И вот общественное мненье…

(А.С. Пушкин. «Евгений Онегин», гл. 6, ст. XI)

Члены Общества научных работников, н.с. Института биохимии им. А.Н. Баха РАН Александр Александров и н.с. Института археологии РАН Ирина Сапрыкина рассказывают об обсуждении правил мониторинга и оценки научных учреждений, состоявшейся на круглом столе Минобрнауки.

5 декабря 2013 года в Министерстве образования и науки РФ состоялся круглый стол под председательством академика Алексея Хохлова с участием представителей Минобрнауки, Совета по науке, Российской академии наук и СМУ РАН, других научных и общественных организаций, в том числе ОНР. Основным вопросом для обсуждения на круглом столе являлись правила мониторинга и оценки деятельности научных учреждений [1], по которым ОНР в августе уже направлял в Минобрнауки свои замечания. Сразу оговоримся, что ни один пункт из представленных замечаний разработчиками учтен не был.

Основной докладчик — академик РАН Александр Макаров, представлявший эти правила, в своем выступлении основное внимание сконцентрировал на приложении № 3 «Состав сведений о результатах деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения» [2] .

Основной вал вопросов и замечаний, которые присутствующие задавали представителям Минобрнауки и разработчикам, относился к механизму проведения мониторинга и оценки, принципам формирования референтных групп, набору показателей для оценки и мониторинга научных учреждений внутри референтных групп. Особо собравшимся «пришелся по душе» пункт о количестве упоминаний об институте в СМИ и в сети Интернет (пп. 16-18).

Предполагается, что оценка каждой из реферативных групп будет происходить по определенному набору представленных в документе критериев, однако на вопрос, как будет происходить это «нанизывание бус на тепелук» в отношении каждой конкретной группы, разработчики и представители Минобрнауки не смогли ответить. Также осталось совершенно неясным, какие критерии являются обязательными, а какие — второстепенными; каков будет взаимный вес тех или иных критериев.

На замечание Александра Сафонова (СМУ РАН), почему разработчики уверены в правильности выбранного механизма проведения оценки по наукометрии [3], развернутого и убедительного ответа, к сожалению, представлено не было — видимо, Минобрнауки твердо выбрало наукометрию в качестве единственно правильного инструмента оценки результативности и перспективности деятельности научных институтов.

Однако при дальнейшем обсуждении стало ясно, что детального анализа применимости этого инструмента в целом для оценки институтов разработчики и Минобрнауки не проводили: к примеру, для научных учреждений гуманитарного профиля качественное проведение оценки на основании представленных параметров невозможно. Даже если не принимать во внимание слабую представленность профильных научных журналов в мировых базах и специфику гуманитарной науки (национальная ориентированность, «дотационность» и др.), проведение такой оценки невозможно на основании установленного порога учета цитируемости в 5 лет.

Общеизвестно, что уровень цитируемости научных трудов гуманитарного профиля повышается «в глубь веков», а большое количество цитирований за короткий промежуток времени (5 лет) здесь как раз настораживает специалистов — нередки случаи большого уровня цитируемости из-за критического разбора публикации слабого уровня, яростной полемики с ее автором, что ни в коем случае не является свидетельством появления нового научного направления или нового знания. О какой качественной оценке в этом случае можно говорить?

Одним из самых «тонких» моментов в обсуждении являлся вопрос формирования собственно референтных групп, но его Минобрнауки практически отказалось обсуждать. Наиболее вероятно, судя по полученному ответу на этот вопрос от Общества научных работников, формирование референтных групп будет проводиться по крупным направлениям наук: «институты математического профиля», «институты гуманитарного профиля», «институты физического профиля» и др.

Однако здесь существует опасность «сравнения несравнимого»: сравнения внутри одной группы института физики металлов и института ядерной физики, к примеру; или «крупных» институтов (по количеству людей, оборудования и т.д.) и «маленьких». И как бы не получилось, что при проведении оценки на основании этих совершенно формальных показателей, с учетом 25% порога, значительное количество научных учреждений попадет в третью группу, подлежащую ликвидации или реорганизации.

Минобрнауки акцентировало внимание присутствовавших, что эти данные по мониторингу будут собираться не для «разгона» институтов, а для передачи их в ФАНО или другую организацию-учредитель с тем, чтобы уже учредитель принимал решение в отношении этого института. При этом те, кто попадет в 3-ю группу, подлежат обязательному рассмотрению экспертной комиссией, которую назначает межведомственная комиссия (в составе около 30 человек).

Академик РАН Валерий Рубаков на это заметил, что для того чтобы даже качественно подобрать состав экспертной комиссии, в составе самой межведомственной комиссии должно быть не менее 3-х специалистов по каждому из научных направлений — а это никак не 30 человек состава. Энтузиазма разработчиков также не вызвало и предложение об оценке экспертной комиссией не только «аутсайдеров», но и лидеров — научных организаций, отнесенных к первой группе.

Замминистра Людмила Огородова, несмотря на высказанные замечания об отсутствии необходимости у Минобрнауки в «критических замечаниях», пригласила все заинтересованные стороны принять участие в дальнейшей работе и выдвигать свои предложения. Но остался неясным один существенный вопрос — будут ли при разработках нормативных документов учитываться предложения научного сообщества или они и впредь будут нужны только в качестве галочки о проведенном «общественном обсуждении», положенном по закону.

  1. Проект приказа Минобрнауки:
    «Об утверждении порядка предоставления научными организациями, выполняющими научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения сведений о результатах их деятельности и порядка подтверждения указанных сведений федеральными органами исполнительной власти в целях мониторинга и оценки, а также состав указанных сведений».
  2. www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=72319
  3. http://ria.ru/science/20131205/982210738.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

3 комментария

  • vlad1950:

    думаю начинать надо с уровня зарплат ини у ппс и нс нищенские многократно ниже европейских пусть Мон сначала озаботится этим а потом выдвигает свои прожекты ни думать ни обсуждать тем более участвовать в прожектах мона с голодухи вовсе не резон рф в рейтинах находится далеко внизу это говорит о качестве жизни и управления тем не менн зарплаты в мон уже на уровне европейских высначала выполните свои обязанности а по том уже ставьте задами другим думаю у этой власти- медведевых- ливановых ничего путного не получится ведь именно они опустил ппс и нс в нищету даже в африке цена труда ппс и нс несравненно выше

  • vnbiryukov:

    Уверен, начинать надо с зарплат. Если гистограммы распределения зарплат научных работников нет, то и обсуждать нечего.

    Нельзя в этой связи не отметить, что по мнению г-на Струве, автора статьи «Зарплата» в Брокгаузе и Ефроне, Россия относится к нецивилизованным государствам, поскольку «в цивилизованных государствах работник не ведет переговоры о своей зарплате с работодателем, — для этого есть разнообразные лиги и профсоюзы»...

  • наука это тоже бизнес,где ученый продает свой интеллектуальный труд, и который должен всё таки оцениваться по реальным практическим результатам. как в этом случае оценить теорию и еще на таких высотах,которые считают себя, как бы не досягаемой элитой и по результатам их сценариев, их можно практиковать лет через сто,а может и больше. кто шарит в теории, должен понимать,что в данной положении они подтверждают и убеждают других.что стандартная модель с ее компонентами-теория струн и торсионные поля с включением в основу индивидуального гравитационного показателя и эквивалентностью массы и энергии,а также за гранью космологической постоянной,где всё опять же темно,можно объяснить все построения и взаимосвязи в динамике мироздания Вселенной.пафосно не много,но ничего.согласен полностью с этой не убиваемой логикой следственно-причинных связей. теперь самое мрачное,вызывающее сомнения это область применимости,но я не буду кощунствовать и задену лишь слегка,при таких знаниях обязано быть и область практической применимости по всем аспектам направлений человеческой жизнедеятельности и безопасности. что мы имеем,когда-то всё закончиться-ресурсы и мы замерзнем пожираемые вирусами и катаклизмами.печально и плакать хочется от такого будущего. поэтому,если ученые не свяжут взаимосвязанный функциональный оборот и будут продолжать сидеть на удобно скроенном стуле и я не поверю,что из них, у некоторых,нет сомнении в том,что эта механическая конструкция исчерпала себя в стимулировании нового теоретического и практического будущего. бизнес это оборот с рождением новых поисковых алгоритмов в эффективности увеличения своей собственной экономической свободы. поэтому ученым надо научиться зарабатывать свободу на новом,а не считать себя патриархами. я вот древний,ну так хочется,чтобы меня уважали.шутка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com