Дважды два четыре, но так быть не должно...

С момента провозглашения реформы прошел целый год. Пока мы находимся в состоянии ожидания: что же будет? Мне кажется, что, может быть, стоит вернуться к началу, вспомнить, как высокое начальство обосновывало свое нападение на Академию наук.

По большому счету логика проста: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать», но так прямо никто, конечно, не говорит.

В интервью господина Ливанова от 11 июля прошлого года говорится о некоем конфликте интересов, якобы присутствующем в Академии наук. Он состоит в том, что «...одни и те же люди принимают решения о том, какие исследования надо финансировать, они же их финансируют, они же их проводят, они же сами себе потом отчитываются и сами себя награждают. Этого быть не должно».

Заканчивается эта часть интервью министра следующими словами: «Вообще, Академия наук в том виде, в каком она сложилась за последние 20 лет, — это полуфеодальная распределительная коалиция... То есть организация, которая исключает какие бы то ни было внутренние стимулы к развитию, которая заинтересована только в расширении затрат, но никак не ориентирована на достижение результата».

Проанализируем первую часть изречения господина министра. Заметим, что ответа на естественный вопрос: «А как же должно быть?» в интервью господина Ливанова нет! По-видимому, слова «одни и те же лица» надо понимать «в рамках одного учреждения».

Обращаясь к министру, я могу сказать только: «Дорогой Дмитрий Викторович! А как же может быть иначе? Кто, например, должен определять, какие исследования по дифференциальной геометрии надо финансировать в первую очередь, надо ли нам развивать теорию моделей (это раздел математической логики), какие задачи теории кобордизмов или $K$-теории надо решать и надо ли вообще всем этим заниматься?» Ведь кроме тех, кто в соответствующем институте работает, никто на вопросы подобного рода компетентно ответить не может! 

Очевидно, уважаемый Дмитрий Викторович не понимает, что такое фундаментальная наука. Но вместо того, чтобы прямо сказать, что фундаментальной науки в России быть не должно, начинают наводить тень на плетень!

То, что решительно отвергает министр, есть практика, принятая во всем мире. Передача институтов Академии наук в ведение ФАНО ничего изменить не сможет. Какие исследования надо проводить в том или ином конкретном институте, решает руководство института, то есть дирекция, руководители подразделений института и ученый совет. На основании этого решения формируется заявка на финансирование. Иначе и быть не может. Ведь академические институты занимаются не пошивом верхней одежды и не ремонтом бытовой техники. Найти специалиста, который мог бы компетентно решить, что в науке хорошо, а что плохо, не так-то просто! Ну а как быть в случае, если во всем мире есть только один человек, который разбирается в данном вопросе, и это как раз тот ученый, которому нужны деньги для проведения исследований? Короче, дело закончится тем, что над институтами возникнет некоторая бесполезная бюрократическая надстройка. Некоторое время начальство будет нам доказывать ее полезность (как сейчас доказывают полезность ЕГЭ в системе образования), но когда над нашим театром абсурда начнет смеяться весь мир, тогда, может быть, что-нибудь кто-нибудь поймет.

Первичная оценка результатов любых исследований осуществлялась всегда в пределах института. Так было и так будет. Ничего взамен ведь и не предлагается. Конфликта интересов, о котором говорит наш уважаемый министр, на самом деле просто не существует.

Моя профессия — математик, и в учреждениях Академии наук я работаю почти 60 лет — в сентябре 1954 года я защитил кандидатскую диссертацию и был принят на работу в Ленинградское отделение математического института им. В.А. Стеклова АН СССР. С 1 декабря 1957 года я работаю в Институте математики Сибирского отделения АН СССР. Какой задачей я должен заниматься в каждый конкретный момент, я решал всегда сам, даже когда был аспирантом. Финансирование моих исследований состояло в том, что мне регулярно платили зарплату по основному месту работы. Решение о финансировании в данном случае принималось теми лицами, которые установили, что в таком-то научном учреждении надо иметь ставку научного сотрудника, на которую меня могли бы зачислить.

Кто принимал это решение и каков был порядок принятия таких решений в те далекие времена и каков порядок сейчас, я, честно сказать, не знаю, меня это, откровенно говоря, никогда и не интересовало.

По логике уважаемого господина министра получается, что я сам определял, какие исследования проводить, сам их финансировал, сам же их проводил и сам потом отчитывался и сам себя награждал. Всё сходится, кроме второго и самого последнего из перечисленных действий. Финансировать самого себя у меня почему то не получалось, финансировали меня неизвестные дяденьки (или тетеньки) из вышестоящих ведомств, регулярно выписывая мне зарплату в соответствии с занимаемой на тот момент должностью. В проведении моих исследований они не участвовали. Отчитывался я перед руководством учреждения, в котором работал, но этот отчет имел достаточно формальный характер. Оценка уровня моих работ давалась сначала редакциями научных журналов, в которых мои результаты публиковались, и окончательно — администрацией учреждений, в которых я работал. Награждать самого себя у меня не очень-то получалось. Разве лишь осознание того, что удалось сделать нечто, что мне самому нравится, и было для меня наградой.

В своих выступлениях критики Академии наук ратуют за внешнюю экспертизу работ РАН, причем внешнюю не только по отношению к Академии, но и к нашей стране. Не надо думать, что в иностранных университетах работают сплошь ангелы, которые обеспокоены исключительно интересами науки.

В 1986 году я увидел статью одного автора. В конце статьи написано: «Аналогичные результаты, но более сложным способом были доказаны Решетняком в 1976 году». Сказано правильно, только одну деталь автор, видимо, посчитал несущественной. Дело в том, что своим более сложным способом Решетняк доказал более сильный результат. Формулировку решетняковского результата автор не привел, и причина понятна: из нее было бы видно, что результат самого автора ничтожен. Для работы, в которой этот мой результат получен, он является в некотором смысле побочным. Это своего рода подарок бога; начиная исследование, я и не предполагал его доказывать. Моя работа 1976 года цитируется и другими авторами. Обычно видно, что человек, упоминающий мою работу, в руках ее не держал и плохо представляет себе, что в ней на самом деле доказано.

Говорят об индексе цитирования и прочих премудростях. Но как быть мне, если мою последнюю большую работу, завершенную в 1976 году (то есть почти 40 лет назад), на этом самом буржуазном гнилом Западе толком никто не прочел?! Полагаю, что это не способствует повышению моего индекса цитирования.

В 1987 году Американское математическое общество (АМО) рассматривало вопрос о переводе моей книги «Пространственные отображения с ограниченным искажением». Монографию направили на отзыв именно тому автору, о котором сказано выше. Рецензент написал, что монография имеет кучу недостатков, в ней даже ошибка есть, и всё надо излагать так, как это сделано в статье неких двух авторов, работающих на Западе. (Фамилию рецензента мне, естественно, не сообщили, но по этой ссылке я вычислил, кто это был. Как впоследствии оказалось, вычислил правильно.) И вообще, по мнению рецензента, в данной монографии надо рассказать еще о многом — следовал список. Ошибка, которую рецензент у меня нашел, была связана с тем, что по памяти я сформулировал неправильно нужный мне результат. Ее я устранил, изменив только одну строчку в тексте книги.

Книга была мною задумана и реализована как введение в новую область исследования, в которой и мне принадлежали некие основополагающие достижения. Эту функцию она выполняла и выполняет достаточно успешно. Один молодой талантливый финский математик сказал мне при встрече, что это была единственная математическая книга, которую он прочитал от «корки до корки» (последние слова мой собеседник произнес по-русски).

Рецензент критиковал меня также за использование понятия обобщенного дифференциала внешней дифференциальной формы. Я написал весьма резкий ответ рецензенту. Последний ответил мне не менее резко. Книга была, тем не менее, переведена на английский и опубликована АМО. По прошествии какого то времени вышла целая серия работ рецензента, посвященных приложению внешних дифференциальных форм и понятия обобщенного дифференциала к теории отображений с ограниченным искажениям. На пути, который в рецензии подвергался, так скажем, порицанию, сам рецензент получил очень даже хорошие результаты. (Чтобы не было неясности, хочу сказать, что я всегда считал и считаю сейчас этого моего рецензента специалистом высокого класса.)

Слепая вера в объективность иностранных экспертов просто смешна, даже если это специалисты экстра-класса. Обывательское представление, что всё хорошее может быть только за рубежом, вполне абсурдно. Движение науки происходило не только в направлении с Запада на Восток, но и обратное движение также имеет место. Вклад российских и главным образом советских ученых в мировую науку весьма существенен.

Нам говорят, что нужна конкуренция. Наверное, нужна. Перефразируя известную пословицу, можно сказать, что карась должен помнить, что где-то поблизости плавает щука. Но такой персонаж, как научная этика, при конкуренции страдает в первую очередь. Сказанное выше может служить иллюстрацией к этому. Своя рубашка, как известно, ближе к телу...

Теперь относительно того, что Академию наук характеризуют как полуфеодальную коалицию. Утверждения, которые за этими словами следуют, это взгляд на жизнь Академии наук со стороны, причем взгляд недоброжелательный. Вообще-то с наклеиванием ярлыков надо быть осторожным. Метод аргументации, основанный на этом нехитром приеме, столь же старый, сколь и безнравственный.

А насчет затрат, которые Академия наук стремится увеличить... Щедрость нашего правительства просто беспредельна! Академия наук получала финансирование на уровне одного американского, представьте только себе, американского университета! Чего же академикам еще надо?! Неужели они желают получать как два американских университета? Если так, то чрезмерность академических запросов заслуживает всяческого порицания!

Ю.Г. Решетняк,
академик РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
(Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

14 комментариев

  • cosn:

    мда... good luck Hayкe в стране вечно зеленых помидоров, но как то ставших

    академиков)))

    • Ал:

      Вы давно в России не были, дорогой товарищ :) ещё из СССР сбежали? какие зеленые помидоры?

      кстати, ваши пластмассовые помидоры мы тоже пробовали не раз ;)

  • Бес:

    Похоже автор не понимает насколько РАН сгнила.

    И эти попытки трактовать слова Ливанова... Смешно, право дело. Он только мозги пудрит, а вы его слушаете и даже пытаетесь интерпретировать (что кстати уже о вас свидетельствует нелестно). Свое дело Ливанов знает хорошо и постепенно выкорчевывает бездельников «от науки».

  • Решетняк:

    Уважаемый господин Бес. О том, что

    Академия наук сгнила

    много пишет одна дама, специалист

    по тараканам и

    орловским рысакам. Не хочу ей мешать.

    Мне попадалось слышать и читать и притом

    неоднократно, воспроизведение аргументации

    Ливанова, так что я не один такой дурак. Но

    вообще то моя цель — показать, что этот

    деятель не понимает что такое

    фундаментальная наука.

    Министру, конечно,

    можно с апломбом сказать какую нибудь

    «иудрую мысль» и этим ограничиться.

    Мне так нельзя, свои слова я

    должен обосновывать.

    Со временем всех бездельников от науки, конечно же

    с наукой заодно, Ливанов сможет выкорчевать,

    так что дело свое он знает.

    Ну а насчет того, что Академия вся сгнила.

    Дорогой товарищ Бес, в 90-е годы в стране

    воцарился хаос, прикладная наука была

    практически ликвидирована,

    многие предприятия, производящие стратегически

    важную продукцию закрылись,

    сотни тысяч молодых ученых покинули страну,

    Академию наук посадили на

    голодный паек. Теперь

    говорят, что во всем виновата

    Академия наук, инноваций нет,

    потому что академия насквозь прогнила!

    • Ал:

      значит все-таки выходит, что сгнила, строго следуя Вашей логике...

      тогда реформы закономерны и обоснованы

      феодализм какой-то развели

  • начинающий алкоголик:

    обмен банальностями закончен?

    Ну а теперь к делу. Если она не сгнила, тогда как академик

    примите нужные решения и покажите силу РАН во всей красе.

    Кто кроме вас еще может это сделать? Кому вы адресуете свои жалостливые письма? Мнсам, которые всецело от вас зависят и состояние которых вы довели до ручки?

    Ну а поскольку именно этого вы не можете, а виноваты всегда кто-то (Ливановы, «какие-то люди, которых вы не знаете» и т.п.), то почему именно вы получаете академическую надбавку и за что ее платят?

    Только не начинайте трубить про «успехи в науке».

    Сейчас их нет. А зарплату во всем мире платят за «сейчас».

    Как человеку преклонного возраста вам должно быть известно, что вашей ролью была организация науки, работоспособного научного коллектива. Он есть?

    Если да, то на что вы жалуетесь? А если нет, то что хотите от государства, кроме сокращения?

  • Алексей:

    Алкаголикам:

    На кафедрах математики большинства качественных американских университетов звучит русская речь — это уехавшие специалисты (вышесреднего) мирового уровня, к числу которых принадлежит топик-стартер. Уехали наши специалисты от нищенской зарплаты, отсутствию жилья и, конечно, от хамства невежд, которые правят Россией сегодня. Свежие два примера:

    1. Зам. Ливанова на Селигере сказал, что любой из вас (т.е. из этой едросовской шпаны), зарабатывает больше ваших профессоров, потому что те ничего не делают, а по вечерам водку пьют.

    2. Ливанов заявил на министерском совещании, что хочет ввести присутствие для всех преподов ВУЗов с 9 до 16, 6 дней в неделю. Это он пока размышляет («а то они по другим вузам бегают»).

    Наука и образование (а вместе с ней и будущее страны) уничтожаются вполне систематически.

    Что Вы советуете Решетняку «как академик примите нужные решения и покажите силу РАН во всей красе»? Действительно, как просто!

    А Вы завтра сходите на выборы Мосгордумы и измените ее состав на честных и независимых политиков; как думаете, удастся? А где Вы раньше были, когда тотальная власть в стране переходила в руки серых ничтожеств вроде Ливанова? Ваша совесть чиста? Теперь-то действительно только остаётся, что жаловаться вслух...

    • NickName:

      Хорошо бы ссылки давать на такие утверждения.

    • Ал:

      молодёжь уезжала из любопытства пожить в другой стране прежде всего.

      и многие сменили там науку на работу в пиццериях

      хотите большие зарплаты, показывайте большие результаты

      где практические внедрения? инновации? реальные улучшения материалов и производств?

      добро пожаловать в капитализм

      нет результатов — нет финансирования

      удовлетворяйте собственное любопытство за свой счёт

      или идите в оборонку

      или улучшайте реальное производство,

      создавайте новые отрасли, бизнесы, компании

  • Roman:

    да, нужно признать, что все так...и даже хуже.

    Делать то что?!

  • Дмитрий Зотьев:

    Решетняк прав во все! Сгнила не РАН, а вся Россия. Правящая верхушка в первую очередь. Академия если и гниет, то в наименьшей степени перед прочими гос. структурами. Просто потому, что ученые — самые порядочные люди. Занятия наукой вырабатывают особый взгляд на мир и нраственность, которой нет у большинства прочих людей. Люди, далекие от науки или просто желчные могут как угодно глумиться над моими словами, но это — факт. Причем я сам себя не считаю эталоном нравственного поведения, т.к не вся моя жизнь прошла в науке. Много было такого в лихие 90-е, чего не пожелаю никому. Поэтому я сужу, в значительной степени, объективно.

    Кроме того, система АН СССР спасла нашу страну от ядерного уничтожения и вывела ее в космос в свое время, не нужно забывать об этом. Правительство, которое пытается уничтожить РАН, не сделало ничего, кроме бессмысленной, чудовищно затратной Олимпиады в Сочи. И кто такой Ливанов, как ученый, чтобы судить о состоянии РАН?

    • Ал:

      А кто конкретно в правящей верхушке «сгнил» и в чем это выражается?

      Вы действительно не видите отличий сегодняшней власти от ельцинский, горбачевской и предыдущих правительств или прикидываетесь?

      создавайте свою партию и двигайте в думу сами, кто мешает?

  • ВПоль:

    Решетняк написал все верно.

    особенно мне понравилась история с рецензированием за бугром.

    И правильно сказал Д Зотьев:

    посадили науку на «голодный паек», а потом удивляются что она плохо «плодоносит».

    Решение такое:

    надо провести ранжирование всего научного состава по степени творческой результативности.

    Через Уч Совета НИИ заслушать всех сотрудников со степенями и стажем более 15 лет

    с докладами по выбранным ими же 10 работам.

    Критерии оценок следует разработать и согласовать в обществом «корпуса экспертов» (черновик у меня, да наверняка и у других, имеется).

    И выяснить кто-есть-кто в науке РФ.

    А затем

    выдать базовую з/п согласно рангу(от 2 прожминов слабакам до 5-6 для выдающихся).

    Всех, кто помоложе, должны сами ранжированные ученые выбрать для сотрудничества .

    Без коллектива нет и выдающихся...(закон природы)

    Вот тебе и оптимизация.

    30% останутся не удел. Но это и есть реформа.

    Вперед...

    • Ал:

      такое ощущение, что академики все ещё находятся в СССР и строят коммунизм

      никакого уважения к капиталистической формации, которая формируется в стране

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com