«Я приглашаю людей, для которых важна свобода…»

ТрВ-Наука продолжает следить за ситуацией вокруг задержания доктора политических наук, профессора Кубанского государственного университета Михаила Саввы. Как отмечалось в нашей статье «"Охота за ведьмами": Кубань. Далее — везде?» [1], М. Савва — исследователь, чьи научные достижения серьезны и неоспоримы: в частности, он — один из лучших специалистов по проблемам межэтнических отношений на Юге России. Кроме того, Михаил — эксперт и практик, на протяжении многих лет работавший с некоммерческими организациями и консультировавший органы власти. Публикуем ответы его жены - Елены Владимировны Савва о том, что происходит с ее мужем. Беседовала Наталия Демина.

Фото из Архива семьи Михаила Саввы

Фото из Архива семьи Михаила Саввы

— Ваш муж был задержан 12 апреля 2013 года и до сих пор находится в СИЗО. Что происходило всё это время, если вообще происходило? Дают ли Вам свидания с мужем? Какое у него настроение?

— Аресту Михаила предшествовали достаточно драматические события, зрителем которых я была. 14 марта 2013 года в офис «Южного регионального ресурсного центра» (ЮРРЦ) (НКО, в которой работал муж) нагрянули с доследственной проверкой сотрудники ФСБ. Повод, который они сформулировали, — грант краевой администрации, выданный ЮРРЦ, был сдан с нарушениями. В тот же день проверке в очень жесткой форме подвергся еще ряд НКО, работавших по данному гранту. В тот же день откуда-то мой муж получил информацию (источник он мне не разглашал), что ФСБ получила заказ арестовать именно его. Затем по всей России начались массовые прокурорские проверки НКО, получавших иностранное финансирование, но только в нашем регионе произошло зловещее совпадение двух событий — прокурорские проверки и доследственная проверка ФСБ.

Михаил предал огласке факты нарушения законодательства РФ и факты запугивания людей в ходе проверок, проводимых сотрудниками ФСБ, но, на мой взгляд, существенной ошибкой Михаила было то, что он не кричал везде в открытую о своем готовящемся аресте. Сотрудники ФСБ, когда угрожали партнерам ЮРРЦ по гранту, всё время предлагали одну вещь: «Дай нужные показания на Савву, и у тебя не будет неприятностей». Тем не менее, до 11 апреля у них не было никакого формального повода открывать уголовное дело. 15 апреля мой муж готовился выступить в Москве в ходе заседания Совета по правам человека и развитию институтов гражданского общества. Но 12 апреля он был арестован. Мы не сразу узнали, что сотрудникам ФСБ удалось получить показания против Михаила краснодарского социолога Виктории Реммлер, чья фирма «Пилот» выполняла социологическое исследование по данному гранту.

После ареста мы столкнулись со многими фактами произвола и беззакония. В том числе было сфабриковано второе уголовное дело против моего мужа, когда он уже находился в застенках СИЗО. По Кубанскому государственному университету рыскали сотрудники ФСБ, об этом мне шепотом рассказывали коллеги (я работаю в том же университете, где работал муж). В итоге было предъявлено обвинение, что он получил деньги за курс (56 часов), который прочитал другой преподаватель. При этом никого не смущает, что в системе высшего образования РФ нет таких расценок, как 70 тысяч рублей за 56 часов! Руководство университета повело себя на редкость трусливо.

С чем мы еще столкнулись? С произволом в Октябрьском районном суде города Краснодара, когда открытые судебные заседания превращались в закрытые, а 8 августа 2013 года неизвестный работник суда ударил нашу с Михаилом дочь Ольгу. Свиданий мужу с родными следствие не разрешило, поэтому мужа я вижу только на судах.

Грубо нарушается Ф3-103, согласно которому находящийся под стражей имеет право на неограниченную переписку «с родными и иными лицами». Пропускается только половина писем из отправленных нами с дочерью, мужу они отдаются с месячной задержкой (по закону их обязаны передать в трехдневный срок с момента получения). Письма его знакомых, студентов, аспирантов, дальних родственников не пропускаются вообще.

Муж держится, настроение у него боевое. Но и он, и я понимаем, что шансов на благополучный исход у нас почти нет. В России слишком боятся эту могущественную структуру — ФСБ. В России нет независимого правосудия.

— Как бы Вы описали суть обвинений, на чем они основываются? Чем Михаил их может опровергнуть?

— Первое обвинение — «мошенническим путем присвоенные вместе с Реммлер 366 тысяч рублей, выделенных в виде гранта на социологическое исследование». Мужу вменяется присвоение 266 тысяч рублей, Реммлер — соответственно 100. При этом следствие не опровергает, что исследование было проведено в те самые сроки, как это указано в отчете. Заказчик, — краевая администрация, отчет об исследовании принял, соответствующий акт имеется. Таким образом, инициатива доказать, что деньги мошенническим путем были присвоены целиком, принадлежит следственному управлению ФСБ, а не заказчику исследования.

Единственное доказательство следствия — показания очень запуганной Реммлер. На стадии следствия от очной ставки с мужем В. Реммлер отказалась. Муж не имел права подписывать никакие финансовые документы в силу своего служебного положения,поэтому он не переводил средства гранта на счет фирмы «Пилот». То, что большая часть этих денег была передана мужу , — это только показания Реммлер. И следствие не удосужилось ответить на вопрос: «На какую сумму проведено исследование и за счет каких средств?» Второе обвинение базируется не только на показаниях запуганных коллег по университету, но и на неком индивидуальном плане, где стоит чужая подпись, а не подпись моего мужа.

Тем не менее, следствие не провело графологическую экспертизу, не посчитало нужным. И следствие не смущает, что в расписании занятий, к составлению которого муж не имеет никакого отношения (он не завкафедрой, не работник деканата, не работник учебно-методического управления), изначально стояла фамилия другого преподавателя.

— Когда начнется судебное разбирательство? Чувствует ли Михаил поддержку гражданского общества?

— Судебное разбирательство начнется 5 ноября 2013 года, Михаил очень благодарен всем тем людям, которые его поддерживают, он знает об усилиях гражданского общества, но просит настроиться всем на длительную, изнуряющую борьбу. И честно признается, что одному ему не справиться.

1. Статья о деле Михаила Саввы с комментариями в его поддержку от М. Сунгурова и академика РАН В. Тишкова. ТрВ-Наука №127, 23 апреля 2013 г. См.http://trv-science.ru/2013/04/23/okhota-za-vedmami-kuban-dalee-vezde/

Обращение Михаила Саввы

15 октября 2013 года, СИЗО-5 ФСИН России, Краснодар

Сфальсифицированное в отношении меня уголовное дело по двум частям ст. 159 вступило в решающую судебную фазу. К сожалению, в РФ нет независимого правосудия, поэтому всё будет зависеть от активности общественной кампании.

Первое судебное заседание в Первомайском суде Краснодара назначено на 11:00 5 ноября. Я приглашаю людей, для которых важна свобода, принять участие в этом процессе. Я благодарен всем, кто помогает мне в самых разных формах: от контроля со стороны членов ОНК Краснодарского края до участия добровольцев в ведении сайта, посвященного моему делу. В моем деле принимают участие не только мои друзья и коллеги из Краснодарского края, но также москвичи, питерцы и люди, живущие за пределами России. Очень важно сейчас остановить распространение по стране практики фальсификации уголовных дел. Я очень надеюсь на вас! 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *