- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Заповедный напев

Ответ на статью Н.В. Шаминой «Спасти новосибирский Академгородок», 2 июля 2013 года. ТрВ № 132, c. 7 http://trv-science.ru/2013/07/02/spasti-novosibirskijj-akademgorodok

Доктор биологических наук Наталья Владимировна Шамина совершила открытие. Но к наукам о жизни оно отношения не имеет, да и приоритет его можно оспорить. Суть в том, что многократно и громогласно навязываемая идея, даже абсолютно ложная, с течением времени начинает восприниматься имеющей право на существование. Наталья Шамина сосредоточилась на мифе собственного производства о «лаврентьевском городе-лесе» и замыслах его «преступного варварского уничтожения». Преступниками и варварами она именует, не переходя на личности, «руководство СО РАН, администрацию города и области». И что же? Замешанную на конспирологии риторику охотно ретранслирует пресса. В том числе и вполне интеллектуальная — например «Троицкий вариант» (http://trv-science.ru/2013/07/02/spasti-novosibirskijj-akademgorodok).

Спорить с Натальей Владимировной как-то неловко. Хочется найти слова поделикатнее, чтобы показать, насколько созданный ей миф далек от реальности. Начну с того, что новосибирский Академгородок начинался с вырубки деревьев. И кустарников. И дикую траву-мураву сводили на ноль, замещая газонными сортами. И академик Лаврентьев никогда не пользовался термином «город-лес», поскольку планировалось нечто иное — лесопарк. Будучи внуком первого (на территории Академгородка) директора Центрального сибирского ботанического сада Киры Аркадьевны Соболевской,я прекрасно помню и эти замыслы, и эту работу. На месте березовых околков (восточная часть) и достаточно засоренного смешанного леса (западнее) создавался новый ландшафт, окультуренный множеством новых видов растений, в том числе и весьма далекого происхождения. Умная реконструкция природы, а не простое ее сохранение, сформировала вид из наших окон.

Рис. В. Шилова

Рис. В. Шилова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Что же касается конспирологии... То ни один из тезисов Н. Шаминой, мягко выражаясь, не правдив. В том же «Троицком варианте» читаем про «варварские и коррупционные проекты застройки лесных массивов... элитным жильем, объектами прикладных и внедренческих организаций». А на самом деле всё наоборот. Президиумом СО РАН поддержано перезонирование ранее подлежащих застройке 5-ти крупных лесных участков верхней зоны Академгородка. Идея придать этим территориям статус неприкосновенных для застройки, которую с 2010 года продвигала инициативная группа Общественного совета при главном лесничем ННЦ СО РАН, была поддержана председателем СО РАН академиком А.Л. Асеевым, академиком И.Ф. Жимулевым и депутатом городского Совета академиком Н.З. Ляховым. Соответствующее предложение от СО РАН было подано в мэрию Новосибирска в январе 2011 года, а в мае 2012года состоялись публичные слушания. В результате сессия Совета депутатов г. Новосибирска 27 июня 2012 года приняла положительное решение по вопросу о возвращении ряду лесных участков Академгородка их «зеленого» статуса и переводе их из зон многоэтажной жилой застройки и общественно-делового назначения в природную зону Р-1. И никаких вам злодеев, никаких небоскребов.

Ладно, будем считать, что Наталья Владимировна просто плохо информирована. Но чего она добивается? Читаем: придания Академгородку статуса объекта культурного наследия. В качестве примера приводится комплекс Кембриджского университета. Приравнять ветхие хрущевки к собору XV века? Смелая идея. А ради чего? Чтобы навек не нарушались «...покой, тишина, чистый воздух, однородный социальный состав». Знакомый напев: Москва для москвичей, понаехавших — за МКАД. К архитектурно-ландшафтной консервации Наталья Шамина мечтает прибавить социальную, доведя заповедность Академгородка до абсолюта. Или до абсурда? Ведь научный центр создавался силами десанта извне. И не только ученых, но и строителей, инженеров, рабочих, учителей, врачей. Многие сегодняшние лидеры исследований тоже не здесь родились. Академики А.Л. Асеев, Р.З. Сагдеев, М.И. Эпов, Н.З. Ляхов, Н.П. Похиленко понаехали, понимаешь, из Бурятии, Татарстана, Забайкалья, с Алтая. В целом же, по данным центра «ИнфоСкан», «приезжие» и «аборигены» Академгородка состоят в пропорции (округленно) 40 к 60%. А главное: что такое социальная однородность и для чего она нужна? Новосибирские научные центры СО РАН и СО РАМН — это не только ученые, не только фундаментальные исследования и «напряженный умственный труд», требующий «тишины и чистого воздуха». У ИЯФа, у Института катализа такие опытные производства, что их можно назвать институтами-заводами. Есть НГУ с тремя тысячами понаехавших на Пироговку будущих Лаврентьевых. В Академгородке формируется узел инновационных компаний. Никуда не денешь и инфраструктуру — ЖКХ, школы и садики, больницы и магазины. И работают в них не доктора наук. И по мере развития Академгородка будет неизбежно расти и прослойка людей, непосредственно не занятых в научных исследованиях (к которым принадлежит и автор этих строк).

Но слово «развитие» Наталья Шамина пишет только в кавычках: «Поистине геростратовские намерения преподносятся под маской «развития» Академгородка», «.целевая программа «развития» на 2013—2018 годы». Любые изменения и приращения не вписываются в идеал неизменного города-леса, в котором не только ничего не строится, но и вообще ничего не меняется. Заповедник. Объект наследия. «История прекратила течение свое» (М.Е. Салтыков-Щедрин).

К счастью, этот идеал (как и все прочие) неосуществим. Во-первых, есть планы развития без кавычек: не только СО РАН, что бы с ним ни происходило, но и региональные, городские, других ведомств и компаний. А также ряд федеральных программ, за счет которых Академгородок «прирастать будет». Во-вторых, его обитатели не хотят жить в заповеднике и голосуют за развитие. Цитирую результаты другого опроса: «Большинство респондентов (77,6%) уверены, что у Академгородка существуют перспективы развития. По мнению 78,4% опрошенных, будущее Академгородка напрямую связано с наукой, образованием, инновациями. Оптимистично настроены представители всех возрастных групп (75,3% в группе от 25 до 34 лет и 77,4% в группе от 55 до 64 респондентов уверены в перспективном будущем Академгородка)».

Вроде бы, пора итожить фанфарами: да сгинет стагнация, да здравствует развитие! Но покушения на будущее Академгородка ставят вопросы как раз об этом самом развитии. Да, есть схема зонирования, сохраняющая зеленые зоны. Есть планы территориального расширения Академгородка. Но нет главного. Как сказали бы мои коллеги с телевидения — «нет картинки». На плоской карте цветами выделены будущее жилье, рекреации, деловая и производственная застройка. Но кто скажет — как всё это будет выглядеть? Недавние дебаты вокруг реконструкции ДК «Академия» или строительства новой гостиницы показали, насколько это сложная задача: совместить романтический стиль советской эпохи и современные архитектурные идеи. Общественники справедливо требовали, например, чтобы «наш маленький Арбат», улица Ильича, и в будущем смотрелась единым целым. Но в ее перспективе вырастает громадная коробка нового корпуса НГУ, и с этим уже ничего не поделать — не отстояли, опоздали. Модернистские «клюшки» Технопарка у архитекторов принято хвалить (наверно, справедливо). Но они потому и модернистские, что никак не связаны с традицией. А рядом, на той же улице Инженерной, для того же Технопарка построили кукольный квартальчик трехэтажек с явной оглядкой на старушку Европу или ностальгирующие США. Я не ностальгик, но констатирую: раньше у Академгородка был стиль. А теперь его сменяет разностилье.

Общественная активность у нас проснулась, и это радует. Теперь налицо потребность в активности творческой. Мало-помалу и она прорастает, воплощаясь в памятнике лабораторной мыши или скульптуре «Иду один», в арт-лавочках. А единой «картинки» всё равно нет. Кому суждено ее нарисовать, архитекторам? Но «война слишком важное дело, чтобы доверить ее военным». Трехмерный Академгородок 2020-го, 2050-го годов — задача для комплексной проработки, межпрофессиональной и общественной, в лаврентьевском духе. Для начала можно было бы обсудить принципы постановки этой задачи и правила ее решения.

Признаюсь честно, что желание инициировать такое обсуждение и побудило меня написать этот текст. И адресовать его всем заинтересованным. Не исключая, возможно, и Наталью Владимировну Шамину. 

Андрей Соболевский,
начальник Центра общественных связей СО РАН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи