Академия наук и Россия

­

Доро­гие кол­ле­ги!

Мы собра­лись здесь, что­бы гово­рить, по сути дела, о судь­бе нашей стра­ны. Конеч­но, мы будем гово­рить о рос­сий­ской нау­ке, о буду­щем Рос­сий­ской ака­де­мии наук, но осме­люсь заявить, что буду­щее Ака­де­мии и буду­щее Рос­сии тес­но пере­пле­те­ны. Этот тезис может пока­зать­ся спор­ным. Сего­дня у Ака­де­мии наук есть недоб­ро­же­ла­те­ли. Их недо­воль­ство пита­лось объ­ек­тив­ны­ми недо­стат­ка­ми Ака­де­мии, но боль­ше все­го – кам­па­ни­ей дез­ин­фор­ма­тив­но­го, даже кле­вет­ни­че­ско­го пиа­ра, кото­рый был раз­вер­нут про­тив Ака­де­мии в послед­ние годы, и на кото­рый преж­нее пас­сив­ное руко­вод­ство РАН не удо­су­жи­ва­лось дать ответ. Но вот что заме­ча­тель­но. Когда 27 июня гря­нул гром и воз­ник­ла угро­жа­ю­щая реаль­ность лик­ви­да­ции Ака­де­мии, самые ответ­ствен­ные из недоб­ро­же­ла­те­лей пре­вра­ти­лись в ее дру­зей, ибо они пони­ма­ют – Ака­де­мию сле­ду­ет лечить, а не каз­нить. Это дей­стви­тель­но заме­ча­тель­но, что у Ака­де­мии наук ока­за­лось такое мно­же­ство актив­ных доб­ро­же­ла­те­лей. Этот зал полон, но лишь малая часть их сидит в этом зале.

Мы собра­лись здесь для того, что­бы бороть­ся. Бороть­ся за судь­бу Ака­де­мии и за наше соб­ствен­ное буду­щее. За наше пра­во про­дол­жать зани­мать­ся доро­ги­ми наше­му серд­цу науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми в доро­гих для нас инсти­ту­тах. И тем самым бороть­ся за буду­щее нашей стра­ны. Пото­му что, если Рос­сия поте­ря­ет Ака­де­мию, она поте­ря­ет фун­да­мен­таль­ную нау­ку. А без фун­да­мен­таль­ной нау­ки не смо­жет раз­ви­вать­ся и при­клад­ная. Эту тео­ре­му убе­ди­тель­но дока­зал Гит­лер, запре­тив­ший науч­ные иссле­до­ва­ния, не даю­щие резуль­тат за шесть меся­цев. Поте­ряв при­клад­ную нау­ку, стра­на поте­ря­ет и обо­ро­но­спо­соб­ность, ибо совре­мен­ное ору­жие модер­ни­зи­ру­ет­ся столь быст­ро, что через несколь­ко лет наши атом­ные бом­бы ста­нут нико­му не страш­ны. А тогда за буду­щее стра­ны, име­ю­щей чет­верть миро­вых запа­сов при­род­ных ресур­сов, пору­чить­ся нель­зя. И никто не засту­пит­ся за стра­ну, кото­рая в мире, где про­ис­хо­дит отча­ян­ная борь­ба за место на рын­ке высо­ких тех­но­ло­гий, сама себя доб­ро­воль­но кастри­ро­ва­ла. На нас будут смот­реть как на каких-то недо­че­ло­ве­ков.

В. Захаров и А. Иванчик
В. Заха­ров и А. Иван­чик

Види­мо, опас­ность это­го начи­на­ет осо­зна­вать и поли­ти­че­ское руко­вод­ство нашей стра­ны. Но оно еще не жела­ет осо­знать, что фун­да­мен­таль­ная нау­ка может раз­ви­вать­ся толь­ко в том слу­чае, если в ней осу­ществ­ля­ет­ся прин­цип «ака­де­ми­че­ской сво­бо­ды», если она управ­ля­ет­ся сами­ми уче­ны­ми. Этот прин­цип был выра­бо­тан в Запад­ной Евро­пе еще в сред­ние века и осу­ществ­лял­ся в виде неза­ви­си­мых уни­вер­си­те­тов, неза­ви­си­мых сна­ча­ла от свет­ских, а потом и от цер­ков­ных вла­стей. Имен­но «ака­де­ми­че­ская сво­бо­да» сде­ла­ла воз­мож­ным раз­ви­тие нау­ки в ее совре­мен­ном пони­ма­нии, а вме­сте с ней и раз­ви­тие тех­но­ло­ги­че­ско­го про­грес­са. Сво­бо­да науч­ных иссле­до­ва­ний и тра­ди­ци­он­ное ува­же­ние к уче­ным есть один из базис­ных прин­ци­пов запад­ной циви­ли­за­ции.

В сере­дине про­шло­го века бри­тан­ский исто­рик Тойн­би насчи­тал в исто­рии чело­ве­че­ства трид­цать семь локаль­ных циви­ли­за­ций, в том чис­ле застыв­ших и нераз­вив­ших­ся. Срав­ни­вая рус­скую циви­ли­за­цию с запад­ной, он гово­рил, что это сест­ры, име­ю­щие общую мать, имея в виду, конеч­но, хри­сти­ан­ство. Писал он это в 1936 году, наблю­дая, какие успе­хи дела­ет Совет­ское госу­дар­ство в обла­сти раз­ви­тия обра­зо­ва­ния и нау­ки. Как боль­шин­ство запад­ных интел­ли­ген­тов его поко­ле­ния, он имел доволь­но левые взгля­ды и мало знал о реа­ли­ях совет­ско­го режи­ма. Но он видел взры­во­об­раз­ное уве­ли­че­ние чис­ла вузов и науч­ных инсти­ту­тов и пони­мал – рас­тет мощ­ная циви­ли­за­ция. Неотъ­ем­ле­мой чер­той этих двух циви­ли­за­ций явля­ет­ся при­зна­ние соци­аль­ной цен­но­сти лич­но­сти, кото­рая, хотя и не отвер­га­ет мир­ских соблаз­нов, но выс­шей целью для себя счи­та­ет не лич­ное обо­га­ще­ние, а про­из­вод­ство ново­го зна­ния. Обе циви­ли­за­ции при­зна­ют, что для обще­ства совер­шен­но необ­хо­ди­мо суще­ство­ва­ние соци­аль­ной стра­ты, заня­той, по сло­вам Л.А. Арци­мо­ви­ча, «удо­вле­тво­ре­ни­ем соб­ствен­но­го любо­пыт­ства за госу­дар­ствен­ный счет».

­

Сего­дня «нау­ка для нау­ки» актив­но раз­ви­ва­ет­ся не толь­ко на Запа­де, но и в Япо­нии, Индии, Тур­ции, Иране, Малай­зии, не гово­ря уже про Китай. Толь­ко наши либе­раль­ные рефор­ма­то­ры откры­то пре­зи­ра­ют чистую нау­ку, и срав­нить их мож­но раз­ве что с рели­ги­оз­ны­ми фун­да­мен­та­ли­ста­ми. Они счи­та­ют себя запад­ни­ка­ми и с нача­ла 90-х годов, пола­гая, что пере­но­сят на рос­сий­скую поч­ву запад­ные идеи и моде­ли, без­дар­но выби­ра­ют наи­худ­шие их вари­ан­ты. Они дви­га­ют стра­ну в сто­ро­ну не толь­ко от Запа­да, но и от всей миро­вой циви­ли­за­ции, в сто­ро­ну како­го-то ново­го вар­вар­ства. Один из пред­по­ла­га­е­мых про­мо­у­те­ров рефор­мы Ака­де­мии, М.В. Коваль­чук, срав­нил в сво­ем интер­вью Рос­сий­скую ака­де­мию наук с Рим­ской импе­ри­ей. По его сло­вам, Ака­де­мия долж­на неми­ну­е­мо погиб­нуть, как погиб­ла Рим­ская импе­рия. Но кто раз­ру­шил Рим­скую импе­рию? Извест­но кто – вар­ва­ры.

Несо­мнен­но, что мы, уче­ные, удо­вле­тво­ря­ем соб­ствен­ное любо­пыт­ство. Но это дра­го­цен­ное любо­пыт­ство, пото­му что госу­дар­ство, в конеч­ном сче­те, ока­зы­ва­ет­ся в выиг­ры­ше. Эти рас­хо­ды госу­дар­ства оправ­ды­ва­ют­ся сто­ри­цей, ибо толь­ко таким обра­зом, путем удо­вле­тво­ре­ния любо­зна­тель­но­сти уче­ных, дости­га­ет­ся науч­ный и тех­но­ло­ги­че­ский про­гресс. Вспом­ни­те «Сце­ну из рыцар­ских вре­мен» Пуш­ки­на. Бед­ный монах Бер­тольд пыта­ет­ся создать фило­соф­ский камень, пре­вра­ща­ю­щий про­стые метал­лы в золо­то. Жад­ный богач неохот­но, но суб­си­ди­ру­ет его опы­ты, и спра­ши­ва­ет: «Что ты будешь делать, когда полу­чишь, нако­нец, фило­соф­ский камень?» «О! – отве­ча­ет Бер­тольд. – Тогда я нач­ну изоб­ре­тать perpetuum mobile». Тра­ге­дия оста­лась неокон­чен­ной, но по замыс­лу авто­ра, в кон­це Бер­тольд – несо­мнен­но, Бер­тольд Шварц – изоб­ре­та­ет порох.

Еще один при­мер боль­шой потен­ци­аль­ной поль­зы «чистой нау­ки». Когда Петр I осно­вал Ака­де­мию, одним из пер­вых в Рос­сию при­е­хал девят­на­дца­ти­лет­ний Лео­нард Эйлер. Не выне­ся рос­сий­ской нераз­бе­ри­хи, он вер­нул­ся в Гер­ма­нию, оста­ва­ясь, впро­чем, рос­сий­ским ака­де­ми­ком. Про­шли годы, закон­чи­лась Семи­лет­няя вой­на, на пре­сто­ле в Рос­сии была Ека­те­ри­на. В 1762 году она пред­ло­жи­ла Эйле­ру вер­нуть­ся. Он потре­бо­вал огром­ную зар­пла­ту и нема­лые при­ви­ле­гии, и Ека­те­ри­на все его пре­тен­зии удо­вле­тво­ри­ла. Она сде­ла­ла его сыно­вей гене­ра­ла­ми, предо­ста­ви­ла пол­ную сво­бо­ду, и Эйлер стал актив­но удо­вле­тво­рять соб­ствен­ную любо­зна­тель­ность – напи­сал сот­ни ста­тей, чем внес фун­да­мен­таль­ней­ший вклад во все обла­сти мате­ма­ти­ки и меха­ни­ки. Лишь один раз Ека­те­ри­на обра­ти­лась к нему с прось­бой: про­из­ве­сти рас­чет запро­ек­ти­ро­ван­но­го линей­но­го кораб­ля. Рабо­тая над про­ек­том кораб­ля, Эйлер обна­ру­жил, что никто не зна­ет, какую про­доль­ную нагруз­ку может выдер­жать бал­ка дан­но­го сече­ния, не поте­ряв устой­чи­во­сти и не про­гнув­шись. Изу­чив этот вопрос, Эйлер вывел свою зна­ме­ни­тую фор­му­лу (одну из десят­ков дру­гих фор­мул Эйле­ра), кото­рую сей­час изу­ча­ют в кур­се сопро­ма­та сту­ден­ты всех тех­ни­че­ских вузов мира. В резуль­та­те были постро­е­ны боль­шие, отно­си­тель­но лег­кие и подвиж­ные парус­ные воен­ные кораб­ли, кото­рые и обес­пе­чи­ли побе­ды рос­сий­ско­го фло­та в рус­ско-турец­ких вой­нах. Ека­те­ри­на нисколь­ко не про­га­да­ла, поз­во­ляя Эйле­ру в тече­ние дол­гих лет удо­вле­тво­рять любо­пыт­ство за госу­дар­ствен­ный счет.

В 1724 году, когда Петр I решил пере­са­дить на рос­сий­скую поч­ву дре­во запад­ной нау­ки и учре­дил Ака­де­мию, един­ствен­ным выс­шим учеб­ным заве­де­ни­ем в Рос­сии была Гре­ко-сла­вя­но-латин­ская ака­де­мия, осно­ван­ная в 1687 году Симео­ном Полоц­ким при мос­ков­ском Бого­яв­лен­ском мона­сты­ре. Там пре­по­да­ва­ли не толь­ко бого­сло­вие, но о запад­ной нау­ке, к тому вре­ме­ни доволь­но уже раз­ви­той, конеч­но, ниче­го не зна­ли. Идею осно­вать Ака­де­мию Пет­ру под­ска­зал Гот­ф­рид Лейб­ниц.

­

Лейб­ниц впер­вые встре­тил­ся с Пет­ром I в 1697 году, во вре­мя пер­во­го путе­ше­ствия Пет­ра по Евро­пе – тогда неоте­сан­ный парень из Рос­сии ему не понра­вил­ся. Но во вре­мя вто­рой встре­чи 1711 года, на сва­дьбе царе­ви­ча Алек­сея Пет­ро­ви­ча, они были друг дру­гом оча­ро­ва­ны. Лейб­ниц стал настав­ни­ком Пет­ра, а Петр, не остав­шись в дол­гу, воз­вел Лейб­ни­ца в тай­ные совет­ни­ки и назна­чил зна­чи­тель­ную пен­сию. Лейб­ниц, уже имев­ший опыт созда­ния Бер­лин­ской ака­де­мии, настой­чи­во посо­ве­то­вал Пет­ру орга­ни­зо­вать подоб­ную ака­де­мию в Рос­сии. Лейб­ниц и дол­жен счи­тать­ся духов­ным отцом нашей Ака­де­мии.

Поче­му Лейб­ниц посо­ве­то­вал осно­вать ака­де­мию, а не уни­вер­си­тет, каких в Евро­пе в то вре­мя было более шести­де­ся­ти? Глав­ной зада­чей сред­не­ве­ко­вых евро­пей­ских уни­вер­си­те­тов явля­лась под­го­тов­ка спе­ци­а­ли­стов по бого­сло­вию, пра­ву и меди­цине – основ­ным про­фес­си­ям, даю­щим буду­щим бака­лав­рам и маги­страм воз­мож­ность само­сто­я­тель­ной и успеш­ной прак­ти­ки. Хотя мате­ма­ти­ка и аст­ро­но­мия вхо­ди­ла в чис­ло «семи сво­бод­ных искусств», рели­гия оста­ва­лась важ­ней­шей частью заня­тий вплоть до XIX века.

В Новое вре­мя, когда наи­бо­лее про­ни­ца­тель­ным госу­дар­ствен­ным дея­те­лям ста­ло оче­вид­но, какую потен­ци­аль­но гро­мад­ную прак­ти­че­скую силу заклю­ча­ет в себе свет­ская чистая нау­ка, в Евро­пе ста­ли появ­лять­ся ака­де­мии. Пер­вой была осно­ва­на в Риме в 1603 году Ака­де­мия деи Лин­чеи – «Ака­де­мия рысье­гла­зых». Сре­ди ака­де­ми­ков с осо­бой остро­той зре­ния, необ­хо­ди­мо­го для науч­но­го поис­ка, был и Гали­лео Гали­лей. В 1660 году было осно­ва­но Лон­дон­ское коро­лев­ское обще­ство, а в 1666 году Коль­бер, министр Людо­ви­ка XVI, осно­вал Париж­скую ака­де­мию наук. 

В Париж­ской ака­де­мии прин­цип «ака­де­ми­че­ской сво­бо­ды» был осу­ществ­лен в самом пол­ном вари­ан­те: ака­де­ми­ки полу­ча­ют содер­жа­ние от госу­дар­ства, но они сво­бод­ны в выбо­ре направ­ле­ний сво­их иссле­до­ва­ний. Они не назна­ча­ют­ся, а изби­ра­ют­ся дру­ги­ми ака­де­ми­ка­ми. Они не могут быть уво­ле­ны, так как избран­ны пожиз­нен­но. За это их в наро­де ста­ли назы­вать «бес­смерт­ны­ми». Во вре­мя Вели­кой фран­цуз­ской рево­лю­ции Ака­де­мия была закры­та, а шесть «бес­смерт­ных», вклю­чая вели­ко­го Лаву­а­зье, гильо­ти­ни­ро­ва­ны. Рево­лю­ци­о­не­ры пло­хо отно­сят­ся к ака­де­ми­ям, спра­вед­ли­во подо­зре­вая в них опло­ты сво­бод­ной и потен­ци­аль­но контр­ре­во­лю­ци­он­ной мыс­ли. Осо­бен­но нена­ви­дел Ака­де­мию «друг наро­да» Марат, сам недо­учив­ший­ся медик.

К кон­цу сем­на­дца­то­го века Париж­ская ака­де­мия при­об­ре­ла нема­лый авто­ри­тет, мно­гие уче­ные из дру­гих стран жела­ли стать ее ино­стран­ны­ми чле­на­ми. Одно­го из них, а имен­но Лейб­ни­ца, она настоль­ко впе­чат­ли­ла, что он убе­дил прус­ско­го коро­ля учре­дить подоб­ную ака­де­мию в Бер­лине, что и было сде­ла­но в 1700 году. Бер­лин­ская (впо­след­ствии Прус­ская) ака­де­мия наук, наря­ду с Фран­цуз­ской и Лон­дон­ским коро­лев­ским обще­ством, была самой силь­ной ака­де­ми­ей в мире, пока Гит­лер не исклю­чил из нее Эйн­штей­на и дру­гих выда­ю­щих­ся уче­ных еврей­ско­го про­ис­хож­де­ния.

Но рус­ская ака­де­мия была созда­на по образ­цу фран­цуз­ской. Имен­ной указ Сена­ту «Об учре­жде­нии Ака­де­мии наук и худо­жеств» был под­пи­сан 8 фев­ра­ля 1724 года. В Ака­де­мию были при­гла­ше­ны извест­ные евро­пей­ские уче­ные, сре­ди них – бра­тья Нико­лай и Дани­ил Бер­нул­ли, выда­ю­щий­ся аст­ро­ном Делиль, исто­рик Мил­лер. В 1727 году ака­де­ми­ком стал девят­на­дца­ти­лет­ний Лео­нард Эйлер. Таким обра­зом, нача­ло у Ака­де­мии наук было самое бле­стя­щее.

Пер­вые ака­де­ми­ки при­бы­ли в Петер­бург уже после смер­ти Пет­ра, и ста­нов­ле­ние Ака­де­мии замед­ли­лось, но она выжи­ла и даже заслу­жи­ла меж­ду­на­род­ное при­зна­ние бла­го­да­ря пер­во­класс­но­му соста­ву уче­ных. При ней был открыт Ака­де­ми­че­ский уни­вер­си­тет, в кото­ром худо-бед­но про­ис­хо­ди­ло вос­пи­та­ние рус­ской науч­ной моло­де­жи. В 1747 году Ели­за­ве­та Пет­ров­на утвер­ди­ла Регла­мент, фак­ти­че­ски пер­вый устав Ака­де­мии, с таки­ми огра­ни­че­ни­я­ми: десять ака­де­ми­ков, десять адъ­юнк­тов и десять почет­ных чле­нов (с пен­си­я­ми). Почет­ных чле­нов без пен­сий доз­во­ля­лось при­ни­мать без огра­ни­че­ний.

Тео­ре­ти­че­ски ака­де­ми­ки были сво­бод­ны в выбо­ре сво­их заня­тий, но за ними при­смат­ри­ва­ла спе­ци­аль­ная Кан­це­ля­рия, кото­рая посто­ян­но стре­ми­лась вме­ши­вать­ся в ака­де­ми­че­ские дела. Со дня осно­ва­ния ею руко­во­дил весь­ма оди­оз­ный, но очень лов­кий Шума­хер, рас­трат­чик и вор. Пер­вая жало­ба на кан­це­ля­ри­стов «О вре­де гос­под­ства Кан­це­ля­рии над Ака­де­ми­ей» была пода­на в выс­шие инстан­ции ака­де­ми­ком Дели­лем еще в 1732 году. Отсю­да вид­но, что в нынеш­нем кон­флик­те Ака­де­мии с чинов­ни­ка­ми нет ниче­го ново­го.

Пер­вые засе­да­ния Ака­де­мии про­во­ди­лись на латы­ни, потом на немец­ком язы­ке, но посте­пен­но она ста­ла руси­фи­ци­ро­вать­ся. Неза­ви­си­мо от язы­ка засе­да­ний, все ака­де­ми­ки восем­на­дца­то­го века были истин­ны­ми рус­ски­ми пат­ри­о­та­ми, при­чем нем­цы-зача­стую боль­ши­ми, чем этни­че­ские рус­ские. Это сей­час сло­во «пат­ри­о­тизм» в неко­то­рых кру­гах почти непро­из­но­си­мое. В восем­на­дца­том веке, эпо­хе Про­све­ще­ния в Рос­сии, идея слу­же­ния госу­дар­ству была очень силь­ной. Стрем­ле­ние послу­жить стране опре­де­ли­ло во мно­гом пред­мет иссле­до­ва­ния ака­де­ми­ков. На пер­вый план вышли рос­сий­ская гео­гра­фия и рос­сий­ская исто­рия.

В 1733–1743 годах, в соста­ве пред­при­ня­той Адми­рал­тей­ством Вели­кой Север­ной экс­пе­ди­ции, «ака­де­ми­че­ский отряд» поло­жил нача­ло науч­но­му изу­че­нию Сиби­ри, ее гео­гра­фии, исто­рии и при­ро­ды. Было иссле­до­ва­но и кар­то­гра­фи­ро­ва­но огром­ное про­стран­ство, вплоть до тихо­оке­ан­ских бере­гов, Куриль­ских и Але­ут­ских ост­ро­вов, Аляс­ки и Кам­чат­ки. Ака­де­ми­ки соби­ра­ли так­же све­де­ния о полез­ных иско­па­е­мых, об этно­гра­фии, фло­ре и фауне, состав­ля­ли сло­ва­ри сибир­ских язы­ков.

В 1745 году «ста­ра­ни­ем и тру­да­ми Импе­ра­тор­ской ака­де­мии наук» был состав­лен пер­вый пол­ный Атлас Рос­сий­ской импе­рии, сра­зу же появив­ший­ся в книж­ных лав­ках Петер­бур­га и Моск­вы. Он поль­зо­вал­ся огром­ным спро­сом и неод­но­крат­но печа­тал­ся допол­ни­тель­ны­ми тира­жа­ми.

В 1760–1770 годах Ака­де­мия наук, уже по про­грам­ме М.В. Ломо­но­со­ва, про­ве­ла ряд обшир­ных «ака­де­ми­че­ских экс­пе­ди­ций», целью кото­рых было все­сто­рон­нее изу­че­ние Рос­сии: Кав­ка­за и При­ка­спия, Бело­рус­сии и Укра­и­ны, Повол­жья и Ура­ла. Был собран огром­ный мате­ри­ал по гео­гра­фии и этно­гра­фии изу­чен­ных реги­о­нов.

Давай­те взгля­нем на Ака­де­мию наук образ­ца 1780 года. Она поме­ща­лась в боль­шом зда­нии на Васи­льев­ском ост­ро­ве, при ней содер­жа­лась Кунст­ка­ме­ра, обсер­ва­то­рия, биб­лио­те­ка, физи­че­ский и хими­че­ский каби­не­ты, ана­то­ми­че­ский театр, мастер­ские, типо­гра­фия. К делам Ака­де­мии было при­част­но чело­век две­сти, раз­го­во­ры шли по-немец­ки и по-рус­ски. Посто­ян­но отправ­ля­лись коман­ди­ров­ки в Запад­ную Евро­пу, часто при­ез­жа­ли и гости отту­да. Изда­ва­лись еже­год­ные сбор­ни­ки тру­дов, име­ю­щие авто­ри­тет одно­го из веду­щих науч­ных изда­ний Евро­пы. Еже­ме­сяч­но выхо­ди­ли жур­на­лы со ста­тья­ми на исто­ри­че­ские и есте­ствен­но­на­уч­ные темы, рас­счи­тан­ные на широ­кий круг чита­те­лей.

«Дней Алек­сан­дро­вых пре­крас­ное нача­ло» озна­ме­но­ва­лось при­ня­ти­ем ново­го Регла­мен­та 1803 года, зна­чи­тель­но уве­ли­чив­ше­го как состав, так и пра­ва Ака­де­мии. По воз­ло­жен­ным на нее функ­ци­ям, Ака­де­мия наук опре­де­ля­лась как веду­щий центр, гово­ря совре­мен­ным язы­ком, «фун­да­мен­таль­ных» науч­ных иссле­до­ва­ний и как арбитр во всех уче­ных суж­де­ни­ях и спо­рах.

Быть ака­де­ми­ком ста­ло пре­стиж­но, и обще­ство за избра­ни­я­ми сле­ди­ло. Когда в 1821 году Алек­сандр поже­лал избрать в почет­ные чле­ны мини­стра финан­сов Д.А. Гурье­ва, ака­де­ми­ки вос­про­ти­ви­лись: «На каком осно­ва­нии?» – «На том осно­ва­нии, что это осо­ба, близ­кая к импе­ра­то­ру». На это вице-пре­зи­дент Ака­де­мии А.Ф. Лаб­зин пред­ло­жил: «Тогда давай­те выбе­рем в ака­де­ми­ки куче­ра импе­ра­то­ра Илью. Он к импе­ра­то­ру бли­же все­го!» Лаб­зин был ото­слан в ссыл­ку в свое име­ние, но этот эпи­зод отнюдь не забыл­ся.

Сер­гей Вави­лов, оста­вив­ший пол­ные дра­ма­тиз­ма днев­ни­ки, писал так: «В XVIII и нача­ле XIX века Ака­де­мия была, вооб­ще, сино­ни­мом рус­ской нау­ки». В девят­на­дца­том веке в Рос­сии раз­ви­лись и умно­жи­лись уни­вер­си­те­ты. Одна­ко педа­го­ги­че­ские нагруз­ки про­фес­со­ров были уме­рен­ны­ми, что остав­ля­ло им вре­мя для науч­ной рабо­ты. Их мог­ли изби­рать в Ака­де­мию, и прак­ти­ка сов­ме­ще­ния рабо­ты в уни­вер­си­те­те и Ака­де­мии была обыч­ной. Так посту­па­ли круп­ней­шие уче­ные: мате­ма­ти­ки М.В. Остро­град­ский и П.Л. Чебы­шев (зало­жив­шие такую проч­ную осно­ву рус­ской мате­ма­ти­че­ской шко­лы, что с тех пор Рос­сия оста­ет­ся одним из миро­вых лиде­ров в обла­сти мате­ма­ти­ки), хими­ки Д.И. Мен­де­ле­ев, Н.Н. Зинин и А.М. Бут­ле­ров, био­ло­ги К.М. Бэр и А.О Кова­лев­ский, исто­ри­ки С.М. Соло­вьев, А.Н. Весе­лов­ский и В.О. Клю­чев­ский, зна­ме­ни­тый линг­вист А.А. Шах­ма­тов. Пере­чис­ле­ние имен зна­ме­ни­тых рос­сий­ских уче­ных мож­но про­дол­жать и про­дол­жать.

­

Пол­ных ака­де­ми­ков дол­жен был утвер­ждать импе­ра­тор, и неко­то­рые, очень попу­ляр­ные сре­ди сту­ден­тов про­фес­со­ра, такие как Сече­нов, напри­мер, мог­ли пока­зать­ся ему ради­каль­ны­ми. Таких изби­ра­ли чле­на­ми-кор­ре­спон­ден­та­ми. Пра­ви­тель­ство посто­ян­но стре­ми­лось вне­сти раз­лад меж­ду Ака­де­ми­ей и уни­вер­си­те­та­ми, но это не уда­ва­лось. Когда в янва­ре 1905 года пра­ви­тель­ство Нико­лая II отка­за­лось празд­но­вать 150-летие Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, гнев­ную «Запис­ку 352 уче­ных» под­пи­са­ли мно­гие ака­де­ми­ки, сре­ди них фило­ло­ги Шах­ма­тов и Зале­ман, гео­лог Чер­ны­шев и дру­гие. Тогдаш­ний пре­зи­дент Ака­де­мии, вели­кий князь Кон­стан­тин, обви­нил ака­де­ми­ков в том, что они сме­ют высту­пать про­тив пра­ви­тель­ства, полу­чая от него жало­ва­нье. На это ака­де­ми­ки отве­ти­ли доволь­но рез­ко, заявив, что они полу­ча­ют жало­ва­нье за то, что слу­жат сво­е­му наро­ду, а не за то, что убла­жа­ют власть. В кон­це кон­цов Кон­стан­тин изви­нил­ся.

В этом отве­те была сфор­му­ли­ро­ва­на мораль­ная пози­ция ака­де­ми­ков – вос­при­я­тие сво­ей мис­сии как слу­же­ние. Слу­же­ние одно­вре­мен­но нау­ке, поис­ку науч­ной исти­ны, и слу­же­ние сво­е­му наро­ду. По отно­ше­нию к цар­ской вла­сти они были, по боль­шей части, оппо­зи­ци­о­не­ры, и почти еди­но­душ­но тяго­те­ли к каде­там. Ака­де­мик Вер­над­ский, напри­мер, был одним из лиде­ров Кадет­ской пар­тии. Но в деле слу­же­ния сво­ей стране они были твер­ды и после­до­ва­тель­ны. Это отчет­ли­во про­яви­лось во вре­мя Пер­вой миро­вой вой­ны, когда Ака­де­мия наук при­ня­ла самое актив­ное уча­стие в созда­нии «Зем­го­ра» – Сою­за земель и горо­дов. В фев­ра­ле 1915 года она по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве обра­зо­ва­ла КЕПС – посто­ян­ную Комис­сию по изу­че­нию есте­ствен­ных про­из­во­ди­тель­ных сил Рос­сии. Эта Комис­сия сде­ла­ла мно­го для обес­пе­че­ния рос­сий­ской про­мыш­лен­но­сти сырьем (до вой­ны мно­гое вво­зи­лось из-за гра­ни­цы), а так­же для реор­га­ни­за­ции самой про­мыш­лен­но­сти. На Север­ном Кав­ка­зе, в Тыр­на­у­зе, было откры­то место­рож­де­ние воль­фра­ма, ост­ро необ­хо­ди­мо­го воен­ной про­мыш­лен­но­сти. Из-за бюро­кра­ти­че­ских про­во­ло­чек ака­де­ми­ки про­во­ди­ли его раз­вед­ку за свой счет. Нача­лись интен­сив­ные рабо­ты по изу­че­нию круп­ней­ше­го в Рос­сии место­рож­де­ния желез­ных руд – Кур­ской маг­нит­ной ано­ма­лии. Тогда же вели­ким хими­ком, ака­де­ми­ком В.Н. Ипа­тье­вым, была раз­ра­бо­та­на новая тех­но­ло­гия про­из­вод­ства взрыв­ча­тых веществ, поз­во­лив­шая в корот­кое вре­мя, за один год, уве­ли­чить их про­из­вод­ство на поря­док – от 320 тыс. до 2б7 млн пудов.

Фев­раль­ская рево­лю­ция была встре­че­на ака­де­ми­ка­ми с вооду­шев­ле­ни­ем. Летом 1917-го года про­шло Общее собра­ние, и впер­вые за всю исто­рию был выбран, а не назна­чен свер­ху пре­зи­дент – все­ми ува­жа­е­мый гео­лог А.П. Кар­пин­ский. Но Октябрь­ская рево­лю­ция ста­ла для Ака­де­мии ката­стро­фой, как впро­чем, и для всех. Все чле­ны Ака­де­мии были уче­ны­ми с име­на­ми и с боль­ши­ми меж­ду­на­род­ны­ми свя­зя­ми, со зна­ни­ем ино­стран­ных язы­ков. Им ниче­го не сто­и­ло най­ти себе место на Запа­де, но из ака­де­ми­ков эми­гри­ро­ва­ли толь­ко трое – Андру­сов, Конда­ков, Ростов­цев. Осталь­ные сочли сво­им дол­гом, несмот­ря на труд­но­сти жиз­ни, про­дол­жить слу­же­ние сво­ей стране.

Боль­ше­ви­ки смот­ре­ли на Ака­де­мию с подо­зре­ни­ем, как на «слу­жан­ку цар­ско­го режи­ма». В 1919 году был пред­при­нят про­ект ее лик­ви­да­ции и созда­ние «Ассо­ци­а­ции науч­ных работ­ни­ков». Как все­гда, всё зави­се­ло от пер­во­го лица, и это­му про­ек­ту вос­про­ти­вил­ся Ленин, уже имев­ший поло­жи­тель­ный опыт вза­и­мо­дей­ствия со мно­ги­ми кад­ро­вы­ми офи­це­ра­ми ста­рой армии. Важ­но было и то, что в Ака­де­мии обра­зо­ва­лась актив­ная груп­па вли­я­тель­ных чле­нов, гото­вая к кон­так­ту с новой вла­стью. В нее вхо­ди­ли такие извест­ные уче­ные, как Стек­лов, Оль­ден­бург, Иоф­фе, Кры­лов, а так­же гео­ло­ги, состав­ляв­шие ядро КЕПС. Они смог­ли убе­дить власть в целе­со­об­раз­но­сти созда­ния боль­шой сети науч­но-иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тов, цели­ком заня­тых поис­ком науч­ной исти­ны и вос­пи­ты­ва­ю­щих моло­дежь посред­ством аспи­ран­ту­ры. Пер­вый из них – Физи­ко-мате­ма­ти­че­ский инсти­тут – был орга­ни­зо­ван в 1921 году, его дирек­то­ром стал В.П. Стек­лов. Так нача­ла скла­ды­вать­ся уни­каль­ная, новая для того вре­ме­ни фор­ма орга­ни­за­ции нау­ки, кото­рая доволь­но быст­ро сло­жи­лась в совре­мен­ную Ака­де­мию, объ­еди­ня­ю­щую сот­ни инсти­ту­тов. Впо­след­ствии эту систе­му пере­ня­ли Китай и отча­сти Фран­ция.

Исто­рия Ака­де­мии наук XX века -это отдель­ная и боль­шая исто­рия. Это было и вре­мя уни­что­же­ния про­цве­та­ю­щей био­ло­ги­че­ской нау­ки в резуль­та­те само­го гру­бо­го, жесто­ко­го и непри­кры­то­го вме­ша­тель­ства вла­сти в сво­бо­ду науч­но­го поис­ка, и вре­мя гран­ди­оз­ных успе­хов – уста­нов­ле­ние ядер­но­го пари­те­та с Аме­ри­кой и запуск чело­ве­ка в кос­мос, и начав­ше­е­ся со стаг­на­ци­ей совет­ской эко­но­ми­че­ской систе­мы ослаб­ле­ние ряда пози­ций в есте­ствен­ных и тех­ни­че­ских нау­ках. Пото­му что в неко­то­рых обла­стях нау­ки на голом энту­зи­аз­ме уче­ных, не под­креп­лен­ном доро­го­сто­я­щим науч­ным обо­ру­до­ва­ни­ем, в совре­мен­ном мире дале­ко не уедешь. А в 90-е годы в нау­ку при­шел голо­до­мор, и мож­но выска­зать толь­ко глу­бо­чай­шее ува­же­ние и вос­хи­ще­ние рос­сий­ским уче­ным, кото­рые про­дол­жи­ли рабо­тать в этих усло­ви­ях.

В заклю­че­ние ска­жу, что выска­зан­ная Лейб­ни­цем и реа­ли­зо­ван­ная Пет­ром идея созда­ния в Рос­сии Ака­де­мии наук была гени­аль­ной. Этот ком­пакт­ный анклав запад­ной циви­ли­за­ции в отста­лой стране за две­сти с неболь­шим лет про­из­вел огром­ную рабо­ту, пока не пре­вра­тил­ся в самую круп­ную в мире соци­аль­ную струк­ту­ру, все­це­ло заня­тую науч­ным поис­ком. Почти три сто­ле­тия сво­е­го суще­ство­ва­ния Ака­де­мия неустан­но тру­ди­лась на поль­зу сво­ей стра­ны, при­вле­кая самых талант­ли­вых ее пред­ста­ви­те­лей к делу раз­ви­тия нау­ки и про­све­ще­ния и отста­и­вая прин­цип ака­де­ми­че­ской сво­бо­ды. В ходе это­го не раз про­ис­хо­ди­ли кон­флик­ты с чинов­ни­ка­ми, и Ака­де­мия нес­ла поте­ри. Но чинов­ни­ки при­хо­ди­ли и ухо­ди­ли, а Ака­де­мия оста­ва­лась. Меня­лись гос­под­ству­ю­щие идео­ло­гии, меня­лись соци­аль­ные фор­ма­ции, но Ака­де­мия оста­ва­лась. Пото­му что ее зада­ча – дер­жать све­тиль­ник про­све­ще­ния и разу­ма над одной седь­мой части зем­ной суши – оста­ва­лась неиз­мен­ной. И сей­час мы не хотим, что­бы здесь насту­пи­ло вар­вар­ство, и пото­му борем­ся и с лже­на­у­кой, и с лег­ко­мыс­ли­ем полу­об­ра­зо­ван­ных чинов­ни­ков. И мы ощу­ща­ем за собой под­держ­ку боль­шин­ства, кото­рое ста­но­вит­ся все менее и менее мол­ча­ли­вым. Наша кон­фе­рен­ция – тому сви­де­тель­ство. Мы, уче­ные, ощу­ща­ем себя осе­вой струк­ту­рой, осью рос­сий­ской циви­ли­за­ции, кото­рая есть есте­ствен­ная часть циви­ли­за­ции миро­вой. И те, кто меч­та­ет сло­мать эту ось, меч­та­ет о сла­ве Геро­стра­та.

У Ака­де­мии наук мно­го про­блем. Глав­ные из них вызва­ны тем, что уже дав­но руко­вод­ство стра­ны пере­ста­ло адек­ват­но пони­мать роль, кото­рую Ака­де­мия испол­ня­ет в обще­стве, пре­не­бре­га­ет ею и неоправ­дан­но низ­ко финан­си­ру­ет. Но у нас есть и труд­но­сти, вызван­ные наши­ми внут­рен­ни­ми при­чи­на­ми. Некон­тро­ли­ру­е­мое сни­зу и мно­го лет несме­ня­е­мое руко­вод­ство Ака­де­мии замкну­лось в себе, поте­ря­ло кон­такт с окру­жа­ю­щим миром, пере­ста­ло отве­чать на его вызо­вы. В СМИ мус­си­ру­ют­ся слу­хи о каких-то финан­со­вых зло­упо­треб­ле­ни­ях преж­не­го ака­де­ми­че­ско­го руко­вод­ства. Это­го нель­зя исклю­чить: мы живем в стране, пора­жен­ной кор­руп­ци­ей, и утвер­ждать, что она каким-то обра­зом суме­ла пол­но­стью обой­ти Ака­де­мию, было бы лег­ко­мыс­лен­но. Но Ака­де­мия наук – это сот­ни науч­но-иссле­до­ва­тель­ских инсти­ту­тов и десят­ки тысяч науч­ных сотруд­ни­ков. Под­вер­гать эту слож­ную систе­му раз­ру­ше­нию – всё рав­но что закры­вать родиль­ные дома по всей стране из-за непро­ве­рен­ных слу­хов о кор­руп­ции в Мини­стер­стве здра­во­охра­не­ния.

Но у Ака­де­мии есть пре­крас­ный интел­лек­ту­аль­ный потен­ци­ал и доста­точ­ный моло­дой задор, что­бы самим решать соб­ствен­ные про­бле­мы. Это­му сви­де­тель­ство – наша кон­фе­рен­ция, столь эффек­тив­но и пред­ста­ви­тель­но собран­ная в крат­чай­шие сро­ки. И у нас есть избран­ный нами пре­зи­дент, име­ю­щий пла­ны рефор­ми­ро­ва­ния Ака­де­мии и гото­вый пре­тво­рять их в жизнь.

Бла­го­да­рю всех, кто при­шел на эту кон­фе­рен­цию.

Вла­ди­мир Заха­ров,
ака­де­мик РАН, глав­ный науч­ный сотруд­ник Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской физи­ки
им. Л.Д. Лан­дау

Фото­гра­фии Д. Сер­ги­ен­ко

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
17 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
13 Авторы комментариев
АЩгеоргийВ.БулыгинАлексейВ.Булыгин Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Пётр
Пётр

Ува­жа­е­мые ака­де­ми­ки! При всём глу­бо­ком ува­же­нии к вам хочет­ся кон­струк­тив­но вас покри­ти­ко­вать. В насто­я­щее вре­мя цер­ковь име­ет боль­шее вли­я­ние на власть,чем науч­ные ака­де­ми­че­ские круги.Почему? А пото­му что она более актив­но рабо­та­ет со СМИ и про­сты­ми граж­да­на­ми. Каж­дый ака­де­мик доджен пони­мать что его долг нести свет зна­ний в наше несчаст­ное обще­ство не боясь чер­но­вой рабо­ты. Не боясь испор­тить отно­ше­ния с высо­ки­ми бюро­кра­та­ми. Была тишь да гладь вот и полу­чи­ли результат.Наука ради нау­ки – это поиск маги­страль­но­го пути для циви­ли­за­ци­он­но­го раз­ви­тия все­го чело­ве­че­ства. Ака­де­мик – это не толь­ко сла­ва за преж­ние заслу­ги и мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чее, но и лич­ная ответс­вен­ность за буду­щее нау­ки в Рос­сии.

vlad1950
vlad1950

спа­си­бо авто­ру!

Денис
Денис

Хоро­шее выступ­ле­ние. Хоте­лось бы уточ­нить: «бес­смерт­ны­ми» назы­ва­ют не чле­нов Париж­ской ака­де­мии наук, а чле­нов лите­ра­тур­ной Фран­цуз­ской ака­де­мии, осно­ван­ной кар­ди­на­лом Рише­лье. Далее в тек­сте есть неко­то­рая нело­гич­ность или несо­гла­со­ван­ность: сна­ча­ла автор утвер­жда­ет, что Октябрь­ская рево­лю­ция была ката­стро­фой для Ака­де­мии, а потом гово­рит, что пер­вый инсти­тут был орга­ни­зо­ван в 1921 году. Вду­май­тесь: до рево­лю­ции во всей Ака­де­мии был толь­ко один (!) физи­че­ский каби­нет (т.е. лабо­ра­то­рия). Нуж­но нако­нец при­знать, что Ака­де­мия в том виде, как мы ее зна­ем, была созда­на имен­но после рево­лю­ции. Боль­ше­ви­ки, при всех их недо­стат­ках, пони­ма­ли необ­хо­ди­мость нау­ки для стра­ны, поэто­му Октябрь, как мне кажет­ся, не был ката­стро­фой, ибо была надеж­да (и она во мно­гом… Подробнее »

сергей
сергей

Цен­ная ста­тья. Обзор­ная и спра­вед­ли­вая. Уче­ные Рос­сии обя­за­ны слу­жить сво­е­му наро­ду, а народ, защи­щён­ный нау­кой, обя­зан содер­жать насто­я­щих уче­ных, а не стя­жа­те­лей и про­хо­дим­цев. Такой щит сто­ит доро­го. Нель­зя ака­де­мии дро­бить на части и про­да­вать с молотка.За РАН сле­ду­ет закре­пить суве­ре­ни­тет, а кон­троль пере­дать Пре­зи­ден­ту Рос­сии. Авто­ру за исто­рию, самый высо­кий балл!

Хоббит
Хоббит

Отлич­но, хотя исто­ри­че­ские неточ­но­сти всё-таки про­мельк­ну­ли: Лаб­зин не был вице-пре­зи­ден­том, не упо­мя­нут чет­вёр­тый ака­де­мик-эми­грант (П.Б. Стру­ве) + то, что выше отме­ти­че­но Дени­сом.

triumvir
triumvir

«Под­вер­гать эту слож­ную систе­му раз­ру­ше­нию — всё рав­но что закры­вать родиль­ные дома по всей стране из-за непро­ве­рен­ных слу­хов о кор­руп­ции в Мини­стер­стве здра­во­охра­не­ния». Отлич­ное срав­не­ние, сла­ва богу, что всё это чинов­ни­ки вряд ли чита­ют, а то им эта идея понра­вит­ся.
Ста­тья, конеч­но, несколь­ко бла­гост­ная, но в целом вер­ная.

Розенфельд
Розенфельд

Это уже не пер­вый текст от ака­де­ми­ка в «Тро­иц­ком вари­ан­те» о рефор­ме. И всё то же: ника­кой кон­кре­ти­ки, ника­ко­го ана­ли­за ситу­а­ции, ника­ких пред­ло­же­ний, но зато пафос over 9000, апел­ля­ции ко вся­че­ским высо­ко­ду­хов­ным фофу­дьям, сдоб­рен­ные исто­ри­че­ски­ми ляпа­ми и мифа­ми.

(Срав­ни­те текст от акад. А.И. Воро­бье­ва http://trv-science.ru/2013/09/12/zadachi-dlya-ran/ )

Тен­ден­ция, одна­ко.

сергей
сергей

Всё вер­но. Кон­крет­но В. Заха­ров в ста­тье точ­ны­ми цита­та­ми и аргу­мен­та­ми не свер­кал. А кто сего­дня зна­ет исто­рию допод­лин­но? Он напи­сал не науч­ный труд,не рабо­тал по чер­те­жу, не зани­мал­ся рас­точ­кой раз­ме­ров дета­лей до мик­рон. Судя по все­му он не ста­рал­ся ана­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию и пред­ло­же­ния по темам обсуж­де­ния, он выдал весь­ма аргу­мен­ти­ро­ван­ные исто­ри­че­ские рек­ви­зи­ты, набор памят­ных дат, пусть с неболь­ши­ми неточ­но­стя­ми. Что из того? Куда хуже, когда пада­ют «Про­то­ны» на тер­ри­то­рии Казахстана,что выли­ва­ет­ся огром­ней­ши­ми затра­та­ми гос­бюд­же­та. Сочув­ствую, вам, Розен­фельд и пони­маю вас. Давай­те подо­ждём, когда В. Заха­ров, в сле­ду­ю­щий раз, напе­ча­та­ет острую, про­дук­тив­ную рабо­ту на стра­ни­цах газе­ты ТВН. Язык у ваше­го оппо­нен­та весь­ма крас­но­ре­чив. Будем ждать от него более… Подробнее »

Алексей
Алексей

Бай­ку про рас­чет кри­ти­че­ской нагруз­ки на мач­ту по фор­му­ле Эйле­ра слы­шал 1000 раз. Вот толь­ко нагруз­ка на реаль­ную мач­ту НЕ ПРОДОЛЬНАЯ, поэто­му клас­си­че­ская фор­му­ла БЕСПОЛЕЗНА. Раль­ные кораб­ле­стро­и­те­ли тогда поль­зо­ва­лись таб­ли­ца­ми для раз­лич­ных типов мачт. Но отку­да ака­де­ми­ку, глав­но­му науч­но­му сотруд­ни­ку Инсти­ту­та тео­ре­ти­че­ской физи­ки знать такие «тон­ко­сти».

В.Булыгин
В.Булыгин

Бай­ка про МАЧТУ здесь ни при­чём, вот цита­та из ста­тьи:)

«Рабо­тая над про­ек­том кораб­ля, Эйлер обна­ру­жил, что никто не зна­ет, какую ПРОДОЛЬНУЮ нагруз­ку может выдер­жать БАЛКА дан­но­го сече­ния, не поте­ряв устой­чи­во­сти и не про­гнув­шись. Изу­чив этот вопрос, Эйлер вывел свою зна­ме­ни­тую фор­му­лу (одну из десят­ков дру­гих фор­мул Эйле­ра), кото­рую сей­час изу­ча­ют в кур­се сопро­ма­та сту­ден­ты всех тех­ни­че­ских вузов мира»)
Так что пол­но­стью спра­вед­ли­во про­дол­же­ние:)

« В резуль­та­те были постро­е­ны боль­шие, отно­си­тель­но лег­кие и подвиж­ные парус­ные воен­ные кораб­ли, кото­рые и обес­пе­чи­ли побе­ды рос­сий­ско­го фло­та в рус­ско-турец­ких вой­нах. Ека­те­ри­на нисколь­ко не про­га­да­ла, поз­во­ляя Эйле­ру в тече­ние дол­гих лет удо­вле­тво­рять любо­пыт­ство за госу­дар­ствен­ный счет.»

Алексей
Алексей

«В резуль­та­те были постро­е­ны боль­шие, отно­си­тель­но лег­кие и подвиж­ные парус­ные воен­ные кораб­ли, кото­рые и обес­пе­чи­ли побе­ды рос­сий­ско­го фло­та в рус­ско-турец­ких вой­нах.»
В све­те того, что фор­му­ла Эйле­ра не при­ме­ни­ма к реаль­ным мач­там (и не при­ме­ня­лась), пред­ло­же­ние кажет­ся силь­но при­тя­ну­тым за уши и, как мини­мум, вво­дит чита­те­ля в заблуж­де­ние. При всем ува­же­нии к Эйле­ру.

В.Булыгин
В.Булыгин

Основ­ную мас­су кораб­ля (резерв для облег­че­ния суд­на) состав­ля­ет кор­пус, где име­ют­ся эле­мен­ты, кото­рые могут поте­рять устой­чи­вость и поэто­му тре­бу­ют соот­вет­ству­ю­щих рас­чё­тов, спе­ци­а­ли­стом в кото­рых и стал ака­де­мик Эйлер. Он, в част­но­сти, ещё живя в Швей­ца­рии участ­ву­ет в кон­кур­се и полу­ча­ет пре­мию Париж­ской Ака­де­мии наук за сочи­не­ние об опти­маль­ном рас­по­ло­же­нии кора­бель­ных мачт, а впо­след­ствии ста­но­вит­ся авто­ром двух­том­ной моно­гра­фии «Мор­ская нау­ка, или Трак­тат о кораб­ле­стро­е­нии и кораб­ле­вож­де­нии», так что высо­кая оцен­ка вкла­да мате­ма­ти­ка Эйле­ра в раз­ви­тие рос­сий­ско­го фло­та и обес­пе­че­ние его побед в рус­ско-турец­ких вой­нах, о чём гово­рит В.Захаров, выгля­дит вполне прав­до­по­доб­но. И (неожи­дан­но) ока­зы­ва­ет­ся, что фор­му­ла Эйле­ра при­ме­ня­ет­ся и при рас­чё­те мачт: на сай­те «Домаш­няя яхт-верфь» в раз­де­ле «Как опре­де­лить сече­ние мач­ты для яхты?» <a href=«yachtshipyard.wordpress.com/tag/%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D1%83%D0%BB%D0%B0-%D1%8D%D0%B9%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B0/» со… Подробнее »

Алексей
Алексей

@В.Булыгин
Так при­ме­ня­лась или не при­ме­ня­лась фор­му­ла Эйле­ра при построй­ке рос­сий­ско­го фло­та? Да или нет?
——————–
«фун­да­мен­таль­ная же нау­ка может раз­ви­вать­ся толь­ко в том слу­чае, если в ней осу­ществ­ля­ет­ся прин­цип «ака­де­ми­че­ской сво­бо­ды», если она управ­ля­ет­ся сами­ми учё­ны­ми»
Это типич­ная под­ме­на поня­тий. Ака­де­ми­че­ская сво­бо­да воз­мож­на при чинов­ни­ках «из мини­стер­ства», как ака­де­ми­че­ская казар­ма – при управ­ле­нии ака­де­ми­ка­ми – то есть чинов­ни­ка­ми «от нау­ки». Чем ака­де­мик луч­ше чинов­ни­ка «из мини­стер­ства»? Те-же чван­ство, жад­ность, неком­пе­тент­ность. У ака­де­ми­ка ещё и лич­ные амби­ции и ста­рые счё­ты.

«Глав­ные каче­ства Сте­па­на Арка­дьи­ча, заслу­жив­шие ему это общее ува­же­ние по служ­бе, состо­я­ли… в совер­шен­ном рав­но­ду­шии к тому делу, кото­рым он зани­мал­ся, вслед­ствие чего он нико­гда не увле­кал­ся и не делал оши­бок» Л.Н. Тол­стой.

vlad1950
vlad1950

позд­но пить бор­жо­ми когда поч­ки отва­ли­лись увы

георгий
георгий

Вла­ди­мир Евгень­вич, прав на все 100 про­цен­тов. Без­от­но­си­тель­но к тому, что будет с Ака­де­ми­ей в буду­щем, он прав.
Люди, в чьих руках рыча­ги адми­ни­стра­тив­ной вла­сти, могут упи­вать­ся ей. Но стра­на поне­сет огром­ные невос­пол­ни­мые поте­ри. А глум­ле­ние над таки­ми уче­ны­ми как Заха­ров не дела­ет нико­му чести…

АЩ
АЩ

Давай­те вду­ма­ем­ся в тот факт, что один из глав­ных аргу­мен­тов про­тив рефор­мы РАН это исто­рия ее осно­ва­ния при Пет­ре I и при­гла­ше­ние Эйле­ра в Рос­сию Ека­те­ри­ной II. Неуже­ли наше созна­ние в 21 веке не силь­но под­ня­лось над уров­нем 18 века или авто­ры таких рас­суж­де­ний пола­га­ют, что они наи­бо­лее дей­ствен­ны в отно­ше­нии нынеш­них рос­сий­ских пер­вых лиц ? Ну не стран­но ли при трез­вом взгля­де на вещи иде­а­ли­зи­ро­вать в 21 веке дея­тель­ность Пет­ра I, оста­вив­ше­го после себя поли­ти­че­скую систе­му, кото­рая око­ло 100 лет сотря­са­лась гос­пе­ре­во­ро­та­ми, когда вопрос о пре­сто­ло­на­сле­дии решал­ся каж­дый раз после кон­чи­ны преды­ду­ще­го монар­ха, или дея­тель­ность Ека­те­ри­ны II, при­шед­шей к вла­сти в резуль­та­те убий­ства сво­е­го мужа Пет­ра III и окру­жив­шая… Подробнее »

АЩ
АЩ

Не думал, что «лап­ки» съе­да­ют содер­жи­мое. Послед­ние два пред­ло­же­ния сле­ду­ет читать:

«Неуди­ви­тель­но, что «силь­ные» монар­хи 300-лет­ней дав­но­сти в поче­те у нынеш­не­го пра­вя­ще­го слоя.

Ну и не наив­но ли наде­ят­ся при таком созна­нии «вер­хов» на ува­же­ние «чистой» нау­ки ? »

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: