- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Глас вопиющего в пустыне

В номере газеты «Известия» от 10 апреля 2014 года опубликовано интервью с министром образования и науки РФ Д.В.Ливановым. В этом пространном интервью затрагивается обширный круг вопросов. Я скажу здесь несколько слов о той части интервью, которое касается Академии наук России. Д.В.Ливанов — давний недоброжелатель Академии наук. Еще в те времена, когда он не был министром, в журнале «Эксперт» была опубликована статья трех авторов, один из которых Д.В.Ливанов, под названием «Шесть мифов об Академии наук». Эта статья давно была подвергнута критическому разбору разными авторами, и я не буду ее касаться. Интервью министра, как и тот старый текст, не отличается доброжелательным отношением к Академии наук.

Интервью озаглавлено «Академия наук хочет заниматься ритуальными услугами». К такому выводу господин министр пришел, читая новый устав Академии наук. Но в уставе ни слова не сказано о ритуальных услугах, так что данное утверждение ложно. Очевидно, господину министру захотелось в очередной раз представить Академию наук в смешном виде.

Ливанов говорит о каких то неправильных действиях Президиума Академии наук в связи с квартирным вопросом. Критика эта сильно попахивает демагогией. Вообще-то лучше бы господин Ливанов следил за порядком в собственном ведомстве. Для начала можно было бы поинтересоваться, например, кто подсунул ему ложную информацию о ритуальных услугах.

Министерству образования и науки формально подчинена Высшая аттестационная комиссия. Некоторое время назад произошла такая история. Молодой научный сотрудник в диссертационном совете, председателем которого я являюсь, защитил докторскую диссертацию. Документы, оформленные по правилам, действовавшим много лет, были отправлены в ВАК. Неожиданным образом мы получили из ВАК сообщение, что они оформлены неправильно и защиту следует провести повторно. Оказывается, ученый секретарь совета прозевал изменения в требованиях ВАК. Раньше в сопроводительном письме от ученого совета были слова: «Ученый совет ходатайствует о присуждении такому-то ученой степени доктора таких-то наук». А по новым правилам надо писать: «Ученый совет присуждает такому-то степень доктора таких то наук».

Всё решилось благодаря помощи тогдашнего председателя ВАК Михаила Петровича Кирпичникова, который сказал, что это есть произвол, который чинят чиновники, поставленные министерством, но задержка с утверждением произошла. Ошибка ученого секретаря состояла в том, что за изменениями инструкций он следил только посредством Интернета. В Интернете, однако, трудолюбивые чиновники из ВАК выложили соответствующую информацию с большим опозданием.

Что значит провести повторную защиту? Напомню, что Новосибирск, где находится наш Совет, не является пригородом Москвы. Поездка в Новосибирск — недешевое удовольствие. Расходы, связанные с защитой, оплачивает Институт, при котором состоит Совет по защитам. Институт хотели оштрафовать тысяч эдак на пятьдесят. Не слишком ли? И почему Институт математики, а не ВАК, работники которого проявили нерасторопность? К счастью, всё обошлось, но нам, и особенно диссертанту, пришлось поволноваться.

Мне, честно говоря, непонятна склонность министерства к постоянным реформам. Зачем реформировать то, что и так работает хорошо? Благими намерениями начальства, как известно, вымощена дорога в ад для подчиненных!

В одном из недавних номеров «Известий» опубликована статья о действиях Рособрнадзора — другой организации, подведомственной Минобрнауки. Смысл претензий прокуратуры — слишком уж топорно работают чиновники из Министерства образования и науки. Конечно, и прокурорские работники отнюдь не хирургическим скальпелем манипулируют. Но ведь Минобрнауки не является разделом прокуратуры!

В прошедшем году министерство преподнесло ученым подарок: «Карту российской науки». На это дело было потрачено 90 млн рублей (слава богу, не долларов). И как восприняли этот «подарок» ученые? Всё произошло по Михалкову: «Взглянули гости на пейзаж (на карту науки) и так сказали: „Ералаш!“»

На заседании Президиума Академии наук эта карта науки была подвергнута резкой критике и результаты ее были признаны неприемлемыми. Поясню, о чем идет речь. Карта должна была указать, какие направления науки представлены в различных институтах Академии наук.

Характер претензий к «Карте науки», подготовленной сотрудниками Министерства образования и науки, проиллюстрирую на конкретном примере. Я работаю в Институте математики им.С.Л.Соболева Сибирского отделения Российской академии наук. Вот что сообщает «Карта науки» об основных направлениях, разрабатываемых в этом институте. Первое направление исследований Института математики, указанное в карте: «Аналитическая химия». Исследования по этой теме не могут осуществляться в Институте математики им.С.Л.Соболева. В институте нет ни одного сотрудника, имеющего соответствующее образование, институт не выписывает журналы по аналитической химии и литературы по этому предмету в библиотеке института нет. Конечно же, лабораторных установок для занятия химией, как аналитической, так и междисциплинарной и уж тем более органической (также указаны в списке) в Институте математики не имеется.

Следующее направление: «Теория литературы и литературная критика». Далее выясняется, что в Институте математики ведутся исследования в таких областях: «Общее машиностроение, Теория информации и библиотековедение, Инженерное дело — междисциплинарное, Музыковедение, Публичное управление и политика, Химия — междисциплинарная, Языки и лингвистика, Терапия и лечебное дело, История» (полный список не привожу — он достаточно длинный). Возникает вопрос, в Институте математики занимается ли хотя бы кто-нибудь математикой? Наверно, занимается кто-то: есть еще два направления: «Общая математика» и «Междисциплинарная математика» (последняя, правда, существует лишь в воображении составителей карты; я лично, будучи математиком с более чем 60-летним стажем, что такое «Междисциплинарная математика» не знаю).

Основная задача Института математики — развитие математики как фундаментальной науки. Это не исключает участия института и его сотрудников в тех или иных проектах прикладного характера. Однако лицо института в целом определяют не выполненные сотрудниками института отдельные работы, касающиеся решения математических задач, возникающих в различных направлениях науки и имеющих в какой-то степени случайных характер.

Из всех данных «Карты науки» невозможно понять, каков уровень исследований в Институте математики им.С.Л.Соболева. Ведь современная математика содержит в себе сотни различных направлений, и уровень института определяется тем, сколь полно представлены в нем хотя бы основные из них. Получается, что список, который должен показать, что представляет собой институт, этой цели не достигает.

И так по всем институтам. Такой вот получается «пейзаж» стоимостью в 90 млн рублей.

Господин Ливанов высказался в том дом духе, что Академия наук должна выполнять экспертную функцию. Закона, который регулировал бы экспертную деятельность Академии наук, в наличии нет. Надо иметь хотя бы приблизительный список вопросов, по которым Академия наук может и должна производить экспертизу. Что делать Академии наук, если проведение экспертизы требует выполнения некоторых научных исследований? Ведь научные институты теперь не подчиняются Академии наук? Что делать, если некоего чиновника не удовлетворяют результаты экспертизы? Есть ли вопросы, которые различные ведомства не имеют права решать без экспертного заключения Академии наук? Ведь если таковых вопросов нет, то экспертная деятельность Академии наук становится фикцией! Будет ли работа по проведению экспертизы оплачиваться, и каков механизм оплаты?

Должен сказать, что до происшедшей реформы Академии (правильнее, наверное, говорить не о реформе а о разгроме Академии наук) условия для выполнения экспертной функции были лучше. Между тем министр финансов на некоем собрании, где присутствовал президент РАН В.Е.Фортов, сказал, что если Академия хочет получать больше денег, то она должна лучше работать. Так господин министр финансов эффектно щелкнул своим финансовым бичом перед носом у президента Академии наук.

Если другой работы, кроме как выполнения экспертных оценок, за Академией наук не оставлено и условия для работы ухудшились, то получается, что разговоры об экспертной функции Академии наук — эта ловушка, созданная для того, чтобы потом сказать: "Так как Академия наук работает плохо, то мы ее вообще закрываем, академические чины и звания отменяются, пусть живут на пенсию, которая им положена в соответствии с трудовым стажем и зарплатой по последнему месту работы.

Академия наук, могут возразить мне, это еще не вся наука. Правильно, это так, но это лучшая и наиболее активная и дееспособная часть российской науки. Половина всех научных публикаций российских ученых в мировых научных журналах исходит из учреждений, некогда входящих в состав Академии наук Российской Федерации. Страна, которая не хочет кормить свою науку, будет кормить чужую науку, чужой бизнес, чужую армию, наконец, и превратится в сырьевой придаток ведущих государств мира. Мы этого хотим?

Ю.Г. Решетняк,
академик, советник РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи