Физик должен сидеть в тюрьме?

Сергей Георгиевич Калякин — первый заместитель генерального директора по науке Физико-энергетического института им. А.И. Лейпунского (ФЭИ), предприятия госкорпорации «Росатом», директор Института ядерных реакторов и теплофизики, структурного подразделения ФЭИ. Исполняющий обязанности генерального директора ФЭИ в 2012— 2013 годах. Доктор технических наук

Сергей Георгиевич Калякин — первый заместитель генерального директора по науке Физико-энергетического института им. А.И. Лейпунского (ФЭИ), предприятия госкорпорации «Росатом», директор Института ядерных реакторов и теплофизики, структурного подразделения ФЭИ. Исполняющий обязанности генерального директора ФЭИ в 2012— 2013 годах. Доктор технических наук

Сергей Калякин, директор Института ядерных реакторов и теплофизики в Обнинске, остается под стражей еще минимум на три месяца, до 25 октября, — так 24 июля решил Тверской районный суд Москвы. В СИЗО «Матросская тишина» Калякин находится уже 8 месяцев. Он обвиняется по ст. 159 УК РФ в «совершении мошенничества, т. е. хищении чужого имущества путем обмана, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере». Статья предусматривает до 10 лет колонии. Дело на стадии досудебного следствия. Сергея Калякина допрашивали в качестве свидетеля, в качестве подозреваемого, ему предъявляли обвинение, дважды допрашивали в качестве обвиняемого, с ним провели четыре очные ставки.

По версии следствия, «группа лиц по предварительному сговору» — это коллеги Калякина по институту. В отличие от своего руководства, все они дали показания против него и против себя, сотрудничают со следствием. И, видимо, поэтому находятся «всего лишь» под домашним арестом.

Ходатайствуя о продлении ареста для Калякина, следователь по делу употребил традиционные формулировки: обвиняемый «может скрыться, оказать давление на свидетелей и уничтожить вещественные доказательства».

Какие именно факты указывают на подобные намерения Калякина и что мешает в таком случае заключить его под домашний арест, сторона обвинения не уточняет.

К сожалению, такое поведение характерно для отечественной репрессивной машины. Даже если человек в чем-то и виноват, то совершенно не обязательно держать его в тюрьме. Благо статья обвинения допускает альтернативу, тем более что для других фигурантов дела такая возможность почему-то предоставлена. Мало того что следственный аппарат проявляет удивительную непоследовательность, стоит еще помнить, что пребывание под стражей любого человека экономически обеспечивается государством, то есть на наши с вами деньги. Одной рукой государство вроде бы печется о своих экономических интересах, другой — само транжирит деньги налогоплательщиков. А если, как это нередко бывает, обвинение не найдет состава преступления? Кому тогда пенять за брак в работе и нецелевое расходование средств? Что-то не-известны прецеденты, когда убытки, понесенные государством, были возмещены из карма-на следователей, прокуроров и судей.

Про личностную составляющую даже и говорить не приходится. Некоторые подробности мы смогли узнать у дочери Сергея Калякина, Алены, которая ведет активную кампанию в поддержку своего отца.

Илья Мирмов, Елена Стребкова

Изменить меру пресечения Сергею Калякину не помогли ни его положительные характеристики из совета ветеранов, профкома и от руководства его института, а также от академика РАН Юрия Рыжова, ни свыше 700 нотариально заверенных подписей коллег в защиту физика. Состояние здоровья 50-летнего ученого оставляет желать лучшего.

По мнению адвокатов Калякина, уголовное дело сфабриковано, а арест в отношении их подзащитного используется исключительно как способ давления на человека, отказывающегося признать свою вину.

Присутствовавшие на судебном заседании правозащитники поддержали мнение защиты и провели аналогии с печально известными «шпионскими» делами в отношении других ученых — Игоря Сутягина, Валентина Данилова, Игоря Решетина, Святослава Бобышева… Правда, именно Сергей Калякин в шпионаже не обвиняется — может, по-тому, что даже не имеет права получить загранпаспорт, будучи специалистом в области ядерной безопасности, носителем ядерных секретов страны.

160_kalyakinajrАлена Калякина,
дочь Сергея Калякина, студентка МГУ им. М.В. Ломоносова

Мое твердое убеждение — преданность своему делу и своей стране привела Сергея Георгиевича Калякина прямиком в СИЗО-1 «Матросская тишина». Сергей Калякин — один из веду­щих российских атомщи­ков и специалистов в области ядерной безопасности. Таких физиков в стране можно пересчитать по пальцам. Он не «утек» за границу — верил, что нужен здесь, на Родине. В ноябре 2013 года Сергей Георгиевич ушел на работу в Физико-энергетический институт им. А.И. Лейпунского и не вернулся. С тех пор он находится в заключении, в полной изоля­ции. В тюрьме из него выбивают нужные след­ствию показания. С родными и близкими он видится только на судах, а единственное средство связи — письма.

По этим письмам можно отследить, как чело­век теряет надежду. Сначала он писал оптими­стично, что не планирует тут долго задерживаться и уверен, что скоро это недоразумение разре­шится, мол, а как же иначе? Писал, что очень ску­чает, что ему невыносимо это безделье и хочет­ся скорее приступить к работе. Жизнь без науки, без любимой работы и семьи оказалась пыткой. Однажды Сергей рассказал, что хочет начать пи­сать курс лекций по физике: ему есть чем поде­литься с будущими поколениями.

Однако вскоре его письма стали приходить всё реже, а если и приходили, то надежды в них оставалось всё меньше. Были письма, где он писал, что, возможно, не доживет до утра и что «это, конечно, тоже неплохая развязка сюжета». Теперь же он отвечает довольно редко, и если пишет что-то, то это в основном пара строк: «У меня всё нормально, не переживай­те». Или другие характерные строки: «Всё нор­мально здесь. Я только и живу надеждой вый­ти из этого рая».

Как же он вообще оказался в этом «раю»? По мнению коллег и отраслевых экспертов, непри­ятности Сергея Калякина начались с того, что, отстаивая интересы родного института, он «пе­решел дорогу» ЗАО «Наука и инновации». Эта структура, созданная в рамках ГК «Росатом», вознамерилась взять на себя управление частью активов Физико-энергетического института и потребовала выплачивать ей 3% от «оборота» института. Калякин выступил категорически против, поскольку выплата «комиссионных с оборота» являлась нарушением федерального закона для госпредприятия. Однако фирма, которая специализировалась на «управлении активами», задействовала все свои возможности, чтобы убрать неудобного руководителя.

ФЭИ является государственным предприятием, деятельность которого регламентируется Федеральным законом о ФГУПах, и он просто не имеет права отчислять какие бы то ни было «проценты с оборота». Сергей Калякин, который на момент директивного письма исполнял обязанности генерального директора института, не мог и не собирался нарушать Федеральный закон. Мало того, непроизводственные активы предприятия стали готовить к распродаже. Сергей не мог допустить выставления имущества родного института на торги и усиленно сопротивлялся развалу ФЭИ. Руководители других предприятий, попавших под «управление», отнеслись к директивному письму по-разному: одни начали исполнять это распоряжение, другие ушли по собственному желанию, были и те, кого заставили уйти. От такого «неудобного» директора нужно было избавиться, поэтому в институте начались многочисленные проверки хозяйственной деятельности.

На каком-то этапе стало понятно, что цель проверок — возбуждение всеми правдами и неправдами уголовного дела именно против Сергея Калякина. Так, извлекли на свет два договора, в которых хоть вскользь упоминалась его фамилия. Характерно, что Калякин не подписывал ни одного из них, его подпись была лишь на вспомогательных приложениях к договору, а не на финансовых документах (это было сделано согласно существующим должностным инструкциям), не исполнял и не подписывал акты выполненных работ. Зато кроме его подписи на бумагах стоят подписи прочих лиц, согласовывавших и утверждавших документы в рабочем порядке.

Но этих приложений к договорам оказалось достаточно, чтобы завести уголовное дело. Любопытно, что основными свидетелями по «делу Калякина» стали его коллеги, которые непосредственно исполняли договоры и фигурируют в деле в качестве подозреваемых и обвиняемых. Обвинение Калякина основано исключительно на их противоречивых показаниях, которые, к слову, заметно отличаются от показаний первоначальных. Такая «сделка со следствием» позволила этим людям всё это время находиться под домашним арестом. И только эти двусмысленные свидетельские показания стали основанием для удержания под стражей специалиста, курирующего безопасность атомных станций.

Супруга С.Г. Калякина Татьяна Семеновна Калякина

Супруга С.Г. Калякина Татьяна Семеновна Калякина

Вот слова супруги С.Г. Калякина Татьяны Семеновны Калякиной: «„Свидетели“ против него — только инструменты для обвинения моего мужа в том, чего он не совершал. Требовалось сфабриковать обвинения против Калякина и убрать его из отрасли, в которой он проработал всю жизнь и для развития которой так много сделал.

Следствие полностью построено на ложных показаниях „обработанных“ и сломавшихся людей».

Страшно то, что шансов выйти под залог, личные поручительства или домашний арест и не убивать свое здоровье в тюрьме Сергею Калякину не дали, — суд неоднократно отказывал защите в таком ходатайстве. Между тем следствие давно произвело выемку всех необходимых документов, свидетели неоднократно допрошены, а сам Калякин, являясь носителем сведений, составляющих гостайну с грифом «особой важности», не имея на руках загранпаспорта, не может скрыться от суда и следствия. В таких случаях закон прямо рекомендует рассмотреть изменение меры пресечения. Но суд встал на позицию обвинения.

Эти месяцы в неволе уже обернулись серьезными проблемами для здоровья ученого. Условия, в которые он помещен, иначе как пыткой не назовешь. Но Сергей Калякин — человек мужественный. Его заслуги отмечены почетными грамотами Минатома России и ЦК профсоюза, Федерального агентства по атомной энергии, Госкорпорации «Росатом», нагрудным знаком «Академик И.В. Курчатов» 4-й степени, благодарностями генерального директора ГНЦ РФ — ФЭИ. В 2013 году ему присуждена премия Госкорпорации «Росатом» и объявлена благодарность ее генеральным директором С.В. Кириенко за большой вклад в развитие отрасли, несмотря на то что в это время он уже находился в СИЗО. Приказом Госкорпорации «Росатом» С.Г. Калякину присуждено звание «ветеран атомной отрасли».

Дмитрий Калякин,
сын Сергея Калякина, канд. техн. наук, сотрудник ФЭИ:

Вот так бывает. В один день жизнь рас­кололась на две половины: до 26 ноября и после. 26 ноября 2013 года мой отец, Калякин Сергей Георгиевич, был арестован по нелепому обвинению в хищении миллионов. Отца арестовали прямо на работе, повезли отдельно в милицейском «бобике» из Обнинска в Москву, как опасного преступника. При этом у него забрали паспорт, а позже сказали, что он добровольно приехал на допрос. Таковы их методы!

Я даже представить не могу, насколь­ко это унизительно — вот так уезжать с рабочего места, где проработал всю свою жизнь, под удивленные взгляды сотрудников и коллег. Тогда я еще не понимал, в чем дело, думал, разберутся, скоро поедем вместе домой, но это было лишь начало трудного пути длиной вот уже в восемь месяцев. Всё это время честный человек, муж, отец и уже даже дедушка, док­тор наук, почетный ветеран отрас­ли, находится в общей камере СИЗО.

Мы делаем всё возможное, чтобы вытащить папу оттуда. Но, к сожалению, следователи решили взять измором: им не важно, что будет со здоровьем моего отца, для них он всего лишь оче­редной обвиняемый. Судебные заседания проходят формально, и поддер­живают следствие во всем. Надо два месяца? Пожалуйста. Три? Не вопрос.

Многие люди откликнулись на горе, постигшее нашу семью. Нам помога­ли собирать деньги для залога, по­могают морально. Я теперь пони­маю поговорку «друзья познаются в беде». Так и есть. Большое спаси­бо всем, кто помогал и помогает в этой нелегкой борьбе! Несмотря ни на что, я все-таки верю, что государ­ство не позволит честному человеку сидеть в тюрьме, что суд разберется и восстановит доброе имя моего отца. Я верю в наших друзей, которые в трудную минуту подставили свои плечи.

160_chernikovИ.В. Черников,
бывший зам. гендиректора ГНЦ РФ — ФЭИ по персоналу:

В ФЭИ я пришел в сентябре 2012 года, собеседование со мной проводил Калякин С.Г. - на тот момент и.о. генераль­ного директора организации. Первое, что бросилось в глаза — это количество докумен­тов на его столе. Их были не десят­ки, а сотни. За стопками документов Сергея Георгиевича было даже пло­хо видно. И такое огромное количе­ство документов на его столе было связано вовсе не с затягиванием их рассмотрения. Просто докумен­ты привозились буквально тележка­ми. Несмотря на это, Сергей Георгие­вич нашел время и для меня. Провел, на мой взгляд, очень качественное собеседование (а в этом я специа­лист). Был доброжелателен, вдум­чив, задавал вопросы по существу и с интересом слушал ответы. Было видно, что для него это не просто формальный процесс.

В дальнейшем именно эти его ка­чества проявлялись всегда и во всем. Несмотря на занятость, он мог най­ти время для всех, всех выслушать, дать мудрый совет, мог успокоить человека. К каждому делу он отно­сится не формально, а вдумчиво и серьезно; с каждым был вежлив и тактичен. В одном лишь случае ре­зок и непримирим: не переносит лжи, обмана, зависти.

Много трудностей было в моей работе на ФЭИ, однако под руко­водством Сергея Георгиевича сво­дились эти трудности на нет. Он давал свободу действий, но свобо­да эта была не попустительская и бесконтрольная. Он действительно вникал во все процессы, происхо­дящие в институте. Не только вни­кал, но и прекрасно разбирался. Его интересовало всё: работа с молоды­ми учеными, привлечение квалифи­цированного рабочего персонала, повышение уровня вовлеченно­сти работников предприятия, ра­бота аспирантуры, средний уровень зарплаты работников, возможности повышения зарплаты и т. п. Конеч­но, он сильно переживал по пово­ду процесса акционирования пред­приятия. Высказывал озабоченность возможной потерей непрофильных активов предприятия, необходимых ФЭИ для нормального функциони­рования. Он болел и болеет за ин­ститут душой!

Очень активно на предприятии проходили так называемые дни ин­формирования, когда коллектив мог пообщаться с руководством, задать любые вопросы генеральному ди­ректору и его заместителям. К таким встречам Сергей Георгиевич подхо­дил очень ответственно. Собирал всех руководителей, разбирали вопросы, которые пришли от работников за­ранее, спрашивал, что по данным во­просам сделано, и давал указание, что нужно сделать. Во время встреч с работниками на многие вопросы отвечал самостоятельно. Его ответы всегда отличались конкретностью, и за ними стояли реальные дела и мероприятия. По результатам таких встреч все руководители получали поручения, основанные на вопросах работников предприятия.

Ситуация с миллионами, которые якобы присвоил себе С. Г, конечно, потрясла меня. С.Г. Калякин — чест­ный и глубоко порядочный человек, для которого ФЭИ стал даже дороже, чем собственная жизнь. Надеюсь, что это страшное недоразумение в бли­жайшее время разрешится.

А.В. Степанов,
начальник лаборатории в ГНЦ РФ-ФЭИ:

Что можно сказать про того, кого знаешь более 20 лет? Рассказать про деловые и человеческие качества -так это для характеристики (которые все мы когда-нибудь и куда-нибудь предоставляем). Про готовность под­держать в трудную минуту, надежность и доверие, выдержку, порядочность и «мужественное преодоление тягот и невзгод» научной жизни — так это для боевика. И что же остается? Да совсем немногое — всего лишь бо­лее 20 лет без равнодушия, подло­сти и предательства.

160_liforovД.В. Лифоров,
начальник лаборатории в ГНЦ РФ-ФЭИ:

Как ни пафосно это звучит, но, когда сроки поджимали, а сил уже не было, Сергей говорил: «Ты представь, что это нужно Ро­дине». И это во­одушевляло. Потому что и для него это не были просто слова: он всег­да работал на износ. Особенно это проявилось, когда он стал и.о. гене­рального директора. Он разве что не ночевал на работе. Зато инсти­тут ожил, заработал, к нам пошли талантливые люди, а главное, моло­дежь. Наступила, как казалось, «эпо­ха Ренессанса». И вот «Родина» от­платила ему за это сполна.

Когда Сергея арестовали и обви­нили в воровстве, этому мало кто поверил. У меня спрашивали даже малознакомые люди (зная, что мы дружили): «Что случилось?» Никто не поверил в причину ареста. Даже для малознакомых он был челове­ком честным, справедливым и поря­дочным. У подводников есть такое выражение — они называют своих командиров «первый после Бога». А для меня Сергей был и остается ПЕРВЫЙ после Бога. И, уверен, так думают многие.

160_morozovА.М. Морозов,
докт. техн. наук, в.н.с. в ГНЦ РФ-ФЭИ:

Сергей Геор­гиевич Каля­кин являет­ся широко известным у нас в стране и за рубежом ученым, руководителем и ор­ганизатором работ по безопасности АЭС.

После окончания аспирантуры в Ленинградском технологическом институте Сергей Георгиевич прие­хал в Обнинск, на работу в Физико-энергетический институт. Конец 80-х -начало 90-х годов были непростым периодом для института. В 1994 году Калякин С.Г. стал начальником круп­ной экспериментальной лаборатории Теплофизического отделения и под руководством директора Теплофи­зического отделения А.Д. Ефанова Сергею Георгиевичу удалось открыть для ФЭИ новую перспективную об­ласть исследований — обоснование систем безопасности новых проек­тов АЭС с реактором ВВЭР.

Под руководством Сергея Георгие­вича были выполнены работы по обо­снованию пассивных систем отвода тепла для реактора ВВЭР-640, иссле­дована работа устройства для лока­лизации расплава активной зоны для АЭС «Куданкулам». Он руководил ра­ботами по исследованию пароциркониевой реакции, которая возникает в активной зоне в случае аварии и при­водит к выделению большого количе­ства водорода. Также под руководством Сергея Георгиевича было проведено обоснование пассивных систем проек­та ВВЭР Нововоронежской АЭС-2. Для этого в ФЭИ был создан крупнейший в России комплекс эксперименталь­ных стендов, на котором было прове­дено комплексное исследование пас­сивных систем безопасности, включая систему гидроемкостей второй ступе­ни, пассивного отвода тепла, систему пассивной фильтрации. На основании результатов проведенных исследова­ний в 2007 году Сергеем Георгиевичем была успешно защищена докторская диссертация. В середине 2000-х годов Сергей Георгиевич выступил инициа­тором и организатором создания си­стемы водородной безопасности, ко­торая в настоящее время входит в состав большинства АЭС с ВВЭР, сооруженных у нас в стране и за рубежом. Под его руководством в ГНЦ РФ — ФЭИ был создан испытательный центр си­стем водородной безопасности, орга­низовано производство датчиков контроля водорода и кислорода, а также рекомбинаторов водорода.

Работая под руководством С.Г. Калякина в течение 13 лет, я всегда отмечал его высокую работоспо­собность, умение эффективно ре­шать проблемы, возникающие при проведении экспериментальных исследований. Для Сергея Георги­евича характерно умение быстро вникать в суть вопроса, подсказать необходимое решение и оказать помощь в его реализации.

160_sharypinВ.В. Шарыпин,
бывший сотрудник ГНЦ РФ — ФЭИ:

Я знаю Сергея Калякина с на­чала его ра­боты в ФЭИ (1989 год).

О нем много рассказывал мой отец, Вадим Ивано­вич Шарыпин, он был заместителем директора теплофизического отделения, про­работал в ФЭИ почти 50 лет. И от­зывы были только положительные — как о высококвалифицированном специалисте, ученом и руководи­теле, не говоря уже о его челове­ческих качествах, таких, как чест­ность и порядочность. Общаясь же с Сергеем Георгиевичем лично, я сам удостоверился в их справедливо­сти. Я точно знаю, что этот Человек всегда придет на помощь в слож­ных жизненных ситуациях. Уверен на двести процентов, что дело про­тив него сфабриковано и он, в силу своего характера, никогда не пошел бы ни на какое нарушение закона.

Р.Т. Исламов,
докт. физ.-мат. наук, директор Международного центра по ядерной безопасности:

Сегодня Россия не может так рас­точительно обращаться с редкими самородками. Гораздо разумнее дать Сергею, пока идет следствие, воз­можность продолжить свою рабо­ту. Какой смысл содержать его, но­сителя государственных секретов, вот уже более восьми месяцев в СИЗО? Загранпаспорта у него нет, а чести и совести в избытке.

И не только я могу за него по­ручиться. За него письменно по­ручились практически восемьсот ведущих научно-технических спе­циалистов ФЭИ в Обнинске, одного из крупнейших институтов «Росатома». За него дали личные поручи­тельства люди, занимающие высо­кие посты в отрасли.

Дать Сергею возможность рабо­тать — это и будет государственный подход; государственный — пото­му что в интересах каждого из нас.

  1. Атомщики погорели на противопожарных разработках. Коммерсантъ, 4.12.2013, www.kommersant.ru/doc/2 359 495
  2. Суд в очередной раз продлил арест директору ИЯРиТ. CIVITAS.RU, 25.07.2013, www.civitas.ru/news.php?code=14 893
  3. О Сергее Калякине на городском портале Обнинска: http://iobninsk.ru/sergey-georgievich-kalyakin

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

18 комментариев

  • Иван Иванов:

    Нагнуть — вот государственный подход в упырячьем царстве. И пока те, кто верит в «справедливость восторжествует» — об них будут вытирать ноги упыри.

  • начинающий алкоголик:

    ну из отзывов ясно, что «человек хороший»…а по делу неизвестно ничего.
    Не думаю, что без причины судебно-следственная машина станет тратить свое время.
    И что ее всю купили, тоже кажется мало реалистичным.
    Особенно, учитывая смехотворные суммы, которые тут называют.
    Так что не уверен насчет «нагнуть».

    • Иван Иванов:

      Вам никто не давал право судить и приговаривать.

    • Александр:

      Тут дело мутное. Пусть документы какие-нибудь предъявят, чтоб можно было и другую стороны выслушать. Например, в деле про маковую солому из документов было все ясно — госнаркокартель специально прессовал невиновную.

    • res:

      Вам про причину ясно написали. Что до тратить или не тратить время, так это определяется административным ресурсом, а не законодательством. Сейчас любого директора копни, найдете как минимум сдачу площадей сторонним организациям. И машине безразлично, что это делается для выживания института. Нарушения всегда можно найти. Институты поставлены в такие условия, что не нарушая нельзя выжить.

  • Иван Иванов:

    Произвол власти заключается не в претензиях или подозрениях (на то она и власть, что бы боятся за свое существование и паранойить, при случае), а в произволе и насилии, отсутствии процессуальной защиты подозреваемого, бесправность положения не только его, но и любого попавшего под каток уничтожения.
    Кроме этого — использовать инструменты насилия государственной власти, в качестве наёмника, как средство уничтожить или поразить в правах неугодного — общепринятая практика нынешнего режима.

  • Austin Powers:

    «Сергей говорил: „Ты представь, что это нужно Ро­дине“. И это во­одушевляло»

    На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались.

    Физик??? Я бы предложил называть вещи своими именами. Речь идет о российском администраторе от науки средней руки, причем в довольно специфической и насквозь корумпированной отрасли. А это почти всегда означает наличие диктаторских замашек и, наоборот, отсутствие щепетильности в отношении денег. Ни симпатии к ни, тем более, желания вступиться за я не испытываю.

    • Денис Зотов:

      «Его заслуги отмечены почетными грамотами Минатома России и ЦК профсоюза, Федерального агентства по атомной энергии, Госкорпорации „Росатом“, нагрудным знаком „Академик И.В. Курчатов“ 4-й степени, благодарностями генерального директора ГНЦ РФ — ФЭИ. В 2013 году ему присуждена премия Госкорпорации „Росатом“ и объявлена благодарность ее генеральным директором С.В. Кириенко за большой вклад в развитие отрасли, несмотря на то что в это время он уже находился в СИЗО. Приказом Госкорпорации „Росатом“ С.Г. Калякину присуждено звание „ветеран атомной отрасли“.»

      Этот человек действительно Физик и это решать ведущим людям в отрасли, а не мелким пакостникам с анонимными никнеймами.

      • Александр:

        Для физика все эти премии, грамоты и прочию чиновничьи цацки — некий аналог бус, которыми себя туземцы украшают. Если бы написали — его индекс Хирша такой-то, печатался в таких-то престижных журналах — тогда да, мы бы все сказали, что это физик. А так — ну награждают бюрократы друг друга разными значками и званиями, но какое нам дело до всех этих бирюлек?

        • Денис Зотов:

          Индекс Хирша, публикации…
          У него докторская степень по физике (что уже подразумевает список публикаций в ВАКовских изданиях), а если внимательно читать статью, то это неизбежно приведет к тому, что вы наткнетесь на перечисление конкретных тематик, которыми занимался Калякин (см. отзыв Морозова). Совокупность этих факторов, вполне позволяет назвать Калякина — физиком. В принципе, удостовериться в этом можно с помощью простого поиска в скопусе, но при этом нужно понимать, что большая часть научных работ в атомной отрасли в международных изданиях не публикуется из соображений безопасности.
          Но на самом деле важно другое. Проблема в том, что человека абсолютно незаконно держат в СИЗО в ужасных условиях, обратите свое внимание на это, а не на то можно ли доктора наук, всю жизнь работающего в атомной отрасли называть ФИЗИКОМ.

          • Austin Powers:

            «Проблема в том, что человека абсолютно незаконно держат в СИЗО в ужасных условиях, обратите свое внимание на это, а не на…»

            НЕЗАКОННО??? Автоматическая валидация судами сфабрикованных обвинений — это основа основ сложившихся в Российской Федерации традиций и практики применения уголовного законодательства. Это и есть ЗАКОН!

            Целесообразно ли применение закона в данном случае? Сложно сказать, но непробиваемые аргументы в пользу целесообразности найти несложно. Например: «Партия сказала: НАДО!» Или: «Есть такое слово: РОДИНА». Если и это не убедит тех, кто якобы безукоризненно выполняет служебный долг, беспощаден к врагам рейха, и отмечен наградами и благодарностями, то… Боюсь, что тогда появится повод подвергнуть сомнению и преданность некоторых делу фюрера. Я подчеркиваю: некоторых! В целом же народ и партия едины, как никогда. Так и доложите вверх по вертикали.

            И сделайте одолжение: оставьте физику в покое. На мой взгляд, ни сам страдалец, ни те, кто подписал приведенные выше странные, как кирзовые сапоги, отзывы, к физике отношения не имеют. Извините, но это не наши люди, совсем не наши.

  • Austin Powers:

    «Его заслуги отмечены почетными грамотами Минатома России и ЦК профсоюза… Этот человек действительно Физик и это решать ведущим людям в отрасли, а не…»

    Нет, это решать физикам. Не руководящим сувереннейшей из отраслей деятелям и примкнувшим к ним холуям, а физикам.

    На мой взгляд, заголовок этого материала крайне неуместен.

  • Александр Пухов(SINP):

    Не в том суть, физик он или администратор. Если хорошего администратора физического института называют физиком, то это у меня не вызывает никаких возражений. Если интересно, то WoS видит только 10 работ Kalyakin S.G. с суммарной цитируемостью 1, но прикладники в нашей стране традиционно публикуются очень мало, и если человек тянет административную работу, то и не надо ему статьи писать. Вообще, это ненормальная логика: «Если Хиршем не вышел — то пусть в СИЗО посидит».
    Суть в том, что мы имеем все основания не верить решениям наших судов, и, конечно, люди подозреваемые в экономических преступлениях должны дожидаться суда с подпиской о невыезде или под домашним ареcтом.
    Суть в том, что судебные атаки на научных администраторов это плохой способ управления наукой. Поэтому, конечно, нужен контроль научной общественности над этим процессом.

  • NickName:

    Наверное ссылку на сбор подписей в поддержку Сергея Калякина, лучше было бы поместить в текст статьи.

    http://www.change.org/ru/%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B8/%D0%B2-%D0%B2-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%83-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BC%D1%89%D0%B8%D0%BA%D1%83-%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D1%8E-%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D1%8F%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D1%83

    Так как судя по всему это единственное, что можно сделать для него.

  • начинающий алкоголик:

    да, тут обсуждать нечего. грамоты у него и он физик. поэтому и нельзя к ответственности привлекать. Тоже мне, индульгенцию нашли. Сейчас если по директорам в РАН пошерстить, можно такого криминала нарыть, что даже банкирам слабо будет. Все, конечно, можно списать на «надобности науки». Да вот только нищее состояние нс при вполне нормальном финансировании, чем объяснить? Уж не вот такими ли физиками?

  • Николаич:

    Чел на подобной должности может наваривать лимонами через капиталку без всякого риска.
    Да и ЗП с бонусами, думаю, всяко более червонца лимонов в год.
    Светиться, причём на троих, с несчастными 45 млн (из которых, как пить дать, треть в откат, а треть на отмывку) — просто курам на смех.
    Подобный левый договор могли замутить лишь для того, чтобы кого-то подкормить, дабы реальное дело делалось.
    Действительно, тут обсуждать нечего.
    Похоже, то ли сверху место под своего расчищают, то ли прогибают для чего-то специально через СИЗО.
    PS Нищета нс из-за дикой должностной сетки, спущенной сверху, которую директор НИИ изменить не вправе.

  • Алексадр:

    Такого дерьма даже при ельцине не происходило.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com