О Московском физическом центре и причинах его появления

Евгений Выродов

Евге­ний Выро­дов

Евге­ний Выро­дов, учи­тель физи­ки

Хочу рас­ска­зать чита­те­лям ТрВ-Нау­ка о новом обра­зо­ва­тель­ном про­ек­те, кото­рый мы раз­ви­ва­ем с груп­пой еди­но­мыш­лен­ни­ков.

I. Что мы име­ем

Идея Цен­тра воз­ник­ла несколь­ко лет назад из глу­бо­кой неудо­вле­тво­рен­но­сти состо­я­ни­ем фун­да­мен­таль­но­го есте­ствен­но­на­уч­но­го обра­зо­ва­ния школь­ни­ков.

От совет­ских вре­мен нам оста­лась уни­каль­ная тра­ди­ция подоб­но­го обра­зо­ва­ния, при­об­ще­ния детей к нау­кам. Ее основ­ные состав­ля­ю­щие – спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные физи­ко-мате­ма­ти­че­ские клас­сы и олим­пи­а­ды школь­ни­ков. Обе эти фор­мы рабо­ты с детьми дале­ко не иде­аль­ны и на самом деле не очень под­хо­дят для реше­ния зада­чи, о кото­рой мы гово­рим. С их недо­стат­ка­ми мож­но было мирить­ся в 60-е и 70-е годы, когда нау­ка поль­зо­ва­лась в обще­стве высо­ким авто­ри­те­том и ува­же­ни­ем. «Новые вре­ме­на» сде­ла­ли эти недо­стат­ки явны­ми, бро­са­ю­щи­ми­ся в гла­за.

Спец­шко­лы

В чем основ­ная про­бле­ма спец­школ и спец­клас­сов? В том, что исто­ри­че­ски сло­жив­ший­ся фор­мат мас­со­вой шко­лы, с ее класс­но-уроч­ной систе­мой, жест­ким рит­мом жиз­ни «урок – пере­ме­на – урок – пере­ме­на…» вооб­ще не рас­счи­тан на изу­че­ние мало-маль­ски слож­ных вещей, не гово­ря уже о нау­ке. Этот фор­мат, утвер­див­ший­ся в Евро­пе в XVI-XVII веках, с само­го нача­ла был зато­чен под совсем дру­гую зада­чу – зада­чу мас­со­во­го началь­но­го обра­зо­ва­ния, обу­че­ния гра­мо­те и осно­вам ариф­ме­ти­ки буду­щих фаб­рич­ных рабо­чих. Про­мыш­лен­ность в Евро­пе нача­ла раз­ви­вать­ся, и ей пона­до­би­лась мини­маль­но обра­зо­ван­ная и дис­ци­пли­ни­ро­ван­ная рабо­чая сила – вот поче­му этот фор­мат ока­зал­ся вос­тре­бо­ван. Раз­ви­тие спо­соб­но­стей ребен­ка, сво­бод­но­го науч­но­го мыш­ле­ния в его зада­чи не вхо­ди­ло и не вхо­дит, что бы ни дума­ли по это­му пово­ду Ян Комен­ский и дру­гие педа­го­ги-гума­ни­сты, раз­ра­бо­тав­шие эту систе­му.

2.1

Поставь­те себя, ува­жа­е­мый чита­тель, на место сво­е­го ребен­ка. Вот он при­хо­дит в шко­лу. Пер­вый урок у него, допу­стим, мате­ма­ти­ка, вто­рой – био­ло­гия. Что име­ет­ся в виду? Что пер­вые 45 минут он будет погло­щен мате­ма­ти­че­ски­ми зада­ча­ми, а потом, по сиг­на­лу звон­ка, его голо­ва заду­ма­ет­ся над устрой­ством живой при­ро­ды? Это воз­мож­но, если на мате­ма­ти­ке изу­ча­ют­ся четы­ре дей­ствия ариф­ме­ти­ки, а на био­ло­гии учи­тель рас­ска­зы­ва­ет о том, какие дере­вья рас­тут в лесу и какие зве­руш­ки там живут. А если на пер­вом уро­ке изу­ча­ет­ся поня­тие пре­де­ла функ­ции, а на вто­ром – тон­ко­сти био­син­те­за бел­ка? А на сле­ду­ю­щем – содер­жа­ние «Тези­сов» Люте­ра и их зна­че­ние для евро­пей­ской Рефор­ма­ции. А потом – осо­бен­но­сти поэ­ти­ки Досто­ев­ско­го. Да это ж рех­нуть­ся мож­но, если пытать­ся в таком тем­пе пере­клю­чать голо­ву меж­ду таки­ми слож­ны­ми и раз­но­пла­но­вы­ми веща­ми! Это про­сто невоз­мож­но. Дети в резуль­та­те вооб­ще пере­ста­ют вни­кать в то, что про­ис­хо­дит на уро­ке, или дела­ют это чисто внеш­ним, поверх­ност­ным обра­зом. Заста­вить уче­ни­ка заду­мать­ся, ощу­тить обсуж­да­е­мый вопрос как лич­ную про­бле­му ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

Ведь если уж слу­чи­лось такое чудо, что ребе­нок дей­стви­тель­но заду­мал­ся (над зада­чей, вопро­сом, неожи­дан­ной какой-то мыс­лью), он дол­жен иметь воз­мож­ность думать столь­ко, сколь­ко пона­до­бит­ся, пока не насту­пит ясность, а не пока не про­зве­нит зво­нок с уро­ка. Так устро­е­но любое науч­ное мыш­ле­ние, этим оно и отли­ча­ет­ся от реше­ния олим­пи­ад­ных задач на ско­рость. Совре­мен­ная шко­ла такой воз­мож­но­сти не преду­смат­ри­ва­ет.

Отсю­да понят­но, насколь­ко уни­каль­на была совет­ская систе­ма физи­ко-мате­ма­ти­че­ских клас­сов. Создать внут­ри фор­ма­та мас­со­вой шко­лы ост­ров­ки по-насто­я­ще­му серьез­но­го изу­че­ния нау­ки – это было воз­мож­но толь­ко в тех обще­ствен­ных усло­ви­ях. Пото­му что для успе­ха тако­го начи­на­ния абсо­лют­но необ­хо­ди­мо нали­чие в клас­се замет­но­го чис­ла детей, спо­соб­ных (и склон­ных) жить изу­ча­е­мой нау­кой, а не про­сто выпол­нять школь­ные зада­ния. Не обя­за­тель­но все долж­ны быть таки­ми – доста­точ­но четы­рех-пяти чело­век на класс. Это уже поз­во­ля­ет учи­те­лю создать на уро­ке необ­хо­ди­мую атмо­сфе­ру.

В совет­ское вре­мя, в усло­ви­ях высо­ко­го пре­сти­жа науч­ной рабо­ты и нау­ки вооб­ще, луч­шим спец­шко­лам еще уда­ва­лось набрать в свои клас­сы замет­ное коли­че­ство таких детей. Это ино­гда уда­ва­лось даже 1015 лет назад, пока не исчер­пал­ся пол­но­стью тон­кий слой роди­те­лей – пред­ста­ви­те­лей совет­ской науч­но-тех­ни­че­ской интел­ли­ген­ции, вырос­ших в то вре­мя и спо­соб­ных пере­дать его цен­но­сти сво­им детям. Сей­час эти вре­ме­на, увы, в про­шлом. В спец­клас­сы при­хо­дят хоро­шие, неглу­пые дети, кото­рых роди­те­ли настро­и­ли на поступ­ле­ние в «хоро­шую шко­лу». Они вполне соглас­ны учить­ся – делать то, что зада­ли. Но сами гото­вы тра­тить вре­мя и силы на что угод­но – на ком­пью­тер, бол­тов­ню в соци­аль­ных сетях, настоль­ные игры – толь­ко не на нау­ку. А тех, с горя­щи­ми гла­за­ми – один чело­век на класс (и это в луч­шем слу­чае).

И мы, учи­те­ля, вынуж­де­ны сле­до­вать запро­су этих совре­мен­ных школь­ни­ков на «хоро­шее обра­зо­ва­ние» – как его пред­став­ля­ют себе они и их роди­те­ли. «Даем» им про­грам­му, учим решать слож­ные зада­чи, пыта­ем­ся как-то про­бить­ся со сво­ей нау­кой сквозь их рас­се­ян­ный, ни на чем не скон­цен­три­ро­ван­ный образ жиз­ни. А что делать? Дети ведь не вино­ва­ты в том, что они такие, какие есть. Их сде­ла­ло таки­ми наше, взрос­лое обще­ство. Да и не может школь­ный учи­тель выби­рать – он дол­жен рабо­тать с теми детьми, кото­рые при­хо­дят к нему на уро­ки. И если они настро­е­ны на «полу­че­ние хоро­ше­го обра­зо­ва­ния» – при­хо­дит­ся зани­мать­ся имен­но этим, наде­ясь на непол­ную все-таки бес­смыс­лен­ность это­го заня­тия. Но к изу­че­нию нау­ки такая дея­тель­ность отно­ше­ния уже не име­ет.

Автор этих строк боль­ше два­дца­ти лет ведет уро­ки физи­ки в одной из самых извест­ных мос­ков­ских школ, в ее мате­ма­ти­че­ских клас­сах. Всё, напи­сан­ное выше, – вывод из его мно­го­лет­них наблю­де­ний за раз­ви­ти­ем ситу­а­ции. Послед­ние годы при­нес­ли нам допол­ни­тель­ные «радо­сти» в виде, мяг­ко гово­ря, не очень разум­ных дей­ствий госу­дар­ства по рефор­ми­ро­ва­нию школь­но­го обра­зо­ва­ния. Вве­де­ние ЕГЭ с его мерт­вя­щи­ми стан­дар­ти­зи­ро­ван­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, уби­ва­ю­щи­ми изу­че­ние живой нау­ки, общее «наве­де­ние поряд­ка», при­во­дя­щее к выдав­ли­ва­нию из шко­лы любой твор­че­ской актив­но­сти, – всё это созда­ет допол­ни­тель­ный нега­тив­ный фон для обсуж­да­е­мой здесь про­бле­мы. Но это – отдель­ная боль­шая тема.

2.2

Олим­пи­а­ды

Олим­пи­а­ды школь­ни­ков по мате­ма­ти­ке и есте­ствен­ным нау­кам появи­лись в нашей стране в 30-х годах и полу­чи­ли широ­кое рас­про­стра­не­ние в 60-х. С само­го нача­ла они рас­смат­ри­ва­лись их орга­ни­за­то­ра­ми (науч­ны­ми сотруд­ни­ка­ми, сре­ди кото­рых были и круп­ные уче­ные) как спо­соб при­об­ще­ния детей к нау­ке. Для талант­ли­во­го школь­ни­ка, осо­бен­но из про­вин­ции, это была, по сути, един­ствен­ная воз­мож­ность про­явить свои спо­соб­но­сти, пока­зать (преж­де все­го – само­му себе), что он спо­со­бен на нечто боль­шее, чем полу­че­ние «пяте­рок» на школь­ных кон­троль­ных. Под­ра­зу­ме­ва­лось, что даль­ше такой школь­ник най­дет есте­ствен­ное при­ме­не­ние этим спо­соб­но­стям в заня­ти­ях нау­кой.

Для этой цели была исполь­зо­ва­на одна из самых про­стых и силь­ных дет­ских моти­ва­ций – сорев­но­ва­тель­ная. При этом все разум­ные люди все­гда пони­ма­ли, что «состя­за­тель­ная» фор­ма олим­пи­а­ды – это толь­ко сред­ство, спо­соб акти­ви­зи­ро­вать мыш­ле­ние ребен­ка, кото­ро­му без это­го труд­но зани­мать­ся таким тяже­лым и «взрос­лым» делом, как реше­ние слож­ных задач. Нега­тив­ные сто­ро­ны такой фор­мы так­же были оче­вид­ны для мно­гих (см., напри­мер, ста­тью В.М.Тихомирова «Раз­мыш­ле­ния о Мос­ков­ских мате­ма­ти­че­ских олим­пи­а­дах» на сай­те Все­рос­сий­ской олим­пи­а­ды школь­ни­ков по мате­ма­ти­ке). Про­воз­гла­шая целью побе­ду в состя­за­нии, олим­пи­а­да про­во­ци­ру­ет школь­ни­ка вме­сто изу­че­ния нау­ки целе­на­прав­лен­но тре­ни­ро­вать­ся в реше­нии олим­пи­ад­ных задач -несмот­ря на оче­вид­ную бес­смыс­лен­ность это­го заня­тия с содер­жа­тель­ной точ­ки зре­ния. Эта дея­тель­ность зача­стую пол­но­стью захва­ты­ва­ет талант­ли­во­го ребен­ка нано­ся непо­пра­ви­мый вред его интел­лек­ту­аль­но­му раз­ви­тию.

2.3

Н.Н. Кон­стан­ти­нов, леген­дар­ный пат­ри­арх мате­ма­ти­че­ско­го обра­зо­ва­ния, писал в 1997 году: «…В дет­ском воз­расте при­зыв посо­рев­но­вать­ся нахо­дит отклик в душе почти каж­до­го чело­ве­ка. Этим и объ­яс­ня­ет­ся огром­ный успех олим­пи­ад…» И далее: «В то же вре­мя вред духа сорев­но­ва­ния оче­ви­ден… Школь­ник, увлек­ший­ся олим­пи­а­да­ми, тра­тит на них все годы сво­ей уче­бы в стар­ших клас­сах. Даже если он дости­га­ет в них пре­крас­ных резуль­та­тов, их иена ока­зы­ва­ет­ся слиш­ком высо­кой, так как на это ухо­дит замет­ная часть его твор­че­ской жиз­ни».

В совет­ское вре­мя с этим недо­стат­ком олим­пи­ад еще мож­но было мирить­ся. У исто­ков олим­пи­ад­ной дея­тель­но­сти сто­я­ли все-таки насто­я­щие уче­ные, пре­крас­но пони­мав­шие раз­ни­цу меж­ду науч­ным мыш­ле­ни­ем и реше­ни­ем зада­чек на ско­рость. Зало­жен­ная ими тра­ди­ция доста­точ­но дол­го поз­во­ля­ла исполь­зо­вать сорев­но­ва­тель­ную фор­му для дости­же­ния бла­гой цели – при­об­ще­ния детей к насто­я­щей нау­ке. В той же ста­тье Н.Н. Кон­стан­ти­нов пишет: «Каж­до­го уче­но­го какой-то сти­мул под­толк­нул в сто­ро­ну нау­ки. И если этот сти­мул анти­на­уч­ный и низ­мен­ный, боль­шой беды в этом нет. Важ­но толь­ко, что­бы свое­вре­мен­но воз­ник­ли дру­гие сти­му­лы, соот­вет­ству­ю­щие выс­ше­му назна­че­нию нау­ки».

Что мы име­ем сей­час? Как это часто быва­ет, цель ока­за­лась, похо­же, пол­но­стью забы­та. А сред­ство. сред­ство ста­ло само­це­лью, в пол­ном соот­вет­ствии с духом новых вре­мен. Олим­пи­а­ды школь­ни­ков высо­ко­го уров­ня пре­вра­ти­лись в типич­ный про­фес­си­о­наль­ный спорт, со все­ми сопут­ству­ю­щи­ми ему «пре­ле­стя­ми».

Сто­ит како­му-нибудь умно­му ребен­ку засве­тить­ся в каче­стве «пер­спек­тив­но­го олим­пи­ад­ни­ка», его жизнь ока­зы­ва­ет­ся под­чи­не­на един­ствен­ной цели – побе­де на «Все­рос­се» (а если удаст­ся – на «Меж­на­ре»). Бес­ко­неч­ные сбо­ры и шко­лы по «под­го­тов­ке к олим­пиа­де», в кото­рых ему при­хо­дит­ся участ­во­вать, ока­зы­ва­ют­ся для этой зада­чи абсо­лют­но необ­хо­ди­мы­ми. Ну пра­виль­но, если целью явля­ет­ся ПОБЕДА – надо тре­ни­ро­вать­ся. Так устро­ен любой спорт. Если все твои кон­ку­рен­ты тре­ни­ру­ют­ся, ты дол­жен тре­ни­ро­вать­ся мно­го. Если все мно­го тре­ни­ру­ют­ся – тебе нуж­но тре­ни­ро­вать­ся день и ночь, еще боль­ше, еще эффек­тив­нее. Не слу­чай­но пре­по­да­ва­те­лей, зани­ма­ю­щих­ся под­го­тов­кой олим­пи­ад­ной коман­ды, все чаще назы­ва­ют тре­не­ра­ми.

Каза­лось бы, что пло­хо­го в подоб­ных заня­ти­ях? Олим­пи­ад­ные сбо­ры, как пра­ви­ло, про­во­дят весь­ма разум­ные и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные люди, вла­де­ю­щие нау­кой намно­го луч­ше сред­не­го школь­но­го учи­те­ля. И гото­вят они детей все-таки не к сорев­но­ва­ни­ям «кто даль­ше плю­нет». Мно­гие из них под фла­гом под­го­тов­ки к олим­пиа­де учат школь­ни­ков очень про­дви­ну­тым, не изу­ча­е­мым в шко­ле раз­де­лам нау­ки. Какие тут могут быть пре­тен­зии?

Основ­ная пре­тен­зия свя­за­на имен­но с «фла­гом», под кото­рым все про­ис­хо­дит. Сверх­за­да­ча «побе­дить в олим­пиа­де» пере­став­ля­ет акцен­ты и дефор­ми­ру­ет изу­че­ние нау­ки до пол­ной его про­ти­во­по­лож­но­сти. Вот для иллю­стра­ции пара при­ме­ров — с чем стал­ки­вал­ся автор этой ста­тьи в сво­ей рабо­те.

Изу­ча­ем на уро­ке сюжет из элек­тро­ста­ти­ки — энер­ге­ти­че­ские пре­вра­ще­ния в цепи из кон­ден­са­то­ров и бата­ре­ек. Школь­ни­ки, решая зада­чу, долж­ны сами заме­тить, что источ­ник напря­же­ния в дан­ном про­цес­се совер­ша­ет рабо­ту и ее надо учи­ты­вать в законе сохра­не­ния энер­гии. Одна уче­ни­ца в клас­се толь­ко что вер­ну­лась с олим­пи­ад­ных сбо­ров. Зада­чу решить никак не может. «Ири­на, в чем дело? Вас же навер­ня­ка на сбо­рах это­му учи­ли?» — «Да, учи­ли. Но там нам про­сто ска­за­ли: такие зада­чи надо решать так-то и так-то. Я так не могу… Непо­нят­но же — поче­му имен­но так, а не ина­че? Что там про­ис­хо­дит-то?» Эта девоч­ка каким-то чудом сохра­ни­ла есте­ствен­ное чело­ве­че­ское стрем­ле­ние сна­ча­ла разо­брать­ся, понять про­ис­хо­дя­щее, а потом уже выпи­сы­вать рецепт. А сколь­ко детей его не сохра­ни­ли или так и не при­об­ре­ли в резуль­та­те тако­го «обу­че­ния»?

3

Пой­ми­те, ува­жа­е­мые чита­те­ли, эти задач­ки с кон­ден­са­то­ра­ми и бата­рей­ка­ми — они ведь жут­ко искус­ствен­ные, как и все школь­ные зада­чи. Уме­ние их решать само по себе не име­ет ну ника­ко­го смыс­ла! Оно не нуж­но ни в совре­мен­ной нау­ке, ни в тех­ни­ке, ни в прак­ти­че­ской жиз­ни. Мы исполь­зу­ем такие зада­чи толь­ко для того, что­бы заста­вить школь­ни­ков заду­мать­ся, уви­деть про­бле­му (в дан­ном слу­чае — нару­ше­ние зако­на сохра­не­ния энер­гии). И на этом про­стом при­ме­ре пока­зать, как нау­ка физи­ка с подоб­ны­ми ситу­а­ци­я­ми справ­ля­ет­ся, как абсо­лют­но зага­доч­ный пара­докс нахо­дит свое раз­ре­ше­ние в науч­ном пони­ма­нии. Но для олим­пи­а­ды это всё ока­зы­ва­ет­ся совер­шен­но не нуж­ным и даже вред­ным. Думать, раз­мыш­лять — это ведь дол­го, и резуль­тат не гаран­ти­ро­ван. Гораз­до про­ще и надеж­нее дать рецепт и велеть детям его выучить. А нау­ка… да при­чем она здесь? Нам ведь нуж­но на олим­пиа­де побе­дить.

Дру­гой при­мер. На круж­ке ста­вим со школь­ни­ка­ми некий экс­пе­ри­мент. Нуж­но изме­рить вре­мя, за кото­рое шарик ска­ты­ва­ет­ся с гор­ки. Для умень­ше­ния слу­чай­ной погреш­но­сти реша­ем делать серию изме­ре­ний и вычис­лять сред­нее ариф­ме­ти­че­ское резуль­та­тов. Воз­ни­ка­ет вопрос: сколь­ко делать изме­ре­ний в серии? Один уче­ник вдруг очень твер­до заяв­ля­ет: «В серии долж­но быть пять изме­ре­ний» — «Поче­му имен­но пять, Вася, отку­да взя­лось такое чис­ло?» — «Так нам на сбо­рах ска­за­ли. На реги­оне (реги­о­наль­ном эта­пе олим­пи­а­ды) нуж­но в экс­пе­ри­мен­таль­ной зада­че делать серию из пяти изме­ре­ний».

Вот так. Изме­ре­ний долж­но быть ров­но пять — не пото­му, напри­мер, что такое коли­че­ство в дан­ных усло­ви­ях уже дела­ет слу­чай­ную погреш­ность мень­ше систе­ма­ти­че­ской. Не пото­му, что это пред­став­ля­ет­ся разум­ным ком­про­мис­сом меж­ду повы­ше­ни­ем точ­но­сти и тру­до­ем­ко­стью изме­ре­ния. А про­сто «на реги­оне» так тре­бу­ет­ся. И это нау­ка, да?

Подоб­ный стиль олим­пи­ад­ных заня­тий свя­зан отнюдь не с глу­по­стью или зло­на­ме­рен­но­стью их орга­ни­за­то­ров. Боль­шин­ство из них, повто­рюсь, весь­ма разум­ные и зна­ю­щие люди. Одна­ко общая ори­ен­та­ция этой дея­тель­но­сти на праг­ма­ти­че­ский «резуль­тат» (успех на олим­пиа­де) неиз­беж­но начи­на­ет под­тал­ки­вать всех ее участ­ни­ков к заучи­ва­нию «рецеп­тов» — бес­смыс­лен­но­му и очень вред­но­му для раз­ви­тия ребен­ка.

Есть и еще одно нема­ло­важ­ное обсто­я­тель­ство. Рефор­ма школь­но­го обра­зо­ва­ния, про­во­дя­ща­я­ся в нашей стране, при­ве­ла к гипер­тро­фи­ро­ван­ной роли про­стых коли­че­ствен­ных «пока­за­те­лей» рабо­ты школ. В каче­стве таких пока­за­те­лей обра­зо­ва­тель­ны­ми вла­стя­ми ста­ли исполь­зо­вать­ся резуль­та­ты ЕГЭ и олим­пи­ад. Коли­че­ство при­зе­ров олим­пи­ад раз­но­го уров­ня наря­ду с чис­лом «сто­баль­ни­ков» ЕГЭ ока­за­лись для чинов­ни­ков соблаз­ни­тель­но про­сты­ми кри­те­ри­я­ми, по кото­рым мож­но выста­вить оцен­ку шко­ле и рабо­та­ю­щим в ней учи­те­лям. Оцен­ку, пря­мо вли­я­ю­щую на рас­пре­де­ле­ние мате­ри­аль­ных благ. В резуль­та­те очень мно­го людей ока­за­лось крайне заин­те­ре­со­ва­но в успе­хе школь­ни­ка на олим­пиа­де. Его учи­те­ля, дирек­тор шко­лы, чинов­ни­ки Депар­та­мен­та обра­зо­ва­ния — для всех них подоб­ный успех озна­ча­ет не толь­ко пре­стиж и ува­же­ние в про­фес­си­о­наль­ной сре­де. Это живые день­ги — пре­мии, гран­ты и т.п. Такая обста­нов­ка откро­вен­но про­во­ци­ру­ет шко­лу на под­ме­ну реаль­но­го про­цес­са обра­зо­ва­ния натас­ки­ва­ни­ем к олим­пиа­де (или к ЕГЭ, что ничуть не луч­ше). Учи­те­лю ста­но­вит­ся очень труд­но твер­до ска­зать талант­ли­во­му уче­ни­ку: «Зна­ешь, Вася, олим­пи­а­ды — это, конеч­но, хоро­шо. Но давай ты луч­ше «Фей­н­ма­нов­ские лек­ции» попро­бу­ешь изу­чать. Это гораз­до инте­рес­нее и полез­нее для тебя».

3.1

Сре­ди уче­ни­ков авто­ра этой ста­тьи было несколь­ко десят­ков при­зе­ров Все­рос­сий­ской олим­пи­а­ды по физи­ке. Три школь­ни­ка ста­ли при­зе­ра­ми Меж­ду­на­род­ной олим­пи­а­ды. И почти никто из них (за очень неболь­шим исклю­че­ни­ем) так и не занял­ся серьез­но нау­кой, хотя попыт­ки и были. Олим­пи­а­ды сде­ла­ли из них сприн­те­ров, спо­соб­ных быст­ро решать огра­ни­чен­ные зада­чи, но совер­шен­но не гото­вых к «стай­ер­ским» заня­ти­ям насто­я­щей нау­кой. Ведь эти заня­тия пред­по­ла­га­ют мно­го­лет­нюю напря­жен­ную рабо­ту, изу­че­ние совре­мен­ной тео­ре­ти­че­ской физи­ки и мате­ма­ти­ки — без вся­кой гаран­тии, что в резуль­та­те удаст­ся сде­лать хоть что-то замет­ное в этих нау­ках. Олим­пи­ад­ник, при­вык­ший полу­чать награ­ду сра­зу после при­ло­же­ния уси­лий, на такое ока­зы­ва­ет­ся не спо­со­бен.

Итак, тра­ди­ци­он­ные фор­мы рабо­ты с талант­ли­вы­ми школь­ни­ка­ми в совре­мен­ных усло­ви­ях не реша­ют зада­чу при­об­ще­ния таких детей к нау­ке. И если мы счи­та­ем эту зада­чу важ­ной, если сохра­не­ние в нашей куль­ту­ре насто­я­ще­го науч­но­го мыш­ле­ния пред­став­ля­ет­ся нам без­услов­ной цен­но­стью, нуж­но искать новые фор­мы.

II. Что мы пыта­ем­ся сде­лать

Мы пыта­ем­ся создать вне­школь­ное место, где дети мог­ли бы зани­мать­ся серьез­ным изу­че­ни­ем физи­ки как нау­ки, а не школь­но­го пред­ме­та или олим­пи­ад­ной дис­ци­пли­ны. Назва­ли мы это место Мос­ков­ским физи­че­ским цен­тром. Ини­ци­а­то­ром созда­ния Цен­тра высту­пил И.В. Ящен­ко, дирек­тор Мос­ков­ско­го цен­тра непре­рыв­но­го мате­ма­ти­че­ско­го обра­зо­ва­ния (МЦНМО). Автор этих строк взял на себя непо­сред­ствен­ную орга­ни­за­ци­он­ную рабо­ту — под­бор людей, обо­ру­до­ва­ние поме­ще­ний и т.п.

В насто­я­щее вре­мя наш Центр пред­став­ля­ет собой систе­му круж­ков для школь­ни­ков раз­но­го воз­рас­та — от 8 до 11 клас­са. Часть круж­ков — тео­ре­ти­че­ские (в том чис­ле по весь­ма нешколь­ным обла­стям нау­ки), часть пред­ла­га­ет заня­тия физи­че­ским экс­пе­ри­мен­том. Мы рас­по­ла­га­ем поме­ще­ни­я­ми в зда­нии Цен­тра педа­го­ги­че­ско­го мастер­ства на м. «Спор­тив­ная», обо­ру­до­ван­ной (и про­дол­жа­ю­щей попол­нять­ся) лабо­ра­то­ри­ей-мастер­ской, где дети могут сво­и­ми рука­ми изго­то­вить про­стей­шие экс­пе­ри­мен­таль­ные уста­нов­ки и иссле­до­вать про­ис­хо­дя­щие в них явле­ния.

В газет­ной ста­тье невоз­мож­но рас­ска­зать о содер­жа­нии всех наших заня­тий. Подроб­ную инфор­ма­цию мож­но най­ти на сай­те Цен­тра — www.physcenter.ru. Здесь я попро­бую опи­сать общую идею наше­го под­хо­да.

Мы не зани­ма­ем­ся под­го­тов­кой к олим­пи­а­дам, не гото­вим к ЕГЭ или ГИА. Свою зада­чу мы видим в том, что­бы пока­зать детям: заня­тия физи­кой, как и любой насто­я­щей нау­кой, не тре­бу­ют внеш­ней моти­ва­ции. Люди пыта­ют­ся решить слож­ные зада­чи, лома­ют голо­ву над непо­нят­ны­ми вопро­са­ми, меся­ца­ми отла­жи­ва­ют свои экс­пе­ри­мен­таль­ные уста­нов­ки не пото­му, что им обе­ща­на за это какая-то цен­ная награ­да. Разо­брать­ся в слож­ном вопро­се, достичь пони­ма­ния — есте­ствен­ная потреб­ность чело­ве­ка, вот что мы пыта­ем­ся пока­зать школь­ни­кам. Убеж­дать в этом сло­ва­ми абсо­лют­но бес­смыс­лен­но. Толь­ко при­кос­нув­шись к науч­но­му мыш­ле­нию на кон­крет­ном, доступ­ном ему при­ме­ре школь­ник может почув­ство­вать, насколь­ко же это здо­ро­во и насколь­ко бес­смыс­лен­ным явля­ет­ся вопрос «а что я полу­чу, если буду этим зани­мать­ся?» Най­ти такие при­ме­ры, орга­ни­зо­вать рабо­ту детей над ними — это и есть пред­мет наших уси­лий.

Наша рабо­та — в зна­чи­тель­ной мере про­дол­же­ние нефор­маль­ной обра­зо­ва­тель­ной актив­но­сти, про­ис­хо­див­шей в тече­ние мно­гих лет в Инсти­ту­те тео­ре­ти­че­ской и экс­пе­ри­мен­таль­ной физи­ки (мы участ­во­ва­ли в про­ве­де­нии там заня­тий для школь­ни­ков и сту­ден­тов). После извест­ных собы­тий вокруг это­го инсти­ту­та подоб­ная дея­тель­ность там ста­ла почти невоз­мож­на, и мы реши­ли вос­поль­зо­вать­ся появив­шим­ся шан­сом пере­не­сти ее школь­ный ком­по­нент на новую пло­щад­ку.

Мы не ста­вим перед собой зада­чу систе­ма­ти­че­ско­го физи­че­ско­го обра­зо­ва­ния, в фор­ма­те круж­ков это невоз­мож­но. Да и не нуж­но — по наше­му глу­бо­ко­му убеж­де­нию, дей­стви­тель­но изу­чить нау­ку чело­век может толь­ко сам, ника­кие пре­по­да­ва­те­ли или соста­ви­те­ли про­ду­ман­ных про­грамм за него это не сде­ла­ют. Мы ско­рее пыта­ем­ся доне­сти до школь­ни­ков виде­ние этой цели и ука­зать какие-то пути к ней, а не тащить их за уши через все эта­пы.

Мы созна­тель­но не стре­мим­ся к мас­со­во­сти наших заня­тий. Во-пер­вых, пото­му, что дей­стви­тель­но серьез­ное при­об­ще­ние детей к нау­ке воз­мож­но толь­ко в фор­ме инди­ви­ду­аль­ной рабо­ты с ними, а наши педа­го­ги­че­ские силы не очень вели­ки. Во-вто­рых, школь­ни­ков, спо­соб­ных к подоб­ной дея­тель­но­сти и, самое глав­ное, име­ю­щих в ней потреб­ность, в совре­мен­ной Москве очень мало, бук­валь­но еди­ни­цы. И наша зада­ча, в част­но­сти, — разыс­кать таких детей и дать им воз­мож­ность раз­ви­тия.

Это вовсе не озна­ча­ет какой-то «эли­тар­но­сти» наших круж­ков. Все заня­тия Цен­тра бес­плат­ные и откры­тые, на них может прий­ти любой жела­ю­щий. Вот толь­ко не факт, что эти заня­тия ему подой­дут — они очень непо­хо­жи на при­выч­ные школь­ни­ку уро­ки.

У нас прак­ти­че­ски не будет ситу­а­ций, когда он сидит за пар­той, а умный дядя у дос­ки рас­ска­зы­ва­ет какие-то инте­рес­ные вещи или пока­зы­ва­ет забав­ные опы­ты. Нет, инте­рес­ных вещей мы зна­ем мно­го, и уди­ви­тель­ных опы­тов у нас хва­та­ет. Но и те, и дру­гие с само­го нача­ла потре­бу­ют от него рабо­ты — рабо­ты голо­вой или рабо­ты рука­ми, но с уча­сти­ем голо­вы.

Ты слы­шал про тео­рию отно­си­тель­но­сти, тебе хоте­лось бы в ней разо­брать­ся? Очень хоро­шо, гово­рим мы школь­ни­ку. Вот книж­ки, кото­рые нуж­но изу­чить, вот листок с зада­ча­ми. Изу­чай, решай, то, что полу­чит­ся (или не полу­чит­ся), обсуж­дай с пре­по­да­ва­те­лем. Толь­ко так эту уди­ви­тель­ную нау­ку мож­но дей­стви­тель­но понять, а не про­сто нахва­тать­ся науч­но-попу­ляр­ных слов на ее тему.

Ты видел вол­ны на воде? Пред­ставь себе, что по поверх­но­сти воды бежит цуг (после­до­ва­тель­ность) из деся­ти волн (доста­точ­но длин­ных — гра­ви­та­ци­он­ных). Сколь­ко раз кач­нет­ся вверх-вниз малень­кий попла­вок при про­хож­де­нии тако­го цуга? Десять? А вот книж­ки уве­ря­ют, что он кач­нет­ся два­дцать раз! Тебе это кажет­ся инте­рес­ным, уди­ви­тель­ным, хоте­лось бы это уви­деть? Хоро­шо. Тогда тебе нуж­но само­му, сво­и­ми рука­ми скле­ить из орг­стек­ла вол­но­вую ван­ну, изго­то­вить устрой­ство для воз­буж­де­ния в ней волн — и попы­тать­ся уви­деть это явле­ние. И если утвер­жде­ние из кни­жек под­твер­дит­ся — изу­чить нау­ку про дис­пер­сию волн на воде, про фазо­вую и груп­по­вую ско­ро­сти, что­бы коли­че­ствен­но срав­нить экс­пе­ри­мен­таль­ные дан­ные с тео­ри­ей. Тогда это будет нау­ка, а не про­сто гла­зе­ние на забав­ный фокус.

Нет, малень­ким (семи-вось­ми­класс­ни­кам) мы, конеч­но, и пока­зы­ва­ем, и рас­ска­зы­ва­ем. Но и с ними прин­цип оста­ет­ся тем же: если инте­рес­но — рабо­тай, ты не в раз­вле­ка­тель­ное заве­де­ние при­шел.

При этом нуж­но пони­мать, что дети быва­ют раз­ные — кому-то инте­рес­но раз­би­рать­ся в слож­ных тео­ре­ти­че­ских вопро­сах, кому-то хочет­ся делать физи­че­ские и тех­ни­че­ские устрой­ства, кому-то нра­вит­ся паять элек­трон­ные схе­мы. Мы ста­ра­ем­ся это мак­си­маль­но учи­ты­вать, пред­ла­гая им круж­ки самой раз­ной направ­лен­но­сти. Цель состо­ит в том, что­бы у нас была воз­мож­на любая дея­тель­ность школь­ни­ков, име­ю­щая отно­ше­ние к физи­ке.

Финан­си­ру­ет­ся рабо­та наше­го Цен­тра из несколь­ких источ­ни­ков. Во-пер­вых, это сред­ства бюд­же­та — мы рабо­та­ем под эги­дой Цен­тра педа­го­ги­че­ско­го мастер­ства Депар­та­мен­та обра­зо­ва­ния горо­да Моск­вы. Во-вто­рых, нас под­дер­жи­ва­ет него­су­дар­ствен­ная орга­ни­за­ция МЦНМО. Тре­тий источ­ник — пожерт­во­ва­ния част­ных лиц. Пла­ни­ру­ет­ся так­же при­вле­че­ние гран­тов про­филь­ных фон­дов.

Поль­зу­ясь слу­ча­ем, хочу побла­го­да­рить Алек­сея Кита­е­ва, извест­но­го физи­ка-тео­ре­ти­ка, наше­го сооте­че­ствен­ни­ка, рабо­та­ю­ще­го сей­час в США. Алек­сей стал лау­ре­а­том самой пер­вой пре­мии Миль­не­ра и часть сво­ей пре­мии пожерт­во­вал на наш про­ект, чем очень под­дер­жал его в неко­то­рый труд­ный момент. Леша, спа­си­бо тебе боль­шое, ты прав­да нам очень помог!

III. Что нам нуж­но

Нам нуж­ны вы, ува­жа­е­мые чита­те­ли «Тро­иц­ко­го вари­ан­та». Наш Центр суще­ству­ет менее двух лет, при­чем пер­вый год почти пол­но­стью ушел на реше­ние орга­ни­за­ци­он­но-хозяй­ствен­ных вопро­сов (ремонт поме­ще­ний, их обо­ру­до­ва­ние и т.п.). Толь­ко в сере­дине про­шло­го учеб­но­го года к нам при­шли пер­вые школь­ни­ки. По сути, мы толь­ко начи­на­ем нашу дея­тель­ность. И мы крайне заин­те­ре­со­ва­ны в при­вле­че­нии к рабо­те наше­го Цен­тра пред­ста­ви­те­лей живой нау­ки, более того — без их уча­стия наша затея вооб­ще не будет успеш­ной. Школь­ный учи­тель, даже очень опыт­ный, нико­гда не смо­жет по-насто­я­ще­му учить нау­ке — на это спо­со­бен толь­ко дей­ству­ю­щий уче­ный.

Если вам нра­вит­ся рабо­тать с детьми, если нау­ка, кото­рой вы зани­ма­е­тесь, по-насто­я­ще­му вам инте­рес­на — при­хо­ди­те к нам, и мы обя­за­тель­но най­дем воз­мож­но­сти для сов­мест­ной рабо­ты. Если вы или учи­тель из шко­лы, где учит­ся ваш ребе­нок, захо­ти­те орга­ни­зо­вать кру­жок, подоб­ный како­му-то из наших, — мы гото­вы предо­ста­вить необ­хо­ди­мые мате­ри­а­лы, ока­зать любую мето­ди­че­скую под­держ­ку, вплоть до помо­щи в обо­ру­до­ва­нии лабо­ра­то­рии (у нас есть для это­го ресур­сы). Воз­мож­ны и дру­гие фор­мы сов­мест­ной дея­тель­но­сти.

В совре­мен­ном мире оста­лось очень мало людей, еще пом­ня­щих, что такое насто­я­щее науч­ное мыш­ле­ние, в чем его важ­ность и цен­ность. И никто, кро­ме них, не смо­жет пере­дать это пони­ма­ние моло­до­му поко­ле­нию. Хотя бы попы­тать­ся сде­лать это — наш долг перед буду­щим. Зву­чит очень пафос­но, но это дей­стви­тель­но так.

Фото авто­ра

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

14 комментариев

  • Sarcasia:

    «Этот фор­мат, утвер­див­ший­ся в Евро­пе в XVI-XVII веках, с само­го нача­ла был зато­чен под совсем дру­гую зада­чу — зада­чу мас­со­во­го началь­но­го обра­зо­ва­ния, обу­че­ния гра­мо­те и осно­вам ариф­ме­ти­ки буду­щих фаб­рич­ных рабо­чих. » -
    Доро­гой автор! Я, гума­ни­та­рий, своё место знаю и не лезу в физи­ку. Вот если бы я напи­са­ла что-нибудь типа «как извест­но, бозо­ны Хиггса полу­ча­ют­ся из кос­ми­че­ских струн с мас­сой 0,5 квар­ка»? Вот Вы при­мер­но такую вещь смо­ро­зи­ли с точ­ки зре­ния исто­рии обра­зо­ва­ния.

    • myLucky:

      Ста­тья напи­са­на искренне, от души, с таким жела­ни­ем делать дело, что само­му мне хоче­и­ся чем-то быть полез­ным.
      а вот гру­бый ответ «гуманм­та­рия» Sarcasia застав­ля­ет заду­мать­ся – что мы за люди, отку­ла мы и куда нас вле­чёт наша судь­ба?
      Неуже­ли Вы не мог­ли спо­кой­но попра­вить авто­ра, если он что-то неточ­но выра­зил?
      Сча­стья Вам, милый комментатор!С празд­ни­ком всех жен­щин!

    • Михаил Фёдоров Фейсбук:

      Извините«Маша»,а вы не заме­ти­ли, что в 21 веке «сло­во» апел­ли­ру­ю­щее к чув­ствам, дает толь­ко при­ми­тив­ные сте­рео­ти­пы мыш­ле­ния и пове­де­ния, т.е. зом­би­ро­ва­ние. А реаль­ной про­бле­мой стал неве­ро­ят­ный объ­ем науч­но-поня­тий­ной информации.Школьные годы, это вре­мя под­го­тов­ки к даль­ней­шей жиз­ни и автор ста­тьи совер­шен­но пра­виль­но гово­рит об исчез­но­ве­нии слоя роди­те­лей техн. интел­ли­ген­тов, пере­да­вав­ших инди­ви­ду­аль­ный под­ход к базо­вым зна­ни­ям. Имен­но базо­вые зна­ния явля­ют­ся «клю­чом» к осво­е­нию сво­е­го пути, а это физи­ка, химия, био­ло­гия, инфор­ма­ти­ка и язык всех наук мате­ма­ти­ка. Раз­ви­тие инди­ви­ду­аль­ных спо­соб­но­стей – глав­ная цель. Толь­ко такая под­го­тов­ка, дает и ред­кий ресурс (при рабо­те рука­ми и голо­вой) и чело­ве­че­ский капи­тал. Более того,высокая инд. под­го­тов­ка и спо­соб­ность учить­ся само­сто­я­тель­но зада­ют дру­гой тренд при обу­че­нии в уни­вер­си­те­те. Такие сту­ден­ты, объ­еди­нив­шись в коман­ду и изу­чив базо­вый курс ВУЗа, бро­са­ют уче­бу и идут сво­им путем (пока прав­да т. в США)

  • vlad1950:

    Олим­пи­а­ды школь­ни­ков по мате­ма­ти­ке и есте­ствен­ным нау­кам появи­лись в стране в 1960-х ана бур­но раз­ви­ва­лась и тем самым пита­ла олим­пи­ад­ное дви­же­ние в 1991 г стра­на была раз­ру­ше­на и далее раз­граб­ле­на сей­час она при­на­ле­жит 200-м оли­гар­хам наук и обра­зо­ва­ние явно не при­о­и­те­ты вла­сти ибо у вла­сти ника­ких идей раз­ви­тия нет твор­цы не нуж­ны олим­пи­а­ды тали еще одним спо­мо­бом поис­ка отбо­ра талант­лиых поз­во­ля­ю­щим ниве­ли­ро­вать убий­ствен­ность егэ ппс и нс с 1991 г опу­ще­ны в бед­ность если не в нище­ту рабо­тая фак­ти­че­ски за про­и­та­ние судь­ба олим­пи­ад­ни­ков неза­вид­на люди тре­тье­го сор­та на нищен­ских зар­пла­тах

  • Crohobor:

    Вла­ду.
    Алек­сей Пого­ре­лов побеж­дал в город­ских и все­укра­ин­ских олим­пи­а­дах 1935,…6,…7 года (даль­ше уни­вер­си­тет). Энту­зи­а­ста­ми их про­ве­де­ния в Харь­ко­ве были про­фес­сор П.А.Соловьев и доцент Л.Я.Гиршвальд. В эти же годы каж­дое вос­кре­се­нье школь­ни­кам чита­лись лек­ции по отдель­ным про­бле­мам мате­ма­ти­ки и меха­ни­ки.
    До сих пор не забы­ваю блес­ка лек­ции Н.И.Ахиезера.

  • Каменный остров, резиденция К-4:

    Если не вышко­лить делать про­стей­шие дей­ствия в мате­ма­ти­ке и про­чем в 5–7 клас­се, то ника­ко­го умно­го ребен­ка впо­след­ствии не полу­чит­ся.
    Так что уро­ки нуж­ны. Они дис­ци­пли­ни­ру­ют на опре­де­лен­ном эта­пе.

  • Каменный остров, резиденция К-4:

    На самом деле это косяк соста­ви­те­лей олим­пи­ад­ных зада­ний. Часть задач долж­на быть «на вырост». Для реше­ния кото­рых недо­ста­точ­но тупо про­ре­шать сбор­ник задач послед­них 10 лет.

  • Я бы спи­сал­ся с авто­ром. Сам зани­ма­юсь орга­ни­за­ци­ей Сибир­ско­го тур­ни­ра юных физи­ков. На мой взгляд, ана­ло­гич­ный Рос­сий­ский тур­нир нуж­но воз­рож­дать в обнов­лён­ном фор­ма­те, что­бы для мно­гих взрос­лых и школь­ни­ков, нерав­но­душ­ных к физи­ке (преж­де все­го экс­пе­ри­мен­таль­ной!), суще­ство­ва­ла боль­шая пло­щад­ка для обще­ния.

  • […] Источ­ник: Газе­та «Тро­иц­кий вари­ант» […]

    • Сергеев:

      Cогла­сен. Нуж­но уве­ли­чить вре­мя на обду­мы­ва­ние и ста­вить науч­ные про­бле­мы, тре­бу­ю­щие сме­кал­ки. Тогда вы суме­е­те опре­де­лить круг ребя­ти­шек склон­ных к фило­со­фии. Такие все­гда есть. Чисто гене­ти­че­ски. То есть про­бле­ма не в нали­чии детей , а в уме­нии поста­вить зада­чу. Это слож­но – поста­вить пра­виль­но зада­чу. Меня мама учи­ла, что в каж­дой зада­че ( в усло­вии) – поло­ви­на отве­та.

  • начинающий алкоголик:

    олим­пи­а­ды не выяв­ля­ют дети­шек, склон­ных к науч­ной дея­тель­но­сти..
    напро­тив, олим­пи­а­ды селек­ци­о­ни­ру­ют «учка­ри­ков», склон­ных решать решан­ные зада­чи.
    Тех, кто в буду­щем будет выда­вать реше­ние решан­ных задач за нау­ку.
    Не думаю, что это хоро­ший путь.
    Сами пише­те «..заклю­ча­ет­ся в уме­нии поста­вить задачу»..учат это­му олим­пи­а­ды?
    Нет. И если бы не мое алко­голь­ное насто­я­щее, то я бы мог вам мно­гое рас­ска­зать о моем олим­пи­ад­ном про­шлом, в кото­ром я был при­зе­ром почти все­го. Поэто­му пишу не как посто­рон­ний чело­век.
    А как тот, кто мно­го­крат­но был под­дер­жан и под­пи­си мини­стров в сво­их дипло­мах полу­чал.
    Одна­ко, на сего­дняш­нюю науч­ную судь­бу никак не повли­я­ло. Вот и пью…

  • начинающий алкоголик:

    И еще один вопрос. Зачем вы выяв­ля­е­те талант­ли­вых детей, если потом за них никто не отве­ча­ет? Зачем вы сооб­ща­е­те ребен­ку, что он талант­лив, если затем он не может себе най­ти рабо­ту по науч­ной спе­ци­аль­но­сти? Вы изу­ча­ли зави­си­мость Хир­ша (ска­жем) от его олим­пи­ад­ных мест и успе­хов. Есть она? А я могу ска­зать – ее нет!
    А это зна­чит две вещи:
    -ника­кой свя­зи меж­ду олим­пи­а­да­ми и науч­ным мыш­ле­ни­ем нет
    – а даже если в ваши сети попа­да­ет науч­но ори­ен­ти­ро­ван­ный мозг, то потом ста­но­вит­ся изго­ем, посколь­ку его топ­чут.
    Так что тема вся эта – про­сто носталь­гия по СССР.

  • Геннадий:

    Я пом­ню сво­их школь­ных учи­те­лей физи­ки, кото­рые были моло­ды и пол­ны энту­зи­аз­ма. Они пока­зы­ва­ли сме­лые экс­пе­ри­мен­ты, неко­то­рые с риском для их здо­ро­вья. Вот эту страсть я при­нял и стал физи­ком, затем инже­не­ром-изоб­ре­та­те­лем, пред­при­ни­ма­те­лем и нако­нец инно­ва­ци­он­ным экс­пер­том. 6 лет про­ра­бо­тал в 3х пере­до­вых зару­беж­ных фир­мах, сде­лал для них два десят­ка цен­ных изоб­ре­те­ний, полу­чил хоро­ший бонус и вер­нул­ся домой в Моск­ву. Ну думаю, здесь я нужен, посколь­ку есть бле­стя­щий опыт. Не тут-то было… Думаю, про­бле­ма Рос­сии не толь­ко в «неопти­маль­ном» обра­зо­ва­нии, но в отсут­ствии реаль­ной ком­пе­тент­ной потреб­но­сти в спе­ци­а­ли­стах (физи­ках, инже­не­рах, изоб­ре­та­те­лях). На сло­вах она есть, на деле я ее не вижу. Поче­му?
    Думаю, рабо­та­ет Прин­цип Пите­ра. Те, кто име­ет власть и день­ги, не име­ют потреб­но­сти в спе­ци­а­ли­стах, с кото­ры­ми они гото­вы делить­ся, т.е. пере­дать им часть сво­их пол­но­мо­чий и сред­ства для созда­ния чего-то ново­го. Мне кажет­ся, ниче­го не сдви­нет­ся в Рос­сии (ни с обра­зо­ва­ни­ем, ни с воз­рож­де­ни­ем), пока «во власть» не попа­дут гра­мот­ные и талант­ли­вые инже­не­ры. Сей­час и там их слиш­ком мало.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com