Ледничник

KvartalnovКанд. биол. наук, н.с. кафед­ры зоо­ло­гии позво­ноч­ных био­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та МГУ Павел Квар­таль­нов рас­ска­зы­ва­ет об одной необыч­ной зим­ней наход­ке на бере­гу Моск­вы-реки.

В один из пер­вых дней ново­го года я полу­чил неве­ро­ят­ный пода­рок. 5 янва­ря я про­во­дил экс­кур­сию для груп­пы школь­ни­ков по Зве­ни­го­род­ской био­стан­ции МГУ. Нака­нуне мы ходи­ли по лесу, где тщет­но пыта­лись искать сле­ды зве­рей. После про­дол­жи­тель­ных отте­пе­лей све­жие сле­ды най­ти было невоз­мож­но. Нас воз­на­гра­ди­ли неожи­дан­но рас­пу­стив­ши­е­ся цвет­ки вол­чье­го лыка.

Вече­ром похо­ло­да­ло, пова­лил снег, и сле­ду­ю­щая экс­кур­сия про­хо­ди­ла в чудес­ную зим­нюю пого­ду. Тем­пе­ра­ту­ра дер­жа­лась око­ло нуля, на пуши­стом сне­гу в пой­ме Моск­вы-реки во мно­же­стве появи­лись насе­ко­мые и пау­ки. Я вни­ма­тель­но скло­нял­ся над ними,разыскивая суще­ство, с кото­рым дав­но меч­тал позна­ко­мить­ся.

И вот на под­хо­де к деревне Луци­но, где высо­кий берег, покры­тый хвой­ным лесом, под­хо­дит почти к самой воде, пере­до мной у тро­пы под­ско­чи­ла какая-то мел­кая букаш­ка и, упав, сло­жи­ла лап­ки, при­тво­ри­лась мерт­вой. Это и была моя завет­ная меч­та – лед­нич­ник! В тот день мы встре­ти­ли несколь­ких лед­нич­ни­ков, все они ока­за­лись сам­ца­ми. К сожа­ле­нию, не было вре­ме­ни сде­лать хоро­шие фото­гра­фии.

Лед­нич­ник – суще­ство при­ме­ча­тель­ное, несмот­ря на свои кро­шеч­ные раз­ме­ры (его дли­на состав­ля­ет все­го 3,5 мм). Это насе­ко­мое с корот­ким зеле­но­ва­тым брюш­ком, длин­ны­ми тон­ки­ми лап­ка­ми, вытя­ну­тым рыль­цем. Летать лед­нич­ни­ки не могут. У сам­ки кры­лья почти неза­мет­ны, а у сам­ца пре­вра­ще­ны в изо­гну­тые крюч­ки, при­под­ни­ма­ю­щи­е­ся над спи­ной и несу­щие шипы по ниж­не­му краю.

Лед­нич­ни­ки вхо­дят в отряд Mecoptera-скор­пи­о­но­вы мухи. Отряд неболь­шой, вклю­ча­ет поряд­ка 300 совре­мен­ных видов. Эти насе­ко­мые были крайне раз­но­об­раз­ны в кон­це пер­ми и нача­ле мезо­зоя, затем их вытес­ни­ли дву­кры­лые (Diptera), при­хо­дя­щи­е­ся скор­пи­он­ни­цам близ­ки­ми род­ствен­ни­ка­ми. В Под­мос­ко­вье Mecoptera пред­став­ле­ны соб­ствен­но скор­пи­он­ни­ца­ми (Panorpa sp.), да лед­нич­ни­ка­ми.

Ледничник. Фото автора
Лед­нич­ник. Фото авто­ра

Скор­пи­он­ни­цы живут как в наших лесах, так и в тро­пи­ках Индо­ки­тая, зани­мая скром­ную нишу падаль­щи­ков: их личин­ки пита­ют­ся пере­гно­ем, а взрос­лые выса­сы­ва­ют уже погиб­ших насе­ко­мых, порою с риском для жиз­ни воруя их из пау­чьих сетей. Лед­нич­ни­ки (Boreidae) пока най­де­ны толь­ко в Север­ном полу­ша­рии, в уме­рен­ных и поляр­ных рай­о­нах, а так­же в горах Евра­зии и Север­ной Аме­ри­ки, сей­час насчи­ты­ва­ют око­ло 24 видов.

Как и у мно­гих экс­тре­ма­лов сре­ди назем­ных бес­по­зво­ноч­ных (напри­мер тихо­хо­док), жизнь лед­нич­ни­ков свя­за­на с оби­та­ни­ем во мхах. Личин­ки, живу­щие в подуш­ках мха, пита­ют­ся его ризо­и­да­ми, взрос­лые могут выса­сы­вать рас­ти­тель­ные соки из «листьев» мха и села­ги­нел-лы. Впро­чем, погиб­ши­ми насе­ко­мы­ми они так­же не брез­гу­ют.

Улед­нич­ни­ков почтен­ный воз­раст: древ­ней­шие пред­ста­ви­те­ли семей­ства извест­ны из верх­ней юры Казах­ста­на. Нынеш­ние лед­нич­ни­ки явля­ют­ся насто­я­щи­ми зим­ни­ми насе­ко­мы­ми. Мно­гих мел­ких живот­ных, блуж­да­ю­щих по поверх­но­сти сне­га в отте­пель, мы можем, при вни­ма­тель­ных поис­ках, обна­ру­жить и в теп­лый пери­од года.

Толь­ко две груп­пы насе­ко­мых из живу­щих в Под­мос­ко­вье встре­ча­ют­ся в виде има­го исклю­чи­тель­но зимой – это лед­нич­ни­ки и бес­кры­лые мухи-хио­неи (Chionea sp.). Личин­ки лед­нич­ни­ков выхо­дят из яиц вско­ре после тая­ния сне­га. Они тол­стые, изо­гну­тые, обла­да­ют тре­мя пара­ми груд­ных ножек и похо­жи на личи­нок неко­то­рых жуков. Они пита­ют­ся, рас­тут, затем дела­ют себе шел­ко­вую каме­ру, где окук­ли­ва­ют­ся. Раз­ви­тие личин­ки, по-види­мо­му, зани­ма­ет два года.

Взрос­лые насе­ко­мые выхо­дят из куко­лок в кон­це осе­ни, перед выпа­де­ни­ем сне­га. Они актив­ны всю зиму, окон­ча­тель­но исче­за­ют в апре­ле. Сам­ка откла­ды­ва­ет малень­ки­ми пор­ци­я­ми один-два десят­ка яиц, а затем, после пере­ры­ва, под­кор­мив­шись, спо­соб­на отло­жить еще столь­ко же. У скор­пи­он­ниц самец кор­мит сам­ку перед опло­до­тво­ре­ни­ем. Лед­нич­ни­ки такое пове­де­ние утра­ти­ли. Самец лед­нич­ни­ка после корот­ко­го зна­ком­ства с сам­кой запры­ги­ва­ет на нее, проч­но заяко­ри­ва­ясь на конеч­но­стях подру­ги рас­по­ло­жен­ны­ми на кон­це брюш­ка нож­ка­ми-гоно­по­ди­я­ми, помо­гая себе крюч­ко­вид­ны­ми кры­лья­ми. Если пры­жок не удал­ся, сам­ка ухо­дит искать дру­го­го кава­ле­ра. Если же самец смог удер­жать­ся, сам­ка ста­но­вит­ся пас­сив­ной.

Прав­да, у неко­то­рых видов лед­нич­ни­ков сам­цу при­хо­дит­ся боль­ше потру­дить­ся, пре­одо­ле­вая сопро­тив­ле­ние сам­ки, пыта­ю­щей­ся убе­гать, таща за собой кава­ле­ра. В этом слу­чае сам­ка пре­кра­ща­ет сопро­тив­ле­ние, как толь­ко сам­цу уда­ет­ся извер­нуть­ся и сжать гоно­по­дия-ми осно­ва­ния ее уси­ков. Самец с помо­щью кры­льев и гоно­по­дий пово­ра­чи­ва­ет покор­ную сам­ку так, что она ока­зы­ва­ет­ся сидя­щей у него на спине, затем сово­куп­ля­ет­ся, при­чем спа­ри­ва­ние может длить­ся несколь­ко часов, вплоть до двух суток. Порою парт­не­ры рас­хо­дят­ся, а затем спа­ри­ва­ют­ся вновь. Самец во вре­мя спа­ри­ва­ния может пере­ме­щать­ся, проч­но удер­жи­вая без­воль­ную сам­ку гоно­по­ди­я­ми.

wikimedia.org
wikimedia.org

Зим­няя жизнь лед­нич­ни­ков про­хо­дит в под­снеж­ном про­стран­стве, где дер­жит­ся посто­ян­но высо­кая влаж­ность и бла­го­при­ят­ная тем­пе­ра­ту­ра. Встре­тить спа­ри­ва­ю­щих­ся лед­нич­ни­ков на поверх­но­сти сне­га прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Нор­веж­ский зоо­лог Сиг­мунд Хаг­вар выяс­нил, что лед­нич­ни­ки, как и дру­гие пред­ста­ви­те­ли зим­ней энто­мо­фа-уны, выхо­дят на снег ради рас­се­ле­ния. Они выби­ра­ют­ся по отду­ши­нам вдоль ство­лов дере­вьев и кустов, выби­ра­ют направ­ле­ние и дол­го дви­жут­ся каж­дый в свою сто­ро­ну, по-види­мо­му, ори­ен­ти­ру­ясь по солн­цу.

Ско­рее все­го, лед­нич­ни­ки могут улав­ли­вать поля­ри­зо­ван­ный свет, посколь­ку их мигра­ции про­ис­хо­дят пре­иму­ще­ствен­но в пас­мур­ные дни. Сол­неч­ная пого­да для лед­нич­ни­ков и дру­гих зим­них насе­ко­мых ковар­на: вече­ром при ясном небе тем­пе­ра­ту­ра пада­ет быст­ро, и лед­нич­ник может замерз­нуть, не успев спря­тать­ся под сне­гом. Хотя в гемо­лим­фе лед­нич­ни­ков обна­ру­же­ны веще­ства, пре­пят­ству­ю­щие ее замер­за­нию, пони­же­ние тем­пе­ра­ту­ры до -5° C эти насе­ко­мые не пере­но­сят.

Лед­нич­ни­ки могут нето­роп­ли­во пере­ме­щать­ся по сне­гу, но при мигра­ци­ях дви­жут­ся неболь­ши­ми прыж­ка­ми, что поз­во­ля­ет им дости­гать ско­ро­сти поряд­ка 1,2 м/​мин и пре­одо­ле­вать поря­доч­ное рас­сто­я­ние. На поверх­но­сти замерз­ших озер нахо­ди­ли лед­нич­ни­ков, уда­лив­ших­ся на 50 и более мет­ров от бере­га. Хищ­ни­ков лед­нич­ни­ки не боят­ся: они могут выде­лять силь­но пах­ну­щее, веро­ят­но ядо­ви­тое, веще­ство.

В послед­ние годы дока­за­но, что лед­нич­ни­ки – бли­жай­шие сре­ди совре­мен­ных насе­ко­мых род­ствен­ни­ки блох (Siphonaptera). Бло­хи появи­лись в юре как спе­ци­фи­че­ские пара­зи­ты пред­ков мле­ко­пи­та­ю­щих. Они сде­ла­ли удач­ный выбор и, эво­лю­ци­о­ни­руя вме­сте со сво­и­ми хозя­е­ва­ми, достиг­ли про­цве­та­ния (не менее 25 тыс. совре­мен­ных видов!). Неко­то­рые пере­шли с мле­ко­пи­та­ю­щих на птиц. Бло­хи извест­ны как совер­шен­ные пры­гу­ны. Толь­ко недав­но уче­ные реши­ли про­ве­рить, насколь­ко бли­зок меха­низм прыж­ков у блох и лед­нич­ни­ков.

Выяс­ни­лось, что в общих чер­тах бло­хи и лед­нич­ни­ки пры­га­ют сход­но, это под­твер­жда­ет их род­ство. Для прыж­ков исполь­зу­ют­ся груд­ные мыш­цы, перед прыж­ком энер­гия накап­ли­ва­ет­ся в пуч­ках бел­ка рези­ли­на. Этот белок исполь­зу­ют мно­гие пры­га­ю­щие насе­ко­мые: при сокра­ще­нии мышц нити рези­ли­на сжи­ма­ют­ся, а затем, мгно­вен­но рас­прав­ля­ясь, обес­пе­чи­ва­ют тол­чок, под­ни­ма­ю­щий насе­ко­мое в воз­дух.

Такой «меха­низм ката­пуль­ты», поз­во­ля­ю­щий накап­ли­вать энер­гию посте­пен­но, нето­роп­ли­во сокра­щая мышеч­ные волок­на, дает лед­нич­ни­кам воз­мож­ность ска­кать на холо­де. Если тем­пе­ра­ту­ра пада­ет, уве­ли­чи­ва­ет­ся вре­мя сокра­ще­ния мыш­цы, но ско­рость прыж­ка оста­ет­ся преж­ней. Лед­нич­ни­ки стар­ту­ют с тако­го рых­ло­го суб­стра­та как снег, они боль­ше нуж­да­ют­ся в надеж­ной опо­ре, чем бло­хи.

Види­мо, поэто­му при прыж­ках они задей­ству­ют не одну, а две пары ног – сред­нюю и зад­нюю. Это уни­каль­ный слу­чай сре­ди насе­ко­мых: боль­шин­ство «пры­гу­нов» оттал­ки­ва­ют­ся толь­ко зад­ни­ми нога­ми. Тол­чок дву­мя пара­ми ног при­да­ет телу лед­нич­ни­ка устой­чи­вость в поле­те: в отли­чие от бло­хи, он почти не кувыр­ка­ет­ся. Лед­нич­ни­ки могут дать фору сво­им про­слав­лен­ным соро­ди­чам!

Не знаю, насколь­ко хоро­шо школь­ни­ки, при­сут­ство­вав­шие на экс­кур­сии, запом­ни­ли, кто такой лед­нич­ник. Для меня важ­но, что они пере­жи­ли со мной радость наход­ки. Теперь у них тоже будут свои малень­кие меч­ты, ожи­да­ние встре­чи с каким-то живот­ным или цвет­ком. Если это так, зна­чит, экс­кур­сия ока­за­лась успеш­ной.

Burrows M. 2011. Jumping mechanism and performance of snow fleas (Mecoptera, Boreidae) /​/​ J. Exp. Biol. Cooper K.W. 1940. The genital anatomy and mating behavior of Boreus brumalis Fitch (Mecoptera) /​/​ Amer. Midi. Nat. Vol. 23. P. 534–367.

Cooper K.W. 1974. Sexual biology, chromosomes, development, life histories and parasites of Boreus, especially of B. notoperates, a southern California Boreus. II. (Mecoptera: Boreidae) /​/​ Psyche. Vol. 81. P. 84–120.

Grimaldi D., Engel M.S. 2005. Evolution of the Insects. — Cambridge etc.: Cambridge Univ. Press. 755 p.

Hagvar S. 2001. Occurrence and migration on snow, and phenology of egg-laying in the winter-active insect Boreus sp. (Mecoptera) /​/​ Norw. J. Entomol. Vol. 48. P. 51–10.

Hagvar S. 2010. A review of Fennoscandian arthropods living on and in snow /​/​ Eur. J. Entomol. Vp;. 107. P. 281–198.

Penny N.D. 1977. A systematic study of the Boreidae (Mecoptera) /​/​ Kansas Univ. Sci. Bull. Vol. 51. P. 141–217.

Withycombre C.L. 1922. On the life-history of Boreus hyemalis L. /​/​ Ecol. Ent. Vol. 69. P. 312–318.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Павел Квартальнов Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Павел Квартальнов
Павел Квартальнов

в замет­ке ошиб­ка: совре­мен­ных блох не 25000 видов, а 2500.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: