Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих научных планах

15С восьми до десяти — ПОДВИГ!..

Григорий Горин «Тот самый Мюнхгаузен»

Вначале ноября Академия наук затребовала у институтов научные планы на 2014—2016 годы. Казалось бы, ничего особенного, дело привычное. Необычным было лишь то, что в дополнение к формулировкам результатов требовалось запланировать количество опубликованных статей, и всё это нужно было сделать на три года вперед. ФАНО (еще де-факто не существовавшее) открестилось от этой инициативы, а Президиум РАН списал всё [1] на требования Минфина. Указание запланировать число статей в итоге отозвали.

Речь, однако, вовсе не о РАН, не о ФАНО и не о Минфине...

«Заполнять план» научной работы (не путать с «планировать»!) — дело привычное, будь то план института или заявка на грант. Эта привычка хорошо укоренилась с советских времен и прекрасно поддерживается в современных условиях не только государственной бюрократической машиной, но и большинством грантодающих организаций (однако не всеми!).

Наверное, в некоторых научных областях исследования возможно спланировать на какое-то время вперед — если «узким местом» по времени является не порождение новых идей, а технологический процесс: когда будет смонтирован аппарат, проведен эксперимент, обработаны результаты и опубликована статья. Однако чем больше мы приближаемся к науке фундаментальной, поисковой, а тем более чисто теоретической, тем меньше зависит от техники и больше — от «озарения».

Все ученые хорошо знают, что спланировать появление новой идеи невозможно. Не так уж часто имеется «тракт», верстовые столбы которого можно уверенно включать в заявку. Не всегда отрицательный результат является научным достижением. Отправляясь в командировку к коллегам, никогда не знаешь, совместная работа над какой задачей, о которой они расскажут, неожиданно принесет плоды.

Но... планы-то заполнять надо! Как?! Врать будущих ученых учат сызмальства... Довольно быстро все схватывают, что в планы включается то, что уже сделано, но еще не записано. Или записано, но не опубликовано. Или опубликовано, но не так. Но главное — уже проведенные исследования переносятся в будущее. Так что «машина времени», о которой говорится в заявлении [2] Комиссии общественного контроля, давным-давно изобретена — только перемещает факты она не из будущего в настоящее, а из прошлого в будущее. Но...

Поймите же, что Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал, а тем, что не врет.

Годами это положение дел всех устраивало, причем интересовались планами и некоторые зарубежные фонды (разве что не с такими иезуитскими подробностями, как формулировки результатов и количество публикаций). Беспокойство появилось лишь тогда, когда запахло госзаданием. А тут недалеко и до дела административного, а может быть, и уголовного...

Что же с этим всем делать? Наивное предложение: если от нас требуют планы, давайте вместо того, чтобы переносить прошлое в будущее, писать правду. Например, «привести формулировки будущих результатов не представляется возможным в силу поискового характера исследований». И отчет писать, не притягивая результаты за уши к тому, что было обещано, а как есть. Могут, правда, выгнать с работы или посадить в тюрьму.

Чудное место! Там Овидий и Сервантес, мы будем перестукиваться...

Государственные финансисты могут возразить: но за что же тогда платить зарплату ученым? Они ничего не обещают, а коли нет описания услуги — нет и оплаты.
Рецепт, казалось бы,хорошо известен. Работу ученого никогда не оценивают по точности исполнения плана. Судят по произведенным де-факто научным достижениям. И при проведении конкурса нет никакого смысла оценивать заявку по сногсшибательности планов. Если грант выделяется коллективу или отдельному состоявшемуся ученому, оценивают в первую очередь их квалификацию — то есть, опять же, прошлые достижения. (Если речь о совсем начинающем исследователе, то его потенциал может быть оценен руководителем и старшими коллегами.)

Если прошлые достижения есть, то что-нибудь уж коллектив произведет; если их нет, то, сколько денег ни вливай, на выходе будет лишь аккуратно оформленный отчет. «Фундаментальный» ученый всегда работает на себя. Если сильный коллектив за существенное время не произведет ничего, то руководитель лишится шансов получить следующий грант. Его репутация — главное, чем он рискует.

Поэтому при подаче заявки достаточно оценить то, что уже сделано, а по исполнении — посмотреть на список статей. Если же публикации не успели выйти, то — страшно даже представить — нужно оценивать достижения по существу.

Карл, ты не знаешь самого главного... Они ни перед чем не остановятся. Они придумали какую-то страшную экспертизу...

Автор призывает всех, кто имеет отношение к составлению каких-либо правил подачи заявок на конкурсы «поисковых» исследований, одуматься и забыть о понятии «план исследований», а в особенности — «ожидаемые результаты».

1. http://www.gazeta.ru/science/2013/11/12_a_5749109.shtml

2. http://www.saveras.ru/archives/3790

Эдуард Гирш,
член Совета по науке при Минобрнауки, докт. физ. -мат. наук,
специалист по теоретической информатике

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , ,

 

28 комментариев

  • Roman:

    РАН много лет сама требовала совершенно аналогичные формы и дурные планы до 2030 года, а теперь вдруг так взволновались...

    Если опубликовать за год то, что президиум ран рассылает для отчетов и разные их формы, то никакое министерство не сравнится по глупости.

    Собственное бумаготворчество мало волнует алдошиных, фортовых и прочих.

    А фано вдруг позволило себе)))

    Эх, все-таки хорошо, что есть реформа. Академия итак бы загнулась, а теперь зато похохочем)) как будут Допчинский и Бобчинский с пеной у рта доказывать кто из них лучше...

    А для науки...оба хуже...

  • влад:

    Автор прав:

    при выделении финансирования на 3 года вперед следует не план детальный смотреть(план-то нужен, но поисковый, внутренний, для самого исследователя, а не клерку),

    а степень задела, научный уровень,

    точнее уже имеющиеся результаты (просто- публикации)

    И все!

    При отчете- фин часть никому не нужна,

    смотри в корень, в научный отчет!

    И хорошо бы такой отчет сопроводить 1-часовым докладом у заказчика,

    чтобы у него «глаза на лоб повылезали» от результатов.

    И так — каждые 3 года.

    Глядишь и скакнула бы наука!!!!!!!!

    Думать надо, а не болтать!!!

    • NickName:

      Мне научный эксперт РФФИ в качестве главного недостатка написал неясность плана работа.

  • гость из далека:

    Это уже было в начале 80-х годов в Москве Тогда даже шутка появилась

    В перый год исследований — закрыть первый закон Ньютона,

    Во второй — закрыть второй закон Ньютона,

    В третий — закрыть третий закон Ньютона,

    В четертый — открыть новый закон

    А в пятый — написать отчет.

    С чиновником спорить смысла нет — На то и волк чтобы пастух не дремал. Пока есть возможность надо отписываться от подобной дури и занииматься ... НАУКОЙ

  • Sarcasia:

    А толк-то от реформы РАН есть! Учёные наконец перестали хавать всё, что спускают сверху. Представьте, что это задание спустили бы в 2010 г. — все бы проглотили и не пикнули. Как глотали весь прочий дебилизм раньше. Неужели действительно, пока гром не грянет, мужик не перекрестится?

    • Анатолий Березкин:

      Многие и до 2010 не «хавали». Просто теперь они не сотрудники РАН.

  • Афонюшкин Василий:

    сам факт детального планирования на 3-5 лет, в лучшем случае, означает выдачу научных данных устаревших на 3-5лет (это если был научный задел). Требование четкой детализации планируемых результатов НИР означает что ничего прорывного сделано не будет. Если даже в венчурном бизнесе приходится идти на то что до 80% проектов неуспешны ради прорывных и выдающихся 20%, то в науке сам факт наличия 100% выполнения планов за 3-5 лет о чем говорит?

    Правильно — или у нас все гении — провидцы, или мы обманули чиновников тем или иным способом (сфальсифицировали данные, подсунули ранее сформированный задел а деньги потратили не целевым образом на новый задел, спланировали то, что никому не нужно, но легко прогнозируется результат).

    Вывод 1 — ущерб от планирования значительно превосходит выгоды от жесткого контроля (если ученый не хочет заниматься наукой он и не будет, проверить все равно не получится)

    Вывод 2 — ведомства отчитавшиеся о 100% выполнении планов за 3-5 лет (без коррекции, закрытия не успешных тематик, открытия новых и т.д.) обманывают и их следует наказывать.

    • Denny:

      Все это правильно. НО!!!! В принципе возможны только две системы обратных связей. 1. План-отчет. (бюрократическая система)

      2. Publish or perish (конкурентная система)

      Фокус в том, что большинство российских ученых, хотя и ноют по поводу бюрократии, совершенно не приспособлены к конкуренции. А она в западных странах весьма жесткая. Такая небедная контора как NIH по многим направлениям поддерживает не больше 10% заявок на финансирование. Остальные идут лесом. Словом, нельзя работать как при социализме и зарабатывать как при капитализме.

      • noname:

        Как же вы надоели, со своими обратными связями.

        • Denny:

          Да, это многим не нравится. Многие хотят без обратных связей... чтобы у них все было, и им за это ничего не было. Чтоб деньги регулярно на счет переводили, а результатов не спрашивали.

          • noname:

            Надоел ваш узкий взгляд на многообразие трудовых и организационных отношений. Уже были товарищи, которые пытались обобщить опыт решения задач по организации взаимодействия расчетов ПВО на общество в целом. Они плохо кончили.

          • Афонюшкин Василий:

            главное это мотивация особенно в науке. Как ни контролируй ученого — если ему будет не интересно, то он не будет совершать открытия. Даже тысяча работ выполненных для галочки не способны заменить одну прорывную и выдающуюся идею. Поэтому трясти результаты нужно с академий или отделений внутри академии, на худой конец с института. Оценивать нужно не выполнение тематических планов а наличие научных результатов. Если институт достаточно большой и творческий, то там каждые 3-5 лет будет 1-2 серьезных научных достижения. И вот такие достижения и оправдывают бюджетные затраты. А вот выполнение тем. планов никак не оправдывают, обычно. Вы не поверите, но и в прикладных исследованиях то же самое. Если нет оригинальной и новой идеи то какой смысл в копировании чужой разработки? У нас микроразработки выполненные руками школьников на голом энтузиазме более успешны чем большие и солидные проекты на много миллионов.

            • Denny:

              Совершенно согласен. Внутренняя мотивация совершенно необходима для всех людей творческих профессий, в том числе для ученых. Без внутренней мотивации серьезных результатов не бывает. Это необходимое условие, но не достаточное. У многих людей есть мотивация писать картины, книги и стихи, петь или ... заниматься наукой. Но помимо мотивации нужны и еще и способности, и организованность и немалая толика трудолюбия и много всего прочего.

              Но с организационной точки зрения все упирается в механизмы отбора. То есть в обратные связи. Чтобы поступить в ВУЗ надо сдать экзамены (в идеале). А как иначе-то? Брать всех желающих? И никого не отчислять?

              От того, как настроена система обратных связей, зависит общий результат. Чтобы институт был творческим и периодически выдавал некие серьезные результаты, внутри него тоже должен быть отбор. К сожалению, в российской науке нет никакой системы отбора. И результаты вполне соответствуют.

              «Если институт достаточно большой и творческий, то там каждые 3-5 лет будет 1-2 серьезных научных достижения.» Прекрасно. А если достижений нет? Если институт...хм... недостаточно творческий? Что делать-то? Закрыть институт и всех уволить?

              На самом деле то, что Вы написали, просто несколько по-другому замкнутые обратные связи.

              • Афонюшкин Василий:

                Для Denny — для начала нужно чтобы люди мотивированные заниматься наукой занимались именно ей, а не придумыванием отписок для занятия наукой в свободное от основной работы время (и это сразу дало бы новые и востребованные разработки и новые прорывные фундаментальные работы). Как это сделать? — отдельный вопрос.

                По экзаменам — лично мне симпатична французская система т.е брать всех а потом отсеивать тех кому это не нужно. Если ради кучи благ (стипендия, вышка, откос от армии и т.д.) нужно сдать или купить экзамен, то его сдадут или купят сколь много препонов не ставили бы. ВУЗы мотивируют учиться не тем что поступить сложно, а тем что можно вылететь за неуспеваемость (вернее мотивировали). Минобр нанес больше вреда тем что при отчислении студента сокращается количество мест на следующий год... а не введением ЕГЭ.

                Если институт хм... то закрыть и всех уволить. Подчеркиваю не убить и не сократить ставки а уволить и принять в другие более творческие НИИ с обеспечением служебного жилья тех специалистов которые этого заслуживают. Ротация кадров это великая вещь. Я пришел к пониманию что в РФ на самом деле одна беда — дороги, а дураки всего лишь следствие.

                Есть конечно несправедливости, например, наши НИИ последние несколько лет вообще не получают на реактивы и приборы ни рубля, можно размышлять о ненужности тех или иных наук, но конечно несправедливо наказывать только за то что в свое время не выделили ресурсов даже для того чтобы начать работать. Однако если бы нас своевременно ликвидировали, то во-первых, понимание ценности наших НИИ возникло бы до того как вымерли от старости и деградировали наши сотрудники (пришлось бы восстанавливать и платить деньги). Во-вторых, внесение свежих идей и навыков в устоявшийся коллектив может быть весьма полезно. Может внутри старого института мы не выглядим оригинально, но для новой организации наши идеи будут вполне свежими.

                • Denny:

                  Частично могу согласиться. Принимать всех и отсеивать — вполне себе конкурентная система. Шанс у тебя есть, а вот сможешь ли ты им воспользоваться — твои проблемы.

                  Но вот относительно институтов Вы предлагаете «ротацию». Это живо мне напоминает известную басню «а вы,друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». На уровне научных сотрудников тоже нужен отсев. В моем понимании это ... вроде футбольной команды. Люди играют вместе на общий результат. Но вот свое право играть в составе данной команды надо завоевать и регулярно подтверждать. КТо не справился, вылетает. Что дает другим людям шанс проявить себя.

                  Организация правил этого отсева — тот самый пресловутый вопрос об обратных связях. Мне не особо симпатичен предложенный Вами отбор по институтам. В той науке, которой я занимаюсь, основная единица не институт, а лаборатория или группа. А роль института сводится к обеспечению инфраструктуры и условий работы.

                  Ситуация с отсутствием финансирования на исследования мне хорошо знакома. В той лаборатории, где я уже больше 20 лет работаю, за все это время не было никакого финансирования исследований. Только то, что мы можем получить из грантов.

                  • Афонюшкин Василий:

                    а ротация и обеспечивает отсев. Разве вы возьмете в лабораторию ненужного человека? А в любом старом коллективе, даже эффективном, со временем накапливаются балластные кадры. Причем, если в случае аудита, солидные дяди оценивают и карают, то, в случае ротации, отсев идет множеством завлабов которые оценивают и не берут на работу. Да институты утратили свое влияние на направленность НИР, но институт остается системой обеспечивающей свободу перемещения сотрудников между лабораториями, интеграцию сотрудников разных лабораторий и т.д. когда вся власть сконцентрирована на завлабе то получается очень жесткая деспотия с рабами-сотрудниками, неотчуждаемым оборудованием и диким расслоением по уровню доходов. Позитивный эффект автономизации лабораторий носит исключительно временный характер.

                    А я единственный за уралом сельскохозяйственник получивший грант РФФИ (в смысле ведущей организацией был НИИ россельхозакадемии), может за последние годы появились и еще единицы. Означает ли это что в россельхозакадемии сидят одни олигофрены неспособные выиграть гранты РФФИ? Или может быть это означает что распределение грантовых средств на сельскохозяйственные науки близко к нулю? Кто круче биолог выигрывающий грант где поддерживают одну заявку из трех или сельскохозяйственник (одна заявка поддерживается на сорок поданных)?

                    Давайте оценивать совокупное финансирование на одного сотрудника в разных отраслях науки, оно очень сильно различается и я не уверен что это правильно. Я понимаю когда уровень финансирования варьирует внутри отрасли (лучшим больше а худшим меньше) но я не понимаю как может быть сегрегация ученых в зависимости от наук без какого-либо рационального обоснования. Чем это отличается от дискриминации евреев в фашисткой германии или негров в америке?

                    • Denny:

                      ОК, если ротация не предусматривает обязательного трудоустройства всех, то такая система может работать (ИМХО).

                      Но мне все равно ближе автономизация лабораторий (может потому, что я я как раз завлаб...). Никакой особой деспотии я не вижу (эх, если бы...). Рабами могут быть только бесталанные и неумелые. Им некуда податься. Но они мне и не нужны. Поскольку необходимо постоянно получать гранты для обеспечения приличной по нашим меркам зарплаты и для проведения исследований. Чтобы получать гранты, нужны результаты. А для этого, в свою очередь, нужны активные и способные сотрудники, в том числе молодые. Тут скорее мне приходится прыгать на задних лапках, а то в два счета уедут на запад. И ессно, никакого страшного расслоения по доходам. Если заработок аспиранта принять за 1, то средний сотрудник имеет 2, а я около 3.

                      Словом, реальная конкуренция за деньги и кадры не позволяет давать волю личным пристрастиям и самодурству. Примерно так же живет наука (в моей области) на западе. Система довольно потогонная, но альтернатива только план-отчет.

                      По поводу дискриминации наук я в принципе согласен. Но тут фишка в том, что разные конторы имеют разную направленность. РФФИ все-таки стремится поддерживать именно фундаменталку (даже по названию). Понятно, что сельскохозяйственникам тут труднее, чем «академикам». Зато проекты ФЦП имеют более прикладную направленность. Мне вот очень трудно в них вписаться, хотя вроде бы нейрофармакология совсем не отвлеченная наука.

                  • Л.Л. Гошка:

                    Denny, тот самый пресловутый вопрос об обратных связях мне понятен, более того, от эффективности функционирования этих обратных связей существенно зависит устойчивость системы. Вопрос только в том кто и как должен обеспечивать эффективность функционирования этих обратных связей?

                    Если я правильно вас понял, то Вы целью ставите получение новых знаний, основным средством достижения цели – финансирование, а за эффективное функционирование обратных связей должен отвечать чиновник, от которого зависит объем финансирования исследований.

                    На мой взгляд, такая логическая цепочка является неработоспособной, т.к. не учитывает мотивации чиновника к такому уровню деятельности. Данная логическая цепочка не дает ответа на вопрос, а зачем чиновнику нужны новые знания и как он может использовать эти новые знания в своей деятельности.

                    По этому поводу Умберто Эко написал:

                    « Ожидания общества в отношении науки извращены совместным влиянием двух магических подходов — веры в волшебное колдовство и веры в колдовство технологическое. Эти подходы до сих пор царят и в душах наших слушателей, и в их головах, и в их сердцах. Если не стремиться выйти из порочного круга лжеобещаний и обманутых надежд, науке несдобровать. Ученому не пристало покрывать завесой тайны всякую научную новость, поскольку наука по естеству своему — принадлежит общественности

                    …... Средства массовой информации сами путают науку с технологией и, к сожалению, запутывают публику, та начинает считать наукой все, что имеет отношение к технологии, и при этом не внедает, в чем содержание науки, и не знает, что технология – только придаток, только следствие, но никак первостепенность».

                    www.ecolife.ru/zhurnal/articles/22254/

                    Чиновники даже самого высокого уровня и даже с научными званиями ничем не отличаются от публики. Если это не так, тогда бы мы никогда не услышали из их уст предложения, что фундаментальную науку нужно коммерциализировать.

                    По Умберто Эко «это триумф веры в магию, в мгновенность».

                    А вам не приходила в голову простая мысль, что если из логической цепочки выбросить чиновника, тогда все получится?

                    Хотите с помощью науки и ее придатком – технологией, я это проделаю?

                    Цель – обеспечение качества воздуха в помещениях для публики.

                    Основные исходные данные:

                    человек 80 – 90% своего времени находится в помещении.

                    Для простоты из нормативной базы возьмем только два значения нормативного воздухообмена: 40 куб.м./час на человека при естественном проветривании и 60 куб.м./час на человека при его отсутствии, т.е. когда окна не открываются, и нет форточек. Назовем эти значения соцальными нормами, которые еще и считаются не обязательными, а рекомендованными.

                    Для сранения необходимо привести физиологические минимальные нормы воздухообмена, но таких, к сожалению, не существует. По всей видимости фундаментальная наука считает, что определение таких норм для нее не представляет интересаю Мы имеем в наличии только качественную оценку, которая составляет 200 куб.м./час на человека.

                    Данные взяты из статьи:

                    Е.О.Шилькрот, Ю.Д.Губернский. Сколько воздуха нужно человеку для комфорта? Журнал АВОК №4, 2008.

                    www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=3996

                    По моим скромным оценкам в условиях климата Сыктывкара (Республика Коми) на нагрев 1 куб.м./ч наружного воздуха до температуры 18 градусов за отопительный период, который длится 5856 часов или чуть больше 8 месяцев в году требуется порядка 48 кВт•час тепловой или электрической энергии.

                    Другими словами, для того чтобы обеспечить воздухообмен в 40 куб.м./час на человека за отопительный период с учетом того, что он находится в помещении 80% своего времени, за отопительный период только на подогрев наружного воздуха ему потребуется порядка 1536 кВт•час энергии или в среднем за месяц потребление составит примерно 192 кВт•час. При 200 куб.м./час на человека это уже будет 960 кВт•час в среднем за месяц отопительного сезона, т.е. в 5 раз больше.

                    Учитывая, что стабильный воздухообмен можно обеспечить только за счет механической приточно-вытяжной вентиляции и в большей части небольших по площади помещениях, в жилищах человека возможно только при использовании электрических калориферов для подогрева наружного воздуха. Сопоставляя возможности технологии и принимаемыми чиновниками из публики с кандидатскими и докторскими диссертациями решениями о том, что, для начала, хотят ввести социальные нормы потребления на электроэнергию в объеме от 50 до150 кВт•час на человека, тогда напрашивается вывод, что целью введения этой социальной нормы является преобразование жилища человека в газовую камеру?

                    Это были только исходные данные к технологии. Теперь о самой технологии.

                    Основным лицом при решении проблемы обеспечения качества воздуха в помещении является проектировщик. Средством достижения цели является нормативная база (государственное регулирование деятельности проектировщика, чтобы не было отсебятины) и климатическое оборудование, представленное на рынке. Благодаря нормативной базе, оборудованию и своей квалификации, проектировщик на бумаге создает климатическую систему по обработке воздуха. От квалификации монтажника будет зависеть, как реализованная система будет соответствовать проекту, а от квалификации службы эксплуатации будет зависеть будете ли Вы сидеть в газовой камере или эта климатическая системама не будет работать только по одной причине: экономист был предельно туп и денег на эксплуатацию не заложил.

                    Не лучшим образом поступают и чиновники из публики вынося решение проблемы обеспечения качества воздуха в помещении на аукционыю Как правило, без проекта и только с техзаданием, которое составляет рядовой хозяйственник.

                    Такой аукцион или тендер сразу становится узаконенной торговлей вашим здоровьем и жизнью с целью развития конкуренции среди тех чайников кому не лень подзаработать на вашем здоровье. При этом все делается без вашего ведомаю

                    Это не только наша проблема.

                    Причины такого отношения. Нет информации. Antonio Briganti пшет, что:

                    “Углубленное осознание пользователями – наилучший союзник проектировщика и специалиста-эколога. К сожалению, в Италии сегодня уровень такой сознательности еще нельзя считать удовлетворительным. Одна из причин – недостаточная информированность пользователей по данному вопросу.”

                    www.abok.ru/for_spec/articles.php?nid=341

                    Обеспечили Вам совместными усилиями проектировщик, монтажник и эксплуатационщик в помещении воздухообмен в 40 куб.м./час на человека при естественном проветривании, все, на этом их функциональные обязанности выполнены. Следует отметить, что при таком подходе у этих специалистов отсутствуют обратные связи, т.е. они не знают, как отреагирует ваш организм на расход наружного воздуха в 40 куб.м./час на человека.

                    С этого места начинаются уже ваши проблемы по открыванию и закрыванию форточки при проветривании. Это в вашем организме отлично функционируют обратные связи, и Вы отлично ощущаете духоту в помещении, головную боль, а при открытой форточке — сквозняки.

                    Для того чтобы установить этим специалистам обратные связи требуется работа фундаментальной науки.

                    Кислотность во внеклеточной жидкости организма человека (концентрация ионов водорода H+) регулируется в узких пределах. Такое точное поддержание кислотности необходимо для нормального функционирования ферментных и биологических систем в организме человека. И даже небольшие изменения могут оказывать очень сильное воздействие на функции организма.

                    Процесс, в результате которого концентрация ионов водорода внутри организма остается практически постоянной, включает три основных компонента:

                    1) функционирование вне- и внутриклеточных химических буферных систем;

                    2) регулирование уровня СО2 в крови с помощью альвеолярной вентиляции;

                    3) контроль концентрации бикарбонатов HCO3- в крови путем регуляции почечной экскреции ионов водорода H+.

                    Различают следующие два типа изменений в кислотно-щелочном балансе в организме человека.

                    1. Нереспираторные изменения. Они появляются в результате того, что первоначально в повышенном количестве возникают ионы Н+ или ОН- , которые образуются не через реакцию СО2+Н2О ↔ H+ + HCO3-;

                    2. Респираторные изменения. Они обусловлены первичным изменением Рсо2, в результате чего в реакции СО2+Н2О ↔ H+ + HCO3- образуются ионы Н+ ( и соответственно, ОН-).

                    Нас будут интересовать только респираторные изменения.

                    Основной физиологически важной кислотой в организме человека является угольная кислота (Н2СО3), которая образуется за счет взаимодействия воды и двуокиси углерода

                    СО2+Н2О ↔ Н2СО3 ↔ H+ + HCO3-

                    Учитывая, что различные газы растворяются в воде неодинаково, и степень их растворимости пропорциональна парциальному давлению газа в растворе, то растворимость СО2 в плазме можно записать в следующем виде

                    Краств.Рсо2 = [СО2] раств.

                    где Краств. – константа растворимости СО2 в плазме.

                    Рсо2 — парциальное давление СО2

                    [СО2] раств. – количество СО2, растворенного в плазме.

                    Я думаю, что Вам нет необходимости объяснять, что повышении концентрации углекислого газа в помещении будет влиять на регулирование уровня СО2, а это в свою очередь на диссоциацию угольной кислоты?

                    Для гидратации СО2 и диссоциации угольной кислоты закон действующих масс выглядит следующим образом

                    К1 [СО2] раств. =[H+][HCO3-]

                    К2 [HCO3-] =[H+][CO32-]

                    где [H+] — концентрация ионов водорода в плазме.

                    [HCO3-] – концентрация бикарбоната в плазме.

                    [CO32-] – концентрация кристаллообрзующего иона в плазме.

                    К1 – первая константа диссоциации угольной кислоты.

                    К2 – вторая константа диссоциации угольной кислоты.

                    А это прямой путь к ацидозу.

                    Все бы это можно не учитывать, как это делают медики, которые считают вторую константу диссоциации угольной кислоты на столько малой, что ею можно пренебречью Действительно можно было бы пренебречь, если бы не ионы кальция и образование такого патогенного биоминерала как кальцит с произведением растворимости также небольшим.

                    Cа2++ CO32-=СаСО3↓

                    ПР = [Cа2+]•[CO32-]

                    При этом для кальцита ПР=3.8•10-9, а вторая констата диссоциации угольной кислоты составляет К2 = 5.61•10-11

                    Последнее уровнение является верхним ограничением по концентрации ионов кальция, т.к. при выполнении условия, что в том случае, когда произведение концентраций исходных реагентов кальцита превысит произведение растворимости, тогда будет запущен процесс кальцификации, с существенным смещением кислотно-щелочного баланса в кислотную область.

                    Очевидно, что данная система уравнений является не полной, тюкю в ней присутствует только химия и совсем отсутствует биология.

                    У человека концентрация кальция в сыворотке крови поддерживается на постоянном уровне 2,25-2,5 ммоль/л. Около 50% кальция сыворотки крови ионизировано, и 10% присутствует в виде комплексных соединений, образованных цитратом, фосфатами, бикарбонатами и лактатом. Остальные 40% связаны с белком, главным образом с альбумином. Кроме этого, белок входит в некарбонатный буфер. Связь между ионизированным кальцием Са2+ и концентрацией белков в крови может быть представлена следующим образом

                    [Са2+][протеинат] / [белково-связанный кальций] = К,

                    где [протеинат] соответствует концентрации белка в плазме крови;

                    К- константа равновесия.

                    Наиболее важным фактором, влияющим на связывание кальция с альбумином, является рН плазмы. Ацидоз понижает связывание свободного кальция в крови, в результате чего повышается содержание ионизированного кальция. Следовательно, изменение Рсо2 может влиять на концентрацию ионизированного кальция в крови.

                    А данное уравнение позволяет влиять на клеточные функции, в том числе на обмен веществ и работу ионных каналов, через, использование климатического оборудование с целью обеспечения качества воздуха в помещениях.

                    Отсюда можно сделать вывод, что обратную связь для специалистов по климатизации зданий может только фундаментальная наука через методику поддержания следующих параметров крови:

                    1 кислотность рН = 7.4

                    2 концентрацией растворенного [СО2]= 1.2 ммоль•л-1

                    3 концентрацией бикарбоната [HCO3-] = 24 ммоль • л-1

                    4 концентрацией ионизированного кальция [Cа2+] от 1.125 до 1.25 ммоль•л-1

                    5 парциальным давлением Рсо2 = 5.3 кПа (40 мм рт. ст.)

                    В каждом конкретном случае поддержание на таком уровне возможно только при строго определенном уровне воздухообмена и соответствующего качества воздуха в помещении, что в свою очередь должно приводить к измнению нормативной базы.

                    На мой взгляд, только таким образом можно исключить из процесса принятия решений по определению социальных норм чиновников, политиков и всякого рода дилетантов, оставив им только исполнительные функции по финансированию исследований и реализации технологий обеспеченивающих эти физиологические нормы, да еще законодательного закрепления этих норм в нормативной базе (функцию государственного регулирования они обязаны осуществлять).

                    Для того чтобы чиновник из публики был только исполнителем всего-то и надо, что получить новые знания о физиологических нормах и методике их поддержания, а это уже проблема научного сообщества.

                    Будут известны физиологические нормы, появится и ответственность чиновников за исполнение этих норм. По крайней мере появится возможность что-то с них спрашивать.Вот и вся для них мотивация, а сейчас пусть ищут возможность, как обеспечить население необходимим количеством энергии. Вопрос стоит о физическом выживание населения в ближайшем будущем, т.к. потребность в энергии по мере загрязнения атмосферного воздуха будет возрастать по степенной функции.

                    • Denny:

                      Вы не совсем верно меня поняли. Я полностью разделяю точку зрения, что чиновники (полезные и заслуживающие уважения люди) могут быть ТОЛЬКО исполнителями, передаточными звеньями в цепи обратных связей. Распределение конкурсного финансирования в фундаментальной науке совершенно не нуждается в руководстве чиновников во всем мире. Для этого нужно всего немного... чтобы научное сообщество само взяло на себя эти функции. И было готово отвечать за результат (получение новых конкурентоспособных знаний).

                      Вы посмотрите на ситуацию. С момента распада союза (то есть уже больше 20 лет) никто особо не лез в академическую науку. И что? Только сейчас, когда чиновники собираются всерьез вмешаться, научники задумались о правилах и регламентах НАУЧНОЙ (!!!) экспертизы. Да и то не особо активно. Большинство как и раньше предпочитает просто ныть и жаловаться.

  • Дмитрий:

    А куда деваться-то от «научного планирования» — если уж типа «самый-самый» РФФИ в условиях конкурса требует как планы, так и результаты. В грантах Президента тоже фигурируют «Индикаторы». ИМХО, ничего тут страшного нет — если Вы работаете и что-то делаете, то должны это публиковать. Извините, но выдать 3 статьи за 3 года даже м.н.с. сможет, так что никаких проблем от «планирования научной деятельности» я не вижу.

    Опять же моё ИМХО — при формальном подходе (подсчёт публикаций) как раз меньше простора для коррупции, чем при «экспертной оценке». Что греха таить — у нас в РАН как раз «благодаря» само-экспертизе с каждым годом всё ниже и ниже падает публикационная активность. Ибо дедушки-эксперты по принципу «я тебя знаю» оценивают своих таких же дедушек-коллег. А вот если бы ту же переаттестацию научных сотрудников проводили по формальным показателям — тут бы и стало понятно «кто есть ху» (по крайней мере у половины г.н.с.'ов и в.н.с.'ов бы «полетели головы»).

    • Василий Афонюшкин:

      Дьявол, как обычно, скрывается в мелочах.

      1. В РФФИ подают много разных заявок из которых выбирают наиболее интересные (ни или если интересная заявка сделана интересными людьми) в президимумах академий просто тупо утверждают все темпланы какие подали (иногда с минимумом формальной критики, в основоном по правилам оформления). Значит есть хоть какая-то селекция лучших проектов или лучших авторов

      2. В РФФИ мы каждый год переписываме план и можем его менять исходя из полученных результатов, плюс можно досрочно прекартить проекти и подать новвую заявку. В президимах академий план на пятилетку требуют соблюдать неукоснительно, со всеми вытекающими...

      Как вариант, можно внедрить систему планирования и отчетности и электронного документооборота РФФИ в перзидиумах и было бы существенное улучшение качества НИР и по публикациям и по разработкам.

  • Афонюшкин Василий:

    «Никакой особой деспотии я не вижу (эх, если бы…). Рабами могут быть только бесталанные и неумелые.» Ну вот уже из этой фразы и вытекает... Почти любой деспот твердо убежден в своей демократичности и т.д. Вы не можете себя контролировать полностью т.к. это за пределами возможностей человеческой психики.

    «Тут скорее мне приходится прыгать на задних лапках, а то в два счета уедут на запад.» А почему собственно на Запад? Уже нельзя перейти в другую лабораторию? У вас еще осталась внутринститутская конкуренция или кодекс чести завлаба-рабовладельца запрещает покушаться на чужую собственность? (В большинстве известных мне НИИ пользование чужими рабами считается дурным тоном, хотя, следует отдать должное, многие завлабы терпят). Мне нравится советский пример НИКТИБАВа когда каждые пять лет группы и лаборатории переформировывались под идеи и задачи и ученые вместе со своими холодильниками уходили к другим завлабам. Иногда, вчерашний завлаб уходил к своему подчиненному отдохнуть и подкопить идей. Например, мой нынешний коллега успел побывать и м.н.с и завлабом и снова н.с. и завотделом и опять... Есть хорошая идея — есть коллектив. Вы готовы расформировать свою лабораторию если в институте появится хорошая идея, лучше чем у Вас? Я за формирование рабочих групп под нужные задачи и за то чтобы разные сотрудники из разных лабораторий могли совместно работать над разными проектами. А как же с совместным использованием общеинститутского оборудования? А как долго завлаб останется завлабом в такой автономной лаборатории? Пока вперед ногами не вынесут?

    Нейрофармакология? А где тут фундаментальность? Вам, по логике вещей РФФИ не должен давать никаких грантов вообще. ФЦП, в последнее время, переориентировался на чистую фундаментальщину.

    • Denny:

      Ну я же пишу с некоторой долей самоиронии...

      Запад просто как пример. У нас сильная лаба, и внутри переходят в основном к нам... Это я не себе в похвалу. Лет 5 назад шеф, при котором я вырос и который эту лабораторию создал, ушел с должности хотя и по сию пору вполне работоспособен. Это, кстати, ответ на вопрос о том, как долго сидят завлабы (в конкурентной среде, разумеется).

      Переформатировать рабочие группы под новые задачи — совершенно стандартная практика. И внутри лаборатории и между. Лаборатория, как организационная структура скорее держатель комплекса оборудования и персонала, умеющего на нем работать и владеющего соответствующими методиками. Переформатировать эти вещи у нас просто невозможно. Одни и те же приборы используются в разных проектах, а каждый проект требует целого комплекса приборов. Роль завлаба — организовывать процесс. А идеи и проекты приходят из самых разных источников. Далеко не ко всем проектам в лабе я имею непосредственное отношение. Так что никакого рабовладения не получается.

      Рабовладение цветет там, где шеф сидит на бюджетных деньгах. За которые не надо отчитываться реальными результатами. Вот тогда он царь и бог со всеми вытекающими... ВОт в этой бюрократической системе обратных связей требование к публикациям в планах-отчетах вполне естественно. Заставить этих людей хоть чуток пошевелить задницей. А то и отбраковать тех, кто не может или не хочет.

      Другой вопрос, что такая планово-бюрократическая система не особо эффективна сама по себе. Конкурентная система отбора эффективнее. Но и требования в такой системе более жесткие. А потому (возвращаюсь к исходному тезису) весьма небольшая часть изрядно деградировавшей в России научной среды, способна в такой среде работать.

      В нейрофармакологии полно фундаментальных задач. Мы занимаемся молекулярными механизмами взаимодействия некоторых веществ с белками — ионными каналами. И никаких прикладных результатов не выдаем.

      • Афонюшкин Василий:

        Прекрасно, но если лаборатории обретут большую автономию в т.ч. и экономическую то и приборы купленные лабораторией станут неотчуждаемыми (согласитесь — и сейчас немало приборов простаивает т.к. их купили под один, конкретный проект). Сейчас, сугубо юридически, институтское оборудование может использоваться любым сотрудником института (при наличии квалификации) в реальности это проходит не всегда, конечно. Рабовладение придет и из грантовых денег. Ну как можно отдать власть после десятилетнего автономного выживания? Станет сложно разделить — являются ли приборы собственностью лаборатории или самого завлаба. Это уже нелегко. Мы выживаем за хоздоговорные деньги и уже есть расслоение, уже непонятно на каком основании кто-то посторонний будет эксплуатировать прибор заработанный потом и кровью и обеспечивающий дальнейшее получение финансов.

        Фундаментальных задач полно везде даже в с.х. науках (открыл новую бактерию — вот и фундаментальное достижение). Другой вопрос — на официальном уровне с этим мало кто согласится. Мы ведь не Англия. В наименовании Вашей науки есть слово фармакология т.е. прикладная дисциплина. Возможно ваши фундаментальные задачи можно отнести к молекулярной биологии и Вам следует конкурировать за гранты с мол. биологами?

        А сильные научные коллективы с людьми мотивированными заниматься наукой ничем не испортишь. Поэтому при проведении реформ не следует ориентироваться на сильные коллективы.

        • Denny:

          В конкурентной системе все достаточно просто. Пока лаборатория реально работает (и зарабатывает), оборудование, разумеется, неотчуждаемо. Ибо оно для работы надо. А если завлаб заигрался в царя-батюшку, активные и способные сотрудники от него уходят, заканчиваются результаты, а вскоре и конкурсные деньги. А зачем институту такая лаборатория, которая ничего не приносит? Вот тут институт и должен проводить переформатирование, перераспределение должностей, помещений и оборудования. В пользу тех, кто наоборот развивается и имеет перспективы. (Это в идеале, разумеется). То есть переформатирование должно проводиться институтом. Но на основе результатов конкретных лабораторий. Таково мое представление.

          На счет связи фармакологии и мол. биологии Вы совершенно правы. Именно так мы и делаем. Если интересно, зайдите на сайт molbiol.edu.ru. Там в самом свежем файле наша лаба — четвертая в списке.

          • Афонюшкин Василий:

            можно зарабатывать деньги и можно делать интересные исследования — это не тождественные понятия. Не забывайте о политических способах зарабатывания денег... и неубиваемости завлабов нашедших правильных покровителей. И, наконец, о каком расформировании лабораторий может идти речь если лаборатории станут автономны? Да, в принципе лаборатория не способная к самофинансированию может погибнуть, однако наличие широкого спектра приборов позволяет «сдавать их в аренду» на возмездной основе (включая совместные публикации и т.д.) что существенно повышает шансы на выживание. Каким образом новые лаборатории смогут возникать? Где они возьмут средства на развитие? Я наблюдал создание нескольких лабораторий сегодня, когда директор забирает «чужие» ресурсы и создает новую лабораторию. Конечно, это сопровождается воплями обираемых завлабов, но это несет пользу в виде появления новых коллективов и новых тематик.

            • Denny:

              Я не говорил про полную автономность и независимость лабораторий. Я говорил только о том, что оценки и организационные решения должны приниматься исходя из достижений конкретной лаборатории или группы. Мне не симпатична оценка института в целом, это измерение средней температуры по больнице, поскольку в каждом институте лаборатории неоднородны по качеству и по специфике. На уровне лаборатории вполне можно провести качественную экспертную оценку. Этот вопрос аккурат обсуждается на параллельной ветке.

              Что касается упомянутых Вами проблем, то они в той или иной степени есть во всем мире. Как в любой самой благополучной стране есть преступники, взяточники и халтурщики. Избавиться от этого нельзя, но можно при помощи обратных связей эти вещи минимизировать. Это и конкурсное финансирование и периодические комплексные проверки (лабораторий) с последующей реорганизацией.

  • Жизть все сложнее и сложнее. Тяжелая жизть в философию тянет. Когнитивная деятельность содержит три составляющих — начало, эмоциональный процесс и окончание. Начало — это где человек получил когнитивный ум. Окончание — результат деятельности, придающий оной смысл. Чтобы процесс был умственным и смысловым, эмоциям необходимо регулярно синхронизироваться с началом и окончанием. Метафизика характеризуется методами, в отличие от философии. Метод имеет смысл использования теории на практике и характеризуется простотой использования — два удара и по шляпку. Простота не означает упрощенки и означает ясность. Ясное в религии стало святым и простое стало философией. В начале было слово свет и потом, шлявшиеся по нашей земле боги, называли себя святыми. Такое начало в нашем образовании имеют пошлость и религия. УЧЕНЫЕ, вы сами сделали из чиновников философов, еще в 20 веке. А выйти из рамок образования как возможно?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com