- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Один день из жизни биоинформатика

Popad'inБиолог Константин Попадьин продолжает свой рассказ о трудной, полной приключений и прорывных идей жизни представителей единственно верной профессии — биоинформатики.

Проснувшись, биоинформатик первым делом дожидается темноты, поскольку днем работа не ладится. С последними лучами солнца он включает компьютер, и — дело пошло. Один скрипт, второй... Для разминки что-нибудь простое и житейское, чтобы перед девочками потом хвастаться: ну, например, почему люди так не похожи на обезьян? Почему у нас так много лишних способностей, совсем даже не нужных для выживания? Почему мы пишем картины и сочиняем музыку, а шимпанзе этого не делают или делают на очень примитивном уровне?

Итак, наш биоинформатик сравнивает геномы человека и шимпанзе в надежде понять — чем же мы отличаемся по сути дела? Где ген или гены человечности? Смотрит-смотрит, сравнивает-сравнивает, а в результате находит, что лишь гены сперматогенеза и оогенеза согласно всем статистическим тестам сильнее всего отличаются между человеком и шимпанзе. «Ага?! Стало быть, гены размножения каким-то образом вселяют в нас потребность в возвышенном?! Неожиданно, но почему бы и нет!? Надо бы не забыть завтра с коллегами это обсудить. А лучше с девочками...»

Полночь. Шутки в сторону, впереди большая наука, и на повестке дня — вредные мутации. Сколько в нашем геноме вредных мутаций? Насколько хорошим был бы человек без вредных мутаций? Как их поймать и посчитать? Связана ли вредность человека с количеством вредных мутаций в его геноме? Итак, биоинформатик скачивает все доступные геномы человека и начинает с ними играться. Африканцы, европейцы, не синонимические мутации, редкие, частые, консервативные и не очень... Ничего интересного не получается!

Первым устает компьютер. Странно, почему если скрипт запускать в четные минуты — он работает адекватно, а в нечетные — не очень? На всякий случай перед командой в терминале биоинформатик начинает добавлять «please». Это помогает, но после двух часов ночи приходится еще и произносить «please» вслух.

Три часа ночи. Наконец-то — прогресс! Мысль чиста и прозрачна. Он — король мира. Он понимает всё про вредные мутации в геноме человека и не только. Ho, в соответствии с законом Стругацких, Вселенная начинает активно противодействовать гениальным открытиям, которые могут повредить ее гомеостазу в будущем.

Компьютер вдруг начинает пошаливать больше обычного и становится почти непредсказуемым. Не помогает ничего — ни уговоры, которые работали совсем еще недавно, ни поглаживания... Что делать?
Компьютеру доверять уже нельзя, а ведь надо как-то сохранить добытое знание. Биоинформатик озирается по сторонам и будит того, кто под рукой, — супругу, сестру, брата — и рассказывает ему все свои новости.

Успокоившись, что информация сохранена, и завтра ее можно будет восстановить, биоинформатик убаюкивает коллегу и решает сделать пару проверок, чтобы спокойным и счастливым заснуть самому. Но Вселенная не дремлет: вдруг дико захотелось есть и появился так называемый эффект бурозубки. Энергии может не хватить, чтобы дойти даже до холодильника, и тогда начнутся необратимые последствия... Хотя, как мы уже поняли, биоинформатик — финальная и необратимая точка сама по себе. Поэтому эффект бурозубки ему не очень страшен. Надо просто аккуратно, тратя минимум сил, дойти до холодильника. Можно даже проползти, если никто не видит...

Пять часов утра. Произведен удачный прод-рейс. Вселенная более не сопротивляется. Печатать нет необходимости. Общение с компьютером установлено напрямую, поскольку пальцам доверять уже нельзя. Идет обмен мыслями:

— Ты кто?

— Я летучая мышь.

— О, всегда хотел пообщаться с летучей мышью вот так — запросто. Скажи честно, вы птицы?

— Не могу сказать, это наш самый большой секрет...

— Так значит, я правильно догадывался!!!

Шесть часов утра. Светает. Биоинформатик напоминает вампира. Лучи солнца не радуют, звуки окружающего мира далекие и приглушенные. Руки дрожат. До самопроизвольного глубокого обморока минут пятнадцать-двадцать. Еще есть время на маленькую задачку для души, что-нибудь философское и приятное, чтобы лучше спалось, например «в чем смысл жизни?»

Тут главное — правильный подход, поскольку уже нет времени на ошибки. Итак, биоинформатик решает сравнить зверей, которые «хотят жить очень» с теми, которые «хотят жить не очень» и уже загремели со своим пессимизмом в Красную книгу. Так, так, так. Он поднимает все базы данных и смотрит — чем могут отличаться эти звери: трофические уровни, плотность популяции, масса тела, полиморфизм ДНК, количество детей, произведенных за год.

Ага, полиморфизм работает неплохо, но количество детей в год еще лучше объясняет различие между сильно желающими и не очень желающими жить зверями! Стало быть, те, кто ценит жизнь, — активно размножаются! И что же — смысл жизни в размножении!? Черт, опять всё вокруг девочек. Неужели они и впрямь так важны!? Надо будет присмотреться к ним, а лучше даже поизучать.

Тут... раздается ужасный звук, который заставляет биоинформатика подпрыгнуть и схватиться за сердце — сначала справа, потом слева -и, нащупав его, ощутить спокойствие! Это просто звонок. Звонок сотового. Пора вставать. Биоинформатики никогда не встают рано, но всегда заводят ранний будильник. Просто, чтобы жизнь малиной не казалась. Просто, чтобы не забывать, что можно всю жизнь проспать. А теперь это непозволительно.

Звонок вернул биоинформатика из полузабытья, прочистил мозги и выветрил все мысли. Повтыкав на компьютере чисто по инерции с полчаса, биоинформатик осознает, что не понимает, что он хочет от компьютера и что компьютер хочет от него. Видимо, компьютер испугался тоже не на шутку. Может, всё же баиньки? Нет! Для чего всё это было?! Ведь было же что-то очень важное и интересное! Что-то такое, что может объяснить многое. Нужна просто маленькая подсказка. Приходится будить хранителя тайны, который мирно сопит неподалеку: «Хранитель тайны, говори!» Хранитель спокойно так и дисциплинированно произносит часть своего сна вслух (что-то там неясное про девочек), и радостный биоинформатик хватает мысль за хвост и срочно ее записывает на стене, чтобы прочитать и довести ее до логического конца завтра.

А за окном уже совсем светло. Зашумели машины, вслед за ними и милиционеры подтянулись на работу. Биоинформатик доползает до постели и пытается сладко провалиться в сон. Минут пять блаженной пустоты, после которой начинается сон.

Во сне он встречает закоренелого и говорит ему: «Мне теперь нравится моя жизнь, мне нравится то, что я делаю. Мне очень интересно. Но есть один вопрос, который задавать прилично только сейчас, во сне. Есть какой-то секрет с сотовым?»

Закоренелый так странно улыбается и отвечает: «Сотовый телефон — это самое главное в нашей профессии: раз ты смог выжить с таким телефоном, значит, ты силен и из тебя еще выйдет толк...» Дальше слова закоренелого разбирать всё труднее и труднее — они переходят в визг. И вот закоренелый расправляет сложенные за спиной крылья и на пороге слышимости пищит: «А мы, летучие мыши, все-таки не птицы». И улетает в форточку.

И даже во сне биоинформатик начинает томиться и ерзать от новых нерешенных загадок.

Спи спокойно, биоинформатик. Да прибудет с тобой сила! 

13

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи