План по валу или вал по плану?

Михаил Гельфанд

Михаил Гельфанд

На прошедшей неделе научная общественность в очередной раз была взбудоражена, теперь — требованием представить в двухдневный срок план публикаций на 2014—2016 годы для формирования государственного задания. Точки зрения по этому поводу варьировали от резкого сарказма, как в заявлении Комиссии общественного контроля за результатами реформ в сфере науки [1], до мягкого недоумения — во многих постах в «Живом журнале» и «Фейсбуке» коллеги, особенно из-за рубежа, спрашивали: «А чем страшно прикинуть публикации на ближайшее время?» Действительно, ничем. Но...

Во-первых, сейчас это требование неуместно. При резких переменах никакое планирование на срок «за реформой» не имеет смысла. К тому же, никакие серьезные планы — а тем более Государственное Задание (обе буквы заглавные) — не делаются за два дня. Ну и, наконец, присланные формы не сопровождались никаким разъяснением того, как будет использован результат их заполнения.

Впрочем, как можно уяснить из содержавшихся в том же пакете документов методических рекомендаций, утвержденных совместным приказом Минфина № 136н и Минэкономразвития № 526 от 29 сентября 2009 года, «показатели качества рекомендуется устанавливать достижимыми в рамках деятельности всех соответствующих федеральных государственных учреждений, предоставляющих данную государственную услугу. При этом его достижение должно в большей степени зависеть от деятельности федерального государственного учреждения и в меньшей степени — от деятельности федеральных органов исполнительной власти (государственных органов)...» (п. 14 — кстати, он уже нарушен, деятельность любого института и лаборатории сейчас критическим образом зависит от деятельности свежесозданного государственного органа, называемого ФАНО).

Далее, «не рекомендуется устанавливать показатели качества ... создающие у сотрудников федерального государственного учреждения «ложные стимулы» (например, ориентированных на достижение целей и задач «любой ценой», в том числе с помощью «приписок».)».

Во-вторых, это требование несообразно. Не имеет смысла жесткая годовая разбивка публикаций по темам. Источник этого требования ясен — это жупел «двойного финансирования», так пугающий Минфин и Счетную палату. Уже давно ходят слухи о настойчивых пожеланиях разных начальников указывать в статье только один грант. И оно даже на первый взгляд верно — нехорошо одним результатом отчитываться по множеству проектов, но что делать со статьями, написанными совместно несколькими лабораториями? А если соавторы откуда-нибудь из Новой Зеландии, им свои гранты тоже не писать?

Президиум РАН, 12 Ноября 2013 года. Фото Н. Деминой

Президиум РАН, 12 Ноября 2013 года. Фото Н. Деминой

Кроме того, многие существующие гранты, например самые популярные «инициативные» гранты РФФИ, гранты многих программ ПРАН и т.д., в принципе недостаточны для выполнения полноценного проекта. Ну и, наконец, пугает термин «государственное задание». А что, если оно не будет выполнено? Пожурят, спишут с довольствия или сразу «двушечку»?

Таким образом, как всегда, вместо спокойного и планомерного выстраивания механизмов налицо бессмысленный, если не вредный, бюрократический выверт. Сначала надо выстроить адекватную грантовую систему, сначала надо продумать и описать в понятном регламенте возможные конфликтные ситуации, сначала надо определить вменяемые цели, а уж потом можно будет требовать планы и бороться с возможными (но — сейчас — неочевидными) злоупотреблениями.

Кстати, одним из тривиальных следствий указанного выверта может стать рост числа мелких публикаций в журналах уровня чуть выше плинтуса, чего прямо не велят два министерства в уже процитированном п. 14: «Не рекомендуется устанавливать показатели качества, создающие стимулы для осуществления федеральным государственным учреждением экономически неэффективных, социально неответственных действий».

Самое забавное, что нет никакой очевидности в том, чей же это выверт. Присланные файлы имеют интересные названия, например «Форма ПФХД 2014 и плановый период ФАНО (после совещания)» (интересно, кого с кем?) или «Письмо ФЭУ РАН о предоставлении комплекта документов (ред ФАНО)» (опять — кто писал? кто редактировал?). «Сопроводиловку» подписал зам. начальника ФЭУ РАН, а теперь еще и зам. президента РАН, полезный при любом режиме Владимир Викторович Иванов. На заседании Президиума он же сообщил, что планирование в годостатьях — это требование Минфина [2]. Так что совершенно не ясно, что тут идет от ФАНО, а что от ПРАН. Тем более что совсем недавно президиумские чиновники уже требовали нечто подобное -план работы по темам (т.е. полабораторно) на 2015—2017 годы (так! на 2014 год была отдельная форма) — и его тоже надо было сотворить за несколько дней.

Так что остается только присоединиться к требованию КомКона-3 [3]: «Комиссия по общественному контролю за ходом и результатами реформ в области науки обращается к руководству РАН и ФАНО с просьбой уточнить, от какого из этих двух учреждений исходит государственный заказ на создание машины времени. Комиссия обращается к Президиуму РАН с требованием отозвать указанное предписание».

P.S. Как стало известно, ФЭУ РАН направило в институты уточнение: теперь «в качестве единицы измерения предлагается использовать «количество работ, выполняемых в рамках темы»» — что превращает весь ужас в привычный анекдот. Потому что тут можно написать что угодно — проверить нет никакой возможности. Замечу, что такое развитие событий скорее подтверждает гипотезу о самодеятельности ПРАН (точнее, его аппарата, а еще точнее — лично В.В. Иванова), чем о злокозненности ФАНО.

1. http://rascommission.ru/index.php/documents/statements/43-apparat-prezidiuma-ran-ot-imeni-fano-trebuet-ot-uchjonykh-v-dvukhdnevnyj-srok-sozdat-mashinu-vremeni

2. http://polit.ru/news/2013/11/12/pran_1211/ (видеозаписи с заседания ПРАН, 12 ноября 2013 года)

3. Про КомКон (Комиссия по контакту с иными цивилизациями) см.: А. и Б. Стругацкие. Мир полудня. Про КомКон-2 (Комиссия по контролю научных достижений) см.: А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике

Прямая речь

В.Рубаков и В.Иванов на заседании ПРАН 12 ноября 2013 года

В. Рубаков и В. Иванов на заседании ПРАН
 12 ноября 2013 года. Фото Н. Деминой­

Сообщение в сообществе «Фейсбука» «Реорганизация РАН 2013» от 14 ноября 2013 года

Владимир Иванов:

Уважаемые коллеги! Хочу обратить Ваше внимание, что поставленный здесь вопрос уже снят. Не надо создавать проблем там, где их нет. А если они появляются, то лучше их решать в спокойной и конструктивной форме, как это делает академик В.А. Рубаков, с которым вместе мы и нашли решение этой проблемы.

­

См. подробнее о новой форме госзадания на сайте РАН (http://goo.gl/GWP9lN)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

 

77 комментариев

  • Александр Кауров:

    Слишком далеко ушла наука от чаяний простого чиновника. В человеко-часах нужно планировать и отчитываться. Темы... работы ... — все это так неконкретно.

  • Александр Пухов(SINP):

    Интересно посмотреть колличество статей в зависимости от финансирования для даного интститута. Обещаю посмотреть для своего. Думаю что зависимость окажется прямо пропорциональной. Мировая константа где-то на уровне $200000 за статью. Тогда можно представить план по числу публикаций в зависивости от финансирования института. Сегодня деньги — завтра публикации.

    В принципе оценить число статей на 2-3 года вперед — нет проблем. Берем WoS и экстаполируем.

    • Александр Пухов(SINP):

      Вот РАН в период 2008 — 2012 г при почти неизменном финансировании пишет

      по 15500 работ с небольшой тенденцией к снижению. Чего тут фантазировать с планами? А идея об увеличении числа статей без увеличения финансирования является антинаучной.

      • Denny:

        «А идея об увеличении числа статей без увеличения финансирования является антинаучной.»

        Вот те раз!! Что за экстенсивный подход? А идея увеличения КПД двигателя тоже антинаучна? А идея увеличения производительности труда тоже антинаучна?

        Если Вы посмотрите статистику, то увидите, что число публикаций РАН стоит практически на месте по крайней мере с 1998 года. То есть и при снижении финансирования, и при его увеличении, и при стагнации НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТСЯ.

        Вывод самый простой — НЕТ обратных связей в академической науке между финансированием и выходом. Просто потому, что пи любом финансировании выход на самом деле дает некоторое количество энтузиастов от науки. И это главная беда. Отсутствие реально работающих механизмов стимулирования. А без этого при любом финансировании нет и не может быть развития.

        • Евгений Лысенко:

          Согласен с Вами.

          И вот ещё вариант. Дают больше денег — делаем статьи посложнее, поменьше — попроще. А количество более-менее константно. Потому как константно число пишущих (да и экспериментирующих), независимо от размера финансирования. Новых не наймёшь.

          • Александр Пухов(SINP):

            Во всем мире цена одной научной работы $200000. В РАН тоже. Вы думаете что можно сделать заметно дешевле? А в то что можно сделать дешевый автомобиль или дешевый самолет Вы верите тоже? Уже записались на очередь Ё-мобилей и летаете только СуперЖетами? Наш индустриальный опыт наглядно показывает что сделать дешевле чем на Западе при том-же качестве не получается.

            • Denny:

              Стоимость одной публикации примерно равная. А заработок научников в разы меньше. Хотя 80% бюджета РАН именно зарплаты. Как же так??????

              На самом деле все не так. Как я уже писал (и это легко проверить) число публикаций в РАН не зависит от вливаний. За последние 15 лет финансирование было очень разным, и ничего в смысле отдачи не менялось.

              На самом деле все просто. ПРЕЖДЕ чем вкачивать в систему деньги, надо наладить обратные связи. Между финансированием и отдачей. Вливать деньги в текущее решето никому не интересно.

              • Александр Пухов(SINP):

                " Стоимость одной публикации примерно равная. А заработок научников в разы меньше. Хотя 80% бюджета РАН именно зарплаты. Как же так?????? "

                — А вот так: 50 тысяч ученых пишут 15 тысяч статей в год. Такая вот Формула Любви (Ну ты барин сложную задачу ставишь. Здесь без помошников не обойтись!)

                Любой показатель можно улучшить не улучшая по существу качества работы. По показателю РАН на мировом уровне. Этот показатель не надо улучшать. А вот показатель находится в плачевном состоянии. Увеличить его можно например выделив деньги на участие в международных конференциях, на международные коллаборации, на поддержку групп с высоким уровнем цитируемости.

                • Александр Пухов(SINP):

                  Извиняюсь. Не учел высокий интелектуальный уровень редактора.

                  По показателю СТОИМОСТЬ СТАТЬИ РАН на мировом уровне. Этот показатель не надо улучшать. А вот показатель ЦИТИРОВАНИЕ СТАТЬИ находится в плачевном состоянии.

            • NickName:

              Вы не согласны с утверждением что в Кристаллографии опубликоваться легче в Physical Review, а в Physical Review легче чем в Science?

              • Александр Пухов(SINP):

                А при чем это? Если мы хотим увеличить число работ при постоянном финансировании по надо развивать только теоретические исследования.

                Но это-же дурь! Что — все в кристаллографию?

            • Евгений Лысенко:

              Пожалуйста уточните: $200000 — это цена какой 1 статьи? Любой, каждой или среднестатистической?

              В отношении меня лично, есть константные затраты: мой должностной оклад и затраты на поддержание в рабочем состоянии моего рабочего места (коммуналка и прочий ремонт). А в остальном возможны варианты. Есть деньги — купим приборы и реактивы. Много денег — дорогие и важные приборы, дорогие и высококачественные реактивы. Мало денег — будем обходиться имеющимися приборами и не самыми дорогими, но надёжными реактивами. Совсем не станет денег — сяду за компьютер. И все эти работы будут качественными.

              Даже при наличии денег приходится одновременно решать задачи разного уровня сложности.

              В общем, можно хорошо работать и на маленькие деньги, но тогда резко сузится круг задач, которые я смогу решать.

              • Александр Пухов(SINP):

                Полный бюджет РАН 3 миллиарда долларов, число статей в год 15500. Разделите сами пожалуйста.

                Я нахожу Ваш личный подход к проблеме финансирования научных исследований весьма оригинальным и интересным. Но статистика усредняя результат по людям обыкновенным показывает одни и те-же затраты на одну статью в разных странах. Поэтому я не верю что показатель $2E5/статья можно улучшить.

                • Denny:

                  Александр, Вы не хотите принять простой вещи. Определенные затраты в пересчете на статью должны означать примерно одинаковые заработки вовлеченным в это дело сотрудникам. Наши же сотрудники получают в разы меньше. Чему они не шибко рады. Вывод прост. Значительная часть средств, выделяемых на науку, идет мимо. Причем именно в виде зарплат. ВОт это чисто организационная ситуация. Ее можно улучшить. Выкинуть бездельников. За счет этого улучшить содержание реально работающих. Затраты и количество статей не изменятся. Но система приобретет человеческое лицо и необходимые для работы обратные связи.

                  И вот после этого можно будет увеличивать вливания в науку, справедливо ожидая более-менее пропорциональной отдачи.

                  • Александр Пухов(SINP):

                    Denny, я не то что-бы спорю с Вами. Но во-первых я считаю что стоимость одной публикации у нас соответствует мировому уровню и не стоит стремиться ее уменьшить. А во вторых я считаю что сокращать персонал можно только под твердые гарантии увеличения ставок. Иначе будет то чего все боятся — РАН сократится и численно и в плане финансирования и останется в той-же заднице.

                    Пока от правительства никаких сигналов о том что наука и в самом деле будет реформироваться не поступало. И я очень сомневаюсь что эти сигналы когда нибудь поступят.

                    • Denny:

                      Конечно. Я только хотел заметить, что если со стоимостью одной публикации у нас все как у людей, то по части количества публикаций на человека и, соответственно, по количеству рублей на человека — полный ахтунг. И что это, в принципе, структурная проблема, которая решается не деньгами.

                      Вы, наверно, ближе чем я к университетским делам. Поговаривают, что примерно так и предложено решать вопрос. Вот только не хотят, как я понимаю. Не хотят переходить от принципа «числом поболее — ценою подешевле» к принципу «лучше меньше да лучше».

                  • Афонюшкин Василий:

                    «выкинуть бездельников» очень заманчиво. Это особенность только нашей страны, по поводу избавления от «бездельников» с целью повышения справедливости? А как же гранты и хоздоговора? Вероятно бездельники должны меньше зарабатывать, не так ли? А как определить кто бездельник? С точки зрения многих РАНовцев — бездельники это люди имеющие маленькое число публикаций в зарубежных журналах, в первую очередь те кто не работает в РАН (ВУЗы, другие академии и т.д.). Если мы пересчитаем количество публикаций с учетом оплачиваемого рабочего времени специалиста которое он может потратить на научную работу с целью написания статьи, то бездельниками будут все без исключения РАНовцы, по сравнению со многими преподавателями ВУЗов (время на научную работу = 0ч, финансирование НИР =0 руб). От кого тогда избавляться? Где уверенность что снижение числа ученых разных специальностей приведет к повышению эффективности НИР (если все займутся только кристаллографией или разведением свиней...)?

                    Сокращение числа научных направлений и научных специальностей снизит и число возможных комбинаций идей, людей и приборов, разве это не снизит эффективность НИР?

                    • Denny:

                      Во всем мире научная среда — конкурентная. Гранты, позиции, договора и прочее являются объектами конкуренции. Те люди, которые в этой конкуренции преуспеть не могут, выкидываются из системы автоматически. На западе тоже не без проблем, но система худо-бедно работает. Только у нас за 20 лет застоя накопились авгиевы конюшни, которые приходится чистить волевым усилиям.

                      А вот конкретные критерии в конкуренции очень зависят от специализации. У фундаментальщиков, которые ничего окромя статей (грубо говоря) не производят, основным критерием являются публикации. У университетских, занятых в основном преподаванием, шкала должна быть иная. У прикладников совсем свои критерии, явно связанные с конкретными потребностями экономики.

                      Принципиальный вопрос в том, что собесовский принцип «числом поболее, ценою подешевле» не работает в науке. Одну и ту же отдачу можно получить (грубо говоря) от 10 «таджиков» с лопатами, или от одного экскаватора. Оборудование немного разное... да и заработки тоже.

        • Александр Пухов(SINP):

          " А идея увеличения КПД двигателя тоже антинаучна? " — без затрат — да.

  • Sarcasia:

    Наконец-то хоть кто-то об этом заговорил. Нас ещё в прошлом году пытались доставать планами по публикациям (правда, не на два года вперёд, а на год). И при этом чтобы мы указали, в каких журналах из списков Web of Science и SCOPUS мы планируем опубликоваться! Хорошо ещё хоть номера страниц будущей публикации не потребовали.

    Эти чуваки хоть вообще понимают, что существует такая штука, как peer review? Как они себе представляют — что мы приходим в международный журнал: «Здравствуйте, я Вася Пупкин. Я получил грант под эту статью, так что давайте публикуйте» — так, что ли? Это не считая того, что подготовка статьи в печать может занять больше года, а планы предусматривают сроки не более полугода.

  • влад:

    Ребята, опять вы скатились на препирания между собой.

    Суть конечно такова:

    «ПРЕЖДЕ чем вкачивать в систему деньги, надо наладить обратные связи. Между финансированием и отдачей.»

    Такое же предложение, но уже в количественной форме, я дал в заметке на ТрВ-гайд-лай от 16.09.13.

    Надо не на сайте шуметь, а организовывать собрания сотрудников НИИ(Ученые советы)

    и там вырабатывать критерии: сколько, кому и за что платить.

    А теперь о планах работ и финансировании Госзаказа(название работ не важно).

    Проблема решается просто, если за основу финансирования Госзаказа брать не планы

    (что малодостоверно),

    а отчеты за последние 3-5 лет.

    Там все четко: число статей, импакт-фактор, кол-во цитирований(последнее надо еще научиться считать), и сумма предыдущих расходов.

    Норму финансирования единицы труда (это-усредненная публикация с учетом импакта)

    надо четко финансово оценить , она д.б на уровне мировых расходов

    (в оценке 200К у.е на статью я «дико» сомневаюсь,

    многовато, надо считать только фонд з/п, оплата обслуги- отдельная статья расхода).

    Все. Ваш итог за последние 3-5 лет известен.

    На следующие 3-5 лет(группе) требуется столько-то по среднемировой норме!!!

    И спи (т.е. работай) спокойно!!!!

    Придет пора — отчитаешься. Не сдал норму- урежут финансирование след. периода.

    Все это надо обсудить в НИИ, закрепить в виде коллективного решения НИИ, и порекомендовать в свои руководящие органы как предложения в Кабмин!

    А там уже пусть не парятся , придумывая нам свои «формы»

    Дурь у них, как всегда!!!!!!!

    • Sarcasia:

      Согласна, это была бы 100% разумная идея. Но — есть даже не одно «но», а два.

      1) У нас всё ещё принято руководство совковыми методами (плановыми);

      2) разумность управления наукой невыгодна высшей околонаучной администрации (это косвенный ответ на вопрос «где те огромные деньги, которые якобы стоит одна статья?»)

      • Александр Пухов(SINP):

        Могу ответить на вопрос «где те огромные деньги, которые якобы стоит одна статья?»

        В основном в карманах рядовых сотрудников РАН.

        Имеем: 1 статья на 3-х научников в год — это 1 статья на 6 человек персонала РАН. При зарплате 30т руб имеем и 30% налогах получаем фонд заработной платы $15600 на человека. На 6 ртов это $93000.

        Затраты на оборудование в первом приближении равны зарплате. Вот вам и мировая константа в российском исполнении.

        Можно и подсчитать с другого конца. Буржуи тратят $200000 на статью. Из них половина идет на оборудование ( эта ½ тоже мировая константа). Расходы на оборудование у нас для выполнения работы мирового уровня не могут быть меньше. Качественные приборы (реактивы) изготовленные у нас не могут быть дешевле западных. Далее для обслуживания и использования дорогостоящего оборудования нужен персонал с соответствующей зарплатой.

        Поэтому требование об увеличении числа статей при том-же финансировании мне представляется довольно вредным. Оно слишком лекго выполнимо за счет создания перекосов.

    • Denny:

      Такая система давно существует. Называется «грант». Во многих разумных конторах смотрят прежде всего на последние результаты, а не на прожекты...

      Чисто количественная оценка затруднена тем, что структура импактов, цитирований и расходов сильно разная по областям.

      • sergeir:

        Denny:

        Грант гранту рознь.

        Стандартная система гранов группам, что национальных, что международных предполагает:

        1. Грантополучатель имеет уже группу и средства на ее содержание. Никто не даст грант одиночке. Поэтому универы сначала дают стартовые средства новичкам-преподавателям, а только после этого новички идут за грантами.

        2. Грант предполагает, что грантополучатель набирает команду для выполнения плана. В структуре стандартного гранта 80-90% от суммы идет на зарплату временно нанятым сотрудникам. Покупка оборудования частично оплачивается уже имеющимися средствами, если срок амортизации (5 лет) выше срока гранта. Если по гранту еврокомиссии прибор куплен в последгий день гранта, то запланированные средства гранта на покупку этого прибора изымаются назад на 100%.

        3. Получив грант, руководитель тут же начинает писать следующий, иначе через пару лет он лишится группы. В ущерб занятиям собственно наукой, как само собой разумеющееся.

        4. Как результат, набираются на грант аспиранты, а не постдоки. Так и дешевле, и нет ответственности по предоставлению рабочего места по окончании гранта. В результате большое число аспирантов вынуждено уходить или менять тематику из-за отсутствия зарплаты.А защитившиеся люди уходят в фирмы и фирмочки, так как наука нерезиновая.

        5. В результате грантовой системы на западе нет такого понятия, как научная школа. А тематика часто меняется. Выполняемые работы фрагментарны, а уровень их невысок.

        6. Только те, кто имеет выходы на правительство, способны пробить длительные или текущие гранты. До 5-10 лет и стоимостью по 100-200 миллионов. Естественно, при огромном количестве участников (обучкорителях я не говорю). В итоге, у таких людей появляется конкурентное преимущество. Чем, в итоге, эта система отличается от превелигированного доступа к ресурсам для российских академиков, я не вижу.

        Итог — грантовая система хороша для тех, кто и без грантов имеет базовое финансирование, достаточное и для содержания группы и для приобретения оборудования. Возьмите пример богатых универов в штатах или макс-планк институты в Германии.

        • Denny:

          Я прям разрыдался от жалости к бедным западным ученым, вынужденным жить и работать в такой ужасной системе. И школ-то у них нет, и уровень работ невысок. Не говоря уже о прочих страстях. Вам самому-то не смешно?

          • Александр Пухов(SINP):

            Denny, в принципе sergeir прав, но надо принять во мнимание масштабный фактор для сопоставления европейской ситуации с нашей российской. То что для немца плохо — для российского ученого предел мечтаний. Это как в советское время нам прожужжали уши про ужасы капитализма. И во всем были правы. Но люди в этой ужасной системе жили лучше нашего.

            И в грантовой системе и в системе с достаточным постоянным гос-финансированием есть свои плюсы и минусы, а идеала нет нигде. Люди как-то адаптируются к этому. А вот к тому что денег в пересчете но одного исследователя просто нет — вот к этому адаптироваться довольно трудно.

            • Denny:

              Идеала и вселенской справедливости нет нигде. Это, простите, банальщина. А про ужасы капитализма мы наслушались в былые годы по самое некуда. Вот только многие тут хотят работать как при социализме, а получать как при капитализме.

              То, что разумным является сочетание разных форм финансирования, это тоже банально.

              А что в сухом остатке то?

              • Александр Пухов(SINP):

                В наших дискуссиях слишком велика положительная обратная связь и система становится склонной к самовожбуждению. И то что пишите Вы и то что Вам отвечает Sergeir абсолютно правильно и по сути нет повода для [резких] ответов.

                Конечно каждый лично ответственен за то что он делает[не делает]. Но и условия такие что исправить что-либо трудно. Хотя например мой институт несмотря ни на что развивается весьма динамично. Попробую найти время написать об этом.

                • Denny:

                  Те детали, которые он описывает, более-менее верны, как и описания ужасов капитализма в советское время. А вот вывод: «Чем, в итоге, эта система отличается от превелигированного доступа к ресурсам для российских академиков, я не вижу.»

                  Это избитый демагогический прием, который, кстати, широко используют наши власти в соответствующих случаях. Раскопать некоторое число соринок в чужом глазу, а потом ловко приравнять к своему бревну. Так живет и «суверенная демократия» и «суверенная наука».

                  • Александр Пухов(SINP):

                    Но если учитываются прошлые заслуги то работает общая формула «деньги идут к деньгам». По этой формуле академики имеют больше возможностей потому что вылезли в академики. А люди уже получавшие гранты и написавшие хорошие работы за эти деньги имеют лучшие шансы получить следующий грант. Весь вопрос в реализации. Когда мы отказывались от социализма то коммунисты предупреждали: «Капиталлизм у вас будет латиноамекиканский». Так и получилось. Но все-же лучше коммунизма.

                    • Denny:

                      Ну да, есть институт репутации, обеспечивающий некую инерцию. Тут важен балланс. Слишком инертная система обречена на застой, систему без инерции начнет колбасить.

                      В одном случае деньги НА НОВЫЕ РАБОТЫ идут к тем, кто доказал свою способность работы делать. Это разумно. Никто не доверит корабль или самолет сопляку, который никогда не летал или не плавал. Надо пройти должности помощника и стажера.

                      Что касается «академиков», то тут совсем иной коленкор. Это раздача денег не по результатам а по близости к телу. В данном случае к академическому.

                      Фактически тут есть попытка приравнять должность и деньги, полученные по реальным заслугам и полученные по блату. Вы тоже полагаете, что разницы нет?

                    • Александр Пухов(SINP):

                      Более половины академиков-естественников имеет сумарный индекс цитируемости более 1000. На российском фоне — вполне достойный результат.

                    • Denny:

                      «Более половины академиков-естественников имеет сумарный индекс цитируемости более 1000. На российском фоне — вполне достойный результат.»

                      Ну и чудненько. Эти люди смогли бы получать финансирование по заслугам. Без всяких академий. Грубо говоря, лучше бы при получении финансирования имели преимущество люди, входящие в список Штерна (очень условно), чем люди, входящие в список академиков. КПД от этого только вырос бы. И без всяких дополнительных затрат.

        • Научник:

          В результате грантовой системы на западе нет такого понятия, как научная школа.

          -----------

          В отсутствии научных школ за западе заключается огромное преимущество западной науки перед российской.

          • Александр Пухов(SINP):

            Да не смешите нас, нет у нас никаких научных школ. Все это «дела давно минувших дней, преданье старины глубокой». Да и в те что были в те стародавние время правильнее называть кланами.

          • А.П.:

            конечно же есть там «школы», вернее мафии.

            посмотрите вон на Marlan Scully, Peter Knight, Ferenc Krausz и т.д.

            их ученики очень даже далеко пошли.

            • Алексей:

              Та буржуйская мафия, про которую вы говорите, — это научный мейнстрим, жестокий и аморальный, но активно влияющий на мировую науку. У Marlan Scully Хирш=46, у Peter Knight Хирш=52 и т.д. А типичная российская «научная школа» — это маленькая вотчина отдельных феодалов (с Хиршем около 3-5), застойное болотце. Для основателя школы — почёт и уважение, для учеников — узаконенное ничегонеделание, для чиновников — видимость науки в стране. Как можно сравнивать одно с другим?

    • Александр Пухов (SINP):

      Уважаемый Влад, если Вы будете решать проблему распределения денег в своем институте то придется платить больше тем кто умеет доставать деньги а тем кто пишет статьи.

  • А.П.:

    не не не.

    неграмотно.

    план надо давать по (количеству статей)*(индекс журнала).

    шутка.

    а в общем такое впечатление, что свет у вас там уже потушили.

  • Проблема в том, что Государство на основании этих форм может потом отчудить чего-нибудь и объявить потом врагом народа. Даже за перевыполнение плана. За переименование статьи.

    За всё спросить бессмысленно и беспощадно.

    • Александр Пухов(SINP):

      Ну и что теперь совсем планов и отчетов не писать? А талант к составлению туфты зарыть? Нет так не годится!

  • Афонюшкин Василий:

    Denny: по поводу грантов. именно вашу мысль я и имел ввиду. ЗАЧЕМ нужно закрывать лаборатории искусственным путем, если достаточно увеличить удельную долю грантового финансирования?!!! Откуда берутся ученые жаждущие крови? Зачем им это?

    А насчет того, что уменьшение количества ученых даст позитивный результат, на фоне увеличения финансирования, спорно. Возьмем ради примера курчатник или некоторые исследовательские ВУЗы — где там рост научной активности? Ученых можно сократить а идеи откуда брать?

    • Denny:

      Попробуйте просто прикинуть, сколько денег проедает в год лаборатория из 10 человек даже при наших невеликих зарплатах. Учтите затраты на поддержание инфраструктуры. И сколько надо пахать, чтобы получить аналогичную сумму из грантов.

      Увеличение удельной доли грантового финансирование совершенно неминуемо ведет к закрытию ряда лабораторий. Тем или иным путем. Вопрос тут не в крови.

      Курчатник и ВУЗы — пример того, что БЕЗ РЕАЛЬНОЙ КОНКУРЕНЦИИ увеличение финансирование ничего не дает. И сокращение численности тоже. Вопрос в механизме. Кого сократить, кому дать дополнительные средства. Именно поэтому мне жаль, что собственно вопросы адекватной оценки, рейтингов и экспертиз мало кого интересуют.

      • Афонюшкин Василий:

        и опять вы ставите вопрос о принудительном сокращении. Если сокращать РАНовцев то я не против, чисто из эмоциональных мотиваций. Учитывая избыточное финансирование РАН, там понятна мотивация людей быть в науке не только ради науки. Но ведь вне РАН ученые живут бедно и значительная часть из них жертвует финансовым благополучием чтобы в науке оставаться, т.е. они искренне и бескорыстно преданы науке. И тут появляются желающие сократить именно тех кто не из РАН потому что у них мало денег и мало возможностей делать хорошую науку. Ладно, пусть факт несправедливости таких поступков — мелочь. Однако вопрос еще и в эффективности. Именно неРАНовские НИУ и ВУЗы являются реальными потребителями фундаментальных исследований РАНовцев, именно мы оправдываем в глазах чиновников существование РАН. Если добить всех остальных — какой тогда смысл в существовании РАН? Кому будет нужно РАН без потребителей научных знаний? Наука и так сокращается (вне стен РАН) идет депопуляция в чудовищных масштабах. При провале по ученым среднего возраста, когда мы станем старенькими мы получим массовое вымирание наших старших товарищей и отсутствие смены... (аспирантуру отменили во всех НИИ, где ее теперь брать?) Мы и так минимум в два раза самосократимся лет за 10-20, так зачем же усугублять? Вы за себя то господа-РАНовцы не боитесь?

        • Denny:

          Я исхожу из простой реальности — ждать значительного увеличения финансирования науки — БЕСПОЛЕЗНО. При нынешнем численном составе перспектива — прозябание и распад. Ибо мы постоянно теряем самых активных молодых. Которых современные научные позиции и карьеры не привлекают. Так что другого варианта ПРОСТО НЕТ. Тем более, что за 20 лет такого отрицательного отбора качество научных кадров уже упало ниже плинтуса. И сокращение ни к каким реальным потерям не приведет. В том случае, если будет проведено грамотно. Но для этого необходимость должно осознать само научное сообщество.

          Либо собес, при котором всем раздают понемножку. Либо конкуренция за приличное существование. Можно выбрать и собес. Но от собеса не надо ожидать конкурентоспособных результатов. Собес для другого.

          • Л.Л. Гошка:

            «за 20 лет такого отрицательного отбора качество научных кадров уже упало ниже плинтуса»

            Пожалуй, проблема не только в качестве научных кадрах, а, по всей видимости, в конкуренции внутри международной научной среды.

            Российская наука в целом, как-то за эти 20-30 лет качественно отстала от мировой. Какие-то элементы нашей науки пока еще соответствуют мировому уровню, но пока.

            Инженерное сообщество, по крайней мере, связанное с IT-технологиями, уже давно перестроилось. Развитие этого направления идет так быстро, что специалист либо вынужден постоянно повышать свою квалификацию, реагировать на появление новых технологий и осваивать их, либо менять вид деятельности.

            По всей видимости, в такую ситуацию в ближайшее время попадут проектировщики инженерных сетей. Уже нельзя проектировать по лекалам пятидесятилетней давности.

            Нет способностей к конкурентной борьбе, не владеют новыми технологиями, пусть идут искать себе новую работу. При этом никто из этого трагедию не делает.

            Почему ученые должны быть в привилегированном положении? Такое положение может быть характерно для храма науки при выполнении функции сохранения знаний, но для развивающегося научного центра, на мой взгляд, этого явно не достаточно.

            • Denny:

              Согласен. Падение качества кадров — следствие того, что наука жила вне мировой конкурентной среды. На самом деле это не так, ессно. От мировой конкуренции не спрятаться. И эту конкуренцию российская наука систематически проигрывала и проигрывает. Ученые «голосуют ногами». Просто систематически делался вид, что мировой конкуренции как бы и нет, что у нас особая суверенная наука, и что запад нам (с нашими традициями) не указ и что российская наука может развиваться по каким-то своим правилам. Не хотели следовать правилам конкурентной среды и получили, что заслужили.

              • Афонюшкин Василий:

                резать рационально можно руководствуясь двумя принципами

                1. померить всем хирш и убрать всех с маленьким хиршем

                минус — доломаем научную систему страны, уничтожим основную массу неРАНовских ученых и научных направлений. Потребители фундаментальных знаний РАН исчезнут как и один из смыслов существования РАНовских НИИ

                2. четко определится — какие отрасли науки, техники и бизнеса в РФ не имеют шансов и...

                минус — тогда пострадают в т.ч. люди с большими хиршами

                прогноз — сокращать будут также как и поддерживали — по ведомственному принципу, если не повезет с лоббистским потенциалом вашего ведомства, то ни хирш, ни актуальность тематики будут мало значимы.

                кого какой вариант устраивает?

                • Denny:

                  Господь с Вами, зачем такие сложности??? Все проще. В каждом конкретном случае должна работать конкуренция. Например по Хиршу (там, где он применим). В академической науке отрежут своих. В нерановских конторах -своих.

                  • Афонюшкин Василий:

                    то-есть Вы выбираете первый вариант в ведомственном исполнении?

                    ну и кто вы после этого?

                    вы сами то уверены что вас не отрежут? а с кем работать будете? С западными учеными за неимением отрезанных отечественных?

                    и, самое главное — чего делать с теми кого отрезали? Они ведь живые, многие фанатики от науки... У них могут быть устремления совершенно противоположные вашим. Чего с ними делать? При Сталине были специальные места... Может восстановим и будем сразу сажать сокращенных?

                    неужели еще не поняли что всякое не очень научное начальство будет защищать себя и себе подобных и именно оно будет проводить аттестацию и сокращения? В качестве примера — у нас недавно была аттестация и именно меня и моего коллегу (с наибольшим количеством публикаций) дрючили больше всех... Свою научную эффективность можно повысить двумя способами:

                    а) много и плодотворно работать и занять первое место в рейтинге ученых родного НИИ

                    б) сократить тех кто занимает первые места в ретинге...

                    как вы думаете, что проще для солидного и административно-активного товарища?

                    Советую сокращать за неумение логически мыслить, вот это точно принесет пользу.

                    • Denny:

                      Ваша позиция понятна и хорошо мне знакома. Она (позиция) подразумевает, что никакого «научного самоуправления» нет и не будет никогда. То есть все крики, что наукой должны руководить ученые, просто ни к чему. И что единственная надежда бедного ученого на государство, которое сокращать не будет, оставить догнивать и копошиться. И может еще будет выдавать каждый день порцию бобового супа.

    • Л.Л. Гошка:

      «Откуда берутся ученые жаждущие крови? Зачем им это?»

      Сразу вспомнил оценку моего научного руководителя, которую он дал своим РАНовским конкурентам несколько десятилетий назад.

      Он взял и процитировал начало вывода из одной их статьи «Мы и другие ученые получили…...»

      и прокомментировал, что получили другие ученые хорошо известно, но вот что получили они из статьи совершенно не понятно.

      В любом виде деятельности найдутся люди жаждущие крови. Это связано с биологической конкуренцией за источник существования, т.е. за влияние на систему распределения.

      Тут возникает вопрос только о том, как свести до минимума биологическую конкуренцию и поднять социальную?

      На мой взгляд, на уровне государства в системе управления такой положительный опыт до 1991 года был.

      В те времена в каждом районе города обязательно было фотоателье, где фотографировали на документы, и обязательно был павильон для художественной съемки.

      Теперь о том, что не знали посетители этих фотоателье. В павильоне стояла фотокамера, чем-то напоминающая гармошку. Изображение в ней было перевернутое. С точки зрения физики реальный объект и изображение были идентичные. Вот с этого места, на мой взгляд, начиналось разделение между искусством фотографии и «порнографией».

      В том случае, если фотограф был способен включать свое восприятие, сопоставляя реальный объект и его перевернутое изображение, тогда он видел несовершенство нашего мира, и если у него возникало желание исправить этот мир, тогда это искусство, а вот если такого желания не возникало, тогда возникало другое желание, связанное с зарабатыванием бабла. Тем более что государство предоставляло такую возможность.

      Отдельно на «порнографии» останавливаться смысла не имеет, т.к. по нынешним временам, это явление проявляется сплошь и рядом в строительстве, образовании, в оказании медицинских услуг и т.д.

      Что касается искусства, то в распоряжении фотографа был свет в виде фонового, заполняющего и рисующего. С помощью этого света можно было рисовать, т.е. исправлять несовершенство природы: круглое лицо делать овальным или наоборот, удлинять или укорачивать нос у клиента и т.д.

      Вот эту работу и оплачивал клиент.

      Такая работа не делается по инструкции сверху. Для этого нужны были рыночные отношения и социальная конкуренция между фотографами.

      Какие условия для такой социальной конкуренции создавало государство?

      Вся недвижимость, коммуналка и среднего уровня оборудование было в собственности государства. Оно же обеспечивало расходными материалами.

      Были условия характерные только социализму. Расценки, режим работы фотоателье устанавливало государство, но были и элементы рынка: окладов не было, но была экономическая модель, что при внесении в кассу предприятия одного рубля, государство гарантирует, что 30 копеек будет начислено в зарплату.

      Кроме этого государство брало на себя обязанности по подготовке кадров. Специалистов готовили на порядок, а то и два больше чем этого требовалось, т.к. работать в таких условиях мог где-то один из 10-20 подготовленных специалистов. Одно дело научить человека технологиям, а совсем другое дело способность человека к творчеству.

      Получалось так, что качество услуги зависело только от личности, а количество оказанных услуг населению от системы управления государством.

      Лично меня такие взаимоотношения с государством вполне устраивали. Мне нравилось еще и то, что в мою деятельность государство больше никак не вмешивалось и все зависело только от меня.

      На студенческой скамье занялся научной деятельностью и быстро осознал, что и тут большой разницы между искусством и «порнографией» не существует, поэтому к 5-му курсу я точно знал, что в РАНовскую структуру работать не пойду. Не хотелось писать, что «Мы и другие ученые получили…...».

      Распределили в ПО «СеверЭВМкомплекс». Занимался наладкой, ремонтом и обслуживанием вычислительной техники ЕС ЭВМ, но и там большой разницы между искусством и «порнографией» не увидел, правда, была своя специфика. Чем выше квалификация, тем больше штаны протираешь от безделья. Когда все устройства работают в штатном режиме, тогда остается сидеть в конторе и играть либо в нарды, либо в карты и ждать, когда какое-нибудь устройство выйдет из строя.

      Благо, что мой начальник был технарем и понимал эту специфику, поэтому обеденный перерыв у меня в течение 8 лет был, как минимум по три часа и это время я проводил в лаборатории. Мне за это никто не платил, но и делал я только то, что считал нужным. Другими словами удовлетворял свое любопытство за свой счет.

      После 91 года труда не составило объединить все эти виды деятельности в одно и заняться обеспечением качества воздуха в помещении, тем самым отсечь «порнографию». В начале нулевых это сказалось на том, что сформировался свой сектор климатического рынка отличный от колхозного. Благодаря этому удалось поработать в переходном периоде с V на VI технологический уклад, но вмешалось государство со своим законом 94 ФЗ о госзакупках и все опустило до уровня «порнографии» и биологической конкуренции.

      Теперь ничего этого нет, а осталась только узаконенная торговля человеческими жизнями и здоровьем людей.

      Я только хочу сказать, что косметическими методами ситуацию в науке не исправить до тех пор, пока искусство научной деятельности не будет отделено от «порнографии», т.к. качество конечного продукта научной деятельности – новые знания зависит только от самого научного сообщества, а государство как интересовали, так и будут интересовать только количественные показатели.

      На мой взгляд, надо не «выкинуть бездельников», а избавляться от «порнографии» в научной деятельности. По всей видимости, это можно достигнуть при параллельном и дополнительном финансировании поиска решения конкретных проблем государства с целью привлечения к решению этих задач наиболее сильных научных коллективов, которые способны выполнять творческую работу.

      Правда остается открытым вопрос о критериях отбора таких коллективов. Точно такая же проблема стоит при госзакупках.

      При этом власть должна для себя решить, что ей надо: решить проблему или с наименьшими затратами потратить бюджетные деньги, тем самым создавая видимость работы? Тут либо дешево, либо правильно, а третьего не дано.

    • Александр Пухов(SINP):

      Зарплата в науке должна раза в 3 превышать среднюю зарплату по стране. В этом случае рабочие места в науке станут привлекательны для молодежи. Так во всем мире устроенно. А наши ставки привлекательны только для пенсионеров тощими задницами которых начальство закрывает вакансии.

  • Denny:

    «качество конечного продукта научной деятельности – новые знания зависит только от самого научного сообщества, а государство как интересовали, так и будут интересовать только количественные показатели.»

    Золотые слова.

    • Л.Л. Гошка:

      Denny, к выше изложенной информации я получил мнение высококвалифицированного технического специалиста, который всю свою трудовую деятельность был связан со сложными закрытыми (техническими) системами. Его мнение для меня всегда является очень важным.

      Для того чтобы был понятен физический смысл сказанного, я попытаюсь внести некоторые пояснения.

      Специфика работы со сложными закрытыми системами такова, что бывают случаи, когда требуется либо ввести в эксплуатацию, либо починить устройство, которого никогда в глаза не видел. Для этого, как правило, с устройством шли две схемы. Одна называлась функциональная, а другая принципиальная и инструкция по эксплуатации.

      По функциональной схеме можно было разобраться с системой в целом и принципом ее работы. Кроме этого эта схема позволяла локализовать неисправность до блока. После этого требовалась принципиальная схема, чтобы в этом блоке найти вышедший из строя элемент.

      Это я Вам более подробно изложил суть статьи Ю.Лазебник «Может ли биолог починить радиоприемник, или что я понял, изучая апоптоз»

      www.medline.ru/public/pdf/166-171.pdf

      По аналогии со сложными закрытыми системами, по всей видимости, подобные схемы существуют и в сложных открытых системах. Например, в организме человека. На мой взгляд, такой функциональной схемой является кислотно-щелочной баланс, только он, почему-то до конца не описан. В частности не учтена вторая константа диссоциации угольной кислоты и неучтено произведение растворимости, как минимум кальцита. Тем самым, Вы получаете независимыми друг от друга несколько процессов, которые связаны с ионами кальция, а это грубейшая системная ошибка. В системе так быть не должно, т.к. в сложных открытых системах ненужные элементы отмирают, как хвост Homo sapiens.

      Образно говоря, Вы исследования ведете по принципиальной схеме, что с технической точки зрения бесперспективно. По принципиальной схеме всю систему в целом невозможно понять. Этим делом можно заниматься до скончания века с минимальной эффективностью.

      С технической точки зрения, в исключительных случаях, бывает необходимость идти от принципиальной схемы. Например, когда отсутствует функциональная.

      Вот такое мнение я, и получил, т.е. когда работаешь с принципиальной схемой, и ничего не получается, поэтому приходится разбираться в причинно-следственных связях системы при отсутствии функциональной схемы.

      Теперь мнение моего знакомого:

      «Мое отношение к советской, сейчас к российской науке еще более пессимистично.

      Уже с середины 70-х годов отраслевая наука не решала стоящих перед ней задач, не питалась пищей от АН СССР. Я бы назвал ее состояние «прозябанием».

      Сейчас и того хуже. Причину вижу в отсутствие реальной востребованности, что очень четко называлось застоем.

      Учитывая реальную потребность в людских ресурсах на производство продуктов питания и товаров потребления, разумное распределение «свободных» сил и средств достаточно для поддержания, как системы образования, так и науки на очень высоком уровне.

      Условия, как для Запада, так и для России одинаковы, но эффективнее ресурсы используют наши «конкуренты».

      За последние 20 лет положение стало катастрофическим. Спасать надо не РАН, а разум России в целом. Как это реализовать? На этот вопрос у меня ответа нет, вот и отношу себя к пессимистам».

      Если следовать принципиальной схеме, тогда следует спасать РАН, как структуру, а вот если следовать функциональной схеме, тогда следует спасать разум России в целом, но это уже не техническая проблема, а гуманитарная.

      • Denny:

        Когда человек берется решать глобальные проблемы (вроде спасения разума россии в целом), пессимизм почти неизбежен. Спасть надо реально работающие коллективы. Обычная и незамысловатая обратная связь.

        • Л.Л. Гошка:

          Когда человек решает конкретные проблемы, связанные не только со сложными закрытыми системами, но и с открытыми, тогда, образно говоря, он имеет дело с темной комнатой, в которой точно знает, что есть черная кошка. Его задача поймать эту черную кошку. Для этого ему надо иметь исходные данные, т.е. параметры этой комнаты и описание действий этой кошки. Пока он не получит этих данных результат всегда будет по Черномырдину «хотели как лучше, а получилось как всегда».

          Теперь о конкретной проблеме, которая и Вас касается и которую, я уже не раз приводил:

          forum.abok.ru/index.php?s...amp;#entry609165

          “А что делать школам, где старые «дырявые» окна поменяли на ПВХ?

          Ситуация следующая.

          При «освоении средств», выделенных на ремонт школы, построенной 30-50 лет назад, обязательно меняют окна.

          После откатов и т.п. денег остается лишь на самую убогую комплектацию окон. Обычно, это максимум «глухого» остекления и одна створка с распашным открыванием, часто даже без режима «щелевого проветривания».

          Итог — после интенсивного проветривания во время перемены концентрация СО2 растет очень быстро, 5000 ppm набирается легко.

          На одном из оконных форумов есть целая тема по этой проблеме в г.Миассе. К концу урока бывают обмороки детей.

          Как учителя пытаются решить проблему?

          На время урока створки оставляют в положение «откинуто». Результат — ангины и отит на следующий день у учеников крайнего ряда у окон.

          Урок делится на две части, 20 минут и перемена, еще 20 минут и перемена.

          Наиболее сообразительные учительницы пробуют откидывать створки окон, а два образовавшихся по бокам створки треугольных отверстия закладываются тряпками, чтобы холодный воздух втекал в помещение как можно выше.

          Кардинальное решение — перевод ребенка в школу, где еще осталась старая "столярка”.

          Спасайте кого угодно, в ущерб своим детям и внукам, но данная проблема не имеет решения, т.к. никто не знает, какой воздухообмен следует обеспечивать в помещениях, для того чтобы организм детей функционировал в зоне оптимума. Профилактика неинфекционных заболеваний в этом и заключается.

          Отсюда и пессимизм специалистов в области климатизации зданий и обеспечения качества воздуха в помещениях. Помогать-то решать конкретные проблемы никто не желает, а решение данной конкретной проблемы выходит за рамки компетенций данных специалистов, поэтому спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

          Удачи Вам в поисках школы, ВУЗа или своего рабочего места со старой столяркой и отсутствием в них синдрома больного здания.

          Хорошо, будем спасать коллективы, которые неизвестно для чего существуют, за счет жизней и здоровья людей.

          Торговля жизнями и здоровьем людей продолжается.

        • Л.Л. Гошка:

          По поводу конкуренции.

          Под термином искусство вида деятельности я понимаю высшее мастерство в какой-то области деятельности.

          Если это не так и нет стремления к повышению мастерства, то, я считаю, что это уже извращение.

          Порнография (от греч. pórnos — развратник и grápho — пишу), вульгарно-натуралистические непристойные изображения половой жизни в литературе, изобразительном искусстве, театре, кино и пр.

          Берем слово порнография в кавычки и получаем вульгарно-натуралистические непристойные изображения жизни.

          Когда мне оказывают ту или иную услугу некачественно, тогда я эту услугу воспринимаю как непристойные изображения жизни, т.е. как извращение или как “порнографию”.

          А разве торговля здоровьем и жизнью людей ради извлечения прибыли не является извращением? Разве это не «порнография»?

          Конкуренция

          Человек живет в такой социальной среде, где ему важны не только нравственные идеи и моральные ценности, не только общественные связи, но и свое отдельное место, собственная значимость. Человек стремится представить обществу все свои способности и таланты, за которые общество, возможно, воздаст ему вознаграждение. Учитывая, что такими способностями может быть наделен еще кто-либо, личность начинает стремиться достичь мастерства в своем деле, быть первым в нем, чтобы получать максимальное вознаграждение и быть востребованным. Между людьми в таком случае начинается соперничество, борьба, которую принято называть конкуренцией. Впервые это понятие появляется в конце 18 века, и положительное значение этого определения было вызвано развитием капиталистических отношений, где конкурентная борьба есть главная движущая сила экономических отношений.

          Конкуренция, в моральном отношении, может быть добросовестная и недобросовестная. Добросовестная конкуренция подразумевает наличие таких качеств, как достоинство, работоспособность, стремление человека добиваться новых результатов, необходимости приобретать знания, шлифовать свое профессиональное мастерство. Принято считать, что в таком случае человек сознательно развивает свои способности и достигает высот общественного признания и личного внутреннего удовлетворения.

          Но конкуренция в обществе может строиться на использовании недобросовестных способов, когда нарушаются общепринятые законы и попираются моральные ценности. Внутренний эгоизм человека, высокое самомнение, а также желание добиться желанной цели любыми средствами, превращают конкуренцию в борьбу с использованием нечестных и антигуманных методов. Такая конкуренция способна причинить моральные и физические страдания, а также подрывает принцип справедливости.

          ethicscenter.ru/konkurenciya.html

          Но человек является частью биосферы и соответственно животным, поэтому для него свойственна и биологическая конкуренция, особенно когда нет возможности покрыть свои естественные потребности. При таких условиях должна проявляться биологическая конкуренция, то ли Вы придушите своего соседа за кусок хлеба, то ли он Вас.

          Википидия:

          Конкуре́нция — в биологии, любые антагонистические отношения, связанные с борьбой за существование, за доминирование, за пищу, пространство и другие ресурсы между организмами или видами, нуждающимися в одних и тех же ресурсах.

          Внутри видовая конкуренция:

          Это конкуренция между представителями одной или нескольких популяций вида. Идёт за ресурсы, внутригрупповое доминирование, самок/самцов и т.д.

          Теперь обобщим данные понятия. На мой взгляд, среди людей разумных не может быть недобросовестной конкуренции, но люди разумные обладают различными инстинктами, которые в них заложила природа.

          Отсюда можно предположить, что под недобросовестной конкуренцией надо понимать проявление не разума, а инстинктов, т.е. это ничто иное, как форма проявления биологической конкуренции.

          Отсюда можно сделать вывод, что социальную конкуренцию можно отнести к такому понятию, как социальное “надо”, а вот недобросовестную конкуренцию к биологическому “хочу”.

          Дальше все по д.б.н.С. В. Савельеву:

          «Конечно, мозгу можно сулить какие-то отсроченные результаты, но биологические организмы требуют только немедленных результатов: до завтра ведь можно и не дожить. Так что этот способ подходит единицам. А вот обмануть мозг можно. Для этого существует два приема. Первый— с помощью обманных обещаний, второй — с помощью так называемой смещенной активности. Приведу пример. Собака сидит около стола, вы — за столом, на столе — бутерброд. Собака хочет стащить бутерброд и понимает, что ее накажут. И вот она сидит-сидит между двух огней и вдруг начинает остервенело чесать за ухом. Она не может ни остаться безучастной, ни среагировать — и выбирает третий путь. Это и есть смещенная активность— занятие делом, напрямую не относящимся к тому, что вам действительно нужно. Это то, что загнано в щель между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией».

          hbr-russia.ru/issue/78/3109/

          На данный момент времени научное сообщество осуществляет смешанную активность.

          Как на Ваш взгляд можно выбраться из щели между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией, учитывая, что эти мотивации подразумевают разного рода конкуренцию? До завтра можно и не дожить?

        • Л.Л. Гошка:

          Власть загнала научное общество в щель между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией, а путей выхода из него не обозначило. Это и странно. В таких ситуациях, как правило, она выход определяет, как добровольно-принудительный. Вот за меня власть думает, а мне остается только выполнять.

          Например, если я в своей деятельности ставлю задачу обеспечивать качество воздуха в помещении, тогда я сразу попадаю в ситуацию смещенной активности.

          Как это выглядит? Предположим, что существует спрос на качество воздуха (реально он отсутствует из-за действий власти). Для того чтобы данный спрос был бы соответственным образом удовлетворен, для этого от меня требуется, чтобы квалификация сотрудников фирмы от руководства до монтажника была бы достаточно высокой. Следовательно, их надо обучать не формально ради корочек, как это сейчас происходит, а так чтобы они получали реальные знания. Монтажников и инженерный состав, которые работает с климатическим оборудованием, следует оснащать современным инструментом, иначе они не смогут на практике реализовать полученные знания и т.д. по цепочке.

          Самое главное, для того чтобы гарантированно обеспечивать качество воздуха в помещении, необходима прикладная наука (сейчас она отсутствует), которая бы ставила задачу для целенаправленных исследований фундаментальной, а полученные результаты обрабатывала, и я бы получал конкретные рекомендации для своей работы.

          Такая моя работа (обеспечение устойчивости системы) возможна только на долгосрочной основе с заказчиком. Я заинтересован экономически в более сильном конкуренте, чем мы, т.к. только в этом случае появляется критерий оценки состояния нашей фирмы. Только в этом случае у руководства фирмы, инженерного состава и монтажников появляются соответствующие конкуренты в их виде деятельности. Внутрифирменная конкуренция по видам деятельности мало эффективна и не дает мотивации к развитию. На сегодняшний день мы в такой ситуации и находимся. Без внешней конкуренции из нее не выйти. Двадцать лет у нас не было конкурентов и в ближайшее время не намечается, т.к. такой задачи, которую мы решаем, больше никто в нашем окружении не ставит. Решается другая задача, продажа климатического оборудования с последующим подключением.

          По всей видимости, с ведением со следующего года контрактной системы фирму ждет банкротство, т.к. из под нее будет выбита основа рыночных отношений – налаживание взаимоотношений с заказчиком на долгосрочной основе. Такие взаимоотношения возможны только при социальной конкуренции. Фирма всегда должна соответствовать требованиям и запросам заказчика. Для того чтобы соответствовать этим требования необходимо постоянно повышать качество услуг и не допускать на рынок всякую неквалифицированную шушеру. Это возможно только одним способом: повышать производительность труда с целью поддержания цен на свои услуги на таком уровне, чтобы этой шушере было экономически не выгодно заходить на этот рынок, зато для людей имеющих мозги, высокий уровень образования и способных работать в таких условиях, достаточно комфортно смогут входить на этот рынок. Все это я прошел сам много лет назад и еще до 91 года.

          Государство законом 94 ФЗ о госзакупках говорит, что так работать нельзя. Должна быть конкуренция (биологическая). Решать вопросы обеспечения качества воздуха в помещении нет необходимости. Надо торговать климатическим оборудованием, как памперсами, только к «памперсам» надо добавить подключение к электропитанию и торговать надо по минимальной цене с целью, чтобы все отбросы мирового рынка реализовывались в нашей стране, т.к. утилизация этих отбросов удовольствие дорогостоящее. По этой причине у нас нет конкурентов, т.к. не было, нет и никогда не будет социальной конкуренции.

          Теперь у меня одна задача. Обеспечить монтажников марлевыми повязками или респираторами, чтобы они не задохнулись при монтаже новых дешевых кондиционеров от запаха пластмассы.

          А что делать в такой ситуации заказчику? Об этом сказал еще Чубайс.

          Полеванов познакомил широкую публику со взглядами Анатолия Чубайса на демографическую проблему в России: «Чубайс заявил мне открытым текстом: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут».

          www.vz.ru/columns/2011/6/3/496841.html

          Зачем научному сообществу государство должно показывать выход из щели между биологической («хочу») и социальной («надо») мотивацией, когда совсем скоро совсем не останется фирм, которые могли бы сформировать спрос на новые знания. Конкуренция (биологическая) превыше всего. За двадцать лет уже выросло одно поколение потребителей, а им наука не нужна.

          Поэтому ищите школы, ВУЗы и т.д. со старой столяркой, т.к. известно, что здоровому человеку много чего надо, а больному уже ничего не надо кроме своего здоровья.

          • Л.Л. Гошка:

            Андрей Фурсов: «Российское руководство – это пингвины на айсберге, которые думают, что они рулят движением»:

            «В завершение приведу метафору О. Маркеева. О ельцинском правящем слое (только ли о нём?) устами одного из своих героев О. Маркеев выразился так: «Новые обитатели здания из шустриков президентской администрации представлялись Максимову нелепыми пингвинами, сдуру залезшими на макушку айсберга. Они могли всласть гадить на нем, составлять свое представление о мире, в котором живут, устанавливать свои законы для прочих обитателей птичьего базара, даже считать, что они прокладывают курс айсбергу. Но он нес их, повинуясь невидимым глубинным течениям. Его миром был Океан, который не объять птичьим умом».

            Метафора пингвинов на айсберге, полагающих, что они руководят его движением, не представляя ни подводной массы айсберга (6/7), ни течений, которые несут его, хороша. Позднесамодержавный правящий класс — это тоже пингвины, погрязшие в сверхпотреблятстве и развлечениях, не зная, что закрытые структуры уже поймали их в прицел своих «геоисторических гиперболоидов», что на стене уже появились знаки: mene, tekel, parsin.

            История показывает: «пингвины» плохо заканчивают, они и их социумы — легкая добыча для Хищников и Чужих, и не стоит рассчитывать на прием в буржуинство: буржуинства на всех не хватит, да к тому же Рим предателям (и дуракам) не платит. Кандидатам в Плохиши всегда нужно помнить о том, что произошло с Остапом Бендером на румынской границе. И учиться у британцев их главной военной тайне: right or wrong, this is my country — «права она или нет, но это моя страна»».

            park.futurerussia.ru/extr...logs/fursov/534/

  • Роман:

    Господа)),

    Я тоже недавно был поклонником Хирша и т.п.

    Ну это на бумаге им хорошо пользоваться...А потом я вспомнил введение ПРНД.

    Свою огромную зарплату в первый год и ничтожную во все последующие...Прологарифмировали...И вы думаете, что у нас Хиршем честно воспользуются? Не придумают какой-нибудь синус?

    Когда ввели ПРНД, пришел директор и сказал, «вы что думаете, так все и будет? Никогда такого не будет. И не стало...»

    Так что распрощайтесь с хиршами - из них следует, что в шею нужно гнать все руководство в первую очередь и их «вертикаль» - прихлебателей разного уровня.

    Вместо хирша они сейчас изобретут другой показатель.

    Например «толщина корешка книги».

    Толстые книги будет разрешено издавать руководству, тонкие - лояльным сотрудникам, а нам, говнюкам, - никакие))))))))

    Потом соберут данные, кто, что опубликовал, а затем уволят «недостойных».

    Что-то вроде этого и будет при реформе РАН и сокращении.

    Первыми под нож попадут

    — действующие активные научники 30-40 лет (они не молодые, и не почетные)

    — прогрессивные старики, которые отстаивали научные принципы

    — те, кто не толкутся у кабинета директора по понедельникам и не ходят на многочисленные советы, заглядывая в глаза «светилам»

    ВОТ ВАМ И ВЕСЬ ХИРШ В РОССИЙСКИХ РЕАЛИЯХ!

    • Ильменский энтомолог:

      Да, уважаемый Роман. Мой сценарий очень похож на Ваш.

    • Александр Пухов(SINP):

      Интересно что почти все пишущие и почти все комментирующие на ТВр против того что-бы чиновники управляли наукой. Все понимают что от своего родного начальства ждать хорошего не приходится, и в то-же рассматривают его как защитника от всех внешних невзгод. Парадокс.

      • Афонюшкин Василий:

        Все просто.

        1. опыт — как науправляли эффективные менеджеры (даже специалист из смежной отрасли способен наломать дров, например, в ГНЦиВБ Вектор) да, чиновник сильнее изменит объект управления, но в лучшую ли сторону? При отсутствии понимания процессов он будет опираться на формальные показатели и достигать оптимальных формальных показателей.

        2. любой полновластный и увлеченный процессом руления администратор будет самодуром, поэтому принципиально важно чтобы возможно больший процент его самодурских идей был верным (раз уж нельзя их оспорить), чем больше в администраторе осталось профессиональных мотиваций, тем более адекватны будет его управленческие решения и взаимоотношения с коллективом (ворующий и гадящий академик хотя-бы будет понимать что он вор и гад...)

        • Александр Пухов(SINP):

          Вы забыли написать пункт 3 об отношении рядовых ученых к этой системе. Реально мы и есть основной тормоз.

          • Афонюшкин Василий:

            все упирается в мотивации. Система работает когда у ее членов, включая управленцев есть мотивация развивать науку и т.д. а у всяких товарищей взаимодействующих с системой есть мотивация использовать научные знания.

            Если превалируют мотивации:

            а) снизить издержки (неважно каким образом)

            б) повысить управляемость (неважно зачем)

            в) отчитаться о достижении неких формальных показателей (в т.ч. и в ущерб делу)

            то, соглашаться с реформаторами страшно. В сказке волк и семеро козлят волк тоже был реформатором — он сокращал неэффективные кадры и т.д.

            Среди рядовых ученых больше людей мотивированных заниматься наукой а не чем-то формальным, поэтому важно прислушиваться к нашему мнению

            • Denny:

              «Среди рядовых ученых больше людей мотивированных заниматься наукой а не чем-то формальным»

              заниматься наукой... звучит. А что это значит? Что это за «дело» и чем проявляются его результаты? Ведь у «дела» обязательно должен быть некий результат. Понимаете, заниматься живописью не значит быть художником. Результат деятельности художника — картина. Которой каждый может любоваться и которую каждый может оценить.

              • Афонюшкин Василий:

                про результат. Важнее всего для страны — научная среда и ее функции

                что дает кучка НИИ и ученых в ВУЗах:

                1. оригинальные идеи для разных отраслей производства

                2. кадры для ВУЗов, производства, бизнеса (аспирант сваливший в бизнес это очень хорошо)

                3. эксклюзивные и уникальные услуги (например, мы у геологов заказываем посмотреть микроэлементы методом ISP/MS очень редко (поэтому это не может быть самостоятельной коммерческой услугой), но если мы утратим эту возможность то целый ряд технологических направлений не будут развиваться в нашем регионе)

                4. наука это альтерантивный лифт между социальными стратами и дублирующая система экспертных оценок (например данные гос службы и ученых по инфицированности кое чем могут различаться в разу т.к. мотивации разные и подходы)

                5. ну и конечно всякие статейки скорее как средство поддерживать в нужном тонусе. + ученые транслируют импортные идеи в местную инженерно-техническую среду

                • Л.Л. Гошка:

                  Страна — территория, имеющая определённые национальные, климатические (климатические страны и области), культурные (культурные страны и области), исторические (исторические страны и области) или политические границы.

                  Зачем территории, а не людям. с определенными национальными, климатическими, культурными историческими или политическими границами важна научная среда и ее функции?

                  Зачем различным отраслям производства, а не людям, нужна научная среда и ее функции? Необходимость производства определяется востребованностью в тех или иных товарах и услугах людьми. Вам телега для лошади нужна? Если потребности в телегах нет, тогда и такого производства нет. Зачем усовершенствовать и модернизировать телегу?

                  Если целый ряд технологический направлений не востребованы и никогда не будут востребованы людьми, тогда зачем нужна научная среда с ее функциями, которая работает в этом направлении?

                  Если Вы считаете, что работаете в сложной закрытой системе тогда это одно, а если в сложной открытой системе это совершенно другое. Первую создают люди, а вторая возникает и функционирует за счет самоорганизации. Некоторые законы в этих системах могут быть и одинаковыми, но в целом они различаются.

                  Чтобы было с людьми за большой исторический промежуток времени, если бы каждый правитель или все кому не лень по своей прихоти могли менять такую систему под себя?

                  Я точно знаю, что у инженерно-технических специалистов мозги есть и они умеют ими пользоваться, но чтобы мозги существовали у научно-технической среды с этим впервые сталкиваюсь.

                  • Афонюшкин Василий:

                    1 вы забываете о гибкости научной среды и адаптивности. физику намного проще переключится на обслуживание ядерных реакторов с ядерных боеголовок, чем инженеру строителю ... именно отсутствие научной среды и ограничит появление новых рынков. Именно сокращение спектра научных направлений и сужает потенциал развития страны в плане вероятности появления новых продуктов

                    2. вы недооцениваете разнообразие наших производств. даже сейчас мы много в чем не уступаем. например, наши вакцины уступают многим зарубежным аналогам, но ведь лучши аналогам лучших мировых производителей, а много ли есть стран выпускающих столь широкий ассортимент таких биотехнологических продуктов и именно угробление сопряженных с данной сферой научных специальностей и лишает будущего нашу биотехнологию. Чиновники хотят чтобы мы делали много старых вакцин сегодня а не создавали принципиально новые рынки и продукты но завтра.

                    • Л.Л. Гошка:

                      По первому пункту.

                      Физику проще менять вид деятельности, чем инженеру строителю возможно не благодаря научной среде, а благодаря академическому образованию, которое было до 91 тода. Нам преподаватели на первом курсе физико-математического факультета сразу сказали, что учить чему-то конкретному не будут, а все пять лет будут учить учится. Поэтому после окончания университета мы можем работать где угодно, т.к. этот вид деятельности мы можем освоить самостоятельно. Так и получилось. Чем бы я не занимался в дальнейшем, всегда решаю физические задачи. Вижу, что точно также поступает наш технический директор при проектировании климатических систем. По образованию он инженер-физик. Часто проектировщиков с профильным образованием загоняет в ступор. По их понятиям задача не имеет решения, а он ее решает. Правда, его технические решения часто бывают достаточно сложными при реализации, и далеко не всякий монтажник может их реализовать. Наши наученные, поэтому по этой части у нас проблем нет.

                      По второму пункту.

                      Широкий ассортимент биотехнологических продуктов не говорит о хорошей их эффективности. Как-то попал к врачу. Он мне и говорит, что назначает капельницу и спрашивает, какое лекарство я предпочту, то, что у них идет для пациентов бесплатно или то, которое он порекомендует. При этом он уточнил, что, то которое бесплатно от него нет ни пользы, но и нет вреда. Одним словом их водичка. Либо я в любой аптеке покупаю настоящее лекарство. Вы сразу скажете, что этот врач меня разводил на деньги. Разочарую Вас. По ряду объективных причин это было исключено. Врач был действительно высококвалифицированным специалистом и отвечал за свои действия. Курсом лечения, я остался доволен.

                      А чиновники принимают решения, не опираясь на научные знания, а исходя из конъюнктуры рынка. Тут то, как раз все просто, когда закон 94 ФЗ о госзакупках не действовал.

                      Было достаточно четко обосновать предложение, и оно будет принято. Много раз это делал и ни разу отказа не было. Розничные цены на оборудование и расходные материалы проверяются в Интернете у дистрибьюторов. Работы рассчитываются по сметам, которые установлены государством. Остается только объяснить, зачем все это надо чиновнику и, какая ответственность последует для него, если он это не сделает, т.к. эти требования нормируются так же государством.

                      Вы спросите, а как быть с коррупцией? За более чем 20 лет работки живьем не видел ни одного коррупционера. Сами никогда никому принципиально не приплачивали, но ни разу и намека даже не было, что мы кому-то должны.

                      Это только полный идиот может торговаться собственным здоровьем с нами за мзду. Что в результате получиться зависит только от нас, и мы несем за свои действия ответственность.

                      Закон 94 ФЗ и, по всей видимости, Федеральная контрактная система освобождает чиновников от ответственности. Ему главное выполнить все пункты закона, а что получится в результате его деятельности, его не интересует. Ему наплевать как на старые, так и на новые вакцины, а тем более на рынок. У него есть регламент, который он обязан выполнить, но, как известно, что жираф большой ему видней. Доложил вышестоящему начальству о проделанной работе, приложил отчет, пусть у жирафа голова и болит.

                      Я работаю не с той или иной средой, а с конкретными людьми, у которых у каждого своя психология.

                    • Л.Л. Гошка:

                      Научный руководитель сделал мне ряд замечаний, с которыми я согласен. Возможно, что они могут быть интересны и для Вас.

                      По поводу страны все можно свести к простой дискуссии.

                      Страна — это «набор слов». Зачем «набору слов» наука?

                      Мой научный руководитель обосновывает это следующим образом:

                      « Не могу согласиться с таким определением, что «Страна — это территория ...». Разве у нас есть такая страна Антарктида? А территория такая есть. По-моему, нельзя отделять территорию от людей. Да и Вы не отделяете, т.к. далее отмечаете культурные, политические границы.»

                      А дальше он приводит блестящий, на мой взгляд, пример:

                      «А вообще-то это вопрос не простой. Я до сих пор не понимаю, как и почему в Греции, возникло такое почитание науки и искусства. Именно Греция дала миру Науку, Право, Демократию и др. высшие достижения разума. Почему? Чем обусловлено?

                      Вот пример — Диоген! Он жил в бочке, и был такой вонючий, что даже проститутки с ним не спали. БОМЖ по-нашему? НО!! Александр Великий = Александр Македонский, подчинивший себе пол мира, пошел на беседу к Диогену лично! Обратите внимание: не позвал Диогена к себе, а сам пошел побеседовать! Великий Александр Македонский оказал почтение бомжу!? А Диоген остался в истории как видный философ. Как это понять? Как и почему это возникло? Что толкнуло общество к такому отношению к знаниям?»

                      На эти замечания, я ответил следующим образом:

                      «Цитату «Страна — территория» я взял из Википедии. Мне из этого определения было достаточно этих двух слов, вот если бы додумался до «Страна — это «набор слов»», тогда бы конечно этим определением воспользовался. Последнее мне больше нравится, да оно и точнее. Вот почему:

                      На мой взгляд, часто допускают одну системную ошибку. Начинают рассматривать систему только до уровня подсистем. Методологически это правильно, но не опускаются до рассмотрения элементов этой системы, т.е. до людей. Эти действия заставляют их эти подсистемы одухотворять, т.е. делать то, что принято в религии. В религии есть Бог, тут есть подсистема, которая может выполнять роль бога, как в религии. Другими словами наделяют подсистемы теми или иными свойствами. Например, рынок, как подсистема системы «Общество» сам все отрегулирует. Рынок сам ничего не регулирует. Это реакция подсистемы «Рынок» на изменения внешних факторов либо внутри, либо вне системы «Общество». Реакция происходит за счет самоорганизации, и ничего божественного в этом нет, поэтому хоть человечество не имеет технологий создания сложных открытых систем, а вот управлять такими системами вполне возможно.

                      Поэтому меня, как и Вас интересует «Диоген», т.е. элемент системы «Общество». Как раз все те вопросы, которые Вы задали по «Диогену» и интересуют. У меня, как и у Вас нет ответов на эти вопросы, поэтому очень хотелось, чтобы ответы на эти вопросы дала Наука».

            • Александр Пухов(SINP):

              Ну и каково это ваше мнение к которому надо прислушиваться? Как решить проблему состоящую в том что

              а) при текущих низких зарплатах научная работа непрестижна и уровень работы падает

              б) государственные расходы на науку не могут быть увеличены.

              • Л.Л. Гошка:

                Война войной, а обед — по расписанию.

                По поводу войны и одной из сторон холодной войны:

                «Одна из целей Общества научных работников — заставить власть услышать голос ученых.

                Справиться с угрозами можно только общими усилиями. Каждый, работающий в научно-образовательной сфере, должен сигнализировать об их приближении, делать достоянием публики. Иначе пропадем поодиночке».

                trv-science.ru/2013/12/03...olos-uchenykh-2/

                Характерный стереотип поведения по упрощению сложной открытой системы: пожаловаться царю-батюшке на творимый произвол его «бояр».

                А «бояре»-то кто, т.е. другая сторона военных действий?

                Наверно это те, кто более 20 лет определяли экономическую политику, т.е. те, кто обязан был создавать условия, для того чтобы «обед был по расписанию да еще не из топора».

                Воспользуюсь статьей Алексея Огнёва «Зуд Кудрина», Троицкий вариант – наука, № 143 от 03 декабря 3013 г.

                С кем имеем дело?

                Алексей Кудрин:

                «Я сам работал в Академии наук, я себя считаю выходцем из Академии наук. После завершения университета я семь лет работал в Академии наук, диссертацию защищал в Академии наук и пришел во власть из Академии наук — в 1990 году в Санкт-Петербурге».

                Чем руководствуется данный ученый муж при практической деятельности, связанной с управлением сложными открытыми системами?

                «А зачем мне наша экономическая наука? У меня есть пара иностранных советников, они мне помогают».

                Какой результат такой деятельности?

                «.Он даже признался, каким своим проектом в правительстве гордится: созданием сайта о госзакупках «всех министерств ведомств».

                — Знаете, какой пришлось пройти путь, чтобы преодолеть нежелание вывешивать все закупки вплоть до столов, стульев и скрепок? — посетовал экономист. И останавливаться, судя по всему, он не намерен».

                Тем самым он дал зеленую улицу контрафактной продукции на рынок, чтобы все что летает — падало, а то, что плавает — тонуло, то, что должно стоять десятилетиями — разрушалось и обваливалось.

                Подменив социальную конкуренцию на биологическую с устранением социальных фильтров от людей с базарной психологией, он организовал активную и узаконенную торговлю человеческими жизнями и здоровьем людей.

                При этом утверждает, что всё движется к лучшему в нашем пусть не самом лучшем из миров, хотя ситуацию давно уже пора «переставить с головы на ноги» и дать возможность обществу контролировать власть, а не наоборот. Наверно это нужно для бездельников чтобы им было не скучно и плодилось как можно больше всякого рода советчиков для тех, кто хоть что-то еще делает.

                Я предполагаю, что с ведением Федеральной контрактной системы уже без мзды к чиновнику лучше не подходить, т.к. прямых связей между заказчиком и подрядчиком не будет, а все взаимоотношения между ними будут происходить через посредника – чиновника средней и высшей руки.

                При этом слова не обмолвился о тех, кто обеспечивает «обед был по расписанию да еще не из топора», т.е. это те задачи, которые, на мой взгляд, должна решать экономическая наука, как составная часть фундаментальной.

                Удивительно, как данный научный муж оценил реакцию системы на свои действия по управлению сложными открытыми системами:

                «Денег не так мало, особенно в нашей стране, но мы их неэффективно тратим. За нулевые годы бюджетное обеспечение в реальном выражении выросло в 4 раза, но мы не можем сказать, что в 4 раза улучшились образование, здравоохранение и дороги».

                Странно как так может быть, чтобы разваливающаяся экономика могла привести к светлому будущему, которое уже не за горами?

                А вот надежды данного ученого мужа можно отнести к лженауке:

                « Я надеюсь на Фортова, на тех, кто вокруг него, и на Котюкова, на то, что они сумеют договориться и посвятить себя выработке этой новой системы. Пока ее нет».

                Наверно умение создавать новые открытые системы это достижение нашей экономической науки в лице ВШЭ. Человечество пока еще не имеет таких технологий, но, по всей видимости, в ВШЭ овладели такими технологиями.

                И это, как выразился идеолог экономических реформ девяностых прошлого столетия Евгений Ясин:

                «Моя общая идея заключается в том, что нам не надо выпендриваться и надо организовать науку так, как она организована в наиболее развитых в этом отношении странах. Например, в США крупнейшие и наиболее уважаемые научные учреждения располагаются в университетах. И нам так надо сделать».

                Ну, совсем как в девяностых, начали строить рыночные отношения, а построили колхозный городской рынок (Базар) в границах одной страны. Никак зарубежные советники помогли? Зачем тут нужна наука?

                С этими учеными мужами как раз все понятно, но почему научное сообщество думает, что они сообщество услышат? Лженаука никогда не слышит науку. Хотелка всегда преобладает над здравым смыслом, что уж тут говорить о научных знаниях. Правда, использовать научные знания в такой войне можно считать искусством. Делить кормушку ума большого не надо, там под себя грести надо.

                Нет в системе управления людей, которые бы понимали, с какой системой имеют дело.

                Вот и вчера Д.А.Медведев заявил, что российское правительство разрабатывает региональный стандарт развития конкуренции, а я всегда считал (если говорить о научном и системном подходах к решению проблем), что для конкуренции создают условия в зависимости от складывающейся ситуации.

                www.ecolife.ru/infos/news3/21367/

                По всей видимости, дефицит кадров в системе управления решили компенсировать стандартами, т.е. различными инструкциями по эксплуатации.

                С такой системой управления скоро палец сосать будем и воевать друг с другом без обеда по расписанию.

  • если общество не осознает то,что надо жить и соответствовать выводам научного прогнозирования по всем направлениям общественной востребованности от индивидуального эгоизма до общего целого,то оно неизбежно развалиться от дисбаланса этих базовых составляющих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com