа с довольно большим числом единомышленников, прекрасных ученых и людей, работающих в самых разных областях науки. Без событий прошедшего года наши пути вряд ли пересеклись бы.

Что касается создания ФАНО и перехода к нему многих функций Президиума РАН, то, мне кажется, пока обычные сотрудники академий особых изменений не ощутили. Причина проста — действие моратория. Однако годичный мораторий скоро закончится, и тогда изменения ощутят все, и вряд ли это будут изменения к лучшему. Пока же изменения в полной мере чувствует администрация институтов — директора, их заместители и ученые секретари, которые служат как бы буфером между научными сотрудниками и чиновниками ФАНО.

Сам я высоких административных постов не занимаю, но от всех директоров институтов слышу одно и то же: бюрократическая нагрузка резко увеличилась. Из ФАНО каждый день приходит несколько бумаг, требующих немедленного ответа, причем большая их часть довольно бессмысленна. Пока администрация принимает на себя этот бумажный вал, но постепенно часть груза неизбежно будет переложена и на обычных сотрудников. Этой весной возникли и некоторые дополнительные проблемы с изданием академических журналов, поскольку издательство «Наука» было передано в ФАНО, а финансирование на журналы осталось в РАН, и эти сложности затронули и меня как главного редактора одного из академических журналов.

Как отреагировали на эти изменения Ваши молодые коллеги? Выросло ли «чемоданное» настроение?

— Многие молодые коллеги отреагировали на происходящее с возмущением (они активно участвовали в протестах против реформы), а продолжающаяся неопределенность с дальнейшим ходом реформы, безусловно, вызывает у них беспокойство. Что касается «чемоданного» настроения, я всегда считал, что для молодого ученого, по крайней мере в моей области, опыт более или менее длительной работы в зарубежных научных центрах в качестве постдока или докторанта очень полезен и даже необходим. Главное, чтобы они потом возвращались и находили возможность работы в России на достойных условиях. Пока что привлекательность научной работы в России для молодых ученых, особенно с опытом работы за границей, по меньшей мере не увеличилась.

Разрушенный современными грабителями курган в окрестностях Апамеи Фригийской

Разрушенный современными грабителями курган в окрестностях Апамеи Фригийской

Каковы Ваши ожидания от приближающегося года, года после «моратория»? Есть ли у Вас опасения по поводу возможного сокращения финансирования? Других сокращений?

— Ожидания у меня далеко не радужные. Думаю, что сокращения, как и существенного увеличения, финансирования науки не будет, однако будет его перераспределение. И не уверен, что это перераспределение будет справедливым. Наибольшие опасения у меня вызывают следующие меры, полную или частичную реализацию которых я считаю вероятной:

  • уничтожение или резкое уменьшение числа постоянных научных ставок в институтах РАН, перевод активно работающих сотрудников на временные контракты и резкое сокращение общего числа научных сотрудников;
  • полная замена базового финансирования институтов конкурсным. Я считаю, что распространение конкурсного финансирования по проектам полезно, однако при условии, что сохраняется базовое финансирование, позволяющее поддерживать на минимально приемлемом уровне научную деятельность сотрудников и лабораторий, по тем или иным причинам не выигравших конкурс за повышенное финансирование. Проигрыш конкурса не должен означать мгновенной научной смерти и потери работы; 
  • объединение институтов РАН в большие конгломераты Федеральных научных центров по образцу Курчатовского института и в перспективе их вывод из системы ФАНО — РАН;
  • продолжение недофинансирования академических институтов, где ведется большая часть научной работы, при излишне высоком финансировании произвольно выбираемых чиновниками мегапроектов вроде Сколково или Курчатовского института, ничем не доказавших своей научной эффективности;
  • применение в оценке работы научных сотрудников и институтов примитивных библиометрических показателей, без достаточного учета применимости используемых баз данных для той или иной области науки и в ущерб экспертным оценкам.

Изменения произошли не только с РАН, но и со страной. Не разочарованы ли Вы реакцией общества на конфликт с Украиной? В чем Вы видите сейчас наиболее важную, актуальную задачу для ученого и научного журналиста? Не кажется ли Вам, что мы занимаемся сизифовым трудом?

— Изменения, произошедшие за последний год с нашей страной, меня беспокоят, пожалуй, даже больше, чем то, что сделали с Академией. Действия России на Украине — и в Крыму, и в Донбассе — я не поддерживаю и считаю возмутительными; меня возмущает и антиукраинская пропаганда — как ее форма, так и содержание. Какова реакция общества на эти события, мне судить трудно — я не считаю, что российские СМИ эту реакцию отражают адекватно, и не уверен в качестве известных мне социологических опросов.

Однако реакция многих моих знакомых, коллег и родственников, действительно, разочаровывает. Некоторые из тех, кого я считал единомышленниками, придерживаются совсем других взглядов по этому поводу, и мне их трудно понять. В то же время оказалось, что некоторые из тех, от кого я ожидал совсем другой позиции, разделяют мое отношение к политике России по отношению к Украине.

Если же говорить о ситуации в самой России, то главная тенденция прошедшего года — всё большая ее изоляция, в том числе и самоизоляция, от внешнего мира, сокращение зоны свободы, в том числе свободы слова, усиление власти и влияния чиновников, зачастую имеющих весьма причудливые представления о реальности. Возникает реальная опасность превращения России в страну-изгоя. Остается только надеяться, что это не произойдет.

Золотой культовый сосуд, обнаруженный в 2013 году при раскопках скифского кургана в Ставропольском крае (руководитель раскопок А.Б. Белинский)

Золотой культовый сосуд, обнаруженный в 2013 году при раскопках скифского кургана в Ставропольском крае (руководитель раскопок
А.Б. Белинский)

Что касается задач ученого и научного журналиста, то не думаю, что у них сейчас есть какие-то специфические задачи. На нынешнюю ситуацию они должны реагировать не как ученые, а как граждане — и здесь их задачи не отличаются от задач других граждан. В своей же профессиональной сфере они должны стремиться делать свое дело как можно лучше, честно выполнять свою работу. Но это требование существует всегда. Всё же наука не должна зависеть от злобы дня — иначе это не наука. А научная журналистика должна адекватно отражать научную жизнь и служить мостом между наукой и обществом, т.е. широкими кругами образованных людей, не являющихся профессиональными учеными.

— Что интересного в научном плане удалось сделать за лето?

— Лето для меня всегда полевой сезон. Этим летом я работал над тремя археологическими проектами. Первый — раскопки скифских курганов в Ставропольском крае, где в прошлом году были сделаны сенсационные находки. Здесь были обнаружены золотые предметы с изображениями сцен из скифской мифологии, по качеству не уступающие лучшим образцам скифского золота, хранящимся в Государственном Эрмитаже и Музее исторических сокровищ Украины.

Исследование надписи римской эпохи в Апамее Фригийской

Исследование надписи римской эпохи в Апамее Фригийской

В этом году, совместно со ставропольскими и берлинскими коллегами, мы продолжали исследование этих курганов. Два других проекта касаются территории современной Турции. С 2008 года я руковожу разведками на территории древнего города Келены, позже называвшегося Апамея Фригийская в центральной Анатолии. Этот город играл в древности огромную роль — он был резиденцией персидских, а затем эллинистических царей, а в римское время — вторым по значению торговым центром Азии после Эфеса. Несмотря на его значение, до сих пор археологических раскопок там не проводилось.

Наши разведки уже дали важные результаты, которые частично опубликованы, и мы надеялись начать там полномасштабные раскопки -это были бы первые российские раскопки в Турции. К сожалению, разрешения на них получить не удалось, несмотря на поддержку и местных властей (на уровне города и провинции), и турецких коллег, — причины этого политические.

Турецкие власти всячески стремятся ограничить присутствие на своей территории иностранных, особенно европейских, археологических миссий, и большинство из них уже закрыто. Например, сейчас не осталось ни одной французской экспедиции в Турции, сильно сократилось число немецких. Для России тоже исключения не делается. Поэтому мы были вынуждены заниматься лишь уточнением полученных раньше результатов, и наши работы были очень ограниченными.

Наконец, третий проект — участие в публикации результатов раскопок в Гордионе, столице древней Фригии, известной широкой публике тем, что там Александр Македонский разрубил знаменитый гордиев узел. Раскопки этого интереснейшего памятника ведутся американской экспедицией с 1950 года, но их результаты до сих опубликованы лишь в незначительной степени. Нынешний руководитель экспедиции, один из крупнейших археологов США, стремится исправить эту ситуацию. Среди других коллег, он предложил и мне обработать и опубликовать часть коллекций, хранящихся в музее Гордиона, и я работал этим летом над изучением этих коллекций.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
(Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

26 комментариев

  • Кучук:

    На Западе именно так и происходит с учеными, не получившими контракта или гранта — они уходят, ищут другие места работы. И это не плохо, так и должно быть.

    Если большая часть знакомых коллеги ЗА политику Путина, то почему здесь представлены мнения исключительно тех, кто ПРОТИВ его политики?

    • Анатолий Березкин:

      Мнение большинства не обязано быть единственным. Более того, оно не обязано даже быть верным. Это только миллионы мух ошибаться не могут, а милионы россиян запросто.

      • Научник:

        Дело в том, что мнение большинства в заметке вообще никак не отражено. Плюс вы вторите автору, что мнение большинства ошибочно, поэтому вообще не заслуживает внимания. Такая позиция типична для российских либералов — в голове у наших либералов настоящая диктатура мнений.

        • Анатолий Березкин:

          Вы как сказали, диктатура мнений, так прямо страшно стало. Слава богу, вся эта их глупая диктатура пока только в головах. А в думе и органах власти другая, гораздо более лучшая диктатура. И не каких-то там жалких мнений, которые еще Платон признал ошибочными (а я то по доверчивости повторил).

    • Андрей:

      Необходимо принять во внимание, что на «Западе» около 300 фондов финансируют научные исследования, помимо госбюджетного финансирования, подобного NIH или министерства энергетики США. Представления, будто науку на «Западе» делают исключительно на кратковременные гранты — иллюзия. В России таких фондов сейчас всего три РФФИ, РГНФ и РНФ, плюс к этому 70 мегагрантов на всю страну от Калининграда до Чукотки и на все науки от астрономии до гастрономии вместе взятые. Размер грантов РФФИ и РГНФ наверное все представляют, таких мизерных грантов «на Западе» просто не бывает. Самый масштабный конкурс РНФ поддерживает всего около 800 проектов. При этом госбюджетное финансирование научных исследований ограничено разве что зарплатой и частично оплатой коммунальных услуг, всё остальное по внебюджету. Это различие России и «Запада» настолько кардинальное, что любое сокращение базового финансирования привело бы в России к закрытию научной организации вообще, без базового не выжить в принципе. Аналогично где-нибудь в Майами или Сан-Франциско можно в любое время года без особых последствий оказаться на улице при минимуме одежды. На большей части России зимой даже хорошо одетый человек вне помещения погибнет от переохлаждения за несколько часов.

      К сожалению, очень многие воспринимают не реальную обстановку, а некие эмоциональные штампы пропаганды, типа: «А вот на Западе постоянных ставок нет, только временные, надо и у нас так же и будет счастье» или «на Западе корпорации финансируют науку, а не государство, надо и нам госфинансирование уничтожить, пусть кого Газпром с РЖД финансируют — те и работают, а остальные направления науки следует уничтожить за ненадобностью» или «хорошие учёные все уехали на Запад, а кто остался — тот плохой» И к сожалению эта пропаганда до сих пор очень вредит, влияя на неокрепшие умы чиновников.

  • Научник:

    Уважаемая Наталья, почему в заметке про устройство науки вы навязываете бризантную тему Украины? Чтобы заболтать всё остальное? Обескураживает манипулятивная постановка вопроса: «Не РАЗОЧАРОВАНЫ ли Вы реакцией общества на конфликт С Украиной?». Две психологических манипуляции в одном предложении.

    • Иван Иванов:

      А с чего бы это бризантная? Вполне себе патетично-патриотическая. Опять же — судя по новостям из телевизора — России больше нет, осталась даже не Украина, а её небольшой кусок — и всё. Остальной 1/6 части суши планеты — не существует. В принципе.

  • Pjatak:

    Сейчас еще не дно, дна достигнем когда нынешние ЕГЭшники 20бальные дорастут до должностей

  • vlad1950:

    украина -это такая отвлекалка от собственно российской жизни

  • Анатолий Березкин:

    Мне кажется, что вымышленный персонаж «научник» не вполне понимает, что интервью с А. Иванчиком как раз отражает мнение большинства. При всем уважении к мнениям, помимо них существуют факты. Факт в том, что по соглашению, подписанному РФ в 1991 г. (для всех, кто в танке), Крым отошел Украине вместе со столь нам дорогим русским населением, в обмен среди прочего на ядерное оружие. И об этих русских, в большинстве ставших украинскими гражданами и не пожелавших уезжать в РФ, 20 лет никто особо не беспокоился. В 2014 г. РФ нарушила соглашения и украла Крым — это юридический факт. Более того, РФ сделала это подло, пользуясь политическим и экономическим кризисом своего якобы «братского» соседа, обвинив его в фашизме и всех смертных грехах. Большинству этот факт очевиден. Поэтому другие страны мира не признали законной аннексию Крыма. Полно стран, которым не нравится США, которые хотят и могут втыкать в США шпильки. Но нет стран, где воровство признавалось бы достойным ... конечно кроме РФ, где 84% населения это воровство горячо поддержали. Но факт в том, что в мире граждан РФ меньшинство. А Иванчик выразил мнение большинства, основанное на фактах.

  • admin:

    Кто пишет про «хунту», тем более не по теме — читать и публиковать не буду. Хватит. Учитесь вести цивилизованный диалог, а не копировать телеканалы.

    • Научник:

      Значит, мой ответ Анатолию Берёзкину не пропускаете? Вот вам и «цивилизованный диалог».

    • Denny:

      Могу я со всем уважением дать совет? Я бы предложил политические офтопы убирать сразу. Иначе эти темы будут пролезать раз за разом. Страсти станут накаляться, и Вам придется резать уже завязавшуюся ветку комментов. И получается всегда политизированно. «Россия украла Крым» писать можно, а про хунту нельзя.

      Я предлагаю объявить табу на тему Украины, санкций и всего прочего. ИМХО, тематика Троицкого варианта несколько иная. А на политтемы можно поругаться во множестве других мест.

      • admin:

        Отделить политику от неполитики еще сложнее, чем ругательства и оскорбительные ярлыки, нацепляемые противникам (и превращающие сайт в мусорку), от извинительных эмоций. А наложить табу на те или иные темы — это означает просто пасть жертвой провокаций. Ну, скажем, попытки спамить со стороны фриков от физики я довольно жестко пресекаю, но это же не означает, что у нас под запретом симметрично должны оказаться и разоблачительные статьи против псевдонауки. Есть некая осознаваемая миссия, и она должна выполняться.

        Впрочем, в связи с близким обновлением форума сайнтифика есть идея действительно сильно ограничить тут комментарии и переводить все разговоры не по теме на форум, но как это сделать технически и алгоритмически-организационно безукоризненно, пока неясно... Движки разные. Разве что все комментарии перевести на форум и там перебрасывать между ветками, если что. Но всегда кто-то останется недоволен и даже возмущен своеволием перебрасывающих модераторов...

      • Анатолий Березкин:

        Вы не научите людей терпимости к чужому мнению (политическому и любому другому), запретив им что-то обсуждать. Даже когда они «в большинстве», они стремятся затролить всех, кто им не нравится. Такая нетерпимость на этом форуме, на мой взгляд, возникает по одной причине — анонимность комментаторов. Известно, что если снять с человека ответственность, он превращается в животное. Повелителя мух можно почитать на эту тему. И тут два варианта: либо сажать людей на цепь и запрещать им все, либо нагрузить их ответственностью. Родной нам всем тупиковый путь: сажать на цепь; путь для взрослых людей (и принятая в научных соцсетях практика): подписываться своим именем.

        • Denny:

          Я совершенно не подразумевал таких целей. Моя мысль была куда проще. Если дискуссию все равно придется обрывать по причине накала страстей, то лучше ее не начинать вообще. Или уж (другой подход) дать людям выговориться.

          Коли зашла речь о вреде анонимности, то я, хоть и не разделяю Вашей позиции, представлюсь. Тихонов Денис Борисович (Tikhonov DB). Просто я привык к этому нику. Но совершенно не скрываюсь.

        • Denny:

          Кстати, если уж говорить об анонимности, то нет ничего хуже глухих лайков. Человек, пишущий под определенном ником, на форуме получает соответствующую репутацию. А вот щелкнуть мышкой анонимно (даже если сказать нечего) — самое крысячье (имхо) дело.

          • Анатолий Березкин:

            Лайки — это здорово. Очень полезно иметь обратную связь, много узнаешь про научную среду, иногда неожиданного. )

            • Denny:

              Не очень понял. Вам не нравится анонимность комментаторов. Хотя комментаторам всегда можно ответить. Даже не зная их подлинных имен. И нравится анонимность лайков. В чем принципиальная разница? Мне вот совершенно безразлична (пардон) реальная личность, регалии и лампасы Анатолия Березкина. А вот мысли и аргументы этого форумного персонажа вполне интересны. А что дают лайки неизвестно от кого и почему? Мы ж не на выборах, чтобы собирать побольше голосов. А вроде как мыслями и аргументами обмениваемся.

              • Анатолий Березкин:

                Анонимность определяет качество обсуждения, а лайки отражают реакцию сообщества. Они интересны и полезны. Видно, например, что в этом сообществе доминируют левые взгляды, что объяснимо. Видно, как меняется отношение к каким-то идеям «с Запада», насколько эти идеи (не)вписываются в картину мира российских ученых. Или вот раньше были популярны жалобы на тяжелую жизнь, сейчас они всем надоели и минусуются. Видно, как меняется отношение к президиуму РАН от солидарности до оппозиции и потом безразличия. Возрастные отличия проявляются в зависимости от тематик статей. На Западе существует социология науки, а в России ее к сожалению нет. Лайки — это неполная, но хоть какая замена такой социологии. Мне не кажется, что лайки можно приравнять к полноценным высказываниям. Поэтому их анонимность лично меня мало беспокоит.

                • Denny:

                  ОК, понятно. Просто у нас с Вами несколько разные интересы на форуме, что и определяет разницу в восприятии. Но то, что лайки могут быть информативны, я осознал.

  • Иван Иванов:

    Хозяин-барин, понятное дело. Однако же, главный тут — автор ( ну, кроме редактора, само-собой))) Поэтому как он решит — так тому и быть. Снести всю эту говорильню в какую общую мусорку, да и забыть. Но что-то подсказывает — скучно ему, автору, станет.

    Может всё-таки оставить место для замечаний в формате твиттера. А кому захочется пофлудить — фтопку. В смысле, на форум — без разговоров. Да и лайкнуть материал хотелось бы — без споров и разговоров.

    С другой стороны — может форум и лишнее. Зная умение, некоторой части населения, превращать форумы в инфернальное гонево.

    • admin:

      Авторам обычно интересны комментарии, и никто, помнится, не требовал запретить, наоборот... Хотя, конечно, не всех опрашивали. Технически выключить заранее можно в конкретной статье по желанию.

      Сбор лайков можно поставить и на саму статью, но мне кажется, тут откроется слишком большой простор для провокаций, и непонятно, для чего это... Ну разве что разрешить ставить только плюсы, как в соцсетях.

      С форумами, да, тяжко сейчас, ненависть брызжет.

      • Иван Иванов:

        Да, действительно — с лайками, погорячился) Но форум — не. Он хорош в другом формате. И то — без слёз не взглянешь.

        Возможно, что-нибуд,ь для авторов — в формате блогов, если есть техобеспечение. Так будет целесообразней. А главное — флейм гасится в зародыше. По площадям, а не выковыривать его через цензуру и кляузы.

  • начинающий алкоголик:

    про хунту в свете обвинений и нападок на РФ вы с удовольствием пишете...а обратные ответы, чей -то не вставляете...)))

    Да и статья то не об этом была. Но вот лягнуть власти лишний разок эта газетка не стесняется, о чем бы не шла речь в статье.

  • vlad1950:

    ну для ведущих рос ученых- членов ран все всегда в шоколаде

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com