- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Физтех в перспективе

Андрей Иващенко

Андрей Иващенко

Дискуссии о будущем науки в России ведутся очень активно, хотя в основном говорят о будущем образования или академических институтов. Однако представляется важным единство и взаимодействие трех составляющих — образования, академической науки и бизнеса. В некоторых наших вузах есть попытки такого взаимодействия. Среди них — Московский физико-технический институт. ТрВ-Наука беседует с человеком, соединившим в себе все три ипостаси, — доктором технических наук Андреем Иващенко, руководителем Центра живых систем МФТИ, членом Наблюдательного совета Физтеха и членом правления уникальной организации — «Физтех-Союза».

— Андрей, скажите, как вы пришли в Физтех?

— Я после школы хотел поступать на биофак. Мои родители — химики, поэтому, естественно, отец хотел продолжить семейную традицию и ожидал, что я поступлю в Менделеевский. Мы жили в Долгопрудном, перед вступительными экзаменами для подстраховки нужно было еще раз хорошо пройти физику и математику, и, конечно, репетитор оказался из Физтеха — больше приглашать было неоткуда. Так я обратил внимание на МФТИ, а когда узнал о нем побольше, понял, что попасть туда — непростая и очень почетная задача. И там интересно! Мне очень импонировала оригинальность, необычность МФТИ, его постоянная инновационность, что ли... Факультет тоже был выбран достаточно просто: в школе я занимался в радиокружке, а в МФТИ увидел факультет со словом «радио» в названии — «радиотехники и кибернетики», подал документы туда. И поступил.

Скажу сразу — я никогда не пожалел о своем выборе. Что такое Физтех? Необходимость получить фундаментальные знания и постоянная атмосфера творчества, возможность решать большие научные задачи. Высокая планка требований, выдающиеся ученые и педагоги, которые учат по-настоящему, а вокруг — постоянная здоровая конкуренция. Физтех -неповторимая возможность для того, кто хочет стать настоящим ученым. Все те, кто смог закончить Физтех, уважают себя за это.

— Но сегодня вы — бизнесмен и ученый, тесно связанный с фармацевтикой, биомедициной, биотехнологией... Очень интересно — как и почему успешные выпускники Физтеха спустя годы приходят в альма-матер? Все возвращается на круги своя, не так ли?

— Да, жизнь развернулась таким неожиданным образом. Я закончил Физтех в 1990 году, до 1995 года, как многие начинающие предприниматели, занимался компьютерами, а потом, когда доходность стала совсем маленькой, оставил бизнес младшим партнерам, а сам начал строить международный бизнес в области живых систем.

И в том, что в конечном счете я вновь пришел в Физтех, нет ничего удивительного. Этому способствовал целый ряд факторов. Один из гигантов нашей науки, нобелевский лауреат, академик Виталий Лазаревич Гинзбург, кстати, долгие годы заведовавший в МФТИ кафедрой проблем физики и астрофизики, в своем знаменитом высказывании предсказал наукам о жизни лидирующую роль в XXI веке. Кроме того, не все знают, что Физтех был в СССР одним из лидеров становления наук о живых системах, эти работы начались здесь десятки лет назад.

— То есть вы шли не через науку в бизнес, как многие физтехи, а сразу в бизнес?

— Да, сразу. У меня наука шла параллельно бизнесу, я с 1990 по 1993 год отучился в аспирантуре, написал и в 2004 году защитил в МФТИ кандидатскую диссертацию «Западные методы управления и специфика их применения в российской действительности». Потом защитил докторскую по теме «Инновационные методы управления фирмой» — уже не на Физтехе. Пытался применить разную математику к организационным системам. И должен признать, что в области управления никакая математика вообще не работает. Она хорошо описывает любые механизмы и машины, но когда дело доходит до людей и их поведения... Единственная математика, которая более-менее работает — это теория игр, и то очень ограниченно.

Что же касается моего собственного бизнеса, то он всегда был технологичным, но для меня внедрение и технологизация были на первом месте, а генерация новых знаний — на втором.

— А как вы вернулись на Физтех?

— Отнюдь не с пустыми руками и одними идеями. К этому времени мы создали Центр высоких технологий «ХимРар», занимающийся разработкой инновационных препаратов, имеющий устойчивую международную репутацию. Базовый институт Центра — Исследовательский институт химического разнообразия, история которого начинается с 1991 года, сегодня по своей оснащенности не уступает аналогичным институтам либо подразделениям крупнейших мировых компаний фармы и биотека. Мы установили постоянные деловые контакты с лидерами Большой Фармы. Сама проблема создания новых лекарств весьма широка и постоянно включает в себя медико-биологические исследования, методы биотехнологии и многое другое. Отмечу, что эти направления не являются вспомогательными, они существуют и развиваются как самостоятельные научные дисциплины. Ими нужно заниматься! И тут нам (если говорить о стране в целом) еще есть к чему стремиться.

И вот где-то с 2010 года я начал плотно заниматься в МФТИ созданием биофармкластера «Северный». Это — некоммерческое партнерство Физтеха и разнообразных биотехнологических фирм, которых интересует развитие инноваций в области живых систем. Следующим шагом стал «Физтех-Союз», появление которого было совершенно логичным и своевременным — как нового некоммерческого объединения выпускников. Пошли подвижки... Айтишники увидели, что мы строим свой биофармацевтический корпус. Мы считаем, что здесь — мировой тренд, поскольку сейчас более половины научных публикаций в мире идет в русле Life Science, и предлагали коллегам сделать свой кластер. Так и получилось. Он сейчас строится, и через год-полтора при МФТИ будет IT-парк. В этом, конечно, огромная заслуга выпускников Физтеха.

— Если мы говорим о живых системах — как вы оцениваете перспективы мФтИ в области Life Science?

— Если считать и базовые институты, то в Большом Физтехе, безусловно, присутствует наука мирового уровня. И поставленные масштабные задачи будут достигнуты нами скоро. Если же рассматривать только то, что есть в кампусе, т.е. физически присутствует на Физтехе, то первые лаборатории появились года три назад, БиоБизнес-Инкубатор открылся два года назад, открывать его приезжал нобелевский лауреат Барри Шарплесс, мы с ним активно сотрудничаем, работаем вместе. Биофармкорпус построится только в этом году, заселять его начнут осенью. Мне кажется, что здесь горизонт планирования — 3-5 лет. За это время на самом Физтехе в области живых систем появится наука мирового уровня.

Сейчас у нас два десятка лабораторий. Они финансируются из различных источников, созданы разными партнерами — иностранными и российскими, в том числе академическими. Если одна треть из них «даст угля» — по существующим мировым оценкам это будет хорошим результатом. Да, у других стартапов может не получиться, но здесь очень важно, что там будут уже сформировавшиеся коллективы, а ведь кадры решают почти все... Новые задачи поставить нетрудно. Так что — 3-5 лет.

Впрочем, уже сейчас идут публикации в высокорейтинговых международных научных журналах, все важные достижения успешно патентуются как в России, так и за рубежом, все идеи защищены. Если оглянуться, то в организационном плане в прошлом году было хуже, что в общем-то понятно. Сейчас началась направленная структуризация, создан Центр живых систем на Физтехе. Ректор Николай Николаевич Кудрявцев пригласил меня его возглавить.

— Каковы же цели, задачи и функции этого Центра?

— Это — подразделение МФТИ, к которому относится всё из области биотеха — т.е. и прикладные лаборатории, и научные. Конечно, как и всякое новое больше дело, в нем пока достаточно много сбоев, накладок, но сегодня уже ясно, что все постепенно получается. И одно дело тянет за собой другие. Началась работа с Биофармкластером- пошли на Физтех олимпиадники по химии. Пришли олимпиадники — и начали требовать повышения уровня преподавания химии. У нас сейчас уже появилась химия «для продвинутых».

— Что бы вы хотели добавить от себя по обсуждаемым вопросам?

— Я хочу здесь коснуться одной очень важной проблемы. В своей деятельности по продвижению живых систем в дальнейшем мы очень рассчитываем на постоянное и плодотворное сотрудничество с институтами Российской академии наук. Со своей стороны мы готовы все сделать для такого взаимовыгодного сотрудничества. Я всегда с большим уважением относился к исследованиям академических ученых. Давайте вспомним, какая система существовала в СССР. Тогда важнейшие открытия делались, как правило, в академических институтах, затем они поступали в прикладные и проектные институты (в роли которых можем сегодня выступать мы), где их максимально приближали к условиям промышленного производства, после чего промышленность осуществляла выпуск продукции. Именно такая отлаженная цепочка обеспечивала тогда высокий научно-промышленный потенциал страны. Я знаю, что, несмотря на все трудности последних лет, в России в нашей области остались институты, добивающиеся впечатляющих результатов, хотя у них почти наверняка существуют проблемы с реализацией своих открытий и изобретений. Почему бы не делать это вместе? Мы готовы.

— Тогда давайте вернемся к «Физтех-Союзу» и поподробнее поговорим об этой уникальной структуре — ничего подобного я не встречал.

— «Физтех-Союз» — это все-таки результат некой рефлексии. Была наша инициатива, была инициатива айтишников. И постепенно стало ясно, что у многих выпускников Физтеха, 40-50-летних, состоявшихся в жизни, есть внутренняя потребность помочь своей альмаматер. При этом не существует ясных механизмов оказать эту помощь. Просто сделать эндаумент и начать «сдавать деньги» — такой подход не очень работает. А ведь многие хотят помочь не только деньгами, но и гораздо более ценным капиталом — своими связями, ресурсами, компетенциями. Любой университет — достаточно консервативная структура. Хорошо, если выпускник попадет к ректору, и тогда Николай Николаевич сможет направить его помощь в нужное Физтеху русло. А если нет? И выпускник, и ректор-люди очень занятые.

И тогда мы решили — почему бы нам не сформировать некую структуру, которая бы организовывала выпускников. Не клуб по интересам, а скорее некий хаб-интерфейс, USB-порт между успешными физтехами и МФТИ. Его организовали выпускники, и мы работаем фактически шерпами, проводниками. И каждый такой выпускник приносит целый пласт возможностей университету и самому выпускнику в радость делать что-то другое, помимо основной деятельности. Ведь гораздо легче финансировать что-то близкое друг другу.

Общая идея очень простая. МФТИ до сих пор собирает самых талантливых студентов, поднимает их уровень еще выше, учит их физике-математике, и, что главное, трудолюбию, а потом мы видим, что значительная часть базовых кафедр академических вузов не очень жива. И часть студентов оказывается невостребованной в них. При этом сама «система Физтеха» — уникальное образовательное изобретение, и отказываться от нее — глупо. Поэтому нужно просто менять базовые кафедры, оставляя «живые» и добавляя новые — из наукоемкого бизнеса.

Таким образом, мы этих ранее «невостребованных» ребят фактически пристраиваем к делу. Вот смотрите — возникнет биофармкорпус, а это — 11 тыс. кв. м, 500 человек ученых. То есть сотни выпускников Физтеха смогут заниматься наукой, причем не покидая родного вуза. IT-парк — тоже около 2000 сотрудников.

— А как складываются взаимоотношения между «Физтех-Союзом» и руководством МФТИ?

— Они интересные. Нельзя сказать, что они совсем простые. Поскольку все участники процесса — несомненно, личности, они могут иметь различные точки зрения на одни и те же вещи, что-то будет дискутироваться. Но это — нормально! Я отдаю себе отчет, что мы иногда можем быть даже определенной нагрузкой для руководства. Потому что МФТИ — это все же вуз, первое его дело — хорошо учить студентов. А тут мы постоянно генерируем какие-то заботы, пусть даже полезные. Это дополнительная нагрузка на деканов, проректоров. Есть даже такой термин — конструктивный конфликт. Но я весьма далек от того, чтобы использовать это слово. Мы все вместе работаем над будущим Физтеха. Так что все интересно.

— И, наконец, каким вы видите будущее Физтеха?

— Существует программа Физтех-XXI, в которой все строго изложено. Физтех должен готовить технологических лидеров для нашей страны. И наша задача сделать так, чтобы эти лидеры по максимуму реализовывались — у нас в России и на благо России. Как это сделать? В нынешней обстановке это можно сделать, создав современный кампус на Физтехе. Нужно, чтобы здесь была не только образовательная среда, но и научная. Часть науки продолжит развиваться на базовых кафедрах, которые остались живы, а часть — у нас в кампусе. И формирование науки в кампусе позволит сформировать новые требования к образованию — как это уже произошло с химиками. С другой стороны, часть ученых, делающих науку в кампусе, будут у нас и преподавать. А преподавание действующих ученых — это и есть один из основополагающих принципов МФТИ. Так что нам нужно создать несколько институтов вокруг Физтеха — зданий, кластеров и т.д. Создать пояс корпоративных лабораторий разных инновационных предприятий, а потом это все должно развиться и расползтись до большого технопарка. Я искренне верю, что через десять лет здесь будет такой вот российский Пало-Альто. Не в смысле погоды, а в том смысле, что это будет очень крутое место — и университет, и наука, и жилье, и транспорт. Физтех здесь — как родник, бьющий из-под земли, вокруг которого все расцветает.

Алексей Паевский,
ф
ото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи