Поймать комету

2

Как на Зем­ле появи­лись оке­а­ны? Что собой пред­став­лял Тун­гус­ский метео­рит? Как откры­ва­ют коме­ты уче­ные и как — люби­те­ли? Обо всем этом мы пого­во­ри­ли с укра­ин­ским аст­ро­но­мом Кли­мом Ива­но­ви­чем Чурю­мо­вым, про­фес­со­ром Киев­ско­го наци­о­наль­но­го уни­вер­си­те­та име­ни Тара­са Шев­чен­ко, член­ко­ром Наци­о­наль­ной ака­де­мии наук Укра­и­ны, пер­во­от­кры­ва­те­лем комет Чурю­мо­ва — Гера­си­мен­ко (1969) и Чурю­мо­ва — Соло­дов­ни­ко­ва (1986), дирек­то­ром Киев­ско­го пла­не­та­рия. Имен­но к коме­те Чурю­мо­ва — Гера­си­мен­ко сей­час летит аппа­рат Евро­пей­ско­го кос­ми­че­ско­го агент­ства «Розет­та». Уче­ные наде­ют­ся, что его мис­сия поз­во­лит узнать боль­ше о про­шлом Сол­неч­ной систе­мы. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

— Мож­но ли ска­зать, что вы всё зна­е­те о коме­тах? Когда их луч­ше все­го искать?

- Нет, конеч­но, и хоте­лось бы знать боль­ше. Луч­ше все­го искать коме­ты утром и вече­ром, когда они при­бли­жа­ют­ся к пери­ге­лию, ста­но­вят­ся ярче и начи­на­ют появ­лять­ся на фоне суме­реч­но­го неба. А когда они на тем­ном ноч­ном небе, мно­гие могут их уви­деть. Что­бы пер­вым уви­деть новую коме­ту, нуж­но вести наблю­де­ния с вече­ра на запад­ном небе и под утро на восточ­ном за час-два до вос­хо­да или после захо­да Солн­ца. Это так назы­ва­е­мые зоны Эвер­хар­та, в кото­рых рань­ше люби­те­ли визу­аль­но откры­ва­ли око­ло 70% всех новых комет.

Уже в 90-х годах про­шло­го сто­ле­тия ситу­а­ция с откры­ти­я­ми комет ради­каль­но изме­ни­лась, так как появи­лись ПЗС-каме­ры на теле­ско­пах, с помо­щью кото­рых ста­ло воз­мож­ным откры­вать очень сла­бые коме­ты задол­го до их появ­ле­ния око­ло Солн­ца, т.е. на про­тя­же­нии всей ночи, когда фон неба мини­маль­ный. Это сра­зу дало о себе знать по чис­лу откры­тий комет в тече­ние года. Если рань­ше, бла­го­да­ря в основ­ном актив­но­сти люби­те­лей, в сред­нем откры­ва­лось 6–7 комет, то сей­час с помо­щью авто­ма­ти­зи­ро­ван­ных чув­стви­тель­ных ПЗС-камер на теле­ско­пах и орби­таль­ной стан­ции СОХО откры­ва­ет­ся несколь­ко десят­ков, а то и более 200 новых комет – так было до 1996 года, в кото­ром было откры­то 44 коме­ты, в 1997 – 104, в 1998 – 140, в 1999 – 135, в 2000 – 134, в 2001 – 148, в 2002 – 181, в 2003 – 193, в 2004 – 221, в 2005 – 221, в 2006 -205, в 2007 – 223, в 2008 – 220, в 2009 – 227! Это был мак­си­мум откры­тий комет в тече­ние одно­го года.

Затем наме­тил­ся спад – в 2010 году – 57, в 2011 – 49, в 2012 – 62 и в 2013 – 67 комет. Люби­тель­ский вклад в откры­тия в эти годы состав­лял от 1 до 6 комет. В 2012–2013 годах актив­ность люби­те­лей уси­ли­лась, и они откры­ли в 2012 году – 8, а в 2013 – 14 комет! С 2010 по 2013 годы впер­вые откры­ли новые коме­ты рос­сий­ские и бело­рус­ские люби­те­ли аст­ро­но­мии-Лео­нид Еле­нин (2 коме­ты), Артем Нови­чо­нок (2 коме­ты), Вита­лий Нев­ский (2 коме­ты), Вла­ди­мир Гер­ке (1), Ген­на­дий Бори­сов (2), кото­рых я хочу сер­деч­но поздра­вить через Вашу газе­ту и поже­лать успе­ха в откры­ти­ях новых комет.

— Откры­тие комет — дело люби­те­лей или про­фес­си­о­на­лов?

- Боль­шую роль в откры­тии комет сыг­ра­ли люби­те­ли, хотя про­фес­си­о­наль­ные аст­ро­но­мы тоже откры­ли нема­ло комет. «Комет­ный бум» в Евро­пе начал­ся после того, как коме­та Гал­лея появи­лась в 1758 году стро­го по пред­ска­за­нию, сде­лан­но­му Эдмун­дом Гал­ле­ем в 1682 году. Сра­зу все нача­ли поку­пать теле­ско­пы, цены на них сни­зи­лись.

Про­фес­си­о­наль­ный чер­теж­ник, а затем про­фес­си­о­наль­ный аст­ро­ном, член Париж­ской ака­де­мии наук, «ловец комет» Шарль Мес­сье (Charles Messier, 1730–1817) открыл 11 комет еди­но­лич­но, а еще 1 вме­сте с П. Меше­ном. А для того, что­бы было удоб­но искать коме­ты, соста­вил ката­лог 110 туман­но­стей и звезд­ных скоп­ле­ний. По сво­е­му внеш­не­му виду они похо­жи на коме­ты: тоже име­ют раз­мы­тую обо­лоч­ку вокруг цен­траль­ной кон­ден­са­ции.

Жан-Луи Понс (Jean-Louis Pons, 1761–1831), сто­рож Мар­сель­ской обсер­ва­то­рии, потом став­ший дирек­то­ром обсер­ва­то­рии La Marlia воз­ле ита­льян­ско­го горо­да Лук­ка, открыл 26 комет. Он сам шли­фо­вал лин­зы и делал теле­ско­пы для поис­ков комет.

Потом при­шла новая тех­ни­ка, появи­лись све­то­силь­ные теле­ско­пы, ста­ли фото­гра­фи­ро­вать небо. Но не всю небес­ную сфе­ру, а какую-то часть. Глав­ная часть неба – в обла­сти эклип­ти­ки, там обыч­но вид­ны коме­ты, у кото­рых орби­ты име­ют малень­кое накло­не­ние. Про­фес­си­о­на­лы и люби­те­ли иска­ли и нашли мно­го пери­о­ди­че­ских комет. В одно вре­мя про­сла­вил­ся чеш­ский аст­ро­ном Анто­нин Мркос (Antonin Mrkos, 1918–1996), кото­рый в 50–60-е годы открыл 13 комет. Япо­нец Мино­ру Хон­да (1913−1990) открыл 12 комет. Затем на пер­вое место по откры­тию комет (32 коме­ты) вышли аме­ри­кан­ские аст­ро­но­мы, супру­ги Каро­ли­на (Carolyn Shoemaker) и Юджин Шумей­ке­ры (Eugene Shoemaker, это пер­вый чело­век, чьи остан­ки похо­ро­не­ны на Луне. — Прим. ред.), у них был про­фес­си­о­наль­ный све­то­силь­ный теле­скоп. Шумей­ке­ры вме­сте с Дэви­дом Леви (David Levy) откры­ли коме­ту, вре­зав­шу­ю­ся в Юпи­тер в 1994 году. Сам Леви открыл еди­но­лич­но 6 комет и одно­вре­мен­но с дру­ги­ми наблю­да­те­ля­ми еще 16 комет, т. е. все­го 22 коме­ты, что явля­ет­ся седь­мым резуль­та­том по состо­я­нию на сере­ди­ну мая 2014 года.

Сей­час с помо­щью све­то­силь­ных теле­ско­пов и ПЗС-мат­риц ведут наблю­де­ние мно­гие люби­те­ли. Неко­то­рые из них уже откры­ли от 10 до 26 комет. Сре­ди этих новых откры­ва­те­лей сле­ду­ет отме­тить Рика Хил-ла (26 комет, столь­ко же сколь­ко и Понс, но с ПЗС-каме­рой), Андреа Боат­ти­ни (25), Алекс Джибс (23), Эрик Кри­стен­сен (20), Вильям Бред­филд (18)- в отли­чие от дру­гих, толь­ко визу­аль­но, Гор­дон Гар­р­эдд (17), Брай­ен Скиф (16), Джин Мюл­лер (15), Дон Мей­ч­го­улц (11 и тоже толь­ко визу­аль­но). Но боль­ше всех про­сла­вил­ся Роберт Мак­нот (Robert H. McNaught) из Австра­лии, открыв­ший уже 82 коме­ты, в том чис­ле 29 корот­ко­пе­ри­о­ди­че­ских. Это рекорд всех вре­мен и наро­дов. Прав­да, все свои коме­ты он открыл с чув­стви­тель­ной ПЗС-каме­рой и с 50-сан­ти­мет­ро­вым теле­ско­пом Шмид­та.

Одна­ко еще боль­ше комет нахо­дят спе­ци­аль­ные теле­ско­пы или кос­ми­че­ские аппа­ра­ты. Так, напри­мер, коман­да Лабо­ра­то­рии поис­ка око­ло­зем­ных асте­ро­и­дов им. Лин­коль­на (LINEAR, the Lincoln Near-Earth Asteroid Research) ищет опас­ные асте­ро­и­ды, при­бли­жа­ю­щи­е­ся к Зем­ле. Поми­мо более 200 тыс. асте­ро­и­дов, они откры­ли уже 244 коме­ты. 1877 комет открыл кос­ми­че­ский аппа­рат SOHO (Solar and Heliospheric Observatory), запу­щен­ный сов­мест­но NASA и ESA для наблю­де­ния за Солн­цем. Он откры­ва­ет сугу­бо спе­ци­фи­че­ские коме­ты-сан­грей­зе­ры, кото­рые про­хо­дят через коро­ну Солн­ца. Тем­пе­ра­ту­ру в 2 млн кель­ви­нов в короне выдер­жать очень тяже­ло. Неко­то­рые сго­ра­ют, а дру­гие оги­ба­ют Солн­це и летят даль­ше, суще­ствен­но поте­ряв в мас­се.

Люби­те­ли актив­но поль­зу­ют­ся фото­гра­фи­я­ми SOHO и по ним откры­ва­ют коме­ты. Все они полу­ча­ют имя SOHO, а люби­тель, кото­рый ее пер­вым заме­тил на сним­ке, счи­та­ет­ся пер­во­от­кры­ва­те­лем, но его име­нем коме­ту не назы­ва­ют.

Коме­та полу­ча­ет имя пер­во­от­кры­ва­те­ля, если люби­тель нашел ее с помо­щью теле­ско­па. Напри­мер, Икейя-Секи, Хон­да. Они вели поис­ки с неболь­ши­ми теле­ско­па­ми. Аме­ри­кан­ский аст­ро­ном-люби­тель Ричард Коваль­ский (Richard A. Kowalski) открыл девять комет, одна из них – счи­тав­ша­я­ся «поте­рян­ной» коме­та, откры­тая еще Эду­ар­дом Пиго (Edward Pigott) в 1783 году. Есть мно­го люби­те­лей, открыв­ших уже по несколь­ку комет (в пре­де­лах пер­во­го десят­ка), и они назва­ны име­на­ми откры­ва­те­лей.

С. Герасименко и К. Чурюмов, 1975 год

С. Гера­си­мен­ко и К. Чурю­мов, 1975 год

— Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, как вам уда­лось открыть коме­ту, к кото­рой сей­час летит «Розет­та».

— Мы поеха­ли со Свет­ла­ной Гера­си­мен­ко в Казах­стан как про­фес­си­о­на­лы, у нас было спе­ци­аль­ное зада­ние по поис­ку и наблю­де­нию за коме­та­ми. В 1969 году мы при­е­ха­ли, нача­ли наблю­дать коме­ты, виде­ли деся­ток извест­ных комет (коме­ту Фая, Комас Сола и дру­гие). Обыч­но мы сра­зу про­смат­ри­ва­ли фото­пла­стин­ки. Если виде­ли инте­рес­ный объ­ект, то сра­зу их обра­ба­ты­ва­ли, опре­де­ля­ли, коме­та это или, может, блик -вся­кое быва­ет.

Одна­жды Све­та сня­ла фото­пла­стин­ку, а я вел наблю­де­ния на дру­гом теле­ско­пе. Это было 11 сен­тяб­ря 1969 года. Когда она про­яв­ля­ла, то у нее не хва­ти­ло про­яви­те­ля. В цен­тре, где нахо­ди­лась коме­та, было малень­кое, яркое и замет­ное пят­ныш­ко. Све­та даже хоте­ла раз­бить пла­стин­ку и выки­нуть, думая, что она ее испор­ти­ла. Хоро­шо, что про­фес­сор Дмит­рий Алек­сан­дро­вич Рож­ков­ский удер­жал ее от это­го, ведь даже если пла­стин­ки с дефек­та­ми, то все рав­но их надо про­су­шить, про­мыть и про­смот­реть. Перед этим мы с ней две пла­сти­ноч­ки сня­ли, ту же область. Потом она уеха­ла, а я через неде­лю, 21 сен­тяб­ря 1969 года, снял еще две фото­пла­стин­ки.

Когда мы вер­ну­лись в Киев, то ста­ли обра­ба­ты­вать пла­стин­ки. Пят­ныш­ко было подо­зри­тель­ным, мы его обра­бо­та­ли, полу­чи­ли его эква­то­ри­аль­ные коор­ди­на­ты. Но это­го мало для опре­де­ле­ния орби­ты объ­ек­та, если это дей­стви­тель­но был след на пла­стин­ке от новой коме­ты. Нуж­но как мини­мум три точ­ных поло­же­ния коме­ты. А у нас еще было 4 пла­стин­ки, на кото­рые экс­по­ни­ро­ва­лась эта же область неба. Если это коме­та, то она долж­на попасть и туда. Посмот­ре­ли эти пла­стин­ки и на самом их краю мы обна­ру­жи­ли 4 изоб­ра­же­ния новой коме­ты. Это нас обра­до­ва­ло и вдох­но­ви­ло.

Мы сра­зу же посла­ли в США сооб­ще­ние в Цен­траль­ное бюро аст­ро­но­ми­че­ских теле­грамм (Central Bureau for Astronomical Telegrams). После откры­тия про­шел уже месяц и был риск, что коме­ту уже открыл дру­гой наблю­да­тель. Но обо­шлось. Когда в бюро по откры­ти­ям при­шла наша теле­грам­ма, про­фес­сор Брайн Мар­сден (Brian Geoffrey Marsden) посмот­рел наши дан­ные, опре­де­лил орби­ту и сра­зу ска­зал, что это – новая коме­та. Так мы ста­ли ее пер­во­от­кры­ва­те­ля­ми. Она ока­за­лась пери­о­ди­че­ской с пери­о­дом обра­ще­ния в 6,5 года. Это ред­кость сре­ди боль­шо­го чис­ла комет и при­ят­ная для нас новость. Коме­та будет воз­вра­щать­ся к Зем­ле каж­дые шесть с поло­ви­ной лет!

— Куда она уле­та­ет за это вре­мя?

- Она уле­та­ет за орби­ту Юпи­те­ра, это типич­ная коме­та семей­ства Юпи­те­ра. У нее ока­за­лась инте­рес­ная эво­лю­ция. Если про­счи­тать эво­лю­цию орби­ты, т.е. как она дви­га­лась в про­шлом, то за 10 лет до наше­го откры­тия она про­шла очень близ­ко от Юпи­те­ра. Пла­не­та силь­но изме­ни­ла ее орби­ту. Коме­та при­бли­зи­лась к Зем­ле, ста­ла ярче, и бла­го­да­ря это­му мы смог­ли ее обна­ру­жить. Если бы не было сбли­же­ния с Юпи­те­ром, то она бы кру­ти­лась и кру­ти­лась в поя­се асте­ро­и­дов до сих пор, и никто ее там не смог бы обна­ру­жить.

Сей­час бла­го­да­ря совре­мен­ной тех­ни­ке коме­ты и сла­бей­шие объ­ек­ты мож­но откры­вать и в поя­се асте­ро­и­дов, и за поя­сом. Тогда это дела­лось толь­ко по фото­гра­фи­ям, мы поль­зо­ва­лись той тех­ни­кой, кото­рая при­ме­ня­лась в те вре­ме­на.

— Как вам кажет­ся, поче­му ваша коме­та при­влек­ла вни­ма­ние Евро­пей­ско­го кос­ми­че­ско­го агент­ства? Поче­му меж­пла­нет­ный зонд отпра­ви­ли имен­но к этой коме­те?

— Она отно­сит­ся к пери­о­ди­че­ским, к семей­ству Юпи­те­ра. Посы­лать кос­ми­че­ский аппа­рат мож­но толь­ко к коме­те, кото­рая уже не раз воз­вра­ща­лась к Солн­цу, у кото­рой есть про­ве­рен­ная, точ­ная орби­та, что­бы не про­ма­зать. С новой коме­той мож­но лег­ко про­ма­зать, у нее орби­та не может быть точ­но опре­де­ле­на из-за незна­ния негра­ви­та­ци­он­ных сил в одном появ­ле­нии коме­ты. Нуж­на была толь­ко корот­ко­пе­ри­о­ди­че­ская коме­та, кото­рая уже несколь­ко раз воз­вра­ща­лась к Зем­ле.

Наша коме­та тако­ва, что накло­не­ние ее плос­ко­сти к эклип­ти­ке состав­ля­ет 7 гра­ду­сов. Наклон малень­кий, поэто­му к ней может лег­ко при­бли­зить­ся аппа­ра­ту. С дру­гой сто­ро­ны, когда пла­ни­ро­ва­ли полет «Розет­ты» (Rosetta space probe), то выбра­ли дру­гую коме­ту – коме­ту Вир­та­не­на, у нее малое ядро диа­мет­ром в 1,2 км. У нашей ядро поболь­ше – 3 на 5 км.

Евро­пей­цы про­ве­ли рас­че­ты и под­го­то­ви­ли аппа­ра­ту­ру к тому, что­бы мяг­ко при­зем­лить­ся на коме­ту Вир­та­не­на. Но нака­нуне запус­ка аппа­ра­та воз­ник­ли непо­лад­ки с раке­той-носи­те­лем «Ари­ан-5», запуск сорвал­ся, а у него узкое окно в 2 неде­ли. Если вышли за 2 неде­ли, уже на выбран­ную коме­ту не попа­дешь. Это вызва­но тем, что дви­жет­ся и Зем­ля, и коме­та. Когда с Зем­ли запус­ка­ют аппа­рат, он дви­жет­ся почти в той же плос­ко­сти, что коме­та и пла­не­та; и встре­ча про­изой­дет в одной плос­ко­сти. Таким обра­зом, пер­вый запуск «Розет­ты» 12 янва­ря 2003 года сорвал­ся.

Ста­ли выби­рать дру­гую коме­ту. Было мно­го дис­кус­сий, и побе­ди­ла точ­ка зре­ния, что самой удоб­ной для сбли­же­ния явля­ет­ся коме­та Чурю­мо­ва – Гера­си­мен­ко. Мы были очень рады, пото­му что веро­ят­ность тако­го отбо­ра очень мала. Если взять пери­о­ди­че­ские коме­ты, их око­ло 550, то веро­ят­ность 1550. А если брать все коме­ты, то их в Сол­неч­ной систе­ме трил­ли­он штук. Веро­ят­ность того, что ото­бра­ли нашу из всех комет, одна трил­ли­он­ная. Это нас очень пора­до­ва­ло.

— А вам позво­ни­ли, сооб­щи­ли, или вы сами узна­ли?

- А мы все вре­мя были в кур­се, мы виде­ли обсуж­де­ние по пере­пис­ке. Потом собра­лась комис­сия и реши­ла послать аппа­рат в фев­ра­ле 2004 года. Было две отло­жен­ных попыт­ки запус­ка, и нако­нец аппа­рат был отправ­лен навстре­чу коме­те 2 мар­та 2004 года.

С момен­та запус­ка «Розет­те» уда­лось сде­лать фото­гра­фии асте­ро­и­дов Штейнс (2008) и Люте­ция (2010). Затем аппа­рат пере­шел в спя­щий режим. 20 янва­ря 2014 года «Розет­ту» раз­бу­ди­ли, она пере­да­ла всем при­вет. В Цен­тре управ­ле­ния поле­та­ми все захло­па­ли в ладо­ши: на деся­тый год поле­та, про­спав 3 года, аппа­рат проснул­ся в отлич­ном состо­я­нии.

Поче­му преду­смот­рен такой дол­гий полет? Пото­му что нуж­но точ­но при­бли­зить­ся к ядру коме­ты. Топ­ли­ва мно­го тра­тить нель­зя. Его все­го пол­то­ры тон­ны и оно пред­на­зна­че­но для тон­кой и точ­ной кор­рек­ции орби­ты при пере­хо­де на орби­таль­ный полет с ради­у­сом 25 км вокруг ядра и на посад­ку лен­де­ра «Филы» на ядро. Поэто­му нуж­но исполь­зо­вать дру­гие источ­ни­ки энер­гии. Какие? Гра­ви­та­ци­он­ное при­тя­же­ние пла­нет, сила кото­ро­го зави­сит от рас­сто­я­ния до планеты.Три раза аппа­рат про­пу­сти­ли рядом с Зем­лей на раз­ных рас­сто­я­ни­ях (2005, 2007 и 2009), Зем­ля его под­толк­ну­ла. И один раз он про­ле­тел воз­ле Мар­са (2007).

Из двух асте­ро­и­дов, кото­рые «Розет­та» сфо­то­гра­фи­ро­ва­ла по пути, осо­бен­но инте­ре­сен Штейнс, откры­тый в Крым­ской обсер­ва­то­рии, на Укра­ине. У него фор­ма типа ром­би­ка, тра­пе­ции, как у брил­ли­ан­та. Поэто­му кра­те­ры на этом асте­ро­и­де назва­ли в честь дра­го­цен­ных кам­ней. Самый боль­шой кра­тер – Алмаз диа­мет­ром 2,1 км. Диа­мет­ры еще трех кра­те­ров (Цир­ко­на, Хри­зо­бе­рил­ла и Оник­са) более 1 км. Осталь­ные мень­ше 1 км – Изу­мруд, Мала­хит, Опал, Сап­фир, Гра­нат и др. Есть и дру­гие: Хал­це­дон, Хри­зо­лит… Но одна область, кото­рая не име­ет кра­те­ров, назва­на в честь открыв­ше­го этот асте­ро­ид крым­ско­го аст­ро­но­ма Нико­лая Чер­ных. А теперь «Розет­та» дви­жет­ся к наше­му объ­ек­ту.

От коме­ты в кон­це мая «Розет­та» будет нахо­дить­ся на рас­сто­я­нии око­ло 550 тыс. км. А 11 нояб­ря про­изой­дет исто­ри­че­ской собы­тие – пер­вая в мире посад­ка аппа­ра­та на ядро коме­ты! Будет кру­жить­ся, пере­да­вать изоб­ра­же­ние коме­ты. Будет постро­ен гло­бус коме­ты, что­бы най­ти пять ров­ных пло­ща­док для посад­ки.

На одну из этих пло­ща­док опу­стит­ся поса­доч­ный модуль, кото­рый назы­ва­ет­ся «Филы» (PhiLae lander). Это ост­ров на Ниле, где был най­ден обе­лиск, с помо­щью кото­ро­го уда­лось рас­шиф­ро­вать древ­не­еги­пет­ские иеро­гли­фы на Розетт­ском камне. После того как спус­ка­е­мый аппа­рат сядет, нач­нет­ся буре­ние, иссле­до­ва­ние веще­ства.

Это веще­ство – пер­вич­ное, из него 4,5 млрд лет назад обра­зо­ва­лась Сол­неч­ная систе­ма, обра­зо­ва­лись пла­не­ты. А коме­ты сохра­ни­ли это веще­ство в пер­во­здан­ном виде. Пла­не­ты его пере­ра­бо­та­ли, пото­му что из-за силы тяже­сти это веще­ство сжи­ма­лось. Солн­це тоже из пер­вич­но­го веще­ства. Но тер­мо­ядер­ные реак­ции в нед­рах Солн­ца изме­ни­ли это веще­ство до неузна­ва­е­мо­сти, и там мы видим в основ­ном водо­род и гелий. Есть и дру­гие малые при­ме­си.
А в коме­тах ниче­го не изме­ни­лось, там, как в холо­диль­ни­ке, сохра­ни­лось веще­ство в замо­ро­жен­ном виде. Что дали Зем­ле коме­ты? Они при­нес­ли на Зем­лю воду, ведь 3–4 млрд лет назад была мощ­ная бом­бар­ди­ров­ка пла­не­ты коме­та­ми. Они сыпа­лись как из рога изоби­лия. А в коме­тах око­ло 80% -это лед. Кое-что испа­ря­лось, а кое-что запол­ня­ло впа­ди­ны на пла­не­те, и на Зем­ле обра­зо­ва­лись оке­а­ны. То, что источ­ни­ком воды на Зем­ле были коме­ты, под­твер­жда­ет­ся изо­топ­ным соста­вом воды в ядрах комет и воды на нашей пла­не­те.

Коме­ты име­ют слож­ную орга­ни­ку. Напри­мер, гли­цин — это ами­но­кис­ло­та. А без нее ни одно живое суще­ство не обхо­дит­ся. Оста­лось най­ти ами­но­кис­ло­ты, из кото­рых обра­зу­ет­ся ДНК-аде­нин (A), гуа­нин (G), цито­зин (C) и тимин (T) – и из кото­рых состо­ят спи­ра­ли наших моле­кул ДНК. Это спи­раль, т. е. пери­о­ди­че­ская струк­ту­ра, и когда она делит­ся, то любая часть этой спи­ра­ли вос­про­из­во­дит­ся, и она бес­смерт­на, пока есть на Зем­ле вода, кис­ло­род, теп­ло. Так на Зем­ле заро­ди­лась жизнь. Труд­но ска­зать, как это про­изо­шло, веро­ят­ность очень малень­кая, но, тем не менее, это слу­чи­лось. И комет­ное веще­ство ста­ло источ­ни­ком жиз­ни на Зем­ле.

1 - март 2004: запуск КА; 2 — март 2005: первый пролёт у Земли; 3 — февраль 2007: пролёт у Марса; 4 — второй пролёт у Эемли; 5 — сентябрь 2008: сближение с астероидом Штейнс; 6 — ноябрь 2009: третий пролёт у Земли; 7 — июль 2010: сближение с астероидом Лютеция; 8 — июль 2011: перевод КА в режим сна; 9 — январь 2014: пробуждение КА; 10 — август 2014: выход на орбиту кометы; 11 — ноябрь 2014: посадка зонда на поверхность кометы; 12 — август 2015: завершение миссии

1 – март 2004: запуск КА;
2 — март 2005: пер­вый про­лёт у Зем­ли;
3 — фев­раль 2007: про­лёт у Мар­са;
4 — вто­рой про­лёт у Зем­ли;
5 — сен­тябрь 2008: сбли­же­ние с асте­ро­и­дом Штейнс;
6 — ноябрь 2009: тре­тий про­лёт у Зем­ли;
7 — июль 2010: сбли­же­ние с асте­ро­и­дом Люте­ция;
8 — июль 2011: пере­вод КА в режим сна;
9 — январь 2014: про­буж­де­ние КА;
10 — август 2014: выход на орби­ту коме­ты;
11 — ноябрь 2014: посад­ка зон­да на поверх­ность коме­ты;
12 — август 2015: завер­ше­ние мис­сии

— Сколь­ко же надо таких комет, что­бы появи­лись оке­а­ны?

- Трил­ли­о­ны комет.

— Поче­му они рань­ше пада­ли на Зем­лю, а теперь нет?

— Уже почти все исчер­па­ны. Тела, кото­рые лете­ли мимо Зем­ли, при­тя­ги­ва­лись к ней как пыле­со­сом. Но в кос­мо­се всё рав­но еще лета­ет очень мно­го облом­ков.

— А как вы вооб­ще реши­ли стать аст­ро­но­мом? Вы роди­лись в 1937 году. В 1953 году, когда умер Ста­лин, вам 16 лет. Что повли­я­ло на ваш выбор?

— Вна­ча­ле я учил­ся в тех­ни­ку­ме, с отли­чи­ем его закон­чил, потом посту­пил в Киев­ский уни­вер­си­тет. Я посту­пал и сда­вал экза­ме­ны на физи­че­ский факуль­тет. На физи­че­ском факуль­те­те была кафед­ра аст­ро­но­мии. Спер­ва я хотел пой­ти на тео­ре­ти­че­скую физи­ку, но там было мало мест. Поэто­му меня деле­ги­ро­ва­ли на кафед­ру опти­ки. Опти­ка – хоро­шая нау­ка, но мне не нра­ви­лось, что меня туда напра­ви­ли вопре­ки мое­му жела­нию. Потом нам ска­за­ли, что есть вакант­ные места на кафед­ре аст­ро­но­мии. «Давай­те, ребя­та». Ну, мы с дру­гом пошли, нас взя­ли, пото­му что мы хоро­шо учи­лись. Мы изу­ча­ли аст­ро­но­мию, посте­пен­но втя­ну­лись. Потом защи­ти­ли сна­ча­ла кан­ди­дат­ские, а потом и док­тор­ские.

— Как появил­ся инте­рес к коме­там?

- Моей темой была как раз физи­ка комет. Мой науч­ный руко­во­ди­тель -извест­ный коме­то­лог С.К. Все­х­свят­ский. Я к нему посту­пил в аспи­ран­ту­ру, он мне назна­чил тему. Я начал изу­чать, наблю­дать, открыл коме­ту, и не одну. Вто­рую открыл в 1986 году.

- Чем инте­рес­ная вто­рая?

- Она дол­го­пе­ри­о­ди­че­ская, ее орби­таль­ный пери­од – 4 тыс. лет. Когда она уда­ля­лась, на орби­те Мар­са у нее все еще было горя­чее ядро. Уди­ви­тель­но, какой у нее внут­рен­ний источ­ник? Воз­мож­но, рас­па­да­лись какие-то радио­ак­тив­ные эле­мен­ты в нед­рах ее ядра.

— Куда она уле­та­ет?

- Она уле­те­ла за гра­ни­цу Сол­неч­ной систе­мы. Вер­нет­ся через 4 тыся­чи лет.

— Наши потом­ки ее уви­дят.

- Потом­ки ее несо­мнен­но уви­дят и раз­бе­рут­ся, поче­му она дол­го-дол­го была теп­лой, судя по ее инфра­крас­но­му излу­че­нию.

— А что вы дума­е­те о Тун­гус­ском метео­ри­те?

- Я думаю, что это было ядро коме­ты. Оно вле­те­ло в атмо­сфе­ру, про­изо­шел взрыв. Это было рых­лое тело. Атмо­сфе­ра Зем­ли обла­да­ет малой плот­но­стью, но ока­зы­ва­ет силь­ное сопро­тив­ле­ние, осо­бен­но рых­лым телам. В резуль­та­те воз­ник­ла мощ­ная удар­ная вол­на, снеж­ный ком нагрел­ся и взо­рвал­ся, рас­сы­пал­ся, поэто­му не нашли ни кусоч­ка. Еще три белые ночи в южных широ­тах – это трое суток Зем­ля про­хо­ди­ла через пыле­вой хвост коме­ты. Так что это явно была коме­та, не надо даже думать.

— Как бы вы про­ком­мен­ти­ро­ва­ли ситу­а­цию с Крым­ской обсер­ва­то­ри­ей? Меж­ду Рос­си­ей и Укра­и­ной — слож­ный кон­фликт, и что теперь делать с обсер­ва­то­ри­ей?

- При совет­ской вла­сти всё это была еди­ная стра­на. Мы про­во­ди­ли наблю­де­ния и в Казах­стане, и в Узбе­ки­стане, и мно­го наблю­да­ли на Кав­ка­зе. Сей­час поехать туда труд­но. Печаль­но, что Рос­сия так оби­жа­ет Укра­и­ну. Уче­ные не вино­ва­ты, они ни при чем. Будем сотруд­ни­чать. Может быть, будут слож­но­сти в поезд­ках.

— Будут ли укра­ин­ские уче­ные ездить в Крым­скую обсер­ва­то­рию или нет?

- Конеч­но, да. Рано или позд­но всё вер­нет­ся на кру­ги своя. Весь мир высту­пил про­тив это­го, это нару­ше­ния меж­ду­на­род­ных норм и согла­ше­ний. Путин возо­мнил, что он бог и царь. Зачем Рос­сии засуш­ли­вый Крым, если в Рос­сии пусту­ет огром­ное коли­че­ство необ­жи­тых земель? Я ездил по цен­траль­ной Рос­сии, там бро­шен­ные села, пустые дома. Это огром­ные тер­ри­то­рии, сот­ни и тыся­чи сел. Нуж­но раз­ви­вать свою стра­ну – делать ее цве­ту­щей и бога­той. Надо дру­жить и сотруд­ни­чать.

— Како­ва сей­час ситу­а­ция с укра­ин­ской аст­ро­но­ми­ей, аст­ро­фи­зи­кой? В стране всплеск люби­тель­ской аст­ро­но­мии? Я знаю, что есть боль­шой спрос на покуп­ку теле­ско­пов.

- Поку­па­ют, инте­ре­су­ют­ся. Мне мно­го пишут, рас­ска­зы­ва­ют, что наблю­да­ют. Я ста­ра­юсь каж­до­му отве­тить.

— А есть сре­ди живу­щих на Укра­ине пер­во­от­кры­ва­те­ли комет?

- За всё вре­мя на Укра­ине откры­то 13 комет. А сей­час в Кры­му ведет наблю­де­ния аст­ро­ном-люби­тель Ген­на­дий Бори­сов, экс-сотруд­ник ГАИШ, открыв­ший две коме­ты и опас­ный для Зем­ли асте­ро­ид; он без рабо­ты, но, может, сей­час ему дадут рабо­ту, учи­ты­вая его заме­ча­тель­ные откры­тия.

«Розетта» вблизи кометы Чурюмова— Герасименко

«Розет­та» вбли­зи коме­ты Чурю­мо­ва— Гера­си­мен­ко

— Что про­ис­хо­дит с ака­де­ми­че­ской аст­ро­но­ми­ей? Как бы вы опи­са­ли ситу­а­цию?

- Укра­и­на – это аст­ро­но­ми­че­ская стра­на. Когда раз­ва­лил­ся Союз, Укра­ине ото­шло 10 обсер­ва­то­рий, это мно­го. Укра­и­на про­дол­жа­ет дер­жать высо­кую план­ку в мире, у нас мно­го вели­ко­леп­ных резуль­та­тов, и в том чис­ле по откры­ти­ям комет и асте­ро­и­дов. Осо­бен­но асте­ро­и­дов. На Крым­ской обсер­ва­то­рии най­де­но боль­ше 1200 малых пла­нет. В Харь­ко­ве рабо­та­ют про­фес­со­ра Борис Каще­ев и Юрий Воло­щук, посвя­тив­шие свою жизнь наблю­де­ни­ям ноч­ных и днев­ных метеор­ных пото­ков радио­ло­ка­ци­он­ным спо­со­бом. Так они опре­де­ли­ли 230 тыс. орбит и более 4 тыс. новых метеор­ных пото­ков и ассо­ци­а­ций. Это уни­каль­ная база, нигде в мире такой нет. В обла­сти малых тел, к кото­рым отно­сят коме­ты, асте­ро­и­ды и метеор­ное веще­ство, у нас пора­зи­тель­ные резуль­та­ты по откры­ти­ям. Сол­неч­ни­ки наши и пла­нет­чи­ки сла­вят­ся сво­и­ми рабо­та­ми. Мы силь­ны во вне­га­лак­ти­че­ской аст­ро­но­мии, кос­мо­ло­гии.

— Что с финан­си­ро­ва­ни­ем?

- С финан­си­ро­ва­ни­ем пло­хо. Бюд­жет посто­ян­но сокра­ща­ют. В про­шлом году сокра­ти­ли на 20%. При­шлось уво­лить сотруд­ни­ков. В первую оче­редь пен­си­о­не­ров. Но на пен­сию труд­но выжить, тем более в усло­ви­ях быст­ро­го паде­ния грив­ни, поэто­му уво­лен­ные пишут кля­у­зы-теле­ги, хотя план­ка науч­ных резуль­та­тов у них на самом деле низ­кая.

— Каков раз­мер пен­сии у уче­ных?

- Науч­ная пен­сия непло­хая. 80% от зар­пла­ты – это доволь­но при­лич­но. У меня пен­сия 6200 гри­вен. Рань­ше это было 750 дол­ла­ров, а сей­час курс рез­ко упал, сей­час это менее 500 дол­ла­ров. Но я все-таки про­фес­сор, док­тор физ.-мат. наук, член­кор НАН, и за счет это­го как-то дер­жусь на пла­ву.

А вот моя жена 40 лет про­ра­бо­та­ла пре­по­да­ва­те­лем физи­ки в вузах, с боль­шой гор­ло­вой нагруз­кой и рабо­та­ла все вре­мя на ногах, отче­го зара­бо­та­ла ост­рый тром­бо­фле­бит, с тру­дом пере­но­си­ла силь­ные боли во вре­мя чте­ния лек­ций. За такой тяже­лый труд по исте­че­нии 40 лет она полу­ча­ет сей­час пен­сию чуть боль­ше 100 дол­ла­ров США. Раз­ве это не раб­ский труд за копей­ки?

— Мож­но ли на такие день­ги про­жить?

- Конеч­но, тяже­ло. Тем более жена у меня после инсуль­та, ее надо лечить. Я рабо­таю, бла­го­да­ря это­му мы еще выжи­ва­ем. Но я рабо­таю не на пол­ную, а на 810 став­ки.

— Мне рас­ска­зы­ва­ли, что вы вели науч­но-попу­ляр­ный жур­нал, а потом пере­ста­ли.

- Пото­му что неко­му финан­си­ро­вать. Жур­на­лу нужен редак­тор, я бес­плат­но рабо­тал. Нужен набор­щик, нужен вер­сталь­щик. Я умею вер­стать, но у меня вре­ме­ни нет, сво­ей рабо­ты хва­та­ет. Жур­нал был очень попу­ля­рен, его очень люби­ли. Жалею, что он сей­час не изда­ет­ся. Но мы его ино­гда изда­ем, и в насто­я­щее вре­мя будем выпус­кать его в элек­трон­ном виде, так что я при­гла­шаю всех люби­те­лей аст­ро­но­мии при­сы­лать свои аст­ро­но­ми­че­ские наблю­де­ния- будем пуб­ли­ко­вать их в Интер­не­те.

— Мож­но ли срав­нить его с жур­на­лом «Все­лен­ная, про­стран­ство, вре­мя»? В чем были отли­чия?

- У нас отли­чия в том, что мы боль­ше пуб­ли­ко­ва­ли ста­тьи, рас­счи­тан­ные на люби­те­лей аст­ро­но­мии. А Сер­гей Гор­ди­ен­ко в сво­ем жур­на­ле попу­ля­ри­зи­ру­ет всё, не толь­ко аст­ро­но­мию, но и нау­ки о Зем­ле, силь­но про­па­ган­ди­ру­ет авиа­цию, кос­ми­че­скую тех­ни­ку. У него очень хоро­ший попу­ляр­ный жур­нал, где пуб­ли­ку­ют­ся извест­ные аст­ро­но­мы, и дру­гие уче­ные.

— Ваш жур­нал изда­вал­ся на рус­ском?

- На укра­ин­ском.

— Вы явля­е­тесь дирек­то­ром Киев­ско­го пла­не­та­рия. Есть ли инте­рес к нему у детей, у моло­де­жи?

- У нас есть або­не­мен­ты для школь­ни­ков от 1 до 11 клас­сов. Рань­ше биле­ты были поде­шев­ле. 200 киев­ских школ регу­ляр­но бра­ли або­не­мен­ты, при­во­ди­ли сво­их школь­ни­ков на наши лек­ции. Был боль­шой инте­рес, про­све­ти­тель­ская рабо­та шла на высо­ком уровне. Но и сей­час инте­рес к пла­не­та­рию не исся­ка­ет, хотя чис­ло слу­ша­те­лей в послед­нее вре­мя умень­ши­лось из-за повы­ше­ния цен на биле­ты и або­не­мен­ты и паде­ния грив­ны.

— Как вы отно­си­тесь к пол­но­ку­поль­ным про­грам­мам для пла­не­та­ри­ев?

- Это шоу. Мож­но посмот­реть один-два раза, и всё. А зна­ния дают лек­ции, толь­ко там мож­но задать вопрос и полу­чить ответ. Лек­ции чита­ют про­фес­си­о­на­лы. А в филь­мах мно­го оши­бок, но смот­реть позна­ва­тель­но, что тоже не пло­хо. На мой взгляд, пла­не­та­рии долж­ны соче­тать пол­но­ку­поль­ные про­грам­мы и посто­ян­но обнов­ля­ю­щи­е­ся аст­ро­но­ми­че­ские лек­ции. Толь­ко так мож­но будет иметь воз­мож­ность вести актив­ную про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность и нести свет новых науч­ных зна­ний всем людям и осо­бен­но под­рас­та­ю­ще­му поко­ле­нию.

— Дирек­тор пла­не­та­рия Воору­жен­ных сил в Москве Лари­са Алек­сан­дров­на Пани­на (вы, навер­ное, ее зна­е­те) гово­рит, что без уст­ных живых лек­ций пла­не­та­рий уми­ра­ет. Вы, навер­ное, с ней согла­си­тесь.

- Сей­час все пере­хо­дят на гото­вые пол­но­ку­поль­ные филь­мы. Но это уже не пла­не­та­рии, это кино­те­ат­ры. Теря­ет­ся уни­каль­ная атмо­сфе­ра. Пла­не­та­ри­я­ми это мож­но назы­вать уже услов­но. Толь­ко ком­би­на­ция новых ори­ги­наль­ных пла­не­тар­ских про­грамм с про­фес­си­о­наль­ны­ми лек­то­ра­ми-аст­ро­но­ма­ми, кото­ры­ми сей­час рас­по­ла­га­ет Киев­ский пла­не­та­рий, и с пока­зом самых инте­рес­ных кос­ми­че­ских явле­ний и откры­тий во Все­лен­ной на весь 24-м купол наше­го пла­не­та­рия может высо­ко под­нять роль пла­не­та­рия, как наи­бо­лее эффек­тив­но­го про­све­ти­тель­ско­го учре­жде­ния в стране.

— Мно­го ли неиз­вест­но­го оста­лось о коме­тах?

- Да. Глав­ное – узнать истин­ный хими­че­ский, эле­мент­ный, орга­ни­че­ский и изо­топ­ный соста­вы комет­но­го веще­ства… Мы видим в спек­трах облом­ки слож­ных моле­кул, т.е. моле­ку­лы с дву­мя, тре­мя и более ато­ма­ми или толь­ко отдель­ные ато­мы. Если слож­ная моле­ку­ла раз­ва­ли­лась, по ее облом­кам вос­ста­но­вить пер­во­на­чаль­ную роди­тель­скую моле­ку­лу не все­гда пол­но­стью уда­ет­ся, как и рас­шиф­ро­вать истин­ный состав комет­но­го веще­ства. Мно­гие плаз­мен­ные струк­ту­ры в хво­стах еще не име­ют адек­ват­ных физи­че­ских моде­лей, не решен вопрос иони­за­ции ато­мов и моле­кул в коме­тах и мно­гое дру­гое. Вот это и есть фун­да­мен­таль­ные нере­шен­ные про­бле­мы для буду­щих аст­ро­но­мов-иссле­до­ва­те­лей комет.

Фото­гра­фии из лич­но­го архи­ва К.И. Чурю­мо­ва, схе­ма поле­та «Розет­ты» из www.wikipedia.ru

Бла­го­да­рим Вла­ди­ми­ра Сур­ди­на за помощь в под­го­тов­ке интер­вью.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

4 комментария

  • Noom:

    Ока­зы­ва­ет­ся ДНК состо­ит из ами­но­кис­лот. Спа­си­бо аст­ро­но­мам за то что откры­ли мне гла­за на этот уди­ви­тель­ный факт.

  • […] Источ­ник: Газе­та «Тро­иц­кий вари­ант» […]

  • Елена Клещенко:

    Noom, а вни­ма­тель­но про­честь, преж­де чем брыз­гать ядом? :) «Оста­лось най­ти ами­но­кис­ло­ты, _​из_​которых_​образуется_​ ДНК-аде­нин (A), гуа­нин (G), цито­зин (C) и тимин (T) — и из кото­рых состо­ят спи­ра­ли наших моле­кул ДНК». – Из ами­но­кис­лот обра­зу­ют­ся азо­ти­стые осно­ва­ния, собе­сед­ник ска­зал, а не «A T G C явля­ют­ся ами­но­кис­ло­та­ми». К фор­му­ли­ров­ке, прав­да, у био­хи­ми­ков най­дут­ся пре­тен­зии, да и то, что обра­зо­вы­ва­лись они имен­но из ами­но­кис­лот, опро­вер­жи­мый факт. :) Но ами­но­кис­ло­ты навер­ня­ка так или ина­че участ­ву­ют. http://www.hij.ru/read/issues/2013/march/2167/

  • Noom:

    В ста­тье, ссыл­ку на кото­рую вы при­ве­ли, ско­рее утвер­жда­ет­ся что азо­ти­стые осно­ва­ния син­те­зи­ру­ют­ся из про­стей­ших орга­ни­че­ских соеди­не­ний типа синиль­ной кис­ло­ты. Так что пас­саж про ами­но­кис­ло­ты из кото­рых обра­зу­ет­ся ДНК мне кажет­ся очень спор­ным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com