- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Будничность лжи

Один час из жизни Замоскворецкого суда

Суд над академиком РАН Виктором Васильевым был назначен на 5 марта. Академик пришел заранее. «Колющее, режущее, стреляющее есть?» — приставы на входе проверяли сумки у всех входящих. Однако вместо 15:20 судебное заседание началось в 18:30. До него мы стали свидетелями того, как судили режиссера Павла Бардина, инженера Института проблем экологии и эволюции РАН Дмитрия Ильяшева и пенсионера, бывшего чиновника Министерства культуры РФ Евгения Петренко. Им всем независимо от обстоятельств дела — места и времени задержания — судья Наталья Чепрасова, светловолосая женщина лет сорока пяти, зачитала практически один и тот же приговор. Таким же он был и у Васильева. Различались только ФИО приговоренных и количество несовершеннолетних детей.

Заранее хотела бы извиниться перед читателями за это скучное чтение. Но всех присутствовавших в тот момент в зале не могла не поразить будничность лжи, будничность репрессивного конвейера под маской справедливого суда.

Судебное заседание началось с установления личности академика.

— Сколько у вас несовершеннолетних детей?

— Несовершеннолетних это до скольки?

— До восемнадцати.

— Один ребенок есть.

— Работаете?

— Работаю.

— Где?

— Главный научный сотрудник Математического института Академии наук.

— Еще раз...

— Математический институт Академии наук. Главный научный сотрудник.

— Ранее к административной ответственности привлекались?

— Нет.

— Присаживайтесь.

— Я разъясняю вам ваши права, — их судья зачитала не очень внятной скороговоркой.

— Вам понятны ваши права?

— Да.

— Подойдите, пожалуйста, ко мне и поставьте число и подпись.

В.Васильев в суде. Фото Н. Деминой

В.Васильев в суде. Фото Н. Деминой

Адвокат представил ходатайство пригласить в качестве свидетелей явившихся в суд Виктора Прасолова и Владимира Уралова. Судья эту просьбу удовлетворила... Затем она стала скороговоркой зачитывать материалы дела, в которых говорилось, что 21 февраля 2014 года академик в 15:50 по адресу Большая Татарская... совершил административное правонарушение. в составе группы граждан в количестве около 1000 человек. Он принимал участие в несанкционированном митинге. В знак протеста против репрессий он выкрикивал лозунги следующего содержания: «Свободу узникам Болотной!», «Один за всех и все за одного!» На неоднократные призывы полиции прекратить данное мероприятие он продолжал свои действия, а при задержании оказывал активное сопротивление.

На словах про «активное сопротивление» люди вздрогнули и сказали: «Ого!» — и засмеялись от абсурдности сказанного. Судья тут же остановила чтение и заявила: «Значит так! Еще раз я в зале судебного заседания услышу один какой-нибудь возглас, вы будете удалены. Всё понятно?» И стала читать дальше: «...Привлекал внимание граждан, при задержании оказывал активное сопротивление. Совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 5 статьи 20.2 КоАП».

— Виктор Анатольевич, вам понятно, в чем вас обвиняют?

— Да.

— Вину свою признаете?

— Нет.

— Пояснить что-нибудь желаете?

— 21-го числа я пришел к суду без двадцати пяти минут двенадцать, то есть заблаговременно до начала суда, чтобы пройти в зал суда, чтобы услышать, что происходит на заседании. Вход был перекрыт, и я остался подождать приговора, потому что была информация, что осталось только зачитать приговор. Думал, что я сейчас постою, приговор зачитают, и я пойду домой. Ждал-ждал, там собрались другие люди, в своем большинстве, вероятно, с такой же целью. Я с ними не договаривался. Стоял там сам по себе... А про активное сопротивление... Здесь запрещено смеяться, но вы можете посмотреть, как я способен активно сопротивляться омоновцам, — тут Васильев повернулся к крепкому судебному приставу, как бы сравнивая свое телосложение и его. — Мое задержание состояло в том, что, конечно, ко мне никто не обращался. Я стоял недалеко от омоновцев. Вдруг они разорвали свой круг, откуда протянулась крепкая рука и взяла меня за рукав. И я послушно пошел за ним. Надо сказать, что после этого обращение омоновца было самое вежливое. Он шел и говорил: «Вот тут, пожалуйста, не споткнитесь...»

— У меня есть вопросы, — заговорил адвокат. Виктор Анатольевич, скажите, пожалуйста, вы выкрикивали: «Свободу узникам Болотной!»?

— Нет.

— Следующий вопрос. Вы выкрикивали: «Один за всех — все за одного!»?

— Нет. Это не мой лозунг.

— Вы слышали неоднократные требования сотрудников полиции прекратить данное мероприятие?

— Обращенное ко мне?

— Да.

— Нет, прямо мне в лицо никто ничего не говорил.

— Какими-то своими действиями вы привлекали внимание граждан? Размахивали руками?

— Нет; руки выше пояса я не поднимал. Это было в такой толпе невозможно.

К вам подошел сотрудник полиции, он представился?

— Он, собственно, не подошел. Разомкнулся внешний круг омоновцев, а внутри были другие сотрудники. Внешние разорвали свой круг, а один из тех, кто внутри. Я стоял не у самого этого круга, а в следующем ряду. Он протянул руку и взял меня за рукав. Я даже бы не сказал, что резко. Сопротивляться мне не было необходимости. И не такое у меня воспитание, чтобы сопротивляться сотруднику полиции.

6.2

Затем суду были представлены фотографии из Интернета, на которых видно, что Васильев просто стоял, не привлекал внимание, не держал плакатов и ничего не кричал, а потом спокойно шел рядом с омоновцем. «А вот меня повели по этой дорожке и спокойненько посадили в автозак, просили предъявить содержимое мешочка, удостоверились, что у меня нет баллончика и чего-то еще. Попросили сесть в автозак». Адвокат обратил внимание судьи, что эти фотографии свидетельствуют о том, что отсутствуют «факты неподчинения законным требованиям сотрудников полиции».

Затем состоялся допрос свидетелей — математика Виктора Прасолова и физика Владимира Уралова. Оба подтвердили слова Виктора Васильева и противоречили тому, что говорилось в протоколе задержания.

— Какие у вас отношения, приятельские, дружеские? — спросила судья Прасолова. — Мы оба математики. Нет, дружеских отношений у нас нет. — Рабочие? — Да, рабочие. — Спасибо, вопросов больше нет.

— Я его знаю, потому что это известный математик. Я смотрел некоторые передачи с его участием по видеотрансляции. Например, круглый стол, посвященный развитию ИТЭФа. Меня он не знает, мы никогда не общались, сегодня первый раз поздоровались, — в свою очередь рассказал Владимир Уралов. — ...Я увидел, что группа омоновцев, которая находилась внутри свободного пространства, бросилась к кому-то на той стороне, и кого-то там схватили. Я увидел, что это был как раз Виктор. Потом что-то такое  произошло, то ли он им что-то сказал, и они расступились, он вышел в свободное пространство и проследовал в ту сторону, где находился автозак. За ним шли сначала двое омоновцев, потом остался один. Он что-то такое смотрел по сторонам в надежде на что-то. Потом я увидел, что он приблизился очень резко к Виктору Анатольевичу. Виктор ему что-то сказал, он опять отступил. Дальше они проследовали к автозаку и исчезли в пространстве между автозаком и домом номер 4. Это всё, что я видел.

— Наблюдали ли вы, чтобы Виктор Анатольевич вырывался из рук сотрудника полиции? Размахивал руками, кричал лозунги? — спросил адвокат.

— Нет, ничего подобного я не наблюдал. Более того, я должен сказать, что на удивление. он перемещался самостоятельно. Его в общем-то никто и не вел. Это произошло так неожиданно и быстро. Они к нему бросились, потом отступили, он пошел молча, без всяких разговоров. Единственный раз, когда шедший за ним омоновец к нему приблизился, и он ему что-то опять сказал, и омоновец отступил, и Виктор Анатольевич всё это пространство прошел один.

— Какими-то своими действиями Виктор Анатольевич привлекал внимание окружающих? — продолжил опрос адвокат.

— Нет, он был абсолютно хладнокровен и молчалив. Я могу даже так сказать. Я видел и другие задержания, но это было совершенно какое-то уникальное. Никто более спокойно и с достоинством больше не перемещался. Пожалуй, это было такое уникальное задержание, на мой взгляд.

«Российские ученые — наши братья и сестры»

Со словами поддержки в адрес ведущего российского математика, академика РАН, главного научного сотрудника Математического института РАН Виктора Васильева обратились члены Европейского и Американского математических обществ. Их заявления опубликованы на сайтах www.euro-math-soc.eu и www.ams.org.

Eminent Russian mathematician detained and fined

March 6,2014

The Russian mathematician Victor Vassiliev, member of the Russian academy of sciences and president of the Moscow Mathematical Society, famous for the invention of Vassiliev invariants in knot theory, was arrested in Moscow on February 21, 2014, as participant of a peaceful protest in support of the defendants of the Bolotnaya Square Case; he was released shortly afterwards. On March 5, Zamoskovoretsky Court in Moscow convicted him guilty of shouting slogans and resisting detention; he will have to pay a substantial fine. Prof. Vassiliev denies both charges. Several of his academic colleagues were witnesses on his behalf confirming that the charges are false.

The European Mathematical Society is deeply concerned about the use of the police and the courts against peaceful protest. The society expresses its warm support to Prof. Vassiliev.

www.euro-math-soc.eu/node/4575

Задержание В.Васильева. Фото Е. Михеевой («Грани.ру»)

Задержание В.Васильева. Фото Е. Михеевой («Грани.ру»)

После этого судья удалилась на совещание сама с собой. Вернувшись примерно через полчаса, она скороговоркой зачитала приговор: «В отношении Васильева Виктора Анатольевича, 10 апреля 1956 года рождения, женатого, имеющего на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка, ранее не привлекавшегося к административной ответственности. Суд установил, что Васильев совершил правонарушение. А именно:21 февраля 2014 года примерно в 15:50 на Большой Татарской. в составе группы граждан примерно от 100 до 1000 человек принимал участие в несогласованном митинге. Выкрикивал лозунги „Свободу узникам Болотной!", „Один за всех — и все за одного!", „Позор!". На неоднократные требования сотрудников полиции свои действия не прекратил. Привлекал внимание граждан, при задержании оказал активное сопротивление. На судебном заседании свою вину не признал. Свидетель Прасолов сообщил. Свидетель Уралов сообщил. — тут судья коротко повторила суть сказанного Васильевым и свидетелями. — Изучив материалы административного дела, изучив показания Васильева, показания свидетелей, суд пришел к выводу, что в действиях Васильева имеются признаки административно правонарушения, предусмотренных частью 5 статьи 20.2 КоАП. Собранных по делу доказательство достаточно для признания его виновности в совершении данного правонарушения. Вина Васильева подтверждается протоколом об административном правонарушении, протоколом об административном задержании. рапортами сотрудников полиции. ответом префектуры ЦАО города Москвы. (префектура сообщала, что никаких заявленных митингов в тот день у зала суда не было. — Н.Д.) и другими материалами дела. Суд считает, что собранные по делу доказательства являются достаточными. Оснований им не доверять нет. Суд критически относится к объяснению Васильева и свидетелей о том, что данное правонарушение он не совершал. поскольку они опровергаются материалами дела. Суд считает, что факт совершения Васильевым административного правонарушения,  предусмотренного частью 5 статьи 20.2 КоАП, установлен и доказан… Суд считает нецелесообразным… прибегнуть к наказанию в виде общественных работ. С учетом вышеизложенного суд считает необходимым прибегнуть к штрафу. Суд постановил. назначить ему наказание в виде штрафа в размере 10 тыс. рублей. Постановление может быть обжаловано в течение 10 суток со времени его вынесения».

Услышав этот приговор, люди начали громко аплодировать, ведь никакой другой формы протеста у них в тот момент не могло быть. Судья унеслась в свою комнату, не завершив процедуру, а приставы начали тут же выпроваживать людей из зала. Так что в копии постановления суда В. Васильев расписывался уже в коридоре, а не в присутствии судьи, как это было на предыдущих трех заседаниях.

К сожалению, на суде ничего не сказали о том, что после того, как Васильев час просидел в холодном автозаке, он заболел и проболел почти неделю, чтобы как раз присутствовать на заседании суда.

В тот день поддержать Виктора Анатольевича пришли не только его родные, друзья, но и коллеги. Академик РАН Александр Кулешов, математик Александр Шень, биоинформатик Михаил Гельфанд, журналист Сергей Пархоменко, режиссер, автор документального фильма «Подстрочник» Олег Дорман, лингвист Ирина Левонтина (задержанная накануне с рисунком Пикассо «Голубка» у здания Министерства обороны в момент интервью немецкой ARD) и многие-многие другие.

Еще до суда Пархоменко подарил Васильеву майку Диссернета. В ожидании суда люди читали научные статьи и даже обсуждали задачки со студентами, что порой очень напоминало научный семинар. А на следующий день Васильев уже был со своими студентами из Вышки, которыми очень гордится, а Европейское и Американское математическое общества выступили с заявлениями в его поддержку и «против использования полиции и суда против мирного протеста». Тексты этих заявлений мы публикуем в этом номере газеты. Пока неизвестно, будет ли академик обжаловать свой приговор. В интервью «Дождю» он сказал, что приговор был ожидаемым, а на обжалование лень тратить время.

С аудиозаписями разбирательства дела и приговора с аплодисментами протеста вы можете ознакомиться по ссылке www.sendspace.com/filegroup/vZW0ggdp1F2PR8tKKTBLWA. См. также репортажи А. Козенко http://lenta.ru/articles/2014/03/05/professor/ и И. Рождественского http://echo.msk.ru/blog/akselenc/1272886-echo/, ставших свидетелями четырех судебных разбирательств судьи Н. Чепрасовой.

Задержание В.Васильева. Фото Е. Михеевой («Грани.ру»)

Задержание В.Васильева. Фото Е. Михеевой («Грани.ру»)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи