Фабрика под золотой крышей

Василий Власов, президент Общества специалистов доказательной медицины

Василий Власов,
президент Общества специалистов доказательной медицины

На северо-западе Москвы издалека видно огромное белокаменное здание, отличающееся золотой крышей. Этакий шедевр позднесоветской столичной роскоши. В нем размещается Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева РАМН. НЦССХ стоит напротив Кардиологического центра и даже похож на него своим кривым фасадом. Задумывали его как всесоюзный центр кардиохирургии, и его руководитель был обречен стать почти монополистом.

3.1Об академике Бокерии на сайте центра сказано: «Заведуя кафедрами сердечно-сосудистой хирургии в ММА им. И.М. Сеченова и в РМАПО, кафедрой сердечно-сосудистой хирургии и интервенционной кардиологии в ММСУ, академик Л.А. Бокерия много сил и времени отдает подготовке кадров для центров сердечнососудистой хирургии нашей страны... Лео Антонович Бокерия поддерживает медицинские программы Российского детского фонда и участвует в реализации его нравственно-воспитательных инициатив. Лео Антонович Бокерия много сделал и делает на посту Президента Общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации» и Председателя комиссии по формированию здорового образа жизни в Общественной палате при Президенте Российской Федерации» [1]. В действительности у Л. Бокерии всяких почетных должностей еще больше. Но, оказывается, он действительно «много сил и времени отдает подготовке кадров для центров сердечно-сосудистой хирургии нашей страны.

Когда Диссернет прикоснулся к медицинским диссертациям [2], почти сразу среди диссертаций с обильными заимствованиями оказались диссертации, выполненные и защищенные в НЦССХ. Подчеркнем, что по традиционным критериям эти диссертации надо было бы называть плагиатом и только особенности российского законоприменения принуждают нас использовать выражение «некорректные заимствования». Так вот, среди этих диссертаций с обильными некорректными заимствованиями три четверти выполнены под руководством Л. Бокерии.

Сегодня каждый может обратиться к сравнению текстов диссертаций из НЦССХ. Они собраны в отдельную коллекцию на сайте Диссернета, где вы можете рассмотреть совпадения текстов и сделать свои выводы [3]. Поэтому обратимся лишь к отдельным примерам.

В 2008 году О. Суратова и А. Тюменева защищают диссертации под руководством Л. Бокерии и Е. Беспаловой. У обеих в тексте некорректные взаимные совпадения и заимствования у Е. Беспаловой. На обе диссертации дает отзыв профильная организация — Кардиологический центр (РКНПК). Можно лишь догадываться, кто у кого что взял и насколько с ведома хозяина (изучая цепи переписываний, трудно употреблять слово «автор»). У Е. Беспаловой руководителем был тоже Л. Бокерия.

А. Ревишвили

А. Ревишвили

В 2011 году Е. Лабарткава защищает диссертацию под руководством А.Ревишвили. Значительная часть текста заимствована у К. Давтяна. Последний защитил свою диссертацию в 2009 году под руководством того же А. Ревишвили и Л. Бокерии. И у К. Давтяна, и у Е. Лабарткавы были одни и те же оппоненты — И. Скопин и А. Жданов. Более того, и профильная организация, которая давала отзыв, одна — Российский научный центр хирургии (РНЦХ). Но это еще не корни истории. Диссертация К. Давтяна содержит большие фрагменты текста, совпадающие с диссертацией А. Меликулова. И вы уже, конечно, догадываетесь, кто был научным руководителем у Азиза Меликулова. Правильно: А. Ревишвили и Л. Бокерия. И РНЦХ тоже давал отзыв, и А. Жданов был оппонентом (вторым был А. Недоступ, он фигурирует как оппонент еще в четырех случаях диссертаций с заимствованиями текста и «научных данных»; третьим — В. Селиваненко).

Но и это еще не всё. В том же 2011 году диссертацию защищает Е. Фетисова. В ее тексте обнаруживаются фрагменты, идентичные тексту диссертации Е. Лабарткавы и О. Ляджиной. Этой диссертацией также руководит А. Ревишвили, а оппоненты — А. Недоступ и Т. Никитина. У выступающих в этом случае донорами Е. Лабарткавы и О. Ляджиной один руководитель — А. Ревишвили.

У Р. Ярбекова текст заимствован из текста А. Алавердяна, а у последнего — из текста Я. Пахомова. Н. Кидирбаев заимствует у А. Шагиняна, а последний у А. Азаряна — у всей цепочки заимствователей руководитель Л. Бокерия. И так далее.

Рис. В.Шилова

Рис. В.Шилова

По мере анализа диссертаций открываются всё большие бездны. Обнаруживаются и признаки фальсификации данных в виде подстановки арифметически или статистически невозможных величин. Однако, как известно, выявление фальсификации и манипулирования данными — это совсем другое дело, отдельное от анализа плагиата.

Иными словами, всё выглядит так, как будто работает фабрика по оформлению степеней для хороших людей, которым представляется возможность брать тексты из недавно или десять лет назад защищенных работ и защищать их с участием оппонентов и профильных организаций, которые никак не замечают, что опять и опять рецензируют тексты, совпадающие наполовину и более.

Критики Диссернета из врачебной среды указывали на то, что при такой вот не совсем своей или совсем не своей диссертации ее «автор», врач, может быть неплохим врачом. Присмотритесь к нашим остепененным «клиентам» из НЦССХ. Они годами осваивали профессию и науку под руководством людей с высшими учеными званиями. Не только Лео Бокерия, но и многократно упомянутый Амиран Ревишвили — профессор и академик. И вот в качестве своего главного квалификационного труда эти ученики представляют диссертации, в которых написано: «мы выполнили», «у наших больных», «нами обнаружено» и т.д., — и это в действительности скопировано слово в слово или с минимальными изменениями с работы годичной или десятилетней давности. Как можно быть уверенными в том, что эти студенты более серьезно относились к обучению? Что они действительно под руководством академика научились оперировать на сердце? Что они не написали в своих отчетах для получения сертификата специалиста такие же данные?

В кардиохирургии летальность больных высока. И 10%, и 50%, и выше бывает при некоторых состояниях. Как мы можем узнать, следующий больной умер потому, что ему «суждено было», или потому, что его оперировал доктор наук, который в действительности преувеличил свои знания и опыт? Правильно, никак. Единственный способ увеличить число выживающих после лечения — обеспечивать качественные процессы, в том числе подготовки кадров. Если квалификационные работы (диссертации) выглядят так, как выглядят они у обнаруженных нами кандидатов и докторов наук, значит что-то не так на фабрике. Она выдает не тот продукт.

Фото Л. Бокерии — с сайта www.bakulev.ru;
A. Ревишвили — с сайта medic.ossn.ru;
B. Власова — с сайта www.svoboda.org

  1. www.bakulev.ru/about/director/org.php
  2. http://trv-science.ru/2014/06/17/uchenye-vrachi-v-setyakh-disserneta/
  3. www.dissernet.org/expertise/tag/ntssshbakulevka/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , ,

 

13 комментариев

  • Vitaly Kalinin:

    Здравствуйте!

    Я, в целом, согласен с критикой постановки научной и «диссертационной» работы в российской медицине вообще и в НЦ ССХ имени Бакулева в частности. Но хотел бы заступится за конкретные диссертационные работы и конкретных исследователей.

    Евгений Лабарткава, Ольга Ляджина и Екатерина Фетисова входили в научную группу, исследовавшую клиническое применение нового метода электрофизиологического исследования сердца — Noninvasive Electrocardiographic Imaging (ECGI):

    www.nature.com/nm/journal.../abs/nm1011.html

    Этот метод сейчас приобретает все большую значимость в мире. На последнем конгрессе Heart Rhythm Society чуть ли не треть докладов была посвящена этому направлению.

    Екатерина Фетисова исследовала применение ECGI у пациентов с синдромом WPW, Ольга Ляджина — у пациентов с желудочковой экстрасистолией, Евгений Лабарткава проводил интервенционные катетерные процедуры. Диссертации на основе этих исследований, в самом деле, имели много недостатков, в плане структурирования материала, статистической обработки и стиля изложения.

    Но сами исследования эти были действительно пионерскими. Они позволили создать систему для неинвазивного ЭФИ сердца «Амикард»,

    www.amycard.com/index.php?pageid=1

    ep-solutions.ch

    которая сейчас используется не только в ведущих российских клиниках, но и ряде университетских клиник в Европе, в частности, в Гамбурге, Манхейме, Женеве. На разработанную технологию получено 3 патента США.

    Сейчас эта работа активно продолжается, но, из-за трудностей российских условий, в основном перенесена за рубеж. Однако результаты, полученные в 2006 — 2009 годах в Бакулевском центре и послужившие основой дальнейшей работы (и критикуемых диссертаций), действительно имели мировой приоритет, см., напр., обзоры:

    www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23213566#

    www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3482619/

    Что касается заимствований. Они наверняка относятся к вводной формальной части работ, где речь идет об актуальности проблемы, приводятся общие сведения лекционного характера о заболеваниях и методах их лечения. И взяты они не из диссертаций друг друга, а из совместных обзорных публикаций. Вопрос: насколько допустимо исследователям, работающим в одной научной группе, в обзорной части диссертаций цитировать обзорные статьи — коллективные и друг друга?

    По поводу профессиональных врачебных качеств. Хочу заверить, что Ольга Ляджина и Екатерина Фетисова — замечательные врачи. Их отличает чуткое и ответственное отношение к пациентам. Чужую боль они воспринимают как свою.

    К большому сожалению, в России огромный дефицит специалистов, способных проводить сложные катетерные электрофизиологические вмешательства. Боюсь, врачей-электрофизиологов с должным уровнем экспертизы едва ли наберется десяток. Каро Давтян и Евгений Лабартква входят в эту десятку. Их уровень не уступает мировому. Поверьте, я знаю, что говорю, я побывал не в одной клинике США и Европы.

    Что же касается Амирана Шотаевича Ревишвили, надо сказать следующее. Если бы он в свое время не привез из Duke University методику катетерной аблации и не преодолел бы огромное сопротивление, ее внедряя, у на бы в России аримологии в современном смысле не было. Именно так — вообще не было, как нет у нас сейчас многих отраслей медицины. А после этого он еще привез и внедрил имплантируемые кардиовертеры — дефибрилляторы. Наладил контакты с Максом Шальдахом (создатель европейского кардиостимулятора). Объездил всю страну с обучающими операциями.

    А каждое такое имплантированное устройство — в самом прямом, буквальном смысле — спасенная жизнь.

    Впрочем, все сказанное не отменяет печального факта — уровень организации исследовательской работы и, соответственно, диссертаций — плачевный.

    Но проблема в том, что мишенью критики, основанной на формальном критерии — поиске заимствований — становятся не только халтурщики, но и энтузиасты. Молодые исследователи, которые в малопригодных для работы условиях и не имея никакой исследовательской подготовки (ее можно получить только за рубежом) все-таки пытаются, пусть неумело, но делать настоящее дело. Please do not shoot the pianist. He is doing his best!

    Нужна полноценная экспертиза, а для нее требуются большие ресурсы.

    Однако есть один качественный, бесплатный и общедоступный ресурс. Это институт рецензирования peer-reviewed journals. Можно быть уверенным, что наличие у соискателя хотя бы нескольких публикаций в peer-reviewed journals с хорошим (для данной области) импакт-фактором гарантирует приличный уровень диссертационной работы. Достаточно ввести такое формальное требование — и все станет на свои места. Число защищаемых диссертаций сократиться процентов на 95%, оставшиеся будут теми, что нужно.

    Еще вариант — вспомним терминимум Ландау. Выдержавшим этот добровольный экзамен не выдавали дипломы «государственного образца», не ставили гербовых печатей, однако им гордились больше, чем докторскими степенями.

    Может быть, стоит попробовать собрать «общественные советы» из числа профессоров хороших университетов. «Защиту» можно было бы организовать на зарубежных конференциях — желающие после завершения российских диссертаций добровольно приезжали бы, делали доклады и получали бы неформальное подтверждение своих ученых степеней.

    ...

    Впрочем, может быть, все это уже поздно? И все, что можно сделать, это настойчиво рекомендовать студентам получать postgraduate, а лучше и undergraduate образование в хороших университетах развитых стран?

    С уважением,

    Виталий.

    • Сергей К.:

      > Что касается заимствований. Они наверняка относятся к вводной формальной части работ, где речь идет об актуальности проблемы, приводятся общие сведения лекционного характера о заболеваниях и методах их лечения.

      Делать такое утверждение не проверив, как обстоит дело на самом деле (а такую возможность диссернет предоставляет) — явная недобросовестность. Особенно если учесть, что обычно диссернет вообще не анализирует введение к диссертации.

    • Уважаемый Виталий, если диссертация имеет недостатки в статистической обработке, ее вообще не следует к защите допускать. По моему глубокому убеждению, не нужно смешивать понятия прекрасный практикующий врач и выдающийся ученый. Не может и не должен быть академиком и доктором наук человек, не имеющий элементарных понятий о основах исследовательской работы

  • Александр25:

    Непонятно и мутно пытается г. Калинин защитить плагиаторов. Ссылки на то, что это высокопрофессиональные врачи не должны являться методом доказательства их невиновности в плагиате. Вы говорите про Фому, а надо про Ерему. Речь идет о научной этике. Власов, профессор, видный специалист в области доказательной медицины и биометрии, и он опирается, как ученый, на факты. Так-что Ваши апологии не в счет. И в отношении профессора Бокерия. Я не националист, но посмотрите кто работает у него и как они попали в ЦССХ? Нельзя руководителям таких учреждений слишком долго управлять — они начинают бронзоветь, а а наука затухать. Делайте выводы сами

    • Vitaly Kalinin:

      КАК НАПИСАТЬ ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

      Заимствования в диссертационных работах бывают разного типа.

      «Диссернет» продемонстрировал ужасающие примеры, когда из одной диссертации фабриковалась другая путем формальных замен в тексте. Это фальсификация научного исследования!

      Если в диссертации заимствуется значимый фрагмент текста без указания источника заимствования,а также формулы, таблицы, иллюстрации — это плагиат. Грубое нарушение научной этики.

      Наконец, третья ситуация. Когда исследователи из одной научной группы, работающих над различными задачами в рамках одной темы, в обзорной части воспроизводят тексты из работ друг друга и общих публикаций, имеющих отношение к общим аспектам исследуемой проблемы. При этом в списке литературы указываются и их общие статьи и диссертационные работы участников группы.

      Этичность такой ситуации требует обсуждения.

      По моему скромному мнению, что дословное цитирование и самоцитирование не является хорошим стилем научного изложения. Хорошо бы обзор переписать заново, попытаться осветить проблему под другим углом, сделать иные акценты.

      Прекрасной модельной ситуацией для изучения этого вопроса является следующая (единство формы и содержания).

      Автор обсуждаемой заметки профессор В.В. Власов (anticola.ru/evidence-base...viktorovich.html) исследовал следующую научную проблему — как написать обзор литературы.

      По результатам исследования были опубликованы следующие статьи.

      Власов В. В. Как писать обзор литературы/В. В. Власов // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 2011, № 10. -С.101-106.

      Власов В. В. Как написать обзор литературы/В. В. Власов // Российский вестник акушера-гинеколога, 2011, № 6. -С.94-100.

      Власов В. В. Как написать обзор литературы/В. В. Власов // Профилактическая медицина, 2012, № 3. -С.43-49.

      Власов В. В. Как написать обзор литературы/В. В. Власов // Здравоохранение, 2013, № 4.

      Возможно, у проф. Власова есть еще публикации на данную тему. Или будут;)

      Спору нет, написание обзора литературы в различных областях медицины, скажем, в неврологии или гинекологии, имеет свои особенности. Но есть наверняка общие положения!

      Так вот, вопрос — насколько уместно использование одинаковых фрагментов текста в указанных выше статьях?

      Думается, проф. Власов, как видный эксперт в данной области, решил в своих публикациях рассматриваемую проблему максимально этично ;)

      С уважением,

      Виталий.

      • Про оформление:

        Кстати, судя по информации на сайте Института, у них есть несколько подразделений, которые сопровождают (или помогают вести) научные исследования.

        Но, если бы в этих отделах был бы сотрудник с библиографической подготовкой, все было бы намного проще.

        Сейчас таких сомнительных историй будет меньше. Современные технологии позволяют проверить любую информацию. В действительности иногда даже обычный просмотр списка литературы к диссертации может сказать многое. Ошибки в описании публикаций кочуют из одной диссертации в другую.

      • Морр:

        > По моему скромному мнению, что дословное цитирование и самоцитирование не является хорошим стилем научного изложения

        Самоцитирование своей статьи в диссертации (не в другой статье) — это очень хороший стиль изложения. В этом нет ничего плохого, абсолютно.

  • Морр:

    Посмотрел по ссылке [3] в Диссеропедии диссертацию Асатряна (2003), который, якобы, сплагиатил у Кахкцяна, 2002. У этих людей есть совместные статьи, и явно они писали свод диссеры на основе совместных работ. То есть это не переписывание друг у друга, а включение в диссер своих (совместно с соавторами) результатов. Именно так и должно быть, когда диссер пишется по результатам реальной работы, уже опубликованной в научных журналах, а не высасывается из пальца: берутся свои статьи и компилируются. Новый текст при этом минимален. То есть, похоже, все у этих двоих людей хорошо, и это не плагиат.

  • начинающий алкоголик:

    Мне кажется очень разумным письмо Калинина.

    Более того, это некий здравый аргумент о том, что не диссернетом единым...

    Первый здравый аргумент.

  • начинающий алкоголик:

    Напрашивается пример...

    Физики любят хулиганить. Особенно талантливые физики.

    Увидев «актуальность», «аппробацию» и т.п. Ландау бы туда навставлял матюков.

    Более спокойные просто заполняют газетным текстом или чужими красноречиями.

    Но внутри может действительно быть революционная талантливейшая работа.

    И вот Калинин говорит — она такая! Жизнь и специалисты подтверждают.

    А в ответ ему пишут «Речь идет о научной этике»

    Это смехотворно! Господа.

    Впервые я не на стороне диссернета!

  • mortkin:

    Уважаемый Василий Викторович! На сайте ОСДМ 13 апреля 2012 г. Вами были размещены материалы (в формате .tif ) касательно масштабного диссертационного жульничества, представляющего собой уникальный случай защиты 5-ти диссертаций, при написании которых был использован один и тот же дословно переписанный отчет по НИР, выполнявшейся в НИИ скорой помощи им. Склифосовского без участия кого-либо из 5-ти недобросовестных диссертантов (Македонская, Демидов, Милешин, Мешков, Дуденко)

    sites.google.com/site/vvv...links/plagiarism

    Известно ли Вам то, как на эту информацию отреагировали ВАК и руководство НИИ скорой помощи?

  • В. Власов:

    Морткину:

    спасибо, что следите за этим старым случаем. Как и в некоторых других случаях, ВАК проигнорировал наше обращение. Я не нашел в себе сил писать после этого министру, премьеру, президенту, подавать в суд... Надеюсь, что этот случай будет кем-то подготовлен для Диссернета.

    Я с А. Саверским, человеком с профессионально деформированной психикой юриста (в этом сила!) дошли по всем этапам до Верхсуда с требованием отменить античеловеческое «медведевское время». Так вот, в суде представители правительства победили нас аргументами типа «перетопчетесь». Промежуточный (на июль 2014 г. итог вы знаете). Увидели ли мы отложенную реакцию на наш иск (не могли же мы тогда в суде победить Самого!) или просто телега доехала до лужи — мы никогда не узнаем, наверное.

    Это я рассказал к тому, что надо делать то, что считаешь правильным.

  • Владимир:

    Подавляющее большинство российских медицинских диссертаций последних двух десятилетий являются профанацией, плагиатом и не имеют никакой научной ценности. То же самое касается научных статей и монографий. Только проблема эта системная. Дело в том, что целью большинства «ученых» является получение ученой степени для карьерного роста не в науке, а в практическом здравоохранении. Ученая степень, почему-то, считается признаком высокой врачебной квалификации. На самом деле чаще всего ученые степени дают за решение какой-то локальной научной задачи, не имеющей отношения к основной практической деятельности врача. Таким образом, для хирурга, например, ученая степень скорее минус, поскольку он потратил кусок своей жизни не на улучшение своих навыков, а на совершенно пустое занятие. Почему-же практические врачи тратят время на лженауку или на реальные научные исследования, которые им даже не интересны? Просто потому, что хирурга без степени в серьезной клинике ни к заведыванию ни даже к «столу» могут не допустить, и он всегда будет проигрывать в карьерном росте своим остепененным коллегам. Вот и работает «фабрика диссертаций» как хорошо отлаженный механизм, где есть услуги любого уровня: многие диссертанты могут обидится на ваш сайт и сказать: «я честно купил свою диссертацию, это мошенники подсунули мне ворованные тексты!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com