Покаянное (заметки об экспертизе проектов в РНФ)

17 июня 2014 года. ТрВ № 156, c. 3, "Бытие науки"  
Галина Цирлина
Рубрика: Бытие науки

73 комментария
33802 просм., 25 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

3ТрВ-Наука продолжает публиковать развернутые мнения ученых о первом конкурсе Российского научного фонда по проведению фундаментальных и поисковых исследований отдельными научными группами.

Получилось совершенно как всегда, по крайней мере в ча­сти химии и наук о материалах. Среди поддержанных есть достойные руководители проектов, но их не сра­зу заметишь на фоне привычного хи­мического политбюро. Наиболее оди­озные личности видны по названиям проектов в стиле «Создание <разра­ботка> научных <физико-химических> основ...». Не столь явно одиозные, а также директорско-академические приближенные заметны по более тон­ким признакам. Особенно впечатляют ИОНХ и ИФХЭ. Как будто звонили ди­ректорам и спрашивали — кого изво­лите поддержать? А может, интуитивно угадали, или просто дурная привычка. Эти нюансы, впрочем, не существенны в разговоре об экспертизе, решающей две задачи: чтобы ни один недостой­ный проект не оказался поддержан, а ни один достойный не был отвергнут. Иное есть нарушение профессиональ­ной морали и нецелевое расходова­ние госсредств.

Мне ужасно стыдно. Я лично вино­вата в том, что получилось в резуль­тате первого конкурса РНФ, и столь же лично виноваты все эксперты и члены экспертного совета. Никто ведь не завопил своевременно о том, что уже в первых конкурсах РНФ допу­щено грубейшее нарушение зафик­сированного в документах порядка экспертизы. Или, может быть, кто-то вопил шепотом.

...Какими мы были наивными...

Надо было, черт возьми, до послед­него слова читать все бумаги — каки­ми бы бюрократическими они ни были. Если бы я с самого начала, несмотря на свалившуюся гору проектов и срок в 2 недели, внимательно читала доку­мент «Порядок проведения экспер­тизы научных, научно-технических программ и проектов, представлен­ных на конкурс российского науч­ного фонда» [1] ... Там в п.12 напи­сано «...В оценках экспертов Фонда используется балльная система». А в экспертных анкетах не было никаких баллов — лишь предоставлялась воз­можность выбрать тот или иной зара­нее фиксированный вариант ответа. Довольно часто ни один из предла­гаемых вариантов не соответствовал ситуации, и приходилось в текстовых окнах писать комментарий. И откуда в моем возрасте такая наивность? — думала, что раз просят написать про каждый пункт «до 1 страницы», то на­писанное как-то учтут... Об эквива­лентности выбранных пунктов тому или иному числу баллов и об учете в балльной оценке комментариев (ча­сто вынужденных) я спросила только в конце мая, направив на безликие адреса @rscf.ru довольно обширное письмо с разбором недостатков ан­кет двух первых конкурсов.

Даже получение этого письма до сих пор не подтвердили, несмотря на повторную его отправку. Зато присла­ли на экспертизу проект третьего кон­курса — пришлось от него отказаться и воспользоваться окошком для объясне­ния причин отказа, чтобы в очередной раз попросить ответить на вопросы...

Кто бы ни ставил баллы за экспер­тов — человек или автомат, — нару­шение совершенно очевидно, и все мы его прошляпили.

Коды есть — а координаторов-то нет

С экспертами взаимодействует какой-то коллективный разум, явно не развившийся еще до уровня отве­тов на нестандартные вопросы. Или просто автомат (технически, следует признать, сделанный очень прилич­но). И пытается назначать экспертов путем сопоставления кодов проек­тов и экспертов. А коды — из класси­фикатора РНФ, каковой есть откро­венная компиляция на основе далеко не современных источников. Степень дробности для разных разделов со­вершенно разная, ряд формулиро­вок допускает двойное толкование.

В физической химии (03-400) обра­зовались совершенно немыслимые сочетания «03-405 Наноструктуры и кластеры. Супрамолекулярная химия. Коллоидные системы» или «03-406 Хи­мическая термодинамика. Физическая химия поверхности и межфазных гра­ниц. Адсорбция». При моторном спо­собе подбора адекватные эксперты отказываются от многих предложен­ных им проектов из-за несовпадения специализации, а неадекватные экс­перты лихо рецензируют какие угод­но проекты в сжатые сроки.

Физической химии еще, пожалуй, повезло — пусть устройство ее не по­нято, но хоть право на существование признано. А вот, например, атомной физики в классификаторе вовсе нет- хотя в России она очень даже есть, и во всем мире является сейчас бур­но развивающейся областью, с ре­гулярными нобелевскими результа­тами. Такие пенки получаются, если свой экспертный совет фонд собира­ет по статусным признакам, а не по очевидному принципу равномерной представительности специализаций. Но там же есть, среди статусных, впол­не достойные профессионалы... что б им не пригласить профильных ко­ординаторов для разбора завалов?

Google как инструмент научной экспертизы

Анкета эксперта включает подпун­кты, выбор которых в принципе не­возможен на основании сведений из заявки. Ответы требуют в буквальном смысле следственно-разыскной ра­боты. Даже тщательный эксперт да­леко не всегда может найти нужную информацию в открытых источниках. В то же время невозможно просто пропустить какой-либо пункт: чтобы завершить экспертизу, приходится вы­бирать вариант «...или информации недостаточно для оценки», который явно отвечает самому низкому (воз­можно, нулевому) баллу. Вот, напри­мер, какая конструкция:

1.3. Наличие опыта руководства и выполнения научных проектов.

Руководитель за последние 5 лет имеет опыт успешного руководства:

  • несколькими значимыми научно- исследовательскими проектами,
  • одним значимым научно-иссле­довательским проектом,
  • не осуществлял научного руковод­ства проектами, или достаточная для оценки информация отсутствует.

В соответствующих пунктах за­явки перечисляются проекты, но не предусмотрено никаких сведений об их содержании и результативности («успешности»). Поэтому приходится искать Acknowledgements в статьях, отчеты на сайтах фондов и органи­заций, а также просто использовать Google. Приведу пример результатов такого розыска по одному из направ­ленных мне проектов (цитата из экс­пертного заключения):

«Легко убедиться, что указанным в заявке проектом МНТЦ руководил представитель <совсем другого> ин­ститута N <сетевая ссылка>. На веб­странице, посвященной участию в про­екте Института NN <сетевая ссылка>, какие-либо конкретные сведения о роли этого соисполнителя отсутствуют (пустые поля). Фамилия руководите­ля рецензируемого проекта> нигде не упоминается. Руководителем проекта РФФИ № NNN является <другой чело­век>, а не <руководитель рецензируе­мого проекта> <сетевая ссылка>. Срав­нивая содержание отчета по проекту

РФФИ № NNNN <сетевая ссылка> (ру­ководителем которого действитель­но был руководитель рецензируемого проекта>) со списком статей авторов заявки по Scopus, можно найти две пу­бликации по результатам этого про­екта РФФИ, на основании чего услов­но признать его успешным».

Не искать нельзя — уровень наших заявителей, увы, таков, что привирают нередко... К сожалению, даже Google не скажет, что такое тут «значимый» — имеется в виду объем, статус фонда, значимость результатов (о которой нет сведений) или?.. кроме того, вариан­ты ответов предполагают почему-то только или успешное руководство — или отсутствие проектов. Казалось бы, куда важнее обоснованно опре­делить, сколько было проектов, руко­водство которыми не было успешным. Или они это вычитанием выясняют?

С оценкой реального вклада в об­разование дело обстоит еще хуже. Варианты ответов с подсказками в п.1.4 анкеты совершенно не учиты­вают специфики сопряжения научной и образовательной работы:

  • активно участвует в образователь­ной деятельности (руководит несколь­кими аспирантами, разрабатывает и читает новые образовательные кур­сы в российских и зарубежных вузах),
  • участвует в образовательной де­ятельности (руководит одним-двумя аспирантами и читает новый обра­зовательный курс в российских и за­рубежных вузах),
  • руководит несколькими аспиран­тами или читает новый образова­тельный курс,
  • участвует в образовательной де­ятельности в незначительной сте­пени, или достаточная для оценки информация отсутствует.

Первой формулировке фактиче­ски удовлетворяют только имитаторы- администраторы, часто приписанные сразу к нескольким вузам и кафе­драм и осуществляющие «номиналь­ное» руководство аспирантами. Науч­ный работник обычно не может тянуть более одного курса, тем более ново­го. И почему, кстати, речь идет только о новых курсах? Традиционные фун­даментальные курсы и спецкурсы в исполнении действующих ученых ничуть не менее важны. А ключевая функция руководства дипломными ра­ботами, трудоемкое проведение семи­наров и практикумов попадают в по­следний пункт вместе с «недостатком информации» (и, возможно, оцени­ваются нулевым баллом). Если фонду важно оценить вклад в образование, не проще ли сразу попросить указать открытые сетевые ресурсы? Вопреки распространенной российской прак­тике полагаю, что в современном образовании отсутствие таких ресурсов просто сразу означает отрицательную оценку (хотя их наличие вовсе не гарантирует положительную).

На выходе имеем два крайних случая: несправедливое занижение оценки заявителей, которые могли бы предоставить нужную информа­цию при наличии соответствующих требований в форме заявки, или не­справедливое завышение оценки экс­пертами, не тратившими времени на проверку и руководствовавшимися просто числом указанных проектов или читаемых курсов.

Зато мы делаем ракеты

Не буду расходовать газетную пло­щадь для подробного разбора разде­лов «Научная обоснованность проек­та» и «Значимость результатов». Там есть проблемы разной степени тяже­сти. Наиболее бездарно, по моим наблюдениям, заявители излагают «Со­временное состояние исследований по тематике проекта», зато очень бодро заполняют анекдотический пункт заявки «Основные мировые научные конкуренты»... IBM, General Motors и BASF уже просто дрожат от числа рос­сийских конкурентов, можно дальше их не пугать, а пункты эти слить и переформулировать так, чтобы совре­менное состояние дел отражалось со ссылками на ключевые работы и эксперт оценивал бы не болтовню, а кон­кретику. Это помогло бы минимизиро­вать стресс при переходе к пункту 3.1:

Запланированные результаты проекта:

  • имеют высокую значимость для мировой науки,
  • имеют высокую значимость для российской науки, значимость для ми­ровой науки ограничена,
  • имеют ограниченную значимость для российской науки,
  • не будут востребованы, или ин­формации недостаточно для оценки.

Варианты ответов явно намекают на второсортность российской науки, а может, написаны и в расчете на поддержку спецтематики. Если речь идет о результатах, важных для региона, то это вопрос не о российской науке, а о региональной специфике объекта исследования. Классифицировать зна­чимость можно по масштабу резуль­тата, по его возможному влиянию на дальнейшее развитие, но безусловно не по национальному признаку. Как-то выразив эти простые соображения в комментарии (до 1 страницы, кото­рые потом, видимо, никто не читает), эксперт нарывается на пункт

3.2. Возможность практического использования запланированных ре­зультатов осуществления проек­та в экономике и социальной сфере.

Этого нельзя учитывать при срав­нительной оценке проектов! — поскольку в большой части проектов фундаментального характера ника­кого практического использования в ближней перспективе быть не может и не должно. Сама постановка вопро­са провоцирует голословные заявле­ния. В конце списка вариантов отве­тов (видимо, как негативная оценка):

  • востребованность российской экономикой или социальной сферой не очевидна.

Но ведь эта же формулировка стро­го применима как раз к разработкам очень высокого уровня, которые в Рос­сии не могут быть востребованы из-за низкого уровня технологического развития. Не поддерживать проекты, результаты которых переросли рос­сийский технологический стандарт — это самый безнадежный тупик. В ан­кете нет никаких вариантов ответов, позволяющих обозначить и позитив­но оценить эту нередкую ситуацию.

Не комментирую подробно 3.3. Обя­зательства по количеству и качеству публикаций — нелепость, глубоко проникшую в документы фонда. План по валу может быть выполнен многими коллективами, и с большой вероятностью — в ущерб качеству. Куда по­лезнее было бы попросить у авторов примерный тематический план публи­каций, который действительно может быть объектом экспертной оценки — а иначе мы оцениваем шустрость, а не квалификацию. Валовые показатели предлагается оценивать и в разделе 3.4 Обязательства по привлечению к работе по проекту молодых исследо­вателей, хотя ответ следует просто из анкетных данных в заявке, и его впол­не могут получить клерки. И никаких вариантов ответа по существу — то есть о функциях молодежи в проекте. Есть ли для них хорошие задачи, разум­ный план работы, продумано ли руко­водство их работой, или они «вписа­ны» в проект и будут в лучшем случае привлекаться для лаборантских опе­раций? — соображения по этому по­воду опять попадают в коментарий...

Экспертная анкета РИФ пригодна для отсечения совсем безграмотных проектов. Однако она категорически не позволяет отличить сильный со­временный проект не только от сред­него, но даже и от «ниже среднего» по уровню. Так возникает дыра, че­рез которую без напряга пролезает привычное «как всегда».

Как латать дыру

Сомневаюсь что получится, но пытаться надо. Всё равно же РНФ не закроют.

Прежде всего, для сохранения хоть какой-то репутации фонда необходи­мо опубликовать не только аннотации и ожидаемые результаты всех поддержанных проектов (хорошо, что это наконец сделано, хотя и го­раздо позже объявления результатов конкурса), но и списки исполните­лей. Возможно, это увеличит уверен­ность в том, что в ряде случаев рабо­та действительно может быть сделана, несмотря на некомпетентность руко­водителя. Убедит нас в том, что про­ект составлен квалифицированными людьми, остающимися пока за кадром. К сожалению, даже выборочный про­смотр аннотаций показывает, что не все «высокопоставленные» проекты составлены таким образом.

Одновременно нужно в срочном порядке скорректировать эксперт­ную анкету и снабдить ее баллами, твердо сформулировав принцип ис­пользования этих баллов при при­нятии решения. И немедленно заменить классификатор.

Нужно также понять, кто эксперты, лучше всего просто опубликовать их полный список с указанием кодов. В письме, которое я получила в февра­ле, было написано «По рекоменда­ции экспертного совета Российского научного фонда (далее — Фонд) приглашаем Вас к участию в экс­пертизе проектов...» Вероятно, экспертный совет видит очень ограни­ченный круг специалистов. Ведь весь май РНФ криком кричал, что экспер­тов не хватает, хотя огромное число авторитетных и высококвалифициро­ванных ученых не удостоились приглашения. Принцип подбора, конеч­но, должен быть рекомендательным и/или основанным на экспертной истории, а раз он не сработал, зна­чит, неверно выбраны рекомендатели. И это совершенно не повод объ­являть, как сделано сейчас, «призыв экспертов-добровольцев» с планкой по числу статей - призыв нужно пре­кратить, а то еще хуже будет.

Затем необходимо скорректировать сроки экспертизы (при предлагаемом сейчас одному эксперту количестве проектов две недели — бессмысленно короткий срок). Для заявок на круп­ные проекты необходима обратная связь с авторами и двухступенчатая экспертиза, то есть сроки конкурсов должны быть еще больше.

Очень надеюсь на то, что коллеги, проводившие экспертизу для РНФ, тоже сформулируют свои впечатле­ния и сообщат о них как фонду, так и друг другу. При тиражировании пе­речисленных проблем в следующих конкурсах РНФ российская грантовая система обречена на имитацию экс­пертизы, и все мы уже вынужденно поспособствовали движению в этом направлении. Это наша общая вина, и не надо утешать себя поговоркой про первый блин — все последующие бли­ны тоже будут комом, если мы сейчас продолжим обсуждать итоги конкур­сов РНФ на форумах и в ЖЖ, а не там, где принимаются решения.

1. www.rscf.ru/fonddocs

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Обсуждение

73 комментария на «Покаянное (заметки об экспертизе проектов в РНФ)»
  1. Denny:

    Респект. Критика по существу, а не хай и лай.

    Я бы добавил, что основной порок анкеты — смешение целевых и нецелевых показателей. Целевых показателей на самом деле всего ДВА: значимость предполагаемых результатов и возможность их достижения. Все остальное — вспомогательные характеристики, позволяющие в той или иной степени обосновать выводы эксперта по основным целевым показателям.

    Тихонов Денис

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  2. Елена:

    Я с другой стороны, я тот, кто получает отзывы экспертов. Я сегодня получила 2 отзыва полностью противоположных. Первый эксперт написал весьма положительный отзыв и написал и что проект реально будет реализован, второй поставил 0 баллов и написал, цитирую

    «Тематика проекта не соответствует научным направлениям,поддерживаемым фондом поскольку не отличается научной новизной, ориентируется на западные школы и полностью игнорирует отечественные направления фундаментальных исследований в данной сфере» и это фактически все. Я могу написать, что у меня шедевр и что второй рецензент полностью не прав. Но дело не в этом. Как происходит рецензирование, если мнения экспертов полностью не совпали? Как получается, что один эксперт поставил очень высокую оценку, а второй 0 (ноль) баллов?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Denny:

      Дело в том, что в приличных конкурсных системах есть системы модерации экспертных рецензий. Это особенно важно при высокой конкуренции, когда даже одна отрицательная рецензия гробит проект. Процедура модерации запускается тогда, когда между мнениями экспертов существует серьезное расхождение. Осуществляется обычно членами экспертных советов, которые беседуют с рецензентами, а бывает, что рецензентов вызывают на ковер и заставляют прилюдно свое мнение отстаивать. И если рецензия безграмотная или пристрастная, то бывает весьма больно. Это весьма дисциплинирует рецензентов. К сожалению, на Российских просторах о таких изысках мало знают. У нас рецензенты обычно действуют по принципу «что хочу, то и ворочу». Зная, что отвечать и краснеть не придется. Именно поэтому наши «эксперты» так часто не любят наукометрию. Им противна сама мысль, что надо еще с кем-то или с чем-то считаться помимо собственного мнения. Поэтому у нас конкретные личности рецензентов значат куда больше, чем на западе.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • ГЦ:

      Это нужно сюда:

      onr-russia.ru/content/%D0...1%80%D0%BD%D1%84

      — иначе все сведения такого рода трудно будет собрать и обобщить.

      Оценка 0 и краткий комментарий — это не экспертное заключение. На первом шаге они эксперту еще не показывают анкету, а задают вопрос о соответствии проекта условиям конкурса. Если он говорит «не соответствует», то просят кратко обосновать, и все на этом кончается. Думаю, именно это Вы и получили от поклонника отечественных направлений. А если эксперт говорит «соответствует», то открывается ему вся анкета, из которой неизвестным нам образом появляются потом баллы.

      Разумеется в нормальной системе при наличии двух столь полярных оценок проект был бы послан третьему, четвертому... N-му эксперту. И это отдельная тема для обсуждения, должно быть учтено в предложениях по изменению их регламента.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • АПА:

      Отзыв второго рецензента я бы не учитывал, т.к. в нем отсутствуют доказательства высказанной точки зрения.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  3. Olan:

    Немного не в тему, но похожие проблемы с рецензированием статей в отечественных научных журналах. Лично у меня бывали случаи статей с отрицательными рецензиями, многократного рецензирования с конечным отрицательным результатом, принимаемые"сходу" в других (в том числе и англоязычных) журналах. К сожалению и среди рецензентов журналов очень много пристрастных людей, болезненно относящихся к умным мыслям, высказанных не ими. Невысокие импакт-факторы отечественных журналов лишь усугубляют ситуацию, вынуждая авторов писать сразу по-английски.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Ольга:

      Год назад мой аспирант, весьма толковый парень, опубликовал за первым авторством работу в нормальном таком англоязычном журнале, однако для защиты в местном совете надо было иметь три публикации, поэтому небольшой кусочек работы, не вошедший в основную статью, но очень изящный, отправили в местный ВУЗовский вестник. Как мы все смеялись над рецензией. Ее писал человек из 70х, не имеющий представления ни о современной науке, ни о современных методах, но, прозябающий в своем местечковом прохфессорстве с гордо поднятой головой (и кучей амбиций). Впрочем вторая рецензия вообще напомнила историю «корчевателя». Самое интересное, что статью в итоге опубликовали исходным текстом без внесенных правок (на основе рецензий).

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  4. Андрей Летаров:

    Очень и очень полезная статья, которая помогает проникнуть в тайну конверсии полностью положительных рецензий в низкие баллы и, соответственно, отрицательный результат.

    Не вполне понятно, зачем нужны 3 эксперта, если 1 отрицательного заключения достаточно для того, чтобы угробить проект (например, одна заявка, в которой я не участвовал, но помогал писать получила 2 отличных и один негативны отзыв)? По логике, либо нужно использовать схему, при которой решение принимается большинством, либо в случае конфликта оценок привлекать 4-го эксперта. Иначе 1 рецензии достаточно.

    У меня возникло довольно много соображений по поводу того, что можно было бы с этим делать. Если получится, напишу короткую статью в ответ.

    В одном месте, однако, я не понял идею Галины Александровны заменить данные о преподавательской деятельности ссылками на ресурсы в сети. Какого рода ресурсы? Требования вывешивать, например, программы всех учебных курсов на каких-либо саятах пока, кажется, не вводилось. Я даже не знаю, где мне искать ссылки на курсы, которые я действительно читал и продолжаю читать в разных ВУЗах.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • ГЦ:

      Андрей, речь идет не о формальных требованиях вузов к преподавателям. Речь о том, что если фонд считает нужным учитывать в конкурсе научных проектов образовательную составляющую, и предлагает делать это экспертно, то должен быть материал для оценки. Названия курсов таким материалом не являются, даже и программы не всегда годятся, нужно смотреть конспекты. Далее было написано мое субъективное суждение, основанное на немалом педагогическом опыте: эффективное взаимодействие со студентами по смыслу требует размещения в интернете конспектов лекций, описания практикумов, а также задач. И если сайты вузов для этого не приспособлены, то приходится размещать где-то еще (например, один мой коллега размещает аж в сети «В контакте», мне кое-что приходилось некоторое время размещать просто на ftp, а есть еще тактика на основе dropbox для сбора и проверки решений задач, да мало ли возможностей). Если кто-то умеет эффективно преподавать без таких ресурсов — ок, надо прикладывать образовательные материалы к заявке в виде файла, это как раз в РНФ предусмотрено...

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Николай:

        Статья действительно хорошая и полезная. Единственное замечание к авторской позиции — преподавание курсов НЕ должно быть определяющим в НАУЧНОЙ заявке. Все-таки финансирование дают не за чтение лекций, а за науку. Поэтому вывешены там лекционные курсы или не вывешены, глобальной роли, для меня, как рецензента, это не играет, если проект слабый и статьи с хорошим импактом отсутствуют.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • ГЦ:

          Ответ Андрею ниже посмотрите пожалуйста. Я тоже не считаю необходимым (хотя считаю допустимым) учитывать образовательную составляющую в научных проектах, но это вопрос не наш, а фонда. Дело эксперта, если он уже согласился что-то делать для этого фонда — точно отвечать на все поставленные вопросы. Если окажется возможным корректировать разбивку баллов (нам не известную до сих пор) по разделам, то конечно основные баллы должны быть по научным разделам, тут нет сомнений.

          Поводом для учета образовательной составляющей может быть, в моем понимании, страшное отставание образовательного процесса от реальной науки даже в самых главных классических университетах. Ну и вот чтобы стимулировать... Однако не исключаю, что у РНФ резоны другие, это было бы интересно понять.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  5. Евгений:

    Выдержки из ЭЗ по одной из заявок:

    Количество

    баллов: 33

    Общее

    заключение:

    Авторы совершенно верно утверждают, что «исследование направлено на

    создание эффективных инновационных технологий повышения нефтеотдачи и

    селективной водоизоляции». Они предполагают, что проблема может быть

    решена с использованием новых реагентов на основе наночастиц

    полиакриламида и основное внимание в работе уделяют получению таких

    наночастиц. За кадром остается главное — в какой степени эти новые реагенты

    позволят увеличить маленькую, по сравнению с западными странами,

    нефтеотдачу в нашей стране. Мне представляется, что задачи такого плана

    позволительно ставить и решать только в том случае, если ожидаемые результаты

    действительно являются новыми и превосходят все существующее в мире. Если

    это не так (а авторы не приводят ожидаемых результатов), то правильным было

    бы для нефтяников купить более прогрессивную уже известную технологию, а

    свои усилия направить на решение действительно уникальных, с точки зрения

    мировой, а не отечественной науки, проблем. В данном случае должна работать

    экономика. Степень поддержки проекта — 0%.

    Количество

    баллов: 90

    Общее

    заключение:

    Данное исследование направлено на создание эффективных технологий

    повышения нефтеотдачи с использованием реагентов на основе наночастиц

    полиакриламида и его производных. Во-первых, будут проведены сравнительные

    исследования процессов получения наноразмерных частиц сшитого

    полиакриламида методами эмульсионной полимеризацией и полимеризацией в

    обратной миниэмульсии. Важно, что в качестве инициаторов полимеризации и

    сшивания будут использованы как химические соединения, так и радиационное и

    ультрафиолетовое излучения. Во-вторых,разрабатываемые реагенты относятся к

    «умным» полимерным системам. Благодаря возможности изменения соотношения

    гидрофобных и гидрофильных звеньев, свойства сополимеров можно менять в

    зависимости от преследуемых целей.Так, для селективной водоизоляции

    требуется сополимер с меньшей концентрацией гидрофобных звеньев, включение

    которых в сетчатую структуру полиакриламида необходимо для увеличения

    водопоглощающих свойств. В-третьих, создание сшитых полимерных реагентов с

    размером частиц в диапазоне от 40 нм до 2 мкм позволит в равной степени

    эффективно обрабатывать как низкопроницаемые, так и среднепроницаемые

    коллекторы, представляет несомненный интерес. Важно, что такие суспензии

    обладают достаточной стабильностью для предотвращения коалесценции

    мономерных капель и слипания полимерных частиц до нагнетания в пласт.

    Наконец, авторы запланировали тестирование синтезированных полимеров на

    установке, моделирующей матрицу нефтяных пластов. коллекторов. Проект

    следует поддержать.

    Третье заключение тоже положительное...

    Вот как такая экспертиза может быть? 90 и 33...причем замечание в том что раз Вы ВСЕ еще не сделали (да еще и лучше всех в мире!!!) — то значит НУЖНО купить на ЗАПАДЕ — это террорист, а не ЭКСПЕРТ...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Даниил:

      Интересно, где авторы возьмут ожидаемые результаты, если предполагаемая работа как раз направлена на их получение.

      Нам также было отказано. И один эксперт также поставил 33 — за «методический уровень заявки и менеджмент проекта». Ну так да, заявку писали исследователи, а не менеджеры.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  6. Владимир:

    Получили оценки 97-89-28. Первая рецензия содержательная. Вторая: «Реализация проекта будет способствовать закреплению мирового приоритета

    отечественной науки. Рекомендуется поддержать.»; третья: «обоснование в заявке отличается эмоциональностью, но это не делает

    необходимость поддержки проекта очевидной.» И это всё обоснование.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  7. влад:

    Статья Класс! — в точку.

    Я давно говорил, что экспертиза- это диалог автора и эксперта.!!!

    Поэтому полностью согласен с автором заметки:

    нужна

    «... обратная связь с авторами и двухступенчатая экспертиза...»

    Кроме того: надо убрать массу лишних, просто повторяющихся пунктов:

    актуальность(2 или 3 раза),

    ож. рез-ты(2 или 3 раза)

    и

    пухлое состояние вопроса.

    Последнее д. звучать просто как список задач, не освещенных в литературе, но важных для понимания. И эксперт на беглый взгляд д. это понять.

    Если не понял- он не эксперт!!!!!!!

    Кроме того, о прикладном значении и важности!

    Экспертиза требует деталей и описания важности ож. результатов????.

    Но они еще не получены! Какие детали? Какое ож. применение???

    Это м. б. только в прикладных задачах, типа ФЦП,

    которых, кстати, наберется 70% среди поддержанных проектов.

    Так, с недостатками все ясно!

    А что делать?????

    Автор написала как латать дыру! Но как ставить баллы- никто не знает!!!

    Уж точно не машина. как сейчас!

    Кстати, для написания экспертизы мне было бы достаточно 2-3 часа на проект!

    Одна аннотация говорит сама за себя- там 90% все инфо.

    Давай сравним аннотации и экспертизы- и ты увидишь, что в «отказанных» проектах меду ними нет никакого соответствия.

    Усек проблему??

    Так что ребята,

    Объявляю конкурс на проект "как писать экспертизу в РНФ!!!

    пусть дадут 3,6 млн в год, но работы там на 1 месяц. Итого 300т.р.

    Вперед!!!

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  8. Андрей Летаров:

    Галина Александровна, здесь с вами согласиться я не могу. У всех свои подходы к преподаванию, разные особенности аудиторий, наконец, разные объемы соответсвующих курсов. Некоторые курсы (особенно те самые новые) должны быть прочтены какое-то число раз, чтобы имело смысл делать методички. Наконец, многие из тех, для кого преподавание не основная работа, не имеют возможности тратить на это столько времени помимо подготовки лекций и их чтения. В российских реалиях лекторы часто используют в презентациях картинки из различных статей. Это хорошо с точки зрения педпроцесса, но публиковать такие материалы нельзя т.к. это нарушает авторские права. Вобщем, если ввести такое требование, как вы предлагаете, это будет нечестный ход, поскольку мысль, что он-лайн ресурсы являются необходимыми для каждого учебного курса пока не стала общепринятой. Получится перемена правил во время игры.

    Сам факт вовлеченности ученого в преподавательскую деятельность имеет значение незвисимо от качества методических материалов по его курсу. Если человек активно общается со студентами, будучи при этом активным исследователем, это дает много плюсов обучающимся. Для конкурса научных проектов этого, по моему мнению, достаточно. Оценка качества учебных курсов по большому счету за рамками мандата экспертов РНФ и их компетенции (ведь при подборе экспертов учитывался только их научный, а не преподавательский опыт).

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • ГЦ:

      Андрей, не будем сейчас обсуждать проблемы образования (я не считаю возможным начинать преподавать без методических материалов, Вы это допускаете, отдельная тема).

      Мы говорим об экспертизе проектов. Точно не мы с Вами — а этот фонд — решили вдруг, что участие в образовании важно для этого конкурса, это их дело. А наше дело — не допускать двойных стандартов: экспертно оценивается содержание, а не перечисление. При оценке научного задела мы обязаны посмотреть все указанные в заявке статьи, при оценке успешности проектов — отчеты и статьи по этим проектам, ну и при оценке образования что-то надо изучить, иначе это поддержка имитации. Липовые курсы граждане себе приписывают еще чаще, чем проекты... Или не липовые, но не курсы — типа «образовательный видеокурс» (реально — рекламный ролик). Не могу подписаться под утверждением «читает новый курс», не увидев содержания курса, ну ничего не могу с собой поделать, такая вот вредная привычка.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Андрей Летаров:

        Галина Александровна, а откуда берется тезис про содержание, а не перечисление? Теоретически критерии по принципу наличие-отсутствие могут иметь право на существование. Разумеется, эксперт должен иметь возможность оценить, насколько наличие достоверно. Как это сделать с образовательными курсами — сложный вопрос. К слову, наличие методички в «вконтакте» не обязательно означает реальное чтение такого курса. В идеале было бы правильно опубликовать на сайте фонда какие-то соображения о том, как должны подтверждаться курсы, руководство проектами и пр. И начать применять эти критерии не менее, чем через год. Кроме того, инструкции фонда должны быть доведены (и быть обязательны) для экспертов. В частности, в FAQ на вопрос что писать о научных конкурентах фонд ответил, что требуется их перечислить и привести несколько, 2-3, их основные публикации за последние 5 лет. Никакого анализа, в чем именно конкуренция состоит, не просили.

        Все перечисленные вами в статье проблемы идут не от экспертов, а от фонда. Примеры дурного качества экспертной работы тоже есть, но это отдельная тема.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  9. Андрей Летаров:

    влад, обзор состояния вопроса — вещь необходимая. Во-первых, эксперт редко занимается той же самой узкой областью, что и заявитель, во-вторых, эксперт должен понимать, владеет ли заявитель литературой по проблеме и адекватно ли он представляет себе состояние проблемы.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  10. Андрей Летаров:

    Переношу сюда для информации текст, оставленный мной на сайте ОНР, по ссылке ГЦ. Претензии к экспертизе по личному опыту:

    1) По моему проекту получено 3 положительных рецензии. Все рецензии неглубоки, фактически бессодержательны, в двух из трех открытым текстом рекомендовано проект поддержать. Ни одного (совсем ни одного!) явного замечания не сормулировано. При этом баллы 73, 71, 76. Единственный мессидж, который можно извлечь из подобной обратной связи — как хорошо ни пиши проект, а все равно не дадим т.к. рылом не вышел. При этом, повторяю, претензий по качеству рыла (публикаций, преподавательского опыта, руководства проектами и пр.) в явном виде не высказано. Привожу худший из трех отзывов (остальные совсем позитивные):

    Количество баллов:

    71

    Общее заключение:

    В работе планируется изучить несколько систем фаг-хозяин. Для изучения выбраны фаги ALT-63 и G7C, а также планируется выделить новые изоляты фагов. Основное направление исследования — совместное культивирование фагов и бактерий в разных условиях выращивания и наблюдение за их коэволюцией с помощью методов метагеномики. Данная модель представляется достаточно интересной как для понимания процессов эволюции, так и для лучшего понимания взаимодействия фагов с бактериальной клеткой. Публикации коллектива заявителей неплохие, но в основном за счет одного из исполнителей. Хотя область исследования достаточно узкоспециализированная, результаты работы могут быть интересны специалистам в смежных областях.

    К слову, сущность работы изложена экспертом не вполне точно. Я прекрасно понимаю, что эксперты были загружены и, если проект нравится, рецензия может быть короткой и без особого анализа. Но при этом баллы должны быть высокими. Если эксперт за что-то их снижает (выбирает не самые высокие пункты меню оценки) — это должно сопровождаться критическим замечанием, по-моему. Иначе для дальнейшей работы рецензии бесполезны и честность конкурса вызывает сомнения. К слову, названные экспертами пост-фактум в сети типичные погрешности заявок, как, например, неконктетное, без ссылок, изложение состояния проблемы, произвольное указание конкурентов и пр. нашей заявке были не свойственны. Так что я в недоумении по поводу итогов.

    2) Мой коллега подавал проект, получивший 2 полностью положительных и 1 отрицательный отзыв. В отрицательном эксперт недоволен его публикациями (хотя его достижения по меркам раздела Сельскохозяйственных наук весьма приличны), после чего следует нелепое и не вполне понятное замечание по сути (лучше было бы не так, а эдак без всякого обоснования почему). Бессодержательная отрицательная рецензия вызывает подозрение, что имел место скрытый экспертом конфликт интересов.

    В этой ситуации вообще не понятно, зачем нужны 3 эксперта. Если при резком несогласии 1 с оставшимися 2 делали бы «демократический выбор» или привлекали бы 4-го, все понятно. А так, когда 1 отрицательной рецензии достаточно, чтобы угробить проект, можно ограничиться и одним экспертом. уровень субъективизма будет таким же.

    3) Посмотрел несколько рецензий на проекты других коллег. Обращает внимание очень произвольная оценка качества публикаций авторов (которая, полагаю, конвертируется в заметное число баллов). Вероятно, рецензент подсознательно сравнивает их уровень со своим в соответствующем возрасте. На мой взгляд должны быть согласованы какие-то общие для экспертов критерии с возможностью от них отступить, пояснив это текстом (например, сказав, что публикаций мало, но они открывают новое направление, либо много, но они носят чисто технический характер или явно представляют начальственную ренту и т.п.)

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • ГЦ:

      Андрей, я прочитала что пишут на сайте ОНР и послала сейчас Вам, АК Цатуряну и ВА Еремееву текст, который — если есть на то желание — можно выложить там с целью структурирования дискуссии. Копирую здесь.

      *****

      Предоставление рецензий авторам заявок является еще одним трюком (или очередным проявлением недомыслия), а вовсе не «ОГРОМНЫМ шагом вперед», как выразился В.В. Поройков.

      В анкете имелось 19 текстовых полей, по числу пунктов. В каждом таком поле можно было написать до ½ страницы, а в конце, в разделе 5, под заголовком «Общая характеристика. Отдельно укажите слабые стороны проекта», предлагалось написать заключение рекомендуемым объемом 3000 знаков. Отдельно указать сильные стороны тут почему-то не предлагалось.

      Конечно вряд ли 19*½, т.е. в общей сложности 9.5 страниц, мало кто писал наверное. Я безусловно писала меньше, и не всегда во всех полях. Но во многих таких полях остались содержательные частные ремарки, написанные именно для авторов. Трудно было предположить, что авторам пошлют только заключение — скорее возникало предположение о том, что сильно перегруженная панель может ограничиться чтением только этого заключения.

      Если коллеги из ОНР хотят конструктивных результатов на выходе, то проблему надо структурировать, мне кажется, так.

      1. Коррекция формулировок в экспертной анкете.

      2. Расклад баллов по разделам анкеты.

      3. Процедурные вопросы для отражения в документах фонда:

      (А) исправление классификатора

      (В) ограничения полномочий экспертного совета при принятии решений

      © дополнительная экспертиза в спорных случаях

      (D) взаимодействие с авторами заявок (обратная связь, предоставление полных заключений)

      4. Персональный состав экспертного совета и приглашение координаторов по каждому разделу.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Николай:

      Андрей, я потрудился посмотреть в Pubmed Ваши публикации. У Вас пограничный вариант: 7 зарубежных статей и 2 Acta naturae. Проходным было бы наличие как минимум 8 статей в зарубежных журналах с пристойным импактов (от 2-3х и выше) и 3-4 РИНЦевских, или парочка-тройка в Acta naturae, который все-таки российский журнал и имеет низкий импакт — 0.4. К тому же большинство статей сделано в содружестве с иностранными коллегами и в трех из них Вы не первый или последний автор. Так что нужно немножко подтянуть показатели.

      Хотя я знаю, были варианты, когда давали гранты ученым с показателями, намного хуже, чем у Вас. Короче, советую не обижаться на весь свет, а напечатать еще парочку статей в 2014 году и подаваться в следующий заход.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Ольга:

        В моем институте среди поддержанных грантов у двоих руководителей вообще нет публикаций (например, за последние 5 лет 5к статей в местных вестниках+1! зарубежная публиация в журнале с импактом меньше 2х!). У другого чуть получше, но две стоящие статьи не имеют отношения к тематике лаборатории, поскольку подаватель гранта стал в них цатым соавтором паровозом, палец о палец не ударив (политический вопрос). Зато знакомому того же профиля не дали грант, несмотря на 10к публикаций, в т.ч. первым-главным автором в журналах с импактами 12-30, оригинальную идею и реальный практический выхлоп через цать лет на основе планируемых изысканий. После этого все разговоры об экспертах, экспертных оценках, сложностях экспертизы и т.д, совершенно теряют всякий смысл. Гранты дали не ориентируясь на экспертные заключения вообще, какими бы кривыми они не были. И точка.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • Андрей Летаров:

          Ольга, а как же авторы с публикациями только в вестниках преодолели входной ценз? Там же требовалось n статей в WoS.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

          • Ольга:

            «местные вестники» это для меня российские журналы. Вполне вероятно, что они индексируются Базой. Но для нашей области науки вообще, и для институтов данного профиля нашего отделения, в частности, такие публикации — «ни о чем». Даже средний уровень публикаций намно-ого выше.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Denny:

      Баллы 73, 71, 76 как раз очень точно отражают суть. Во-первых, все три рецензента дают очень близкие оценки. У экспертного совета нет никаких оснований не доверять совпадающему мнению трех рецензентов. Судя по баллам, Ваш проект неплох (резкой критики нет), но не дотягивает по уровню до порога при высокой конкуренции. Этот вариант очень распространен в мире.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Андрей Летаров:

        Николай, если бы подобные рассуждения привел эксперт, а не вы, это можно было бы принять за вариант нормы (правда, оставалось бы удивление, почему имеются победители с показателями гораздо ниже). Кроме того, по этому конкурсу учитывались публикации не только руководителя, но и членов коллектива. Однако ни один из экспертов не написал ничего похожего на «слабой стороной проекта является то, что у руководителя не наберется 8 публикаций в пабмед, удовлетворяющих таким-то дополнительным критериям, за такой-то период».

        Denny, мои рассуждения про контрастные оценки были не про этот проект. Ваше рассуждение про хорош, но не дотягивает я, разумеется, сам сгенерировал. Однако мое глубокое убеждение в том, что в 99% проектов есть какие-то недостатки. Поэтому это «недотягивает» можно и нужно артикулировать. Экспертами это сделано не было (двое из трех написали, что рекомендуют поддержать). Замечания не должны обязательно быть резкими, но полное отсутствие внятных замечаний по сути означает, что эксперт считает научное содержание проекта идеальным (?), что должно, наверное, отражаться в более высоких баллах.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • Denny:

          Думаю, это чуток из другой оперы. Как уже говорилось здесь, авторам выдали не полный текст рецензии, а только заключение. Вполне вероятно, что некоторые недостатки были указаны в конкретных полях. Поэтому и получилось, что при общей положительной оценке баллы оказались недостаточны.

          К слову, это довольно часто бывает. Например в журналах. Рецензент заполняет несколько полей, а авторам посылают только его «комментарии для авторов». И среди заполняемых полей бывает рейтинг (топ 5%, топ 10%, топ 25% и топ 50%). Куда рецензент отнес работу, автору не сообщают.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  11. Андрей Летаров:

    Совершенно согласен. Я не нашел, к сожалению, на сайте ОНР этой дискуссии, поэтому отвечаю пока здесь.

    К вашим рекомендациям по вопросу о латании дыр.

    Я полагаю, что в России остро не хватает достаточно демократичной грантовой программы для небольших фундаментальных и поисковых проектов, размер грантов которой был бы сопоставим с реальной ценой планируемого исследования. Конкурс отдельных групп РНФ был хорошей заявкой на эту функцию. Полагаю, что в такой программе акцент должен быть сделан на оценке качества проектов, а не на конкурсе формальных показателей. Безусловно, заявитель должен как-то доказать, что он — действующий ученый, компетентный в этой области. Для этого можно ввести входной библиометрический ценз (что и было проделано, хоть и не очень удачно), и, вероятно, добавить экспертную оценку, чтобы исключить всякие накрутки и не вполне заслуженные показатели (например, наиболее «продуктивным» автором в нашем институте несколько лет назад был один пьяница, сидевший на неком методе, необходимом для многих статей по описанию новых видов бактерий. Его включали в публикации, но никакого реального отношения к науке он не имел). После прохождения цензов вся совокупность формальных критериев и прошлых заслуг должна иметь относительно небольшой вес, чтобы гланая борьба была между идеями, а все остальное помогало лишь при прочих равных. В этой ситуации будет шанс и для молодых, и для тех, кто решил сделать поворот в своей карьере попробовать новые направления и пр. С другой стороны, это будет стимулировать аксакалов не почивать на лаврах.

    При этом могут и должны быть конкурсы, в которых наоборот главным критерием является доказанный в предшествующий период высокий уровень. Но это должно быть четко разъяснено, в том числе и с помощью высокого входного ценза. Такими свойствами обладала программа МКБ Президиума РАН, например (хотя размер гранта там был явно недостаточным для такой постановки вопроса).

    РНФ, будучи практически единственным серьезным источником средств на фундаментальную науку (как ни пытается Хлунов от этого откреститься) должен понимать, что участники конкурса должны иметь возможность здраво оценивать свои шансы, как по уровню регалий, так и по качеству идей. Это позволило бы сэкономить массу сил и ученых, которые, возможно, готовили заведомо безнадежные заявки, и экспертов, которые их читали. Поэтому четкое объявление правил игры было бы крайне желательным. На сайте РФФИ много лет висит статья В. Смирнова, которая подробно рассказывает, как писать заявку www.rfbr.ru/rffi/ru/howtogetgrant Нечто подобное хотелось бы видеть и от РНФ, прием утвержденное экспертным советом, чтобы не было расхождения во мнениях.

    Вы совершенно правильно поставили вопрос о месте практической значимости результатов. Я полагаю, что было бы правильно в заявке потребовать определить тип проекта: фундаментальное или поисковое исследование. И применять этот критерий с сильно различными весами. Аналогично критерий научной новизны, которая может быть менее выражена в поисковом проекте.

    Что-то делать нужно и с планом по валу. В нашей области очень часто от получения результатов до публикации статьи проходят годы. Сам процесс рецензирования, модификаций или переподачи занимает как правило полгода — год. Требование отсутствия софинансирования (даже ограничения на международную коллаборацию, описанные в FAQ) делают крайне проблематичным быстрое создание работ, которые бы принимались к печати сразу и легко. Даже 20 млн рублей — это меньше средней цены 1 приличной публикации и у нас и на Западе. Поэтому РНФ нужно осознать, что в норме статьи по 3-летнему проекту будут выходить в течение 2-3 лет после его завершения, и что даже при наличии больших денег (на самом деле — любых денег) 15 хороших статей по одному проекту за 3 года сделать обычно невозможно. Если эти требования имеют целью улучшить статистику РФ, то придется закрывать глаза на качество. Дай бог, 3 статьи нормальных и 12 каких-нибудь.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  12. Ольга Подгорная:

    Письмо эксперта РНФ менеджерам. Послано сразу после окончания экпертизы. Ответа нет

    Дорогие менеджеры РНФ

    Не знаю, за что мне досталась честь стать экспертом РНФ. Наверное, я неплохо работала много лет в РФФИ. Но сделав экспертизу по 4м заявкам, не могу не высказать общих соображений. Понимаю, что это никому не нужно и можете меня за это уволить, но душа горит. Может, потом посажу этот текст в соц сети или saveras.ru.

    Все 4 заявки – крепкая хорошая и разная наука. У всех приблизительно один уровень публикаций IF 2-4. Обещают больше, но вряд ли. Да и откуда б взяться, если в России до сих пор нет службы редактирования на английском. А работа с грамотным редактором сама по себе счастье (тебя понимают), и уж точно повышает проходимость статей. Вот бы на что деньги выделили и широко б разрекламировали. А то как в начале, когда появилась грантовая система в виде РФФИ, аспирант заметил, что условием подачи гранта является наличие сначала пишущей машинки, потом компьютера. Теперь, значит – приличное знание английского языка. Оно, конечно, полезно, но вряд ли из этого стоит делать граничное условие, лучше помочь.

    Заявки точно отражают возрастной состав, который сейчас сложился: 2 – старший возраст (50-70); 2 – молодежь (30-40). Группа 40-50 у нас провал, все уехали. Надо бы и критерии для разных возрастных разные. По недавнему уложению ВАК, не знаю как сейчас, только доктор мог руководить аспирантами. Откуда ж свеже=защищенному к.б.н. конкурировать с маститым доктором, который уже 10 человек защитил. То же относится и к разделению по принципу институты РАН – ВУЗы. Естественно, что на гранте ВУЗа будут учить студентов и это здорово, но только избранные студенты придут в РАН и их будет меньше, привлекай не привлекай. Студенческая ручная практика – дело дорогое, мы в своих грантах для себя планировали отдельной строкой – студенты льют на помойку.

    Ну вот и все 4 заявки – хорошие и достойны финансирования. И все они какими то частями не соответствуют противоречивым условиям фонда РНФ. Что же с ними будет и как будут выживать эти группы, которые без рекламы и надувательства – соль русской науки? Ведь сибирские ученые, не получив гранта, не дадут же погибнуть уникальной коллекции линий пшеницы. Они на свою зарплату будут их выхаживать. Точно так же как сейчас при требовании тендера «мокрые» мол.биологи за наличные покупают антитела и рестриктазы, со своих зарплатных карточек оплачивают заказанные олиги. А наши иностранные члены-корреспонденты привозят их нам в кармане, когда заезжают домой. Об этих перекосах и каких-то диких правилах уже много писали даже и владельцы мегагрантов, не говоря уж грантов помельче. Вроде и есть деньги, а работать невозможно. При невероятном конкурсе РНФ типа 1:10 совершенно невозможно отобрать этого 1го счастливчика. Пусть бы гранты были 1-2 млн, но охватывали всех реально работающих на уровне IF 2-4. Даже таких небольших денег при их разумном использовании хватит для поисковых, без сильного то народно-хозяйственного значения, реально фундаментальных работ.

    В статье «Мировой уровень на глазок» STRF. Ru Кураковой Н (директор Центра научно-технологического прогнозирования РАНХиГС), жалеют бедных экспертов, которым круглые сутки весь год надо читать статьи, чтоб быть в курсе и быть квалифицированным экспертом. Это иллюзия. Законы развития науки не совпадают с федеральными законами. Нужны годы, чтоб хорошо знать свою область и думать свою мысль. И за эти годы успеваешь узнать своих идейных родственников, людей которые думают ту же мысль. А 10 лет реферируя гранты РФФИ, статьи в журналах, диссертации, встречаясь на конференциях, имеешь в голове карту русской науки, которая гораздо достовернее странного сайта с тем же названием, который пытаются создать, а он все время глючит. Открывая новую заявку, говоришь скорее: «привет! Что же вы новенького придумали? И как развиваетесь? Вы живы еще?». Как привет от знакомых. Из научного фольклора – пишешь статью 10-20 знакомым в мире, можно было бы начинать “Hi, John”. Поэтому и странное требование о высоких IF журналов, в которых публикуются результаты, совершенно избыточно в современном мире. Любое новое имя можно посмотреть в PubMed, сразу понять чем человек живет и иногда даже с кем. Мой John, моя референтная группа, меня найдет, лишь бы понял о чем я ему пишу. Поэтому на английском. Продвинутый журнал «Биохимия» даже выложил выпуск своей английской версии в открытый доступ. Экспертиза в журналах IF 2-3 достаточно строгая. Требование высокого IF скорее отражает лень и некомпетентность людей, принимающих решения. Это приближение науки к рынку – ну уж если у них такая реклама, наверное там что то есть. Уже 100 раз писали, что Эйншейн и Циолковский абсолютно неконкурентноспособны в грантовой системе, а Перельман вообще нигде не публиковался, просто разослал свой референтной группе электронные письма. Оформление статьи в наших условиях занимает пол жизни, отнимая время у реальных дел. Вот где помогла бы редакторская и, возможно, оформительская служба! В Китае, который борется за публикационную активность, есть.

    Полагаю, что вместо этого разумного подхода, 1-2 млн для реально фундаментальных работ, гранты получат именно те, кто раскрутил свою рекламу. В новостях звучало «Русские ученые прочли геном уссурийского тигра» или «Русские ученые для генной терапии». Те, кто в курсе подоплеки этих историй очень смеются. Что в том, что в другом случае вклад именно российских ученых весьма умеренный, а как подается! Мы не можем угнаться за западными технологиями, работая на западном оборудовании и с их расходниками. Но мы все еще слегка лучше думаем. Именно поэтому настоящие русские ученые занимают негромкие экониши. Другая беда – не цитируют. В фантастической литературе есть расхожий сюжет: западный ученый говорит «и я зашел в полный тупик, но вдруг обратил внимание на статью русского 15 летней давности и все понял», ну и дальше у него все замечательно сложилось. А 15 лет она так валялась. Гейм и Новоселов трезво говорят, что не видать бы им премии, если б она подавалась из Дубны. Но это совершенно другая проблема, скорее политическая. Хорошо бы чтоб люди, принимающие решения, поняли, что ставку надо делать не на то, что на слуху сейчас, а на те мысли, которые еще даже не доросли до теории, не говоря уж о народно-хозяйственном значении. Но ведь для этого интеллектуальные усилия и смелость нужны! Это вряд ли, много разумного пишут, а Васька слушает, да ест.

    Зачем в экспертной анкете такие странные пункты как, типа, знает ли заявитель проблему? Тот, кто не знает – учится, а не подает. Конечно, знает, если уж прошел экспертизу журналов 2-4. Или «научные конкуренты». Да нет у нас ни у кого конкурентов. Те, кто работает в той же теме и позиционирует себя как конкурент, русских считает источником полезных подсказок, а за конкурента то и не считает. И он тебя точно обгонит, если ты считаешь его конкурентом. Большинство же иностранных коллег скорее помогают и позиционируют себя как коллеги и друзья. Поражает, когда твою статью переписывают на красивом английском просто за интерес, типа, понравилось и сделал. Мы же неизбывно говорим и пишем с русским акцентом, если только в детстве не было английской гувернантки. Ну да это не про ученых, которым в последние 20 лет жить часто негде и размножаться не на что.

    Я, как эксперт РНФ, чувствую себя в ложном положении: отмечая несоответствие требованиям фонда, я своими руками гублю то реально прогрессивное, что надо беречь и хранить. Эволюция учит, что разнообразие – залог выживания. Не надо создавать искусственной конкуренции в науке! Не надо бессмысленно закачивать огромные деньги в один проект! Зная положение в науке не понаслышке, очень не хочется быть «черным» рецензентом. Хочется чтобы все направления выжили.

    Ваш Эксперт

    проф. Подгорная

    ИНЦ РАН

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Николай:

      Ольга, ты все, конечно, очень здорово и эмоционально описала состояние нашей науки. Но я с тобой подискутирую, если не возражаешь!

      Ты мыслишь в рамках сложившейся парадигмы! Вместо того, чтобы ее улучшать (дайте по миллиончику на бедность!), полезнее ее будет сломать, потому что ждать антитела два месяца — это нонсенс! Невозможность заказать нокаутных мышей — это бред! И обгоняют нас не потому что русские — ленивые, а потому что конкуренция сейчас в научном мире бешенная, и каждая неделя на счету.

      Что делать? Ответ простой. Направить усилия Академии не на грызню за лишний кусок, а на продавливание реформиры нашей бандитской таможни! Чтобы пропускали реактивы и животных в первую очередь и освободить такие закупки от налогов. Ведь вывели же закупку реактивов и оборудования из под ФЗ94 для Сколково и для мегагрантов. Мир не рухнул!:) Значит и для остальной науки это можно сделать.

      Далее... Это нормально, что сейчас не осталось ни одного механизма для закупки дорогостоящего оборудования? Даже на новые лаборатории с бюджетом 25 млн хороший ЯМР не купить! И так далее.

      Нужно повысить суммы грантов РФФИ с 500 тысяч до хотя бы миллиона руб в год. Георгиевскую программу МКБ (российский аналог Howard Hughes) нужно было не сокращать до 1.5 млн, а наоборот, поднять до 10 млн руб в год для лабораторий и 3-4 млн для новых групп. Но Академии, конечно, не до этого. Георгиев не вечен, с его уходом эта программа сама собой рассосется.

      Вот на чем, по-моему, нужно сконцентрироваться. Бить в колокола, писать в газеты, растолковывать депутатам. А предлагать уменьшить и без того не шибко большие гранты, только чтобы «всем сестрам по серьгам» — это тупиковый путь развития.

      Твоя позиция

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Посмотрел я на цену фетальной сыворотки КРС и понял — надо возвращаться к плановой экономике. Ну, не выростила страна умного инвестора, способного конкурировать с зарубежными фирмами. Развал биотехнологической индустрии СССР = формирование рынка сбыта в стране третьего эшелона. Гранты — это хорошо, но надо создавать СИСТЕМУ, где результат полученный от гранта будет востребован. Иначе, кому-то — шишки, а кому-то — пышки. Древние греки додумались-таки построитья в фалангу, а у нас — слепая вера в стихийные, системообразующие процессы, ПМСМ — не получится, не хватит времени для минимизации энтропии.

        И денег надо давать не — много, и не — мало, это — ни о чём. Денег нужно столько, сколько нужно на реализацию проекта.

        По поводу «размазывания манной каши по тарелке» вспоминается гугль, IBM и первый автомобиль Генри Форда.

        Оно — конечно, опыт руководства научными проектами — хорошо, а оценку «выхлопа» от этого руководства — проводили? ПМСМ — если «выхлоп» был хорошим, то как-то странно тратить время на выпрашивание гранта.

        Кто-то — видит цель, кто-то — знает путь, кто-то — делает сандалии.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Denny:

        Георгиевская программа исходно была не плоха. 10 лет назад они давали 4 млн. в год. Тогда это были весьма неплохие деньги. А сейчас я получаю 1.5 млн. По нынешним временам это смехи. То есть сама идея «хорошие деньги за хорошие результаты» полностью выродилась. Те деньги, которые они дают, несопоставимы с теми результатами, которые надо предъявить для их получения.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • Николай:

          Denny,

          Вот и я о том же! Взяли хотя бы оттуда очень четко продуманную систему баллов оценки эффективности руководителя. А то в РНФ можно быть посерединке в 10 статьях и тебе будет засчитываться такая же производительность, что и при последнем авторстве. А это, согласитесь, большая разница!

          Беда Георгиева в том, что он хочет чтобы все было по-честному, поэтому в Министерстве (да и в Академии) его грантовская система никому не интересна. Фурсенко ему четко сказал, что дополнительных денег на программу не будет. Только за счет освободившихся грантов тех, кто получит РНФы на лаборатории/новые лаборатории. При этом многие обладатели МКБ, если не их большинство, подавали на группы, и, соответственно, под эти правила не подпадают.

          А ведь Георгиевская программа — это одна из немногих, если не единственная, прозрачная система грантов, которой можно гордиться! Для получения такого гранта нужно реально иметь средне-европейские показатели продуктивности. Но, увы, в России это никому не нужно, потому что все слишком прозрачно и нет пространства для административного маневра!:)

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

          • Denny:

            Я тоже считаю, что система оценки МКБ оптимальна. Но... только для тех областей, где хорошо работает наукометрия. Даже перенос на смежные области биологии, где меньше людей и хуже работает наукометрическая статистика, дает очень большие искажения. Я бы скорее привел МКБ (исходную, с приличным финансированием) в пример как систему, отлично заточенную под конкретную область.

            Увы, сейчас это стал просто формальный приварок к уже имеющимся деньгам. То есть если у тебя хорошо с финансами и результатами, можешь получить «премию» в полтора мулика.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  13. xeron1976:

    Механизмы предложенные автором неработоспособны в принципе......

    Что толку от того, что эксперты будут знать весовые категории по каждому критерию??? А теперь по существу:

    1. Хлунов в интервью Газете.ру по сути признал, что окончательное решение принимает экспертный совет по своим каким-то неведомым критериям. То есть формально конечно мнение эксперта первого уровня важно, но при желании — это мнение может и не рассматриваться)))

    2. Какое имеет значение,что эксперт будет выставлять баллы — если, к примеру, руководитель проекта академик,директор института, зам министра, ректор...список можно продолжить... Экспертное сообщество по отраслям достаточно «узкое», сарафанное радио работает тоже качественно......, ну и в итоге получится, что проект будут оценивать с точки зрения «значимости» и «уважаемости» заявившегося... Конечно все эксперты сейчас на меня «набросятся» и будут говорить, что они предельно честные и объективные)))...возможно и так — но факты проведенной компании свидетельствуют об обратном — особенно после публикации аннотаций и основные результатов проектов поддержанных фондом. Я не могу судить по отраслям мне незнакомым (компетентные специалисты уже провели анализ ранее — в паре предыдущих статей — кому интересно могут ознакомиться на досуге))))), а вот по гуманитарным и общественным наукам — многие проекты «грешат редкостным словоблудием», которое никакого отношения к научной деятельности не имеют...

    Вот, к примеру, ранее упоминал проект, результаты которого звучат следующим образом:

    «В результате выполнения проекта будут разработаны теоретико-методологические основы системной теории сбалансированности экономики в контексте пространственно-временного подхода и системной парадигмы, выявлены системные факторы внутриуровнеовой и межуровневой, а также межпериодной сбалансированности (несбалансированности) экономики, разработаны методы системных измерений размеров, произведен количественный анализ их влияния, определены возможности регулирования уровней пространственно-временной несбалансированности и разработаны меры экономической политики, направленные на повышение сбалансированности экономики в целях ее устойчивого развития.»...

    Особенно развлекает фраза: ...разработаны методы системных измерений размеров...))))

    Возникает сразу пара вопросов:

    1. эксперты которые оценивали, к примеру этот проект, вообще читали содержание или просто поставили максимальные галочки везде?

    2. какова роль этой экспертизы вообще?

    А автор тут рассказывает о повышении качества экспертизы...ну просто смешно:

    Экспертиза может быть качественно только при соблюдении, на мой взгляд следующих условий ее проведения:

    1. Разграничение уровня экспертизы — содержательную часть проекта должна оцениваться одной группой экспертов, квалификационная часть (коллектив, руководитель) другой.

    2. Промежуточные итоги такой экспертизы должны публиковаться до подведения итогов конкурса в виде суммы баллов по каждой группе.

    3. Экспертный совет устанавливает победителя по сумме баллов этих двух экспертиз, предварительно определяя проходной балл для проекта по каждой отрасли знаний. Единственное, что может рассматриваться и обсуждаться — это проекты сумма баллов экспертизы которых равна — тогда победителя определяет экспертный совет фонда......

    4. Члены экспертного совета не должны быть получателями грантов

    5. Желательно, чтобы члены экспертного совета не занимали руководящих должностей в организациях (чтобы не было конфликта интересов).

    При таком подходе есть какая-то вероятность, что экспертиза будет объективной. По крайней мере, научное сообщество будет понимать какова научная ценность тех проектов, которые заявлены директорами институтов, академиками, членами экспертного совета...

    P.S. даже такая форма экспертизы имеет механизмы для злоупотреблений,за счет административных возможностей фонда. К примеру, когда администратор системы ангажирован и имеет возможность распределить экспертизу по «нужным» экспертам.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • ГЦ:

      Совершенно правильно. Именно поэтому выше и структурирована проблема в целом, повторю здесь.

      1. Коррекция формулировок в заявке/экспертной анкете.

      2. Расклад баллов по разделам анкеты.

      3. Процедурные вопросы для отражения в документах фонда:

      (А) исправление классификатора

      (В) ограничения полномочий экспертного совета при принятии решений

      © дополнительная экспертиза в спорных случаях

      (D) взаимодействие с авторами заявок (обратная связь, предоставление полных заключений)

      4. Персональный состав экспертного совета и приглашение координаторов по каждому разделу.

      Ни одной из этих ветвей нельзя отбросить. Ветви 1 и 2 обозначились раньше, 3 и 4 стали обрастать конкретной информацией позже. Если хотеть результата (т.е. изменения правил и соответствующей документации), то дискуссию надо структурировать. В части 3 и 4 наиболее полезно было бы предлагать формулировки для исправления документов, размещенных на www.rscf.ru/fonddocs , а не рассуждения в общем виде.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Николай:

        Я не понял, где именно оставлять свои пожелания/предложения по процедуре экспертизы? Потому что, перейдя по ссылке, обнаружил только пачку пдф и никакого окошка для обратной связи.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • ГЦ:

          откуда ж там-то окошки для пожеланий... на сайте ОНР оставляйте, они вроде собирают на вот этой странице onr-russia.ru/content/rscf-reviews,

          или прямо здесь пишите, будем как-то обобщать постепенно

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Я, конечно, — за универсальность, но не до такой же степени!

        У автора, руководителя, исполнителя, менеджера, аудитора должны быть разные психотипы, и я не уверен, что успешный многоборец является оптимальным вариантом.

        Не достаточно лавров? — Присоединяйте к ведущему деятелю науки.

        Нет инфраструктуры? — Отправляйте на чужую базу, с простаивающим оборудованием. Рекомендуйте колаборатора по направлению.

        Но не надо «свадебных генералов» сажать на чужие проекты, де факто, тягловые лошадки — устанут.

        Менеджмент и аудит должны быть инфраструктурными подразделениями фонда, и снабжение — туда же.

        Очень хорошо, что вспомнили про РИНЦ, возможно, когда-нибудь и получится разработать отечественный оценочный критерий(ии), свободный от потустороннего влияния. Я не говорил, что он должен быть слабокоррелируемый с WoS и scopus, т.е. — «как получится» ©.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Denny:

        Один из самых простых в реализации методов для отсечения необъективных оценок, исключение третьего-лишнего. Не идеал, но более менее работает. Например, при баллах 97-89-28 последнее число вообще исключается, так как явно противоречит двум первым.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  14. Николай:

    Cпасибо за ссылку! Да, наверное имеет смысл создать отдельную тему на сайте Общества Научных Работников и туда писать пожелания. Затем сформировать пакет предложений и выходить на Совет РНФ.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  15. Л.Л.Гошка:

    Интересная статья с точки зрения обозначения проблемы.

    Если я правильно понимаю, то задачей является справедливое распределение финансовых средств на научные исследования в соответствии с некими объективными критериями. Вот только не совсем понятно, с какой целью проводятся данные исследования? То ли для удовлетворения собственного любопытства исследователя за счет бюджетных средств, то ли подтвердить полученными экспериментальными данными этим исследователем свою квалификацию на соответствие международным стандартам? Либо ставится еще какая-то цель, которую мне как рядовому налогоплательщику и, соответственно, «ватнику» знать совсем не обязательно.

    Ведь что всегда обещают? Каждому мужику-«ватнику» по бабе, каждой бабе по мужику, каждому мужику по бутылке водки. Мы вам изменим социалку — вы будете лучше жить. Мы вам сделаем доступное медицинское обслуживание — вы деньги сэкономите и здоровье сохраните. Мы вам снизим налоги — у вас будет больше еды.

    По всей видимости, и в данном случае с повышением уровня экспертизы и критериев (стандартов) выделения финансовых средств мы получим аналог строительной отрасли в части строительства дорог.

    Госзаказ на строительство дорог есть, госэкспертиза, как отдельная структура экспертной оценки проектов имеется, несколько уровней контроля качества работ в наличии, подготовка и переподготовка кадров функционирует. Имеются даже саморегулируемые организации (СРО), а в результате получаем самые дорогие и никудышные дороги.

    Климат у нас наверно не тот? Правда, в Финляндии и климат с нашим схож, да и детские сады строго возводят только по принятым стандартам, и они никак не похожи на наши стандартные «скотные дворы» для ребятни. Можно сколько угодно рассуждать об уровне культуры, но как этот уровень культуры получить при воспитании детей на «скотном дворе»?

    Можно сколько угодно свои предложения отправлять во властную «черную дыру», от этого ничего не изменится.

    Образно говоря, все это напоминает сборную команду по футболу. Есть федерация футбола, есть игроки команды при том, что каждый игрок говорит на своем языке и других не понимает. А вот тренера, который бы управлял бы игрой команды просто нет.

    На мой взгляд, такую функцию тренера за бугром выполняют профессиональные сообщества и они разрабатывают стандарты, концепции развития.

    Например,

    «Теперь фундаментальным требованием является устойчивость: проект должен удовлетворять потребности сегодняшнего поколения, не ограничивая возможность будущих поколений удовлетворять свои.

    Для подтверждения и оценки устойчивости было разработано несколько рейтинговых систем. У большинства стран имеются свои собственные (MINERGIE в Швейцарии, ITACA в Италии, ESTIDAMA в ОАЭ), но более известными и широко применяемыми являются международные, такие как BREEAM в Великобритании и LEED в США. BREEAM («Метод экологической оценки в строительных исследованиях») был представлен в 1990 году организацией BRE (Ведомство по исследованиям в строительстве), бывшим государственным учреждением, а теперь частной организацией.

    Программа LEED («Руководство по энергоэффективному и экологическому проектированию») была разработана в 1998 году Советом по зеленому строительству США – национальным некоммерческим ассоциативным органом.

    В обоих системах предусмотрена система оценки, учитывающая несколько факторов строительного проекта. Энергоэффективность является наиболее важным критерием, но не единственным.

    Для достижения удовлетворительных стандартов сертификации необходимо учесть следующие аспекты:

    Оптимальное использование водных ресурсов, в частности:

    Использование грунтовых и дождевых вод, собранных с крыш, для полива и смыва туалетов.

    Использование водопроницаемых поверхностей, впитывающих большую часть дождевой воды, не поглощенной грунтом.

    Использование безводных писсуаров, смывных бачков с двойными кнопками и бесконтактных кранов.

    Выбор местных пород растений, требующих малой ирригации, и высокоэффективных ирригационных систем (капельного типа).

    Максимальная энергоэффективность, с использованием, в частности:

    Тепловых насосов грунтовых вод.

    Распределения низкотемпературной жидкости с переменным расходом.

    Контроля расхода наружного воздуха по плотности использования помещения.

    Излучающих напольных систем.

    Высокоэффективных и термодинамических систем рекуперации тепла.

    Контроля солнечного излучения, которое полезно зимой, но доставляет неприятности в летнее время.

    Современных систем контроля и управления зданиями.

    Возобновляемой энергии (тепловой солнечной, фотогальванической и ветровой).

    Высокоэффективных светильников.

    Систем автоматического контроля освещения.

    Максимального использования дневного освещения.

    Внимание пешему доступу и дорожкам и обеспечение достаточного пространства для парковки велосипедов.

    Минимизация эффекта теплового купола за счет выбора:

    Материалов с высоким коэффициентом отражения для крыш и дорожных покрытий.

    Дорожного покрытия для стоянок.

    Использование местных, быстро возобновляемых материалов, клеящих средств и красок с низкими выделениями летучих органических соединений и сертифицированных древесных материалов.

    Рациональное и оптимальное управление строительными отходами.

    BREEAM является стандартным выбором в Великобритании и получила широкое распространение в странах с очень сильным культурным влиянием Великобритании, таких как Ближний и Средний Восток. LEED применяется в Соединенных Штатах и почти по всему миру, преимущественно благодаря агрессивному маркетингу Американского совета по зеленому строительству.

    Основные различия между двумя методами оценки заключаются в следующем:

    Для BREEAM доказательства обязательно собираются/подготавливаются сертифицированными оценщиками, которые сравнивают доказательства с критериями оценки и передают их в BRE, которая затем определяет окончательную оценку и выдает сертификат.

    В случае с LEED процедура в большей мере автоматизирована: необходимая документация загружается на сайт Американского совета по зеленому строительству, который проверяет ее и присуждает оценку. Использование сертифицированных профессионалов, хоть и рекомендуется, не является обязательным.

    В данной статья не дается подробного анализа различий между двумя схемами оценки, однако основные принципы можно обобщить следующим образом:

    Если здание получило высокую оценку по системе LEED, вероятно, оно получит хорошую оценку и по системе BREEAM. Обратная зависимость не всегда верна.

    В системе LEED существуют обязательные баллы, и схема их начисления обычно менее сложна, чем в системе BREEAM. Цели, установленные в BREEAM, часто связаны с конкретными технологиями или решениями, в то время как в LEED более распространена практика указания намерений и предоставления свободы действия проектировщикам при их выполнении.

    В целом система LEED менее строгая, чем BREEAM. У проектировщиков остается больше свободы при выполнении требуемых стандартов по своему усмотрению вместо простого использования контрольных таблиц. Это означает, что используемые методы расчетов более строгие и, как следствие, для подтверждения оценки необходимо выполнить больше работы.

    Система LEED фокусируется на комфорте пользователей, проблемах внутреннего загрязнения, эффекте теплового купола и оптимизирована для климата, в котором используется механическая вентиляция и кондиционирование воздуха, а существующая инфраструктура поощряет использование автомобилей. Она также охватывает некоторые вопросы, отсутствующие в системе BREEAM, где вступает в силу законодательство Великобритании, например контроль загрязнения окружающей среды табачным дымом.

    Система BREEAM уделяет много внимания безопасности пешеходов и велосипедистов и предусматривает намного больше парковочных мест для велосипедистов. Она также уделяет больше внимания вопросам водопользования и шумам, чем LEED.

    Следует отметить, что, за исключением некоторых случаев в Великобритании и США, получение сертификатов LEED или BREEAM является добровольным. Получение сертификатов по системе LEED или BREEAM стоит больше, чем простое соблюдение национальных кодексов. Но сертифицированное здание имеет следующие преимущества:

    более низкое энергопотребление и снижение эмиссии углекислого газа;

    меньшее водопотребление;

    лучший комфорт и качество окружающей среды;

    лучший корпоративный имидж.

    В любом случае для достижения высокого уровня оценки: Gold (золотой) или Platinum (платиновый) для LEED, Excellent (отличный) или Outstanding (выдающийся) для BREEAM – требуется интегрированный межотраслевой подход, начиная с этапа эскизного проектирования. Проектировщик системы ОВК должен быть вовлечен с самого начала, принимать решения и выполнять оценку при разработке проекта. Архитектор более не является абсолютным хозяином, для которого значение имеет только форма».

    www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=5828

    Наверно, тут дело в различных подходах к решению проблем?

    Наверное таких статей должно быть больше, чтобы понимать состояние системы.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • «Нельзя запрячь в одну телегу осла и трепетную лань» ©.

      Не надо путать инженерное дело с наукой, у научника нужных справочников — нет, как правило.

      Чем больше углубляешся в проблему, тем меньшее число людей тебя понимает. Потом начинают попадаться академики, не успевшие прочитать свежий учебник. Потом появляются неожиданные, но легко объяснимые факты. Потом невероятное становится очевидным.

      Коммерческий директор ООО «Кола», г. Сыктывкар. Библиография. « Климатические системы: расчет воздухообмена в помещении», 2009 г. Л.Л.Гошка! Вероятно, Вы действительно не понимаете проблему, а не занимаетесь троллингом.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Л.Л.Гошка:

        Я действительно более 20 лет проработал на должности коммерческого директора частной фирмы. Другими словами я имею отношение к бизнесу и никакого отношения не имею не только к фундаментальной науке, но и к прикладной. Если бы я занимался не высокотехнологичным бизнесом, т.е. не имел отношение к логической цепочке высокотехнологический бизнес – прикладная наука – фундаментальная наука, тогда бы мне было по барабану, как финансируется фундаментальная наука.

        Я знаю, что чиновники могут финансировать от возможного, а могут от необходимого. Первый вариант для них проще. Нет денег и все. А при втором варианте при внешнем давлении им приходится включать мозги и искать способы финансирования необходимые для решения проблемы.

        Наш чиновник не понимает, что ресурсы всегда ограничены, поэтому денег много не бывает. Денег всегда бывает мало, очень мало или их вовсе нет, а проблемы все равно надо решать, поэтому я предпочитаю работать не с тем или иным руководителем, а с исполнителями и сотрудниками этого руководителя. Вот они быстро и хорошо понимают свою ответственность перед своими коллегами и находят способы давления на своего руководителя. Он им не может сказать, что у него нет денег на то, чтобы им создать человеческие условия для работы.

        Не я этот метод придумал. На более высоком уровне, на мой взгляд, такое давление через налогоплательщиков создают неполитизированные профессиональные сообщества.

        К той информации, которую я привел выше, есть продолжение в части создания внешнего давления.

        Итак, со странички Пола Кругмана:

        «ПРЕДЫСТОРИЯ: Надежда на договоренность Хэ Дзянкен, вице-президент Национальной экспертной комиссии Китая по изменению климата, заявил, что рекомендовал КНР внедрить ограничения на выбросы парниковых газов в следующем пятилетнем плане, который вступит в силу в 2016 году. Хотя это заявление не выражает официальную точку зрения правительства, оно дало Западу надежду, что крупнейший в мире эмитент парниковых газов может согласиться на значимые меры в сфере борьбы с изменением климата. Об этом стало известно после объявления Бараком Обамой предложения по сокращению выбросов электростанций в США. Обе инициативы повысили шансы на достижение договоренности на Конференции ООН по изменению климата, которая пройдет в следующем году в Париже. Предыдущие попытки достичь компромисса, прежде всего на саммите в Копенгагене в 2009 году, потерпели провал из-за взаимного недоверия между двумя странами. Тем временем критики ввода ограничений на выбросы продолжают утверждать, что их внедрение замедлило бы экономический рост, поскольку политика, стимулирующая чистую энергетику, могла бы привести к некоторому повышению цен на энергоносители в краткосрочной перспективе. Однако в опубликованной недавно Guardian статье содиректор Центра экономических и политических исследований Дин Бейкер пояснил, что эти критики почти никогда не учитывают полную стоимость выбросов. «Аргументация против принятия шагов по сокращению выбросов углекислого газа – это утверждение, согласно которому мы вправе подвергать риску и наносить ущерб другим, не неся за это ответственности, – написал он. – Это все равно что утверждать, что я имею право сливать сточные воды на соседскую лужайку, так как мне было бы неудобно построить систему канализации»».

        www.ng.ru/krugman/2014-06-16/5_ecology.html

        Что же это вдруг политиков заинтересовала проблема роста концентрации углекислого газа в атмосферном воздухе?

        Пол Кругман пишет, что для спасения планеты его отдельно взятого предложения сократить выбросы углекислого газа от электростанций недостаточно, да и, как и реформу здравоохранения, его можно отменить, если требуемое количество судей Верховного суда решат, что их партийная лояльность важнее закона и разумной политики. Но если план все-таки будет реализован, последствия могут быть колоссальными. Могла бы возобновиться экологическая дипломатия, и, если внедрить нечто подобное практике торговли квотами на выбросы, это может оказаться значительно дешевле, чем говорят пессимисты, подорвать аргументацию противников экологии примерно так же, как успехи закона о доступном здравоохранении подмочили критику врагов всеобщей медицинской страховки.

        Так что это его действительно воодушевляет. Он просто надеется, что президент останется верным себе, и хорошая новость в том, что он начинает верить, что так оно и будет.

        www.ng.ru/krugman/2014-06-11/5_climat.html

        Если учитывать рост концентрации углекислого газа в атмосферном воздухе то тогда все дело в банальном законе разбавления, который специалисты ОВК называют воздухообменом. Чем выше концентрация углекислого газа в атмосферном воздухе, тем ближе коэффициент опасности воздействия вещества HQ к единице. Следовательно, нормативный воздухообмен необходимо увеличивать, если за основу брать не социальную норму, а физиологическую. При этом энергопотребление на нагрев наружного воздуха будет возрастать по степенной зависимости.

        Теперь вопросы к представителям фундаментальной науки:

        Что будет происходить в организме человека при достижении концентрации углекислого газа в атмосферном воздухе при HQ=1?

        Какая концентрация углекислого газа в атмосферном воздухе будет при HQ=1?

        Известно, что угольная кислота является основной буферной системой в организме человека, отсюда следующий вопрос:

        Какая кислотность крови будет при такой концентрации углекислого газа в атмосферном воздухе?

        Известно, что исходными реагентами для образования кальцита служат ионы кальция и угольная кислота:

        При какой концентрации углекислого газа в атмосферном воздухе начнется активный процесс кальцификации?

        К какому изменению кислотности крови приведет процесс кальцификации?

        Известно, что ионы кальция участвуют в обмене веществ:

        Как уменьшение концентрации ионов кальция в сыворотке крови при активном процессе кальцификации повлияет на обмен веществ?

        Предположительно обмен веществ может повлиять на сжатие и растяжение клеток в плотной упаковке, но для этого надо найти ответ на вопрос, за счет какого механизма клетка сжимается и растягивается? Сама клетка такого механизма не имеет, а вот таким свойством обладают межклеточные поры, вследствие проявления эффекта Ребиндера.

        Зачем клетке ионные каналы МСК, которые реагируют на механическое воздействие?

        Если клетки сжимаются и растягиваются за счет межклеточных пор, тогда ини должны иметь своего рода предохранительный клапан для сброса избыточного давления в клетке и при недостаточном давлении иначе она не будет сжиматься и растягиваться под внешним воздействием.

        Не для этого ли служат ионные каналы МСК?

        Как может проникать тяжелый ион в клетку, да так, что она в дальнейшем продолжает нормально функционировать?

        Предположительно через дефект поверхности (мембраны). Такими дефектами могут служить ионные каналы, а разрыв и востановлене канала может происходить за счет проявления эффекта Ребиндера.

        Я думаю, что вопросов достаточно, чтобы в ответ была полная тишина? А для того чтобы оправдаться, я традиционно могу услышать, что данные вопросы выходят за границы того или иного научного направления.

        На поставленные вопросы фундаментальная наука не имеет ответов.

        Отсюда вывод, что для ответов требуются целенаправленные научные исследования при необходимом, а не возможном финансировании и не отдельных направлений, а целенаправленное финансирование исследований проблемы. Иначе пойдет потеря информации о полученных результатах между различными дисциплинами. Иными словами каждый игрок в команде будет играть в свою игру и конечного результата не получить. Для того чтобы игра была командной, необходимы специалисты по проблеме, которые бы ставили задачу специалистам по предмету, обобщали полученные результаты и сводили бы эти результаты в одну систему. И самое главное отвечали бы за полученный обобщенный результат. Специалистов по проблеме нельзя назначать чиновникам, т.к. сразу получим систему Чубайс – нанотехнологии. Специалисты по проблемы должны выдвигаться из научной среды и научным сообществом.

        На сегодня имеем только, что по данным ученого из Великобритании Робертсона предельной концентрацией в атмосферном воздухе являеисся значение в 426 ppm при кислотности рН= 7,3.

        Такая концентрация углекислого газа в атмосферном воздухе будет достигнута уже к сороковым годам этого столетия.

        Что будет происходить в организме, описал ученый из США Карл Шафер, проводя эксперименты на морских свинках.

        Неужели надо дождаться, когда конечности самопроизвольно начнут выскакивать из суставов, а потом сообразить, что без фундаментальных исследований проблема не решается?

        Тогда будет поздно, т.к. процессы будут носить необратимый характер.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • амперион:

          «Что будет происходить в организме, описал ученый из США Карл Шафер, проводя эксперименты на морских свинках.»

          В комнате, в которой Вы проводите 9/10 Вашего рабочего дня, концентрация СО2 cоставляет в среднем 1000...1500 ppm.

          Много суставов повыскакивало?

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • Вы действительно не владеете темой за которую взялись, и не имеете базового медицинского или биологического образования. Предполагаю, что с геохимией — тоже плохо: ни газообмен Мирового Океана, ни вулканическая деятельность — не упомянуты, а их надо включать в расчеты.

          Не волнуйтесь, этой проблемой занимается большое количество людей, на высоком профессиональном уровне.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

          • Л.Л.Гошка:

            Я действительно не имею базового медицинского или биологического образования. Оно мне без надобности. Тем более я занимаюсь высокотехнологическим бизнесом и имею возможность не только поставить задачу, которая меня интересует, научному сотруднику, но оплатить его услуги.

            Для этого я должен представлять его квалификацию и уровень компетенции. Иными словами я только потребитель новых и у меня нет никаких своих теорий и быть не может. У меня могут быть только свои предположения, которые научный сотрудник либо может подвердить и разьяснить более подробно суть того или иного явления, либо опровергнуть и научнообосновать мою не правоту.

            Вы не удосужились разобраться в моих вопросах, а вот уровень моей компетенции оценили. По своей сути Вы выступили в роли эксперта.

            На основе этого я сделал вывод, что инвестировать в российскую науку это то же самое, что выбрасывать деньги на ветер.

            После этого Вы мне совершенно не интересны, т.к. плохо владеете основами химии и системным анализом, если ситуация была не схожей для многих научных сотрудников по отношению к экспертам тех или иных фондов.

            Я предполагаю, что они в основном получают рецензию от экспертов похожую на вашу, а заодно и пинка. Поэтому и пытаются найти некие критерии, которые бы позволили избавиться от некомпетентных экспертов. Это так же бесперспективно, как бороться с коррупцией в наших условиях без смены экономической модели.

            А теперь, чтобы не быть голословным.

            Известно, что практически во всех органах человека обнаружены патогенные биоминералы. Можно предположить, что изучение этой проблемы выходить за рамки компетенции медиков, поэтому этой проблемой занимается биоминералогия. Пожалуй, это обосновано тем, что образование минералов (кристаллов) происходит не только в живом веществе, но и косном.

            Например, американский ученый Ганс Гениш приводит следующие данные, чтоиспользуя различные кислоты и соли металлов, можно получить множество других кристаллов. Среди кристаллов, которые хорошо образуются и растут в гелях, можно назвать следующие: тартраты аммония, меди, кобальта, стронция, железа и цинка; оксалаты кадмия и серебра; вольфрамат кальция; иодид свинца; сульфат кальция; кальцит и арагонит; сульфиды свинца и марганца; металлический свинец; медь, золото и многое другое. При этом второй реагент не обязательно должен быть в виде раствора. Можно использовать газообразные реагенты при различных давлениях. Кроме того, не обязательно, чтобы гель был кислым, а основу его не обязательно должен составлять метасиликат натрия; может быть использован, например, силикагель разных марок или гели агар-агара. Существует множество примеров роста кристаллов в других вязких средах, как природных, так и искусственных. Например, льда в мороженом, тартратов в сыре, серы в резине, солей цинка в сухих элементах, рост кристаллов тиомочевины в соединительных тканях и костях организма человека. Но кристаллы могут образовываться не только в гелевой среде. Г. Гениш упоминает, что Драпер вместо обычных гелей использовал мелкий песок и одиночную капиллярную трубку; оказалось, что и в таких системах можно получать кристаллы.

            Я так думаю, чтобы разобраться в процессах кристаллизации в пористых средах диплом медика или биолога не поможет. Особенно если учесть, что друг Вернадского профессор Б.Л. Личков еще в 40-е годы предположил, что подпочва не почвообразующая материнская порода, а наоборот, почвообразованная, т.е. дочерняя порода. Есть экспериментальные данные, по результатам которых было сделаны выводы, что растительность и почва работают в едином цикле преобразования вещества.

            Практически во всех этих случах работает один и тот же закон:

            Если произведение концентраций исходных реагенов для слаборастворимых солей превышает произведение растворимости, тогда выпадает осадок. Если меньше, тогда осадок растворяется.

            Бросьте кусок кольцита в раствор соляной кислоты и от него останутся только рожки да ножки. Всго навсего, тогда почему медики бессильны растворить кальцит в организме человека? Знают ведь, что

            1. Нереспираторные изменения. Они появляются в результате того, что первоначально в повышенном количестве возникают ионы Н+ или ОН- , которые образуются не через реакцию СО2+Н2О ↔ H+ + HCO3-;

            2. Респираторные изменения. Они обусловлены первичным изменением Рсо2, в результате чего в реакции СО2+Н2О ↔ H+ + HCO3- образуются ионы Н+ ( и соответственно, ОН-).

            Разделяют метаболический и респеративный ацидоз, а вторую константу диссоциации угольной кислоты отбрасывают из-за малой величины.

            Я понимаю, что три волосины на голове для физиологов очень мало, но в отличие от них знаю, что три волосины в борще много.

            При учете второй константы диссоциации угольной кислоты К2 = 5.61•10↑-11:

            К2 = [H+]•[CO32-]/ [HCO3-]

            появляется ион CO3↑2 — , который может участвовать в образовании и росте (растворнии) кальцита:

            ПР<[Cа2+]•[CO32-]

            произведение растворимости кальцита ПР=3.8•10↑-9.

            А из арифметики известно, что если в числителе и знаменателе в уравнении будут две малые величины, то в результате получается борщ с тремя волосинами.

            Найдите мне хоть один учебник по физиологии, где бы кислотно-щелочной баланс был бы описан математически с учетом процесса кальцификации, т.е. роста (растворения) хотя бы кальцита?

            А, что респираторные изменения, т.е. измения Рсо2 по нынешним временам уже никак не зависят от роста концентрации углекислого газа в помещении (атмосферном воздухе)?

            Извините, но мне уже надоело проводить ликбез для экспертов по основам фундаментальных знаний. Для этого есть преподаватели.

            Ваше экспертное заключение в полной мере соответствует представителю госэкспертизы только в другом виде деятельности:

            “ Учитывая, что расход тепла на нагрев инфильтрующегося воздуха составляет примерно половину от расчетных теплопотерь, надо сокращать воздухообмен на 4,5 • 2 = 9% или менее чем на 3 м3/ч из расчетных 30 м3/ч на жителя.

            Это будет совсем незаметно для человека, тем более что, например, в Германии, далеко не бедной стране, расчетный воздухообмен в квартирах при расчете нагрузки системы отопления в капитально ремонтируемых домах рекомендуется принимать исходя из 20 м3/ч на жителя”.

            Образно говоря это вашей же палкой, только по вам. Вы уверены, что ваш организм этого не заметит? А вот я не уверен, поэтому заблаговременно рекомендую накапливать финансовые средства для медиков, которые может быть и вылечат Вас, а может еще больше покалечат.

            Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

            • «Роль биогенных нанокристаллов в работе биологической «машины времени»»

              biomolecula.ru/content/1125/

              Потенциально — Ваш единомышленник, владеющий сабжем.

              Systems Biology Markup Language (SBML)

              sbml.org/Main_Page

              Про математические модели в биологии. Нужное — ищите и пишите сами.

              Эпидемиологией диоксида углерода — не запимался, для этого есть сан.эпид.надзор. А вот когда проблема действительно обозначится, ознакомьтесь с литературой и — вперед.

              inspectapedia.com/hazmat/CO2gashaz.htm

              Для начала литературного поиска — см. список литературы en.wikipedia.org/wiki/Carbon_dioxide

              Про промышленные выбросы, ПМСМ диоксид углерода — не самое страшное, что там имеется.

              ПМСМ, человек успел адаптироваться к вариабельности по концентрации диоксида углерода во время жизни в пещерах и курных избах. Кроме того, использование мускульной силы для пром.производства, практиковавшееся до серидины двадцатого века, сделало популяцию устойчивой к повышению внутритканевой концентрации диоксида углерода.

              Я — не эксперт, осведомленность появилась под воздействием информационного шума, неизбежного при работе с литературой.

              Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

              • Л.Л.Гошка:

                Спасибо за ссылки. Обязательно посмотрю, но позже.

                То, что Вы не эксперт я догадывался, но я то с улицы и затрагивал ваши профессиональные интересы, поэтому на мои вопросы Вы, естественно, отработали как эксперт.

                Меня интересовал вопрос, как могут отреагировать эксперты того или иного фонда на не стандартную и необычную для них ситуацию? Они бы отреагировали точно так же, как и Вы.

                Вопросы я сформулировал на основе экспериментальных данных, при этом точно знал, что Вы с ними не знакомы.

                Я так думаю, что данная ситуация стандартная для многих научных сотрудников, которые обращаются в тот или иной фонд. Я так же думаю, что они прекрасно понимают, что существует высокая вероятность того, что по заключению эксперта можно получить пинка, а деваться некуда, если нет альтернативного источника финансирования, кроме грантового или не будет в перспективе.

                Вы утверждаете, что человек успел адаптироваться к вариабельности по концентрации диоксида углерода, но не объясняете как.

                Я же утверждаю, что в соответствии с постулатами Парацельса мы получаем неопределенность в оценке риска отрицательного влияния воздуха на организм человека:

                Неопределенность = Вариабельность + отсутствие сведений

                Для того чтобы уйти от неопределенности надо избавится от отсутствия сведений. Только тогда можно оценинить риск отрицательно воздействия той или иной концентрации углекислого газа в воздухе помещеия (атмосферном) на организм человека.

                Риск = (Токсичность)×(Экспозиция)

                Отсутсвие риска при параметрах организма в норме:

                1) кислотность крови рН=7,4;

                2) содержание бикарбоната в плазме — 24 ммоль/л;

                3) парциальное давление СО2 в артериальной крови человека находится в равновесии с парциальным давлением СО2 в альвеолярном воздухе и составляет примерно 40 мм рт. ст. при 37 градусах Цельсия.

                При этом концентрация ионизированного кальция Са2+ составляет 50% от всего количества кальция в сыворотке крови, и это примерно составляет от 1.125 до 1.25 ммоль/л,

                При кислотности крови в интрвале от 7,35 до 7,45 определяется зона оптима, где риск отсутствует. Интервал от 7,3 до 7,35 задает зону верхней регуляции, а интервал от 7,45 до 7,5 является зоной нижней регуляции. Поддержание кислотности в этих зонах обеспечивают компенсаторные механизмы организма человека. В этом случае появляется риск, но не настолько, чтобы как-то мог повлиять на функционирование организма.

                Из физиологии известно, что кислотность во внеклеточной жидкости организма человека (концентрация ионов водорода H+) регулируется в узких пределах. Такое точное поддержание кислотности необходимо для нормального функционирования ферментных и биологических систем в организме человека. И даже небольшие изменения могут оказывать очень сильное воздействие на функции организма.

                Процесс, в результате которого концентрация ионов водорода внутри организма остается практически постоянной, включает три основных компонента:

                1) функционирование вне- и внутриклеточных химических буферных систем;

                2) регулирование уровня СО2 в крови с помощью альвеолярной вентиляции;

                3) контроль концентрации бикарбонатов HCO3- в крови путем регуляции почечной экскреции ионов водорода H+.

                В результате метаболизма углеводов и жиров в сутки образуется 15000 ммоль СО2, и если легкие окажутся не в состоянии выделять СО2, будет наблюдаться прогрессирующее накопление угольной кислоты.

                Фундаментальная и клиническая физиология: Учебник для студ. высш. учеб. заведений/ Под ред. А.Г.Камкина и А.А.Каменского. — М.: Издательский центр «Академия», 2004. -1072с.

                И к чему же это может привести рост концентрации угольной кислоты? Куда девается избыток угольной кислоты?

                Ну, это должен знать любой студент химического факультета. Естественно выпасть в осадок карбонат кальция (кальцит) СаСО3↓с высвобождением ионов водорода:

                [Cа↑2+]•[CO3↑2 ]>ПР.

                Концентрация [CO3↑2 ] из-за роста концентрации угольной кислоты растет, а концентрация ионов кальция постоянная.

                Как вам еще один компенсаторный механизм в организме человека? Осталось найти дополнительно механизм управления со стороны биологии этим компенсаторным механизмом.

                Ну, он хорошо всем известен.

                Связь между ионизированным кальцием Са↑2+ и концентрацией белков в крови может быть представлена следующим образом

                [Са↑2+][протеинат] / [белково-связанный кальций] = К,

                где [протеинат] соответствует концентрации белка в плазме крови;

                К- константа равновесия.

                Захотелось организму резко и быстро скомпенсировать отклонения кислотности, изменил концентрацию белков, тем самым изменилась концентрация ионизированного кальция в ту или иную сторону. Реакцией на изменение ионизированного кальция и в соответствии с произведением растворимости, кальцит будет либо растворятся и ионы водорода будут связываться угольной кислотой, либо расти с высвобожденим ионно водорода.

                Для того чтобы понять, как происходит управление процессом кальцификации, надо все взять в свои руки, т.е. исключить полностью биологию из этих процессов. Для этого нужна двухфазная система, в которой зарождаются и растут кристаллы, т.е. надо использовать метод кристаллизации в гелях и научится управлять процессом кристаллизации.

                Я это умею делать. Мало того я еще и собственными глазами видел, что там внутри происходит, т.к. при исследованиях использовался метод голографической интерферометрии.

                Ну, вот опять много написал, но самое интересное происходит в гелях. Это то, что Вы не знаете.

                Если найти ответы на мои вопросу, тогда появится выход на технологии VI технологического уклада, в части управления физическими и биохимическими процессами в организме человека. Как минимум профилактикой некоторых заболеваний.

                Для этого надо избавится от отсутствия сведений, а это может сделать только фундаментальная наука, а при формирующемся источнике финансирования через гранты и экспертизы мы получим только рожки да ножки. Вы же ответили на мои вопросы? Любой эксперт поступит точно также, т.к. с его точки зрении дополнительный компенсаторный механизм, о котором я написал выше полный бред и он нигде и никем не учтен при описании кислотно-щелочного баланса. И все только потому, что когда-то кто-то посчитал вторую константу диссоциации угольной кислоты малой величиной и тем самым пренебрег очень важным процессом кальцификации.

                Если хотите, то расскажу, что происходит в гелях, но только в другой раз.

                Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

                • «Вопросы я сформулировал на основе экспериментальных данных, при этом точно знал, что Вы с ними не знакомы.»

                  Повышенная концентрация диоксида углерода в хроническом режиме действует на человека, в частности, на подводной лодке. Я думаю, что этот вопрос хорошо изучен специалистами, но мало кому интересен. Уверен, что все константы учтены, Вы же — не специалист, а потому — не знакомы с информацией, часть которой может быть закрытой.

                  «И все только потому, что когда-то кто-то посчитал вторую константу диссоциации угольной кислоты малой величиной и тем самым пренебрег очень важным процессом кальцификации.

                  Если хотите, то расскажу, что происходит в гелях, но только в другой раз.»

                  Хочу, рассказывайте. Вот площадка www.neuroscience.ru/showt...=5207&page=4 Честное слово, процессом кальцификации — не пренебрегают.

                  Только не порите чушь «про ионные каналы», по ним есть база данных, ознакомтесь с сабжем.

                  Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Xeron:

      Ну вообще-то то что вы написали в большей степени относится к прикладным вопросам (насколько я понял ва текст) — для прикладников существует гораздо больше возможностей финансирования (может конечно кривых), но их действительно больше чем в фундаментальной науке......если ваш вопрос звучит философски — типа зачем бабла тратить на фундаментальную науку???? — ее же скушать, надеть и тп нельзя)))) — то здесь наверно уместно спросить зачем древние ацтеки изучали звезды???? — наверное они были извращенцами)))))

      А что касается дорожного строительства — так это вопрос не законов и регламентов, а их право применения... Если с каждого рубля бюджетных средст 50% оседает непонятно где, то никакие регламенты и законы не помогут

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  16. Андрей Летаров:

    Коллеги, если мы обсуждаем конкретные предложения, то нужно исходить из реальных оценок шансов получить поддержку принимающих решения (ведь не майдан же мы планируем!)

    Наши (в том числе и мои) мысли о том, как все лучше построить на совершенно других принципах им вряд ли интересны. А вот такие идеи как

    — Изменить классификатор (нужно понять как именно его менять)

    — Сделать доступными для заявителей полные тексты экспертного заключения (м.б. за исключением специального поля для конфиденциальных комментариев для экспертного совета)

    -Добиться публикации официальной статьи, объясняющей без канцелярита, что именно и зачем хотят во всех этих полях и как построенна система оценки, дающей метод прикинуть собственные шансы в том или ином конкурсе и пр.

    — Дополнительная экспертиза в спорных случаях

    — Опубликовать или хотя бы сообщить экспертам стоимость их ответов в баллах

    Имеют шансы на понимание, хоть и не слишком большие.

    Идеи типа

    -ограничить полномочия экспертного совета

    -изменить принципы формирования корпуса экспертов

    и прочие радикальные мысли шансов, по-моему, не имеют.

    К слову, мысль о том, что количество грантов должно быть сопоставимо с числом групп определенного уровня, которые хотелось бы поддержать, в сущности высказывалась самим Хлуновым — ему приятны идеи увеличения финансирования РНФ.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  17. П.Губарев:

    Если хотя бы часть финансирования отдали на распределение в новое русское государство, Новороссию, мы справились на порядок лучше!

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  18. Андрей Летаров:

    Откуда это следует, г-н Губарев? Сколько у авторов, работающих на территориях, ныне обозначивших себя как Новороссия, выходило в год статей в журналах с IF>1.0 ?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Если три ляма отдать за включение в список авторов, а два оставить себе, то — получится неплохой бизнес, и веселый смех над фондом. Дык, что собирается финансировать фонд?

      П.Губарев! Вот только обещалок — не надо. Включайтесь в работу, посмотрим на результат.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  19. Л.Л.Гошка:

    VLadimirKox:

    26.06.2014 в 17:17

    «Я думаю, что этот вопрос хорошо изучен специалистами, но мало кому интересен».

    А я знаю, что этот вопрс не изучен, но мало кому из наших специалистов он интересен.

    И такая ситуация практически по всем видам деятельности. Например, в сфере ЖКХ ваши проблемы не изучаются, а специалистам ЖКХ Вы не интересны. Им интересно, чтобы Вы вовремя получили попрошайку и ее вовремя оплатили.

    Все больше становится врачей и учителей, которым не интересно лечить и учить.

    От того, что специалистам все больше становится не интересно выполнять свои прямые обязанности, тем все больше система жизнеобеспечения переходит на функционирование по принципу «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Так и в данном случае:

    “А что делать школам, где старые «дырявые» окна поменяли на ПВХ?

    Ситуация следующая.

    При «освоении средств», выделенных на ремонт школы, построенной 30-50 лет назад, обязательно меняют окна.

    После откатов и т.п. денег остается лишь на самую убогую комплектацию окон. Обычно, это максимум «глухого» остекления и одна створка с распашным открыванием, часто даже без режима «щелевого проветривания».

    Итог — после интенсивного проветривания во время перемены концентрация СО2 растет очень быстро, 5000 ppm набирается легко.

    На одном из оконных форумов есть целая тема по этой проблеме в г.Миассе. К концу урока бывают обмороки детей.

    Как учителя пытаются решить проблему?

    На время урока створки оставляют в положение «откинуто». Результат — ангины и отит на следующий день у учеников крайнего ряда у окон.

    Урок делится на две части, 20 минут и перемена, еще 20 минут и перемена.

    Наиболее сообразительные учительницы пробуют откидывать створки окон, а два образовавшихся по бокам створки треугольных отверстия закладываются тряпками, чтобы холодный воздух втекал в помещение как можно выше.

    Кардинальное решение — перевод ребенка в школу, где еще осталась старая "столярка”.

    forum.abok.ru/index.php?s...amp;#entry609165

    Специалисты, котрые принимали решение об обязательной замене окон на стеклопакеты, исполняли закон б энергосбережении, и им было не интересно, что тогда помещение будет напоминать стеклянную банку, плотно закупоренную крышкой. А это уже не подводная лодка, в которой обязательно существует система вентиляции.

    А тому, кто подписывал закон об энергосбережении, было не интересно, кто, как и на какие финансовые средсва будет исполнять этот закон.

    Правда есть другие специалисты, которым не все рано и интересно решать проблемы.

    Чтобы сограждане этих специалистов не думали, а знали, что делается все возможное, для того чтобы они жили в комфортных условиях, делается следующее:

    Ф. Аллард, президент Федерации европейских ассоциаций в области отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха [REHVA] в приоритетных направлениях для повышения энергоэффективности зданий в Европе отметил, в частности:

    1. Разработчики инженерных систем должны взять на себя ведущую роль в подготовке стратегических действий и возглавить битву против глобальных климатических изменений.

    Уже созданы некоторые инструменты, необходимые для начала решения проблемы, но совершенно очевидно, что в течение следующих десятилетий еще многое надо изучить и разработать. Исследования необходимо направлять, прежде всего, на создание качественной и здоровой среды обитания людей, а также на получение определенных конкурентных преимуществ для европейской индустрии климатического оборудования.

    2. Воздух является переносчиком многих видов загрязняющих веществ (газообразные, биологические загрязнения и т.д.). При все более плотной застройке и большей герметичности зданий качество внутреннего воздуха требует особого внимания. Для правильной интерпретации поведения внутреннего воздуха и определения его характеристик требуется дальнейшее изучение, начатое в скандинавских странах, взаимодействия между частицами газообразных или биологических загрязняющих веществ с другими веществами и с твердыми пористыми материалами при воздействии влаги или других факторов.

    Вслед за публикацией приоритетных направлений для повышения энергоэффективности зданий в Европе состоялся форум REHVA.

    Форум был посвящен необходимости разработки руководящих принципов и стандартов по вентиляции в Европе, т. к. существующих стандартов недостаточно для работы проектировщика.

    В ходе обсуждения были сделаны следующие выводы:

    1. Существует доказательство того, что вентиляция влияет на проявление синдрома больного здания.

    2. Результаты научных исследований указывают на преимущество вентиляции с большей интенсивностью, до 25 л/с (90м3/час) на человека.

    3. Результаты научных исследований указывают на большой разброс «оптимальной» интенсивности вентиляции для различных зданий в зависимости от многих факторов, таких как, например, источники загрязнения от самих строительных материалов.

    4. Хотя двухкомпонентный метод (выделение вредностей от людей внутри здания и от строительных материалов) расчета интенсивности вентиляции применяется в европейских стандартах (EN15251 indoor environmental input parameters for design and assessment of energy performance of buildings – addressing indoor air quality thermal environment, lighting and acoustics), требуется дополнительное научное доказательство, поддерживающее этот подход.

    5. Воздействие вентиляции на здоровье людей зависит также от качества наружного воздуха.

    6. Очень сложно разработать критерии производительности вентиляции, основанные на качестве воздуха, в условиях, когда трудно собрать исходные данные (данные по выбросам и т.п. обычно недоступны).

    7. Необходимо ответить на вопрос, нужны ли стандарты по системам вентиляции и критерии для разных групп людей (аллергиков и т.д.).

    8. Большинство стандартов основано на перемешивающей схеме вентиляции (mixing ventilation), но некоторые позволяют учитывать эффективность вентиляции и персональную вентиляцию, однако такая возможность не реализуется на практике.

    9. Достигнуто общее согласие: на данный момент нет достаточной информации для расчета стандартов вентиляции исходя из ее влияния на здоровье людей, но можно подготовить руководства и стандарты, которые помогут повысить эффективность вентиляции.

    Кроме того, сделан вывод, что в жилых зданиях интенсивность вентиляции должна зависеть от числа людей в комнате, и на самом деле нужны адаптируемые уровни вентиляции. Необходимо управление вентиляцией по потребности в каждом помещении. Вентиляция должна регулироваться по количеству людей и источникам загрязнения в помещении.

    В части того, что не хватает в стандарте по вентиляции:

    1. Необходимо руководство по простому техническому обслуживанию и эксплуатации вентиляционных систем.

    2. Необходимо учитывать сильно загрязненный наружный воздух и, соответственно, корректировать вентиляцию или учитывать очистку вентиляционного воздуха.

    3. Необходимо учитывать наружный климат (влажный/сухой) и, возможно, корректировать вентиляцию.

    4. Необходимо руководство по контролю вентиляции по потребности.

    5. Проблема с шумом решается в стандартах, но не на практике – нужны более жесткие критерии по уровню шумов.

    6. Необходимо разработать обучающие инструкции для людей, находящихся в зданиях.

    Критерии эффективности различных систем вентиляции (механической, гибридной и естественной) должны быть одинаковыми, но нужны различные стандарты проектирования. Критерии производительности должны основываться на общей концентрации некоторых загрязняющих веществ и, возможно, на максимальной концентрации других. Многие исследования указывают на более высокую частоту проявления симптомов больного здания в зданиях с механической вентиляцией, но причина все еще не ясна. Нет понимания, как учесть это различие. Окончательный вывод: необходимо работать над улучшением руководящих принципов и стандартов в области вентиляции, и REHVA должна проявить инициативу в этой области.

    «Уверен, что все константы учтены, Вы же — не специалист, а потому — не знакомы с информацией, часть которой может быть закрытой».

    А я знаю, что не учтены, тогда кальцит не классифицировался бы как патогенный биоминерал, а считался бы физиогенным и классификация бы шла не по биоминералам, а по процессам.

    Если у взрослого человека вдруг начали расти кости, то это не означает, что кости надо считать патогенными биоминералами.

    «Только не порите чушь «про ионные каналы», по ним есть база данных, ознакомтесь с сабжем».

    Перед тем, как мне знакомиться с сабжем найдите ту силу и энергию, которая воздействует на мембраны клеток и изменят натяжение мембраны:

    Считаются, что механоуправляемые, или механосенситивные, ионные каналы (МСК) раскрываются или закрываются в результате изменения натяжения мембраны, переданного через цитоскелет, вследствие механического воздействия на клетку.

    Таким образом, механоуправляемый ионный канал – это канал, у которого изменение проводимости является ответом на механическую деформацию мембраны.

    В настоящее время постулируется, что МСК – это ионный канал, который «узнает» механическую деформацию и воспринимает ее как полноценный физиологический сигнал.

    Определение канала как механосенситивного – эмпирическое и означает изменение вероятности открытия канала в ответ на механическую деформацию мембраны. Механочувствительность определяется каналами, активирующимися при растяжении клетки – stretch-activated channels (SAC) или инактивирующимися при растяжении клетки – stretch-inactivated channels (SIC).

    Механосенситивные каналы отвечают на механический стресс мембраны изменением вероятности открытия канала. Они существуют в слуховых клетках, механорецепторах, мышечных веретенах, сосудистом эндотелии и нейросенсорной ткани, где их физиологическая функция достаточно понятна. Однако менее понятно, почему электроневозбудимые клетки, такие как клетки крови и эпителиальные клетки, нуждаются в каналах, которые отвечают на механические стимулы. По-видимому, это связано с тем, что все клетки должны сталкиваться с проблемой регуляции объема и электролитного гомеостаза. Регуляция клеточного роста также требует специфической механопередающей системы, которая определяет физические изменения клеточных размеров и формы.

    Эта информация отсюда:

    Фундаментальная и клиническая физиология: Учебник для студ. высш. учеб. заведений/ Под ред. А.Г.Камкина и А.А.Каменского. — М.: Издательский центр «Академия», 2004. -1072с.

    Вот когда найдете эту силу и энергию, тогда сможете описать работу МСК, пересмотреть функционирование клетки, а потм перейти к мутациям и ответить на вопрос, как крупный по размеру ион тяжелого металла попадает в клетку и она продолжает функционировать.

    После этого увидите уникальную картину, как организм оригинально меняет объемом и поверхность межклеточных пор белками, только для того, чтобы преобразовать вот ту энергию, которую если найдете в механическую.

    Удачи Вам.

    А меня закон о Федеральной контрактной системе вынуждает переходить на новые условия работы. Купил – продал – украл, поэтому мне уже по барабану найдете Вы эту силу и энергию или нет. Мне уже по барабану, как будут выдавать зарплату ученым: деньгами или продовольственными пайками.

    Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • «как крупный по размеру ион тяжелого металла попадает в клетку и она продолжает функционировать.»

      ru.wikipedia.org/wiki/Эндоцитоз

      «Мне уже по барабану, как будут выдавать зарплату ученым: деньгами или продовольственными пайками.

      Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!»

      Что только не придумают, лишь бы не платить за тематическое исследование специалистам. Вот такой вот суровый закон бизнаса, по минимизации собстенных расходов.

      Всё — просто:

      1. Санэпиднадзор определяет социальную значимость фактора(ов).

      2. РАН распределяет исследовательские темы по рабочим группам, а не — гребет всё под себя в нерезиновой.

      3. Госкомстрой получает соответствующие СНиП, и прочую справочную информацию.

      4. Тех.надзор контролирует качество выполненных работ строительными фирмами.

      5. Потребитель контролирует эффективность тех.надзора, исками, через суд.

      Но заковыка в том, что денег у РАН — нет, потому что — потрачены на более важные дела.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Ваш вопрос не — для Российского Научного Фонда, а — для Агенства Стратегических Инициатив. Организационно-прикладно-коммерческий.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Л.Л.Гошка:

        ««как крупный по размеру ион тяжелого металла попадает в клетку и она продолжает функционировать.»

        ru.wikipedia.org/wiki/Эндоцитоз»

        Я знаю, что на все мои вопросы я ответы должен найти сам. Это у нас такая ситуация, но не за бугром.

        На одной из конференций я задал вопрос господину Сеппанену, на то время он был Президентом федерации независимых ассоциаций инженеров по отоплению и вентиляции в Европе (REHVA). Я его только спросил: “Были ли случаи, когда в помещении фиксируются химические соединения, которые не выделяют строительные материалы, мебель, люди и т.д. Другими словами химическое соединение фиксируется, а источник его не известен?” Он меня сразу спросил о причинах. Я ему ответил, тогда он спросил откуда я это знаю. Я ответил, что занимался исследованием зарождения и ростом кристаллов в гелях, т.е. образованием химических соединений в пористых средах. Тогда он сказал, что такие вопросы находятся не в его компетенции, т.к. он по образованию механик. А вот если у меня есть желание, тогда я могу с ним связаться, и он сведет меня с химиками. При этом от прямого ответа на мой вопрос он ушел (через несколько лет профессор Энно Абель (Высшая Техническая Школа Чалмеш, Гётеборг, Швеция) в частной беседе на этот же вопрос ответил, что такие случаи имели место).

        Вот тут я и сообразил, что сам не готов к формулировке проблемы и постановке задачи для химиков.

        Разговор длился не более 5-10 минут. Этого времени господину Сеппанену (механику) хватило для того, что бы понять проблему, которая имеет отношение к химикам и принять решения о возможном сотрудничестве.

        Результатом беседы с господином Сеппаненом стал пункт в приоритетных направлениях для повышения энергоэффективности зданий в Европе:

        «Для правильной интерпретации поведения внутреннего воздуха и определения его характеристик требуется дальнейшее изучение, начатое в скандинавских странах, взаимодействия между частицами газообразных или биологических загрязняющих веществ с другими веществами и с твердыми пористыми материалами при воздействии влаги или других факторов».

        Меня такая реакция заинтересовала, и я решил проверить, а как это действие происходит у нас.

        С вопросом как зависит концентрация бикарбоната в крови человека от концентрации углекислого газа в помещении при воздухообмене, я обратился к президенту НП “АВОК” д.т.н., член-корру РААСН Ю.А.Табунщикову. По своему статусу в АВОКе и REHVA квалификации они сопоставимы. Юрий Андреевич с этим вопросом отправил меня к ведущему специалисту по воздухообмену Е.О.Шилькроту к.т.н., вице – президент НП «АВОК» (он действительно был высококвалифицированным специалистом). На мой вопрос Евгений Овсеевич сказал, что мой вопрос к предмету не относится и отправил к Ю.Д.Губернскому на то время он был член-корр РАЕН и признанным авторитетом в области гигиены жилья. Учитывая, что за несколько лет до этого я уже обсуждал проблему качества воздуха в помещении с Юрием Дмитриевичем, и он сказал, что эту задачу необходимо решать совместными усилиями инженеров и санитарными врачами, поэтому для меня круг замкнулся, а воз и ныне там.

        «Что только не придумают, лишь бы не платить за тематическое исследование специалистам.»

        Поэтому надо налогоплательщику оплачивать в добровольно-принудительном порядке попрошайку на содержание храма «Наука».

        Лишний хомут со шпорами на шею налогоплательщика не помешает.

        «Всё — просто:…...»

        А на выходе российские дороги. Одна из двух основных российских проблем.

        «Ваш вопрос не — для Российского Научного Фонда, а — для Агенства Стратегических Инициатив. Организационно-прикладно-коммерческий.»

        …...если очень надо получить ответ, то только через приемную Президента.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • С.Сафонов:

      Бред!

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

      • Это не — бред, а Вы, судя по всему, — не психиатор.

        Это похоже на недобросовестную PR-акцию. Люди, не ознакомившись со справочником www.dpva.info/Guide/Guide...cceptableLevels/

        требуют пересмотра санитарных норм, используя наукообразные фразы.

        ekobalans.ru/investigatio...kislyij-gaz- (co2)

        www.dishisvobodno.ru/co2.html

        С них надо брать деньги, с целью уменьшения информационного шума. Ну, чтоб уточнить справочные величины.

        Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

        • Л.Л.Гошка:

          «Это похоже на недобросовестную PR-акцию. Люди, не ознакомившись со справочником www.dpva.info/Guide/Guide...cceptableLevels/

          требуют пересмотра санитарных норм, используя наукообразные фразы».

          Забавно, но Вам, по всей видимости, уже не интересно от какого «фонаря» взяты рекомендованные уровни концентрации углекислого газа, и их влияние на человека.

          Если интересно, тогда, для начала, ознакомтесь с работами П.Оле Фангера, с зависимостью «доза — ответ» и почему П.Оле Фангер предложил использовать в этой зависимости как ответ ощущения человека.

          Что из этого получилось прямо из первых рук, т.е. от П.Оле Фангера:

          «Часто встречаются высказывания о том, что сенсорные измерения более предпочтительны, чем химические измерения. В течение нескольких десятилетий эти измерения сформировали базу для стандартов и предписаний по системам вентиляции (CEN, 1998; ASHRAE, 2004). Эти стандарты и предписания обычно определяют воздух с приемлемым качеством как воздух, вызывающий неудовлетворение у 15, 20 или 30 % людей. Кроме того, эти стандарты задают соответствующие необходимые параметры вентиляции. На практике эта «философия» стандартов определяет посредственное качество воздуха, которым недовольно большее количество людей, чем ожидалось, что документально зафиксировано в результатах многих исследований в реальных условиях, в зданиях по всему миру, построенных согласно требованиям этих стандартов.»

          www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=3185

          Далее выписка из Пресс-релиза ежегодной конференции Европейского Респираторного Общества (European Respiratory Society — ERS), проходившей со 2 по 6 сентября 2006 в Мюнхене:

          «На конгрессе заслушали выступление Марции Симонии (Marzia Simoni),

          сотрудницы отделения Легочной эпидемиологии окружающей среды при Итальянском Государственном исследовательском совете г. Пиза. Целью исследования было определить влияние загрязнения окружающей среды в школьном помещении в различных странах Европы (Дании, Франции, Италии, Норвегии и Швеции) на респираторное здоровье школьников.

          Качество воздуха оценивалось во время отопительного сезона путем измерения количества твердых частиц диаметром 10 микрон и менее (РМ10)и уровня концентрации двуокиси углерода. Концентрация более 50 микрограмм на кубический метр воздуха и более чем 1000 ррм или 0,1% СО2 была признана высокой в соответствии со стандартами (EPA, ASHRAE) США.

          Респираторное и аллергическое состояние детей так же оценивалось, используя два метода. В дополнение к опросному листу, посланному родителям, пять случайно выбранных детей из каждого класса прошли серию клинических тестов, включая спирометрию, выдыхание окиси азота, акустическую ринометрию, сбор назального секрета, исследование раздражения глаз и др...

          В каждой стране было выбрано четыре школы, и в каждой школе было выбрано два класса, в каждом из которых обучались дети в среднем десятилетнего возраста. Таким образом, на Конгрессе были представлены данные, касающиеся в общей сложности 547детей, посещающие школы в г. Сиене и г. Удине (Италия), в г.Архус ( Дания), в г.Реймс ( Франция), в г. Осло (Норвегия) и в г.Упсала (Швеция).»

          dev.ersnet.org/uploads/Do...9_1161864847.doc

          Здесь следует отметить, что основное направление исследований ведется в соответствии с зависимостью «доза – ощущения человека», которую задал П.Оле Фангер.

          Если интересует более широкая обзорная статья по этой проблеме и, которая имеет прямое отношение к моему провакационному вопросу о том, как зависит концентрация бикарбоната в крови человека от концентрации углекислого газа, то это в статье Шилькрота и Губернского о том сколько воздуха нужно человеку для комфорта:

          « Один из авторов настоящей статьи – Е. О. Шилькрот – специально встретился в течение ASHRAE Winter Meeting в январе 2008 года в Нью-Йорке с одним из разработчиков стандарта и обсудил с ними принципы, лежащие в основе американского стандарта ASHRAE 62.1–2004.

          Считая статью В. И. Ливчака дискуссионной и соглашаясь с автором в том, что несмотря на то что хорошее воздухораспределение в помещении – действительно достаточно сложная задача, трудности воздухораспределения ни в коем случае не могут являться причиной для сокращения воздухообмена, мы попробуем разобраться – сколько воздуха нужно человеку для комфорта?»

          В данной статье есть одно любопытное место, поэтому я его процитирую специально для Вас:

          «Насколько нам известно, в беседе с профессором Bjarne W. Olesen, директором Международного центра по качеству воздуха и энергосбережению, рекомендуемые в стандарте величины воздухообмена не основываются на объективных физиологических реакциях человека, а получены путем статистической выборки среди людей, адаптированных к внутренней воздушной среде (количество удовлетворенных – 80 %).»

          А вот объективную физиологическию зависимость на рост концентрации углекислого газа привел Робертсон, и ответом на дозу было изменение кислотности крови.

          www.enontek.ru/publikacii/Chemistr_and_life

          Там же о подводных лодках:

          «Сотрудник медицинской научно-исследовательской лаборатории военно-морского подводного флота США Карл Шафер исследовал, как влияют различные концентрации углекислого газа на морских свинок. За 8 недель содержания грызунов при 0,5% СО (кислород был в норме – 21%), у них произошла значительная кальцификация почек. Она происходила даже после длительного воздействия на морских свинок меньших концентраций — 0,3% СО (3000 ppm). Это еще не все. Они отметили, что через 8 недель воздействия 1% СО2, произошла деминерализация костей, а также структурные изменения в легких. Исследователи расценили эти заболевания, как адаптацию организма в случае хронического воздействия СО2. Если ученые давали подопытным животным достаточно времени для восстановления (больше месяца), то эти признаки исчезали. Впрочем, исследователи сами говорят о том, что нужны дальнейшие эксперименты, чтобы установить, как повлияют на состояние млекопитающих более низкие концентрации углекислого газа и когда же изменения в их организме станут необратимыми.»

          Я дополнительно отмечу, что в работе Карла Шафера, есть одно интересное место.

          В одном месте изменение кислотности пошло не так, как предписывает кислотно-щелочной баланс, поэтому ему пришлось вводить новое понятие. В этом не было необходимости, если бы он полностью описал процессы, которые влияют на кислотно-щелочной баланс.

          В этом месте он запустил процесс кальцификации, поэтому и изменение кислотности пошло не так, как он ожидал.

          В двух последних ссылках, которые Вы привели, испольэуется, в том числе, материал, который за несколько лет собрала и обобщила Ирена Владимировна Гурина.

          А вот, если бы внимательно читали этот материал, то натолкнулись бы на следующую информацию:

          «В результате недавних исследований, проведенных индийскими учеными среди жителей города Калькутта, выяснено, что даже в низких концентрациях углекислый газ является потенциально токсичным газом. Ученые сделали вывод, что углекислый газ по своей токсичности близок к двуокиси азота, принимая во внимание его воздействие на клеточную мембрану и биохимические изменения, происходящие в крови человека, такие, как ацидоз. Длительный ацидоз в свою очередь приводит к заболеванию сердечнососудистой системы, гипертонии, усталости и другим неблагоприятным для человеческого организма последствиям.»

          А я Вам разве не об этом ранее рассказывал и приводил конкретные реакции?

          Учитывая, что мы не работаем на колхозном городском рынке, где с нас надо брать деньги, с целью уменьшения информационного шума, а тут вопрос в другом и в полном соответствии с рыночными отношениями: “Кому давать бюджетные средства для целенаправленных научных исследований в необходимых объемах с целью получения новых знаний?” На основании, которых в дальнейшем приводить в соответствие нормативную базу и стандарты, а в дальнейшем разрабатывать новые технологии по обеспечению безопасности человека от отрицательного воздействия внешних факторов среды.

          Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  20. «и отправил к Ю.Д.Губернскому на то время он был член-корр РАЕН и признанным авторитетом в области гигиены жилья. Учитывая, что за несколько лет до этого я уже обсуждал проблему качества воздуха в помещении с Юрием Дмитриевичем, и он сказал, что эту задачу необходимо решать совместными усилиями инженеров и санитарными врачами»

    Кому это надо? Т.е. — кто заплатит за банкет? Если — надо, то — почему не решает?

    Нет гос.плана — нет заказа, нет экспертизы на актуальность, нет финансирования, нет механизма возврата средств. Агитируйте Б.Алибасова, пусть продаст золотой унитаз и заплатит за лит.обзор по вопросу, ну, чтоб налогоплательщика не напрягать. Диоксид углерода — понятный термин, а вот те термины, которыми пользуются специалисты — не всегда понятны потенциальным инвесторам, а потому ПИ чувствуют себя глупо, и — сердятся, обидно им...

    А на счет АСИ — зря Вы так, может быть и нашли бы профильного специалиста... Но как я понял, Вы — не желаете утруждаться при добычи информации для доведения задумки до состояния «проект».

    Про патологичность кальцификации. Много ли зверей в дикой природе имеют кальцифицированные органы, чтобы этот процесс можно было считать «нормой реакции»?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  21. СК:

    Надо поблагодарить Галину Александровну за то, что он дала толчок к очень важной дискуссии об экспертизе. У многих это в душе тоже свербело, но не решались, хранили молчание, сидели в своих «норах».

    Все в нашем мире ветшает, и, как говорится, «замыливается». Это относится и к экспертизе. Революционная экспертиза, двадцать лет назад примененная в РФФИ, уже тоже состарилась и, не сказать, чтобы сегодня является эффективной. Под стать ей «рффишные» гранты. И вот государство еще раз решило «полить» деньгами «научное поле», чтобы что-то там начало расти и «колоситься». Величина гранта приятно удивила. Еще больше удивила активность ученых. Это же надо написали столько предложений! Значит живы еще! Вот тут бы все разделить по справедливости. Достоин – получай! Впопыхах применили почти рффишную экспертизу. «Вопросник» мало чем отличается. Да и эксперты оттуда же. А откуда взять других? Поручить «делить» чиновникам, как в ФЦП? Нет, лучше первое. Соблюсти справедливость при таком высоком конкурсе практически невозможно, однако экспертизу «поднастроить» следует. Одиозные и не совсем добросовестно работающие эксперты встречаются не редко. После них только разговоры, а дела мало.

    Какие меры по настройке экспертизы видятся актуальными?

    1. Надо увеличить количество экспертных заключений. Скажу как эксперт, и тысячи хватит за экспертизу такого проекта. Не такие уж они великие эти проекты. РФФИ платит меньше. И не стонем, же. Это — не заработок, а поощрение. Зато количество заключений можно значительно увеличить. Конечно, это можно также достигнуть путем увеличения денег на экспертизу. Более дешевый способ — повторная экспертиза для спорных проектов. Для этого потребуется дополнительная неделя в графике конкурса.

    2. Отсекать оценки, отличающиеся от средней на 25-30% (цифра для дискуссии).

    3. Вести статистику по попаданию эксперта за рамки средней оценки. И этим регулировать частоту обращения к специалисту за экспертизой. Эксперт должен знать и помнить, что качество его работы тоже оценивается.

    4. Составить пример ожидаемых ответов по задаваемым вопросам. Для этого можно воспользоваться результатами нынешнего конкурса. Это как бы обучение эксперта.

    Надо воспользоваться опытом по обучению написания проектов.

    5. Улучшить анкету. Здесь надо открыто подискутировать. Избавиться от одиозных вопросов о значимости, либо уж дать внятную шкалу, однако, совсем не масштабную: мир, страна, город, район, село. В некоторых журналах применяется просто «линейка» от 0 до 100. Из этого показателя вычислять баллы по вопросу. Однако, настройка на единую «ноту» и здесь необходима. Надо, чтобы эксперт сформулировал научную сторону проекта. Вслед за авторами проекта сформулировал то, что есть «новое», является ли «новое» научным продуктом. А если этого нет, то следует указать авторам на отсутствие описания новизны или его недостаточность. Частенько «новое» – не научный продукт. «Не сделанное» иногда выдается за «новое». Это еще надо доказать. Какова должна быть квалификация исследователей для достижения «нового» и что за «душой» у авторов? Способны ли они преодолеть имеющийся разрыв знаний?

    И в заключении, экспертиза должна уважать проекты и авторов проектов. Это ведь труд и люди. Тогда и экспертизу будут тоже уважать.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Тимофей:

      Копаетесь палочкой в песочнице!

      Не замечая, что в ней гадит все кому не лень.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  22. Иванов К.:

    Я поздравляю коллег получивших гранты РНФ, хотя не могу не отметить, что (будем так говорить) «центры влияния» в параде победителей хорошо просматриваются. Мной тоже был подан в РНФ проект «Фундамент Западно-Сибирского нефтегазоносного мегабассейна: геодинамическая история, оценка перспектив нефтегазоносности» (оценки 81, 108, 82). Все 3 эксперта (СПАСИБО ВАМ!) на словах высоко оценили проект и рекомендовали его поддержать. Было высказано 2 замечания, которые вероятно и привели (судя по статье Г. Цирлиной) к снижению оценок некоей таинственной промежуточной инстанцией в РНФ до 81 и 82 баллов и итоговой не поддержке моего проекта. Хотя с этими замечаниями (якобы отсутствие у меня аспирантов и опыта руководства проектами) я согласиться никак не могу. Аспирантов у меня, как у дурака фантиков – 6 человек под моим руководством защитили в последние годы кандидатские, и еще столько же их пишут.

    По поводу «отсутствия опыта руководства проектами» – еще смешнее. С 1991 г. мной со товарищи (1-2 помощниками) было подано в различные фонды (министерства, ведомства, компании и пр.) около 500 проектов. Чуть менее 150 из них получили хоть какие то деньги. Во всех этих финансировавшихся проектах я был фактическим руководителем, а примерно в половине – и официальным. Ни один из этих проектов не был провален, а подавляющее большинство были очень даже успешными. И это – «недостаточный опыт руководства проектами»? Считать ли эти проекты как того требует РНФ «значимыми»? А где критерии!? Я, ясен перец, считаю. И любой ученый любой свой проект, тем более выигравший финансирование, таковым считал, считает, и будет считать. Признаю, конечно, что не «атомный проект» и не запуск Юрия Гагарина. Опять же и всяко не из последних, особенно с учетом того, что нефть в России при таких темпах добычи к 2025 году будет покончаться…Можно, например, по поднятым деньгам пробовать судить (у меня — от стандартно малобюджетных РФФИ и др. и до 63 миллионов), но ясно что финансы – это то еще кривое зеркало.

    В общем, странно как то всё с замечаниями и оценками. И первый блин РНФ – не порадовал.

    И еще. При том % получивших грант, что имел место на первом конкурсе РНФ всё это – Артель «Напрасный труд». Например, в США ≈30% поданных проектов получали финансирование, в Германии – ≈ 60% (во всяком случае, так было в 90-ых, когда я там часто бывал). Если же фонд финансирует 8% поданных проектов, то это означает, что 92% ученых только зря тратят силы, время (деньги) и нервную энергию. Вместо того, чтобы наукой плодотворно заниматься. И рационально ли это с точки зрения общества в целом? Ой, вряд ли… Тем более, что и как показывает проводящееся в ТрВ обсуждение (да и так понятно) нет совершенно никаких гарантий, что скажем из 100 проектов занявшие места с 1 по 8 (и получившие финансирование проекты) будут реально лучше, чем проекты занявшие скажем места с 24 по 32. Таким образом, мое предложение сводится к следующему: не проводить конкурсов с % побеждающих проектов менее 30, что легко можно регулировать количеством денег выделяемых на один проект. И если от этого какое-то «политбюро» в конкретной области науки в результате чуть меньше денег себе отгребёт, так это одна только гольная польза будет.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Denny:

      Эх, вспомнили благословенные 90-е с массовым ростом и поддержкой изрядного процента грантов. Те времена прошли. Такая небедная организация как NIH по некоторым панелям поддерживает не более 10% заявок. Но старается держать марку и не размазывать финансирование тонким слоем. Размазывание денег по множеству проектов — сугубо порочная тактика. Серьезная работа требует серьезных затрат. Иначе она просто не может быть реализована. В результате размазывания ни одна из групп своих идей реализовать не сможет.

      На самом деле ситуация РНФ этого года проста. Туда написали почти все, кто вообще писать умеет. В надежде проскочить и срубить. Денежки-то по нашим меркам немаленькие. В следующий раз многие, надеюсь, поймут, что это просто не их уровень. А ведь количество грантов было объявлено заранее.

      Нобелевских премий тоже дают безобразно мало. И нет совершенно никаких гарантий, что работа, получившая нобелевку, действительно лучше той, что пролетела мимо. Будем выдавать больше маленьких нобелевских премий? На сколько предлагаете разделить?

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

    • Т.е. механические часики с 98% шестеренок ходить — не будут, а научный проект, с произвольно урезанным финансированием, — пойдет? Пожалуйста, не надо таких сюрпризов.

      Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  23. пипеткин:

    согласен с алкоголиком, как не странно...

    Никогда не думал, что найду взаимопонимание с этим классом людей.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  24. mrn:

    Проект по нейробиологии. Баллы 90, 92, 102, все рецензии прекрасные. Денег не дали, сославшись на то, что «руководитель проекта работает за границей». Практически то же самое по проекту новых лабораторий

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

Трекбеки

Узнайте, что другие говорят об этой статье...
  1. […] По словам Базыкина, есть вопросы к процедуре экспертизы. «Эксперту приходилось заполнять анкету с многими не имеющими отношения к сути дела вопросами — и эта анкета потом, похоже, «за кадром» автоматически переводилась в число баллов за проект. Если эти баллы использовались затем напрямую для ранжирования проектов — это, конечно, чудовищно. Я большой сторонник формальных показателей, но, господа, нельзя же складывать баллы за уровень научных публикаций с баллами за преподавание; ученый, например, может не преподавать по самым разным причинам — это не должно автоматически приводить к снижению баллов за заявку. Подробнее об этом — в статье Галины Цирлиной в газете «Троицкий вариант &m…. […]

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)



Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: