Эрот под рясой

Сергей Иванов сорвал покровы с благочестивого облика Византии
Сер­гей Ива­нов сорвал покро­вы с бла­го­че­сти­во­го обли­ка Визан­тии

Под рас­ка­лен­ным солн­цем вбли­зи наце­лен­ной в небо раке­ты на пло­ща­ди Про­мыш­лен­но­сти ВВЦ под эги­дой фон­да «Дина­стия» про­шел цикл эпа­таж­ных, но изоби­лу­ю­щих ака­де­ми­че­ски­ми дета­ля­ми лек­ций о плот­ской люб­ви. Осо­бен­но ярок был сорвав­ший покро­вы с рас­хо­жих пред­став­ле­ний о Визан­тии Сер­гей Ива­нов – док­тор исто­ри­че­ских наук, про­фес­сор РГГУ, СПб­ГУ и Выс­шей шко­лы эко­но­ми­ки, веду­щий науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та сла­вя­но­ве­де­ния РАН. Пуб­ли­ку­ем кон­спект его выступ­ле­ния.

Для Визан­тии преж­де все­го важ­на духов­ная любовь, любовь к Богу. Визан­тий­ское искус­ство направ­ле­но вверх, горе, оно рас­ста­ет­ся с антич­ным бага­жом, куль­том пло­ти и зем­ной люб­ви. Одеж­да визан­тий­ца скры­ва­ла очер­та­ния тела, в обще­стве про­цве­та­ли аске­тизм, риго­ризм, мона­ше­ство, суро­вая мораль. На плот­ской люб­ви визан­тий­ское обще­ство ста­ра­ет­ся не кон­цен­три­ро­вать­ся.

Зем­ное ради­каль­но отвер­га­ло не толь­ко хри­сти­ан­ство, но и дру­гие тече­ния мыс­ли, кото­рые кон­ку­ри­ро­ва­ли с хри­сти­ан­ством за души людей. Ска­жем, нео­пла­то­ни­ки упре­ка­ли хри­сти­ан за тезис о воз­мож­но­сти обо­жеств­ле­ния пло­ти, для них всё плот­ское и види­мое изна­чаль­но было злым и пре­ступ­ным. Позыв к аске­зе про­ни­зы­вал позд­не­ан­тич­ное обще­ство. Оно вос­пы­ла­ло стра­стью к умерщ­вле­нию пло­ти, пре­зре­ни­ем к мате­рии. Поче­му? Уче­ные спо­рят, най­ти при­чи­ну так же слож­но, как пой­мать сол­неч­но­го зай­чи­ка. Одна из вер­сий состо­ит в том, что антич­ное полис­ное миро­ощу­ще­ние (сен­су­а­лизм, культ тела и пло­до­ро­дия) потер­пе­ло крах в усло­ви­ях огром­ной без­лич­ной импе­рии, где люди пере­ста­ли вос­при­ни­мать друг дру­га по-семей­но­му теп­ло. Ста­рое язы­че­ство ока­за­лось ском­про­ме­ти­ро­ва­но. О кри­зи­се куль­та тела мож­но судить по ста­ту­ям рим­ских импе­ра­то­ров. Вна­ча­ле их изоб­ра­жа­ют обна­жен­ны­ми. Нам дико себе пред­ста­вить мону­мент гла­ве госу­дар­ства в голом виде, но импе­ра­тор Август при­дер­жи­вал­ся дру­го­го взгля­да. Одна­ко уже к III веку импе­ра­то­ров ста­ли изоб­ра­жать в одеж­де, пара­диг­ма сме­ни­лась.

Хри­сти­ан­ство побе­ди­ло в идей­ных спо­рах, поэто­му боль­шин­ство све­де­ний исто­ри­ки чер­па­ют из хри­сти­ан­ских источ­ни­ков. В IV-V веках воз­ни­ка­ет огром­ное коли­че­ство сюже­тов с мора­лью «любовь – пре­ступ­ле­ние, люб­ви не долж­но быть». Сюжет для при­ме­ра. Юно­ша уха­жи­вал за девуш­кой, кото­рая хоте­ла стать мона­хи­ней. Юно­ша наста­и­вал на сво­ем. «Что тебе нра­вит­ся во мне боль­ше все­го?» – спро­си­ла девуш­ка. «Твои пре­крас­ные гла­за», – отве­тил влюб­лен­ный. Тогда девуш­ка взя­ла шило и выко­ло­ла себе оба гла­за. Пора­жен­ный юно­ша вско­ре постриг­ся в мона­хи. Дру­гой рас­про­стра­нен­ный сюжет: перед ана­хо­ре­том пред­ста­ет дья­вол в обра­зе жен­щи­ны, монах истя­за­ет себя, что­бы ото­гнать нескром­ные помыс­лы: жжет руку свеч­кой или отру­ба­ет топо­ром палец (вспо­ми­на­ет­ся «Отец Сер­гий» Льва Тол­сто­го).

Когда хри­сти­ан­ство ста­ло офи­ци­аль­ной рели­ги­ей импе­рии, оно заклю­чи­ло союз с рим­ской госу­дар­ствен­но­стью и гре­че­ской куль­ту­рой. Хри­сти­ан­ство сто­лич­ное, рафи­ни­ро­ван­ное, обра­зо­ван­ное, при­бли­жен­ное к тро­ну уна­сле­до­ва­ло от антич­но­сти любовь к эро­ти­че­ской поэ­зии и изящ­но­му сочи­ни­тель­ству. В VI веке, когда языч­ни­ков каз­ни­ли смерт­ной каз­нью, при­двор­ные поэты импе­ра­то­ра Юсти­ни­а­на писа­ли весь­ма откро­вен­ные любов­ные сти­хи. Высо­кий чинов­ник Павел Силен­ци­а­рий, автор тор­же­ствен­ной оды на вер­ни­саж толь­ко что отстро­ен­но­го хра­ма свя­той Софии, сочи­нил еще и огром­ное коли­че­ство весь­ма откро­вен­ных эпи­грамм, вро­де такой:

Гру­ди в руках, уста на устах, сереб­ри­стую шею
Я обни­маю и свой вовсе я ум поте­рял.
Пено­рож­ден­ною всей овла­деть я тщет­но ста­ра­юсь:
Дева не хочет со мной ложе свое раз­де­лить.
Делят у ней попо­лам Афи­на и Пафия ложе,
А меж­ду ними дву­мя я посто­ян­но том­люсь.

Таким обра­зом, на раз­ных эта­жах куль­ту­ры рабо­та­ли раз­ные пра­ви­ла. Одна­ко к VII сто­ле­тию посте­пен­но про­ис­хо­дит сли­я­ние свет­ско­го и рели­ги­оз­но­го. Цер­ков­ные уста­нов­ле­ния вхо­дят в чис­ло госу­дар­ствен­ных пред­пи­са­ний. Кано­ни­че­ское пра­во сли­ва­ет­ся с уго­лов­ным, предо­су­ди­тель­ное с мораль­ной точ­ки зре­ния ста­но­вит­ся уго­лов­но нака­зу­е­мым. Офи­ци­аль­ная пози­ция: самое луч­шее – воз­дер­жа­ние, любовь долж­на быть направ­ле­на исклю­чи­тель­но к Богу. Одна­ко импе­рия не хоте­ла оста­вать­ся совсем без под­дан­ных и сол­дат, поэто­му супру­же­ская любовь допус­ка­лась, но иде­а­лом бра­ка был пере­ход к брат­ско-сест­рин­ским отно­ше­ни­ям после появ­ле­ния потом­ства, так назы­ва­е­мый «белый брак». Так в житии Фео­фа­на Испо­вед­ни­ка опи­са­ны вза­и­мо­от­но­ше­ния его роди­те­лей.

Императрица Феодора в VI веке прошла путь от гетеры до святой. Спустя 14 столетий ее сыграла Сара Бернар (рисунок Джорджа Кларина, 1902 год)
Импе­ра­три­ца Фео­до­ра в VI веке про­шла путь от гете­ры до свя­той. Спу­стя 14 сто­ле­тий ее сыг­ра­ла Сара Бер­нар (рису­нок Джор­джа Кла­ри­на, 1902 год)

Цер­ков­ное пра­во запре­ща­ло бра­ки даже меж­ду даль­ни­ми род­ствен­ни­ка­ми, состо­я­щи­ми в шестой или седь­мой сте­пе­ни род­ства, а так­же меж­ду род­ствен­ни­ка­ми через кре­щаль­ную купель (ска­жем, визан­ти­ец не мог женить­ся на сест­ре крест­но­го сына). Но запре­ты не мог­ли соблю­дать­ся стро­го, в про­тив­ном слу­чае знат­ные ари­сто­кра­ты или жите­ли мало­люд­ных дере­вень про­сто не име­ли шан­сов най­ти жену. За адюль­тер пола­га­лось отсе­че­ние носа, за гомо­сек­су­а­лизм – смерт­ная казнь. Но в исто­ри­че­ских источ­ни­ках нет упо­ми­на­ний о при­ме­не­нии подоб­ных зако­нов на прак­ти­ке. Види­мо, пра­во­су­дие в этой обла­сти осу­ществ­ля­лось выбо­роч­но, одно­по­лая любовь или изме­на были лишь пово­дом для осуж­де­ния неугод­ных. Осо­бен­но стро­го цер­ков­ные кано­ны осуж­да­ли само­оскоп­ле­ние. Но, как это ни дико для нас, в сред­не­ви­зан­тий­ское вре­мя млад­ше­го сына в семье неред­ко ста­ра­лись оско­пить, так как евнух имел хоро­шие шан­сы для карье­ры при­двор­но­го чинов­ни­ка.

Житие Васи­лия Ново­го, текст сере­ди­ны X века, подроб­но рас­ска­зы­ва­ет о мытар­ствах души. Герою явля­ет­ся Фео­до­ра, не свя­тая, но весь­ма пра­вед­ная жен­щи­на, и рас­ска­зы­ва­ет, как попа­ла в Цар­ствие Небес­ное. По пути она про­шла 21 комис­сию, или тамо­жен­ный пост. Визан­тия – бюро­кра­ти­че­ское госу­дар­ство, и тот свет выстра­и­ва­ет по лека­лу бюро­кра­ти­че­ской жиз­ни. В комис­си­ях засе­да­ют бесы, пере­ли­сты­вая огром­ные фай­лы, где запи­са­ны все пре­гре­ше­ния умер­ших. Бесы всю жизнь ходят за чело­ве­ком, запи­сы­ва­ют его пре­гре­ше­ния в свит­ки и посы­ла­ют в дис­пет­чер­скую, где их рас­пре­де­ля­ют по виду. Вопро­са­ми люб­ви зани­ма­ют­ся три комис­сии. В юрис­дик­ции 16 – блуд, страст­ные помыс­лы, согла­сия на грех, сквер­ные ося­за­ния и страст­ные при­кос­но­ве­ния, 17 – супру­же­ская невер­ность, 18 – кро­во­сме­ше­ние, руко­блу­дие, упо­доб­ле­ние ско­там. Бесы весь­ма уди­ви­лись, что Фео­до­ре уда­лось прой­ти все преды­ду­щие мытар­ства, и при­ня­лись скру­пу­лез­но пере­чис­лять всех, с кем она согре­ши­ла в моло­до­сти. «Я ниче­го не мог­ла отве­тить, тре­пе­ща от стра­ха и сты­да», – рас­ска­зы­ва­ет Фео­до­ра. Ее адво­ка­ты, свя­тые анге­лы, при­ня­лись рас­ска­зы­вать, что она дав­но осте­пе­ни­лась и мно­го лет про­ве­ла в чисто­те и воз­дер­жа­нии, одна­ко бесы не отсту­па­лись: Фео­до­ра не откры­лась духов­ни­ку и не внес­ла епи­ти­мью, поэто­му гре­хи не изгла­ди­лись. Даль­ше про­ис­хо­дит казу­и­сти­че­ское состя­за­ние за душу пра­вед­ни­цы. Блуд в Визан­тии счи­тал­ся пре­ступ­ле­ни­ем менее страш­ным, чем адюль­тер. Фео­до­ра не вен­ча­лась и жила с мужем в бра­ке, не освя­щен­ном Цер­ко­вью, поэто­му анге­лам уда­лось про­ве­сти все фео­до­ри­ны пре­ступ­ле­ния сек­су­аль­но­го харак­те­ра по раз­ря­ду блу­да и облег­чить ее посмерт­ную судь­бу.

Ранневизантийская мозаика в церкви города Петра (нынешняя Иордания)
Ран­не­ви­зан­тий­ская моза­и­ка в церк­ви горо­да Пет­ра (нынеш­няя Иор­да­ния)

Любов­ная лири­ка исчез­ла из Визан­тии на 400 лет и воз­ро­ди­лась лишь в X веке под пером мисти­ков, вслед за биб­лей­ской «Пес­нью Пес­ней» вос­пе­ва­ю­щих любовь к Богу в неве­ро­ят­но страст­ных и чув­ствен­ных эро­ти­че­ских обра­зах. Самый зна­ме­ни­тый мистик визан­тий­ско­го тыся­че­ле­тия – Симе­он Новый Бого­слов (949−1022). Он имел тре­ния с офи­ци­аль­ной Цер­ко­вью, но пово­дом слу­жи­ла отнюдь не дву­смыс­лен­ность его рели­ги­оз­но-любов­ных при­зна­ний. Ска­жем, он опи­сы­ва­ет Бога как импе­ра­то­ра, а согре­шив­ше­го – как повстан­ца, мятеж­ни­ка. (Деталь зло­бо­днев­ная: в Визан­тии того вре­ме­ни было мно­го узур­па­ций.) Импе­ра­тор посы­ла­ет к сму­тья­ну послов, тот сда­ет­ся. Что про­ис­хо­дит даль­ше?

«Госу­дарь под­нял его и мно­го часов цело­вал его, осо­бен­но мок­рые от слез гла­за. Затем он велел при­не­сти цар­ские оде­я­ния и обувь, какие носил сам, и сво­и­ми рука­ми одел сво­е­го быв­ше­го вра­га. Днем и ночью радо­вал­ся ему, обни­мал его, цело­вал губа­ми в губы и до такой сте­пе­ни любил его, что не рас­ста­вал­ся с ним даже и для сна: спал с ним в одной посте­ли, обни­мал на ложе и укры­вал соб­ствен­ным оде­я­лом, и тер­ся лицом обо все его чле­ны».

Свет­ская куль­ту­ра Визан­тии про­дол­жа­ла суще­ство­вать по зако­нам, вхо­дя­щим в слож­ные и про­ти­во­ре­чи­вые отно­ше­ния с цер­ков­ны­ми. Ино­гда госу­дар­ство про­яв­ля­ло свою власть, и Цер­ковь сми­ря­лась. В визан­тий­ском бого­сло­вии суще­ство­ва­ло поня­тие ико­но­мии – уче­ния о бес­ко­неч­ном снис­хож­де­нии Бога к люд­ским сла­бо­стям. Вспы­хи­ва­ли спо­ры, до каких пре­де­лов может про­сти­рать­ся это снис­хож­де­ние. В основ­ном мы зна­ем о них по интри­гам, сплет­ням и скан­да­лам в выс­шем кру­гу визан­тий­ско­го обще­ства, кото­рый нахо­дит­ся под софи­та­ми вни­ма­ния исто­ри­ков. Ска­жем, импе­ра­тор Лев VI Муд­рый (866−912) был несчаст­лив в семей­ной жиз­ни, менял одну жену за дру­гой, но Все­выш­ний никак не посы­лал ему наслед­ни­ка муж­ско­го пола. Даже тре­тий брак был кате­го­ри­че­ски запре­щен Цер­ко­вью, а импе­ра­тор решил женить­ся уже чет­вер­тый раз. Тогда про­изо­шло неслы­хан­ное: гла­ва госу­дар­ства был отлу­чен от Церк­ви. Лев не остал­ся в дол­гу и отпра­вил пат­ри­ар­ха в ссыл­ку. Новый пат­ри­арх так­же не одоб­рил ново­го бра­ка, но снял отлу­че­ние.

Император Лев VI Мудрый понадеялся на бесконечную милость Бога, когда женился в четвертый раз
Импе­ра­тор Лев VI Муд­рый пона­де­ял­ся на бес­ко­неч­ную милость Бога и женил­ся четы­ре раза

Цер­ков­ные иерар­хи не были отде­ле­ны от пра­вя­ще­го клас­са Визан­тии неру­ши­мой сте­ной, как на Запа­де – в том чис­ле из-за отсут­ствия цели­ба­та, запре­та свя­щен­ни­кам женить­ся. Часто ари­сто­кра­ты ста­но­ви­лись епи­ско­па­ми, пат­ри­ар­ха­ми, мит­ро­по­ли­та­ми. В XII веке вое­на­чаль­ник и про­то­про­эдр Ники­фор Васи­ла­ки создал изящ­но сти­ли­зо­ван­ное под антич­ность сочи­не­ние от име­ни мифо­ло­ги­че­ской геро­и­ни, влю­бив­шей­ся в быка и родив­шей Мино­тав­ра. Ее пове­де­ние автор отнюдь не вос­при­ни­мал как пре­ступ­ное ско­то­лож­ство. Лите­ра­тур­ная игра выхо­ди­ла за пре­де­лы пред­пи­са­ний и запре­тов Церк­ви.

Лек­ция закон­чи­лась исто­ри­ей, боль­ше напо­ми­на­ю­щей сце­на­рий филь­ма Хич­ко­ка, чем сред­не­ве­ко­вую духов­ную лите­ра­ту­ру. Жил-был моло­дой свя­щен­ник. Одна­жды перед Пас­хой охва­ти­ла его блуд­ная страсть. Но жена отка­за­ла ему: «Нака­нуне Пас­хи?! Ни за что на све­те! И сама не согре­шу, и тебе не дам согре­шить». Свя­щен­ник с горя сме­сил­ся со ско­ти­ной. На сле­ду­ю­щий день он слу­жил в хра­ме. Во вре­мя при­ча­стия небо потем­не­ло: вокруг церк­ви рои­лась стая жут­ких кро­во­со­су­щих птиц. Свя­щен­ник понял, что они при­ле­те­ли по его душу, пал на коле­ни, испо­ве­дал при­хо­жа­нам свой грех и муже­ствен­но вышел нару­жу.

Все пова­ли­ли за ним в пред­вку­ше­нии зре­ли­ща. Ко все­об­ще­му изум­ле­нию, чудо­вищ­ная стая не тро­ну­ли ни свя­щен­ни­ка, ни при­хо­жан. Послед­ней выхо­ди­ла жена свя­щен­ни­ка. Кро­во­со­су­щие пти­цы набро­си­лись на нее, разо­рва­ли на мел­кие кусоч­ки и уле­те­ли прочь.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Skepticамперион Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
амперион
амперион

Вот все­гда знал, что это были извра­щен­цы.

Skeptic
Skeptic

Вот как все­гда – спе­ци­а­лист в одной обла­сти (Визан­тия) пло­хо пред­став­ля­ет себе смеж­ную (антич­ность). Изоб­ра­же­ния рим­ских импе­ра­то­ров в обна­жён­ном виде ника­ко­го отно­ше­ния к «куль­ту тела» в антич­но­сти (кото­рый вооб­ще выдум­ка Ново­го вре­ме­ни) не име­ют. Импе­ра­то­ры не пози­ро­ва­ли обна­жён­ны­ми, изоб­ра­жа­лось не их реаль­ное тело, а некое услов­ное, иде­аль­ное тело бога. Это был сво­е­го рода «костюм», обо­зна­ча­ю­щий их боже­ствен­ную при­ро­ду.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: