Ученые и политик

27 августа 2013 года. ТрВ № 136, c. 10-11, "Наука и общество"  
Борис Штерн
Рубрика: Наука и общество

83 комментария
46900 просм., 4 - за сегодня
Распечатать статью Распечатать статью

Репортаж о встрече

В среду 21 августа вечером состоялась встреча трудового ученого люда с Навальным. Нас было человек 30 — в основном доктора наук и профессора, не обремененные административными постами и академическими званиями, плюс несколько молодых кандидатов. Каждый представлял только самого себя.

Инициатива исходила от команды Навального. Мы поддержали их идею по простой причине: этим летом политика вплотную занялась нами, научными работниками, и с особым пристрастием занялась Академией наук (помните — «если ты не занимаешься политикой, то она займется тобой»). Значит, пора и нам заняться, если не политикой, то хотя бы политиками — чтобы их следующее поколение более уважительно относилось к науке в частности и к здравому смыслу вообще. Алексей Навальный, безусловно, перспективный политик, благодаря своему мужеству, упорству, энергии и растущей популярности. Этого не отрицают и его противники. Даже если его перспектива окажется не самой ближней, он один из тех, за кем может оказаться будущее. Поэтому крайне важно объяснить молодому политику, пока он восприимчив, что такое наука, зачем она нужна (те политики, которые сейчас у власти, не понимают этого совершенно), что значит управлять наукой, как это происходит в других странах, что в нашей науке косо, чем грозит реформа Академии и так далее. Ну и, конечно, было крайне интересно послушать кандидата не по телевизору, а в непосредственном общении. Некоторые участники заранее говорили коллегам о том, что Навальный как таковой никаких политических симпатий у них не вызывает, и голосовать за него на выборах мэра Москвы они планируют лишь в протестом плане, из-за отсутствия других вариантов. Тем не менее, и они считали встречу целесообразной, а в последовавшем обсуждении признали, что впечатления позитивны.

В начале встречи выступил Алексей, рассказал про свою политическую биографию. Рассказал про встречу в Троицке, которая была днем раньше. Сформулировал свое отношение к законопроекту о реформе Академии наук: судя по секретности, в которой этот законопроект готовился, и скорости, с которой его пытались принять, ничего хорошего российской науке он не сулит — хорошие законы за три дня не принимаются. Еще Алексей порадовал зал тем, что он знаком не только с таким явлением, как Юрий Ковальчук, но и с таким, как Михаил Ковальчук. Типа, два сапога пара.

«Впрочем, — сказал он, — может быть я ошибаюсь, и вы считаете его выдающимся ученым.» В зале раздался дружный смех. Это несколько облегчило дальнейшее обсуждение.

В конце выступления Алексей заявил, что он готов защищать наши интересы, как и интересы других цехов, всеми доступными ему средствами: лоббированием законопроектов, приставанием к власти с «наивными» вопросами, которые ставят ее в тупик и заставляют что-то предпринимать. Он попросил нас объяснить, что именно ему следует делать в этом направлении.

У нас был несколько иной план — дать общую картину, позволяющую человеку ориентироваться и самому принимать конкретные решения, в частности, формулировать те самые наивные вопросы. Забегая вперед, скажу, что это не удалось в той мере, какой хотелось, поскольку хорошо подготовить и главное, адекватно скоординировать выступления нескольких участников за короткое время действительно сложно.

Первым от научных работников выступил автор данного репортажа. Выступление было сфокусировано на мотивации и значении научной деятельности — оно было сделано на основе эссе, опубликованного на стр. 11, только короче и менее гладко. В конце я лишь добавил некие цифры, характеризующие вес РАН в нашей науке: 55 тысяч научных работников из примерно 500 официально числящихся в РФ, которые публикуют более половины научных статей и среди которых находится 60% высокоцитируемых российских ученых.

Далее выступила Галина Цирлина (химфак МГУ), начав с того, что в Москве располагается половина всей действующей российской фундаментальной науки (www.expertcorps.ru/static/cms/MAP_final.pdf), а многие работники подмосковных наукоградов также являются жителями Москвы. Здесь много и крупных вузов. Поэтому главный фронт войны государства с наукой и образованием, объявленной летом 2013 года, проходит сейчас через Москву, и московские политики неизбежно оказываются на этом фронте. Приведу тезисы Галины, написанные заранее и прозвучавшие на встрече.

  • Объявленная война — попытка чиновников управлять наукой без оглядки на специалистов. Война включает попытку ликвидации РАН, принципа грантового финансирования, а также системные нарушения в работе вузов. Эта война объявлена без предупреждения, с многочисленными юридическими нарушениями.
  • Чиновники в принципе не в состоянии сами понять что более, а что менее эффективно в науке, и склонны избегать ответственности за принятые решения — поэтому при управлении им удобно использовать формальные признаки эффективности в цифрах, извлекаемых из международных баз публикаций — а смысла этих цифр они понять и не пытаются. Тренировались в этом формальном подходе они уже несколько лет, т.е. это не прогноз, а экспериментальный факт.
  • Верно то, что именно по публикациям и можно оценивать работу ученых — но только экспертным путем. Главное возражение чиновников против такой оценки — «что ж это они сами себя оценивают». Наиболее жестко этот тезис сформулирован как «антиРАНовский» -потому что именно в РАН сосредоточена основная часть эффективной науки. На самом деле возможности межведомственной экспертизы никогда еще не использовались полноценно, не говоря уже об экспертизе международной.
  • Нет сомнений в том, что в существующем виде и РАН, и вузы, и научный фонд проблемны. Прежде всего потому, что общегосударственное разложение прониклоповсюду, и в руководстве этих сущностей имеются конъюнктурные персонажи, которые к числу ученых (ищущих истину), безусловно, не относятся. Тем не менее, есть там и другие, поэтому в действующей системе хотя бы иногда решения принимались по делу — при чиновничьем управлении это станет невозможно.
  • Опубликован ряд проработанных предложений по «самореформированию» от научных работников, не входящих в круг первых лиц РАН, но известных твердой и последовательной профессиональной позицией. Все такие предложения коррелируют с существующими в развитых странах процедурами оценки научного труда. Однако эти процедуры при переносе на нашу территорию не могут быть реализованы дословно, только с усиленной защитой от агрессивной среды.
  • Если такие предложения НЕ будут приняты во внимание, то, безусловно, усилится отток специалистов и выпускников, а в институтах и университетах останутся в основном имитаторы, которые будут обучать себе подобных.
  • К сожалению, в Москве сконцентрирована не только наука как таковая. Здесь особенно много околонаучной конъюнктуры, что крайне осложняет задачу противостояния неадекватному законотворчеству в целом. Однако актуальна поддержка самореформирования в любых научных и учебных учреждениях, и в первую очередь поддержка юридическая — каждый конкретный шаг по оздоровлению сейчас существенен для науки и образования в стране.
  • На региональном уровне, в том числе и в Москве, можно создавать прецеденты нормального конкурсного финансирования науки, которые могут инициировать аналогичные действия местных властей в других регионах, а в перспективе масштабироваться для реализации на федеральном уровне.

В конце выступления Галина выразила надежду на то, что команда Навального в будущем сможет заниматься не только очевидно полезными разоблачениями коррупционеров, но и систематической работой конструктивной направленности.

Следующим выступил проректор Независимого московского университета (по совместительству ИППИ РАН и CNRS) Михаил Анатольевич Цфасман. Он рассказал, как управляется наука в цивилизованном мире, как работают научные фонды, как во Франции был организован CNRS-Национальный центр научных исследований во Франции, как он рос и развивался. Во всем мире в управлении наукой участвуют как ученые, так и чиновники. Вопрос: как происходит взаимодействие между ними? М.А. привел такой пример: ученый формулирует задачу и просит чиновника реализовать ее на уровне бюрократии. Чиновник говорит: «Это невозможно, противоречит законам». Ученый отвечает: «Найдите способы, как сделать, чтобы получился такой же результат». Чиновник ищет и, как правило, находит выход.

Следующий выступавший, Сергей Сибиряков (ИЯИ РАН), проработавший долгое время в ЦЕРНе, заявил,что на самом деле французская бюрократия и в подметки не годится швейцарской, которая не создает вообще никаких проблем ученым и реально помогает работать. А что до российской. Пример — критерии эффективности институтов, которые были испущены Минобрнауки: там из шести критериев только один имеет отношение к научным результатам. И тот чисто формальный, библиометрический — это единственное, чем чиновники в состоянии пользоваться, но на самом деле не умеют и этого, поскольку там масса нюансов, которые они не понимают. На самом деле существует принятый во всем мире способ — независимая научная экспертиза. В случае с оценкой институтов она должна быть международной. Так самоорганизуется и самоуправляется наука, однако нашим чиновникам, по-видимому, кажется, что управлять всем должны они сами.

Евгений Онищенко (ФИАН) выступил по теме, близкой Алексею Навальному: распил в науке. Он говорил о сложившейся при Андрее Фурсенко практике распределения крупных лотов Минобрнауки, при которой все определяется лоббированием и коррупцией. Особо злокачественной частью лотоводческой системы являются лоты на прогнозирование, мониторинг, научно-методическое обеспечение и пр., расходы на которые в суммарном денежном выражении сопоставимы с бюджетом РФФИ — самого эффективного из наших государственных научных фондов. Евгений привел пример, где лот Минобрнауки подобного типа оказался на порядок дороже аналогичного японского.

Потом Навальный сказал в ответ на выступление Онищенко, что названые масштабы распилов в сфере науки вызывают у него улыбку: всё, что там напилили и напилят, будет многократно перекрыто одним строительством Северо-Западной хорды. В данном случае бороться с этим, безусловно, надо, но у его команды не хватает квалификации для оценки реальной стоимости проектов — требуется кооперация с профессионалами.

Сергей Попов (ГАИШ МГУ) попытался вернуть обсуждение к «нашим баранам» — какие законопроекты следует лоббировать политику ради науки. Во-первых, наука по определению интернациональна, и она не может нормально развиваться без обмена людьми. Причем обмен должен быть не только отсюда за границу, но и из-за границы люди должны приезжать и работать у нас. Так, российская наука выиграла бы от притока зарубежных, например, китайских постдоков. Существующее законодательство делает это практически невозможным, его нужно менять. Следующий закон, полезный для привлечения негосударственных средств в науку, — о меценатстве, о частных научных фондах, об эндаументе. Важно, чтобы в нем были предусмотрены соответствующие налоговые льготы. Наконец ликвидировать законодательные проблемы для школ с углубленным изучением предметов, в частности, чтобы научные работники смогли преподавать в них, не доказывая множеством справок, что они не верблюды.

Увы, держать дискуссию «в русле» было чрезвычайно тяжело. Высказаться хотелось очень многим — мне как ведущему не хватало духу остановить череду выступлений о наболевшем, тем более, что говорились правильные вещи. Потом шутили, что на встрече пытались пересказать содержание «Троицкого варианта» за последние три года. Наконец, с трудом удалось перевести дискуссию в режим диалога.

Отличный вопрос Алексею задал М.А. Цфасман:

— Обычно политиков спрашивают, что вы будете делать, победив на выборах. Я хочу спросить, что вы будете делать, проиграв выборы?

Цитирую ответ по памяти:

— Если я проиграю во втором туре, ситуация в стране станет другой уже от того, что был этот второй тур, — власть уже не будет чувствовать себя бесконтрольной. Если я проиграю в первом туре, но наберу достаточно много голосов, пусть двадцать процентов, — это тоже изменит ситуацию. И это будут не только проценты, но еще и тысячи людей, пришедших волонтерами на эту предвыборную кампанию. Появится новая сила, способная проходить на выборах в любое законодательное собрание. Даже если меня посадят (а сейчас кажется, что дадут условный срок), я не смогу баллотироваться сам, но это не обязательно: люди всё равно будут знать, что это наш список, даже если меня в нем нет.

Из вопросов, которые Алексей Навальный задавал нам, лучшими были два. Первый звучал так:

— Вот мы тут прекрасно понимаем друг друга и говорим на одном языке. Но почему же так много научных работников голосуют за коммунистов? Это видно по результатам выборов в наукоградах.

Ответ давали коллективно:

— Ученые традиционно придерживаются левых взглядов, левей, чем средний класс. И это не только у нас, но и на Западе.

— Коммунисты собирали протестные голоса, а ученые недовольны действующей властью.

— Научные работники дружно выступили за реформы в начале 90-х, но оказались обманутыми. Наука пострадала сильнее всех. Это оттолкнуло ученых от реформаторов-либералов и привлекло к оппозиции, которую тогда представляли в основном коммунисты.

— Сейчас коммунисты стали карманной оппозицией, но получают свои голоса как наследство от 90-х годов.

Второй хороший вопрос (по памяти):

— Почему власть предприняла реформу РАН, такую, что она заведомо настроит против себя весь научный цех, который изрядно усилит оппозицию? Что она приобретет такого, что оправдало бы этот политический ущерб?

На этот вопрос пытались ответить, спорили между собой, но дело в том, что четкого ответа, по-видимому, не существует в природе. Понятно, что такие мелочи, как академическая недвижимость или обиды Ковальчука, или даже желание порулить академиками, — сущая мелочь по сравнению с одной Северо-Западной хордой. А усиливая оппозицию подобным образом, власть может лишиться всего. Человеческий фактор неисповедим.

Встреча продолжалась два с половиной часа. На вопрос, крепко ли он еще держится на стуле, Алексей, проведший до того еще три встречи с избирателями, твердо отвечал, что держится. Вообще такой график предвыборной кампании должен приводить к тому, что любой нормальный кандидат начнет тупеть. Мы, тем не менее, этого не заметили.

Очевидный недостаток встречи, допущенный с нашей стороны — избыток несистематизированной информации, вылитой на кандидата. В нем потонули вещи, которые нужно было выделить в первую очередь. Это отчасти исправлено в «Заметках по итогам встречи», посланных в штаб кандидата в мэры вдогонку. Заметки частично публикуем здесь же, уже начаты консультации о возможности включения конкретных мер по поддержке науки в Москве в предвыборную программу.

Несомненное достоинство встречи — ее атмосфера, дружелюбная и адекватная. Отпустив кандидата, народ долго не расходился, продолжая дискуссию сначала в зале, потом в коридорах, потом уже на улице.

Борис Штерн
с помощью участников встречи

Впечатление одного из участников встречи:

Навальный более адекватен, чем можно было подумать по публикациям в СМИ. Возможно, он адаптируется под аудиторию, но, во всяком случае, опция адекватности ему доступна. Несмотря на очень тяжелую нагрузку, держится очень бодро. Я полагал, что буду голосовать за него вопреки своему неприятному ощущению, но в целом он оказался мне симпатичен. Четко осознаю, что это лишь впечатление, его реальных свойств мы не знаем. Но такова природа демократии за пределами узких сообществ — всегда либо покупаешь кота в мешке, либо голосуешь за старого правителя. На ощупь мешок с котом кажется годным.


Зачем нужна наука (эссе для политиков)

Борис Штерн

Борис Штерн

Прежде чем обсуждать, как и кем должна управляться наука, полезно ответить на вопрос, что это такое и зачем она нужна. Для определенности буду говорить о фундаментальной науке, каковая собственно наукой и является.

  • — Наука это не двигатель технологий. Ей, в общем-то, плевать на технологии — они получаются как побочный продукт, а не как цель.
  • — Цель науки — познание человеком мира и себя. Движущая сила науки — инстинкт первопроходца, который складывается из любознательности, стремления быть первым и упрямства в преодолении препятствий, которые ставит перед человеком жизнь. И еще людей влечет внутренняя красота науки. Все эти высокие слова в данном случае — не пустой звук.

Зачем нужна наука?

У нее есть два значения: побочное и основное. Побочное заключается как раз в технологических выходах науки. Технологии не являются ее целью, но иногда применения научных результатов подворачиваются под руку, и получается электротехника, радиосвязь, атомная энергия, компьютеры, современная медицина и так далее. Эти побочные «отходы» науки уже окупили все прошлые и будущие затраты на нее. Другое дело, неизвестно, когда и каким образом данное направление даст выход или не даст. Это не закажешь и, как правило, не спрогнозируешь.

Есть множество научных направлений, про которые можно точно сказать, что от них никогда никакого практического толку не будет. У них другое назначение.

Дело в том, что у науки еще есть основное значение: это способ, которым человеческий род продолжает развиваться, совершенствоваться и накапливать опыт. Наука едина и наднациональна, но ее представители, работающие в данной стране, уже тем, что они работают здесь, делают для страны ровно то же самое: развивают народ, просвещают его, поднимают людей (только не с колен, а с четверенек), учат их делать собственные суждения.

В свое время хорошо сказал Роберт Вильсон, первый директор Лаборатории Ферми в США, когда его спросили, какое отношение к обороноспособности страны имеет строящийся ускоритель: «Он не имеет ничего общего с непосредственной защитой страны, за исключением того, чтобы сделать страну достойной защиты — умнее и лучше». Цитата не точная, но суть такова.

Наука действует на общество по цепочке. Она поднимает высшее образование; молодежь, воодушевленная живой наукой, идет во все сферы деятельности, включая технологии. Школьники читают популярные книжки и слушают настоящих ученых — это зажигает их. Очень важно, чтобы во главе этой цепочки были люди, умеющие получать новое знание. Их роль — вдохновлять всё остальное. Без науки в стране образование выхолащивается и деградирует.

Из сказанного можно сделать простое заключение: наука не имеет никакого отношения к рынку. То, что она производит, не является товаром в принципе. Наука может немного подрабатывать на прикладных выходах и на образовании. Но либертарианская песня о том, что ее должен оплачивать заинтересованный бизнес, проистекает от обыкновенного невежества. Каково рыночное значение понимания, какой механизм лежит в основе происхождения Вселенной? Или открытия бозона Хиггса? С помощью этих знаний человек осознает свое место во Вселенной и получает право гордиться своим родом, раз его представители докопались до таких глубин. Но кто оплатит добычу этих знаний? Только налогоплательщики. Может быть и меценаты, они есть и у нас, но во всем мире их вклад гораздо меньше того, что вкладывает в науку государство.

Понятно, что в развитии науки заинтересовано общество. А власть? Если у власти временщики, то наука им не то, что не нужна, а скорее противопоказана — мыслящих людей сложнее держать в повиновении. Они в этом никогда не признаются, но желудком чувствуют классовую чуждость науки и гнобят потихоньку. Видимо это один из скрытых мотивов, способствовавших пресловутому законопроекту о реформе РАН.

Обычно, власть худо-бедно понимает роль науки в развитии технологий. Но они зачастую думают, что без нее можно обойтись, что всё можно купить. Дешевле купить готовые технологии, чем развивать дорогую и традиционно нелояльную науку. Может и дешевле, но проблема в том, что без ученых чужие технологии работать в стране не будут. Через какое-то время придется покупать чужих специалистов для работы с наукоемким оборудованием, поскольку страна перестанет выращивать своих.

Что можно сказать о способах управления наукой, исходя из сказанного. Прежде всего, что наукой совершенно бесполезно управлять директивно. Если государство формулирует приоритетные направления в науке, это означает лишь то, что появился лоббист от науки с большим ресурсом и пролоббировал эти направления себе во благо. По формулировкам обычно можно понять, что это за лоббист.

А что значит вообще, в данном случае — управлять? Пётр Капица говорил просто: «Руководить — значит не мешать хорошим людям работать». На самом деле хорошим людям надо еще и платить. А как понять, кто хороший, кто так себе, кому давать деньги на исследования? Мировой рецепт — ученые оценивают ученых и их проекты. Причем не начальство, а люди со стороны — так исключается конфликт интересов. То же самое для лабораторий и институтов, причем здесь важно, чтобы экспертами выступали люди из других стран, — так исключается конфликт интересов на уровне научных кланов и корпораций. Итак, все содержательные решения в управлении наукой должны приниматься самими учеными.

Еще одно уточнение. Зарубежную экспертизу у нас недолюбливают. Однако свою основную функцию для нации наука выполняет, только если она хорошо интегрирована в мировую науку. Разговоры от том, что надо публиковать свои оригинальные работы на родном языке, что нам нужны свои российские критерии оценки науки и образования — это лишь метод борьбы троечников за признание их выдающимися учеными. А разговоры о том, что публикуя свои работы в иностранных журналах, российские ученые работают на иностранного дядю — это бред уж совсем унылых идиотов, который нет-нет да раздается из разных мест. Попытки обособить национальную науку ведут к ее провинциализму и всплыванию разного рода лысенко и петриков.

Хорошо ли российская наука выполняет свою основную функцию для страны? Не очень. Во-первых, половина российской науки уехала. Вторая беда в том, что у нас плохо работает та самая цепочка, с помощью которой относительно малочисленная наука развивает всю нацию. Во-первых, недостаточная интеграция с образованием. Во-вторых, недостаточное присутствие ученых на телевидении, в прессе, вообще в масс-медиа, даже в Интернете.

Сейчас происходит некое оживление: ученые стали чаще появляться в независимых СМИ. Но центральные телеканалы по-прежнему заблокированы для них и открыты для лженауки. Это уже политическая проблема, которую надлежит решать вместе с остальными аналогичными проблемами.

Однако суть в том, что российская наука пусть и неважно, но всё-таки играет свою цивилизующую роль для страны, она, по крайней мере, еще жива. Система Академии наук содержит более половины настоящей науки в России. Ее предлагаемая реформа приведет к деградации этой «большей половины», на восстановление которой потом придется затратить поколения. 

Борис Штерн


Заметки по итогам встречи

Как отмечено в репортаже о встрече научных работников с Алексеем Навальным, многое из высказанного прозвучало недостаточно внятно, кое-что из важного не было сказано вообще. Но по совокупности выступлений удалось составить систематизированный список ключевых принципов и проблем,который,конечно,должен уточняться и дополняться. Принципы необходимо понять и принять всякому политику, если он считает сферу науки важной для страны (а следовательно, готов представлять интересы научного сообщества). А проблемы необходимо последовательно решать. Конечно, участникам хотелось бы, чтобы не только Алексей Навальный мог с этими положениями ознакомиться — вдруг сейчас или в будущем найдутся другие политики, которых заинтересует такая постановка вопроса? Тут есть фронт работ для всех — и на федеральном уровне, и на региональном, было бы желание сделать страну образованной и мыслящей.

Общие принципы при формулировании проблем науки в цивилизованных политических программах:

  • ориентация на knowledge-based society, единственно возможную схему для развитых стран;
  • требование широкого общественного обсуждения профессионалами любых законодательных инициатив, связанных с той или иной сферой деятельности;
  • акцент на профессионализм при наборе волонтеров для разработки программ и законопроектов, связанных с наукой и образованием, а также при формировании профильных консультативных советов в случае прихода к власти.

Ключевые проблемы науки и образования в России

  • Происходит вытеснение ученых из сферы управления наукой и образованием и замена их чиновниками. Этот процесс особенно форсируется в последнее время, вероятно из-за несовместимости существующей вертикали власти с принципом самоорганизации, единственно возможным для функционирования науки.
  • Профессиональное экспертное сообщество ослаблено вследствие отъезда многих сильных специалистов и продолжает разрушаться из-за проникновения общегосударственного разложения в научную среду. Это, возможно, еще обратимо — при условии усиления интеграции с мировой научной средой.
  • Базовый уровень оплаты труда в науке остается низким, а финансирование исследований — непрозрачным.

На пути к решению ключевых проблем невозможно миновать вопросы законодательства и государственной политики в сфере науки и образования. В этой связи необходимо, прежде всего, выделить следующие непосредственные угрозы, требующие быстрого реагирования.

Некомпетентное законотворчество

Кроме принятого во втором чтении в июле 2013 года Закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий науки и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» к этой категории относится Закон «О российском научном фонде» (внесен в Госдуму в июле 2013 года). Имеются и другие законопроекты, которые не слишком заметны на фоне реорганизации РАН, однако их принятие грозит прекращением конкурсного финансирования науки и монополизацией сферы научной экспертизы, что эквивалентно отказу от профессиональной экспертизы.

Выбор стратегии поддержки научных направлений

Проведенные без необходимых процедур отбор и поддержка в особо крупном размере единичных направлений — по факту исключают развитие многих научных направлений, в которых всё еще обеспечивается достойное качество актуальных исследований. Эта тенденция будет неизбежно усиливаться в случае принятия упомянутых выше законов.

Для нормализации научной жизни необходимы совсем другие законы, а также различные изменения в законодательной сфере, например:

  • более гибкие законодательные акты, регламентирующие закупки,
  • новые законы о меценатах, о частных научных фондах, об эндаументе, предусматривающие соответствующие налоговые льготы,
  • отмена или пересмотр законов, обосновывающих крайне низкие базовые зарплаты в ряде научных организаций,
  • пересмотр положений существующего законодательства, регламентирующих работу иностранных ученых в РФ,
  • отмена подзаконных актов МОН, дезорганизующих работу вузов.

Возможные инициативы, которые могут быть предприняты на региональном уровне:

  • регулярное конкурсное финансирование исследований в рамках региональных программ;
  • организация конкурсного финансирования кратко- и долгосрочных визитов ученых из других регионов России и других стран;
  • в городах с высокой концентрацией науки — поддержка создания Genters of excellencе — аналогов элитных научных центров в развитых странах (предоставление помещений, софинансирование);
  • поддержка сильных физматшкол и других школ с углубленным изучением предметов, в том числе снятие ограничений на преподавание в них сотрудников РАН и вузов;
  • развитие программ предоставления жилищных кредитов молодым специалистам;
  • помощь квалифицированным специалистам в получении недорогого жилья, в том числе создание и поддержка современных комфортных общежитий. 

24 августа. Митинг молодых ученых в защиту академической науки на суворовской площади в Москве. Фото О. Калашева

24 августа. Митинг молодых ученых в защиту академической науки на Суворовской площади в Москве. Фото О. Калашева

 

Связанные статьи

Помощь «Троицкому варианту — Наука» ⇢

Обсуждение

83 комментария на «Ученые и политик»
  1. «такова сейчас российская се ля ви»

    Увы так... но есть надежда, что бунт «академиков» сделает реформу не такими губительными...

    Мне кажется именно слияние академий самое опасное ...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  2. И смех и слёзы. В науке опасно жить без юмора. Не отчаивайтесь, господин Морозов.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  3. vlad1950:

    to Denny:

    вы судя по коментам похоже типичный околонаучный- но активный гуманитарный функционер вряд ли имеющий личный полезный опыт

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  4. «активный гуманитарный функционер»

    Попытка оскорбить?

    «Не отчаивайтесь, господин Морозов.»

    Психология не Ваш конек («Пытался даже распознать по фотографии, рассмотреть, чем жив этот человек.»).

    У мне нет причин огорчаться.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  5. Denny:

    vlad1950: 07.09.2013 в 21:17 Не мучайтесь гипотезами. Составьте собственное объективное мнение. Tikhonov DB. Посмотрите WoS или expertcorps.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  6. Crohobor:

    Пухову. Несколько вопросов.

    Согласны ли Вы с утверждением, что фундаментальная наука развивается по своим внутренним законам?

    Исключаете ли Вы практику финансирования некоторых ученых на их страх и риск?

    Такие практики не очень редки а университетах США и некоторых мощных корпорациях Правда источник финансирования должен называться.

    Многих ли чиновников, способных оценить задачи фундаментальной науки Вы знаете?

    И всем, рекомендую воспоминания военного инженера-строителя Левси Гровса об создании им коллектива Манхетовского проекта и руководстве работами. Задача была прикладная, но не только. «Теперь об этом можно рассказать».

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  7. Александр Пухов:

    Crohoborу:

    Начну с конца.

    1)Многих ли чиновников, способных оценить задачи фундаментальной науки Вы знаете?

    Фишка в том что и ученых «способных оценить задачи фундаментальной науки» нет. Михаил Кацнельсон на страницах ТрВ расказывал как происходит рецензирование грантов в Голандии. Рецензия никогда не запрашивается у ученых работающих в данной области. Что-бы избежать конфликна интересов, влияния личных отношений, зашоренности специалиста на своем подходе. Всем известные примеры из недавней истории: Ландау резко выступал против возможности CP нарушения, рекомендовал похоронить Лагранжев и Гамильнонов подходы в физике. Зельдович выступал против теории горячей вселенной. Для работающего ученого фанатичная вера в правильность своего подхода необходимое условие работы. Дай ему власть — вызжет все вокруг. Вот и сейчас Северинов пишет что с чиновником ему договориться легче чем с академиком. В принципе на основе библиометрии грамотный чиновник может написать рецензию на грант не хуже ученого. Но дешевле обратиться к ученым за такой рецензией что всегда и делается. А вот если мы решаем вопрос куда направить деньги на физику или на биологию, то сообщество ученых самостоятельно с этой задачей справиться не может. Наш РАН тому пример.

    2) Исключаете ли Вы практику финансирования некоторых ученых на их страх и риск?

    Любое исследование это риск. И фундаментальное но в большей степени прикладное. Иначе это не исследование. Оно как-бы по другому и не бывает. Но как правило ответсвеность за риск вместе с ученым разделяет кто-то еще. Грантодатель или начальник. Конечно есть иключения. Вот Эдисон за свои деньги нашел несколько тысяч материалов не пригодных для электролампочек. А Кацнельсон намеривался использовать свою премию от Спинозы для решение задач на которые ни один грант денег не выделит.

    3) Согласны ли Вы с утверждением, что фундаментальная наука развивается по своим внутренним законам?

    Фундаментальная наука развивается по своим собственным законам но глядя на то как быстро ее результаты начинают применяться на практике нельзя не согласится с тем что ее развитие мотивированно жизнью. Квантовая механника, например, не могла быть не открыта в 20 веке. Ну мы уже в какую-то философию въехали.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  8. Denny:

    Александр Пухов: 09.09.2013 в 10:40 Я хочу еще раз попробовать обратить внимание на то, что противопоставление «ученые vs чиновники» представляется мне несколько надуманным. Дело в другом. В наличии обратных связей. Между возможностью принимать решения и ответственностью за их результаты и последствия. В здоровой конкуренции на всех уровнях. В распределении денег снизу верх (от лабораторий к администрации института).

    При наличии этих связей система будет саморазвиваться. Без этого — вырождаться. Независимо от того, кто там конкретно рулит, кто кого назначает или выбирает. Будут институты конкурировать между собой за сильных ученых и лаборатории — будет нормально. Нет — будет произвол директоров. От академии или МОНа — все равно.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  9. Александр Пухов:

    Denny, я согласен, но это очень сложно организовать у нас. Как это ни странно, но начинать надо с того что предлагает МОН: сертификации институтов и лабораторий. Необходимо это делать при участии научного сообщества, а оно воротит нос от любых предложений правительства. Например в данной заметке Штерн/Цирлина критикуют МОН за библиометрические показатели в оценках работы институтов, а сами опубликовали «Карту полезных ископаемых» которая на той-же голой библиометрии и основана. Логика «Мне можно — я эксперт. Ты чиновник — тебе нельзя». А ведь Корпусом Экспертов проделана очень большая и полезная работа именно по сертификации институтов.

    Так что противоречие «ученые vs чиновники» является надуманным с точки зрения здравого смысла, но не с точки зрения росссийской реальности. И пока мы его не снимем будем сидеть в том самом месте где и сидим.

    По уму нужна Дорожная Карта реформирования науки РФ расчитанная как минимум лет на 5. Согласованная научным сообществом и правительством. Одобренная Думой и президентом. А у нас вместо этого идиотские спецоперации против РАН

    с одной стороны и столь-же идиотские идеи самореформирования с другой. Плюс крайне разорительные идеи (с обеих сторон) поменять местами слагаемые в формуле РАН + Вузы в надежде что сумма изменится.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  10. Denny:

    Александр Пухов: 09.09.2013 в 12:33 Не могу со всем согласиться.

    «Мне можно — я эксперт. Ты чиновник — тебе нельзя». Собственно, это и была идея проекта, как я ее понимаю. Отобрать достойных экспертов. Плохо, что данные становятся способом (пардон) членометрии, а не наукометрии. Понимаете, с данными анализов должен работать врач. То есть эксперт. Иначе диагноз будет еще тот.

    Сертификация ... аудиты, проверки, аттестации. Неужели всего этого мало? Этих бюрократических изысков. Вы серьезно верите, что все эти карты будут работать? Именно у нас в России.

    Миром (в том числе и научным) правят деньги. Кто платит, тот и заказывает музыку. Именно система финансирования (а не бюрократические процедуры) определяют стиль. Если деньги распределяются сверху, всегда будет вертикаль. А если они зарабатываются внизу (конкурсным финансированием лабораторий) то будет демократия. Настоящая, а не симулякры с выборами.

    Поэтому я довольно прохладно смотрю на министерско-академические дрязги. Как известно, паны дерутся, а у холопов чубы трещат. Пока деньгами распоряжаются наверху (в академии или МОН) ничего по сути не изменится.

    ИМХО, конкурсное финансирование лабораторий, сутью которого являются экспертные оценки на основе наукометрических показателей.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  11. Л.Л. Гошка:

    Александр Пухов: «Denny, я согласен, но это очень сложно организовать у нас».

    У нас это организовать вообще невозможно. От стереотипов и традиций принятой в существующей Системе отойти нельзя, т.к. в этом случае она будет «выплевывать» из себя такого изгоя. Другими словами, сколько Голикову или другого высокопоставленного чиновника не пересаживай с места на место, проку все равно не будет. В основной своей массе они работают на уровне русских народных пальчиковых игр типа «Сороки-вороны».

    Сорока – ворона

    Кашку варила,

    На порог скакала,

    Гостей созывала

    …………………….

    Этому дала,

    Этому дала,

    Этому дала,

    Этому дала,

    А этому не дала:

    ............

    Принцип распределения, как правило, совсем не понятен.

    При этом это вторая часть задачи, да еще не основная. Есть еще первая часть задачи.

    Известно, что кашу сварить из топора невозможно.

    Разговаривая с теми, кто обеспечивает возможность сварить эту самую «кашу», все до единого говорят, что живут только одним днем и не знают, что с ними будет завтра. Поэтому никто даже среднесрочных планов не строит.

    По всей видимости, по причине, когда власть в Системе работает только «Сорокой-вороной», поэтому выборы за должность мэров и губернаторов столь сильно политизирована. Все хотят только распределять и перераспределять, решая только вторую часть задачи.

    В таких условиях ходить на выборы нет никакого смысла.

    Любопытно, о чем думают те люди, которые не ходят на выборы и что от них можно ожидать, когда они скажут, что их весь этот зоопарк достал?

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  12. Александр Пухов:

    Denny, ну конечно, у кого чего болит ... . Мне как теоретику да еще работающему исключительно в коллаборации с иностранцами от нашего научного пирога надо уже не так много. Вам нужны гранты. Понимаю. Но по сути у нас различие в одно слово:

    «конкурсное/базовое финансирование лабораторий на основе экспертных оценок учитывающих наукометрические показателеи.»

    Вас в первую очередь интересует конкурсное финансирование — меня базовое. Можно много спорить какое финансирование предпочтительние. Везде свои плюсы. В CNRS (Франция) основа — базовое финансирование. Это наиболее близкая к нам система. В Англии-Америке грантовое: не получил грант — выйди из дверей.

    У нас базовое финансирование доминирует. В нем надо порядок наводить. Хотя-бы для того что-бы найти деньги на гранты. А это как я понимаю долгий и болезненный процесс. Вообще-то на основе наукометрических показателей всю нашу науку не оценишь. В биологии/физике — нет проблем.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  13. Denny:

    Александр Пухов: 09.09.2013 в 14:29 Конкурсное финансирование вовсе не обязательно гранты. Или не только гранты. Конкурсное финасирование то, за которое конкурируют сами ученые. На основе экспертных оценок учитывающих наукометрические показатели. А не то, которое по принципу доступа к телу выциганивает начальство и распределяет по своему усмотрению. Я и сам по основной специальности теоретик. Занимаюсь компьютерным моделированием лиганд-рецепторных взаимодействий. Так вот я не хочу, чтобы начальство (академическое или министерское) решало вопросы моего финансирования. Финансировать меня, а может Васю, а может обоих и еще Петю в придачу.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  14. Л.Л. Гошка:

    Denny :

    Так вот я не хочу, чтобы начальство (академическое или министерское) решало вопросы моего финансирования. Финансировать меня, а может Васю, а может обоих и еще Петю в придачу.

    Я тоже не хочу, чтобы начальство (академическое или министерское) решало вопросы финансирования Denny.

    Меня даже очень интересует, что происходит на мембранах клеток, и особенно как работают ионные каналы. Если эти процессы будут описаны, тогда можно будет выйти на значение минимального научно обоснованного воздухообмена в помещении. А отсюда можно будет определить и энергопотребление, необходимое для поддержания такого значения воздухообмена. Только после этого можно гарантировать обеспечение качества воздуха в помещении.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  15. Александр Пухов:

    Denny, такая схема реализована в США. Плюс университет Вас поддержит один год если Вы остались без гранта. С чужих слов у меня создалось впечатление что грантовая система в США клановая. А в России и Франции начальство для того и создано что-бы решать проблемы ученых. Северинов пишет что живет в России той жизнью о которой Вы мечтаете. Постоянно выбивает гранты для своей группы. Но если Вы работаете один то шансов мало и здесь и там. Я подавал несколько раз заявки на грант РФФИ для себя лично. Всегда отлуп. А в группе из 10 человек — нет проблем. Один мой однокласник пытался пробиться в одиночку в США. С его слов конкурируюшая группа заблокировала его публикации и оттеснила от гранта.

    Во Франции о моем финансировании беспокоится французкое начальство. И слава богу.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  16. Denny:

    Александр Пухов: 09.09.2013 в 18:13 Да я вовсе не мечтаю о такой жизни. Фокус в том, что попасть в число тех, о финансировании которых заботится французское начальство, не так просто. И конкуренция там вполне серьезная. На всю Францию 11500 постоянных научных сотрудников CNRS. Остальные — крутись как хочешь. При том, что бюджет вдвое против РАНовского.

    Я о том и говорю постоянно, что ФОРМЫ организации могут быть самыми разными. И что не в этом суть. Копируя только те или иные формы (или выдумывая свои) мы ничего не добьемся.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  17. «Но если Вы работаете один то

    шансов мало и здесь и там.»

    А между тем что-то не припомню случая, что б симфонию написал коллектив авторов в 10 человек...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  18. «Вообще-то на основе наукометрических показателей всю нашу науку не оценишь. В биологии/физике — нет проблем.»

    Ну это взгляд со стороны. Проблемы есть везде и всегда... Я давно замечал. что задачи соседей кажутся смешными... НО как только влезаешь в тему задачи оказываются неподъемными проблемами.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  19. Л.Л. Гошка:

    Denny: «Финансировать меня, а может Васю, а может обоих и еще Петю в придачу».

    Какие бы Вы традиционные способы финансирования исследований не искали, они вас устраивать не будут. Всегда найдется чиновник, который скажет, что для Вас это будет слишком жирно. Этот чиновник будет исходить из того, что любые материальные ресурсы всегда ограничены. Вас же интересует долгосрочная программка финансирования, чтобы Вы основное время посвящали исследованиям, а не доказательством всякого рода «чайникам» вроде политиков, депутатов, чиновников и т.д., что Вы не «верблюд». Тем более что время это невосполнимый ресурс.

    На мой взгляд, необходимо искать совершенно новые методы для решения проблемы тех или иных исследований.

    Вот смотрите, есть проблема обеспечения качества воздуха в помещении. Эту проблему пока не могут решить и в развитых странах. Все упирается в фундаментальную науку. Для решения этой проблемы необходимы целенаправленные исследования в таких направлениях как молекулярная биология, биоминералогия, физиология человека, медицина и т.д. При этом исследования в этих направлениях должны быть взаимоувязаны. Такую проблему нельзя решить на уровне специалиста по предмету, тут нужен специалист по проблеме, который должен взять на себя все те функции, которые не свойственны специалисту по предмету, и дать возможность этому специалисту выполнить свою задачу быстро и добросовестно. Иначе грош цена такому специалисту по проблеме. Другими словами специалист по проблеме без высококвалифицированных специалистов по предмету ничего не стоит. В то же время специалист по проблеме должен являться своего рода регулятором между специалистами по предмету в различных областях знаний, ставя им задачу для исследований и используя полученные ими результаты. Я не имею в виду, что он должен быть соавтором при публикациях результатов. Публикации это сугубо личное дело специалиста по предмету.

    Это тот же ученый, но только с другими функциями и решающий конкретную проблему. Вот тут конкуренция между специалистами по проблеме была бы к месту.

    Ничего здесь нового нет. В свое время авиастроение так и подняли. Правда, тупо копировать тот опыт наверно не следует. Возможно, такой метод можно было бы использовать и в рамках РАН, с учетом ее специфики.

    Это только то, что сразу пришло на ум. Могут быть и другие варианты.

    По этому поводу академик В.А. Легасов говорил, что в прикладной науке теперь нужен не столько специалист по предмету, сколько специалист по проблеме, т.е. «технологический» специалист… Образование должно стать настолько фундаментальным, чтобы выпускник мог спокойно ориентироваться в любой специальной области знания, которой коснулся по работе… Выход вижу в предпочтении вузами базовых, общих дисциплин – физики, химии, математики, обязательно экономики. И во введении связывающих курсов по общечеловеческим проблемам.

    По всей видимости, и в фундаментальной науке назрела необходимость в специалистах по проблеме, иначе прикладную науку не состыковать с фундаментальной.

    Наверно по этой причине и надо одновременно финансировать и Вас и Петю с Васей, но только под решение конкретной проблемы. Другими словами надо финансировать решение проблемы и в полном объеме, но чиновник изначально должен знать с какой командой он имеет дело или рядом команд при конкурсе по выбору претендентов. Если в критериях выбора претендентов будут не люди, а в очередной раз минимальная цена, тогда сразу на всем можно ставить крест.

    Все эти вопросы может решить только само научное сообщество.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  20. За абсолютную ценность ученый на улицы протестовать не выйдет. «Государство и наука» , «Власть и наука» — на эти темы ученые (гуманитарии) РАН должны были проводить исследования и широко дискутировать сразу же после развала СССР. Вполне справедливое требование ученых РАН о необходимости широкого общественного обсуждения профессионалами реформ в России и любых законодательных инициатив, связанных с той или иной сферой деятельности, запоздало на более чем 20 лет. Конфликта по поводу развития науки — нет, есть конфликт по поводу интересов далеких от науки, но не менее важных для жизни людей.

    Социологический смысл реформ РАН (как социальных инноваций) — должен заключаться в изменении ценностных оснований как всей статусно-ролевой системы научного сообщества, так и в изменении роли науки в российском обществе.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  21. «Конфликта по поводу развития науки — нет»

    Так обязательно будет, если чиновник будет требовать от ученого немедленной отдачи...

    Примеров тому предостаточно. ВАСХНИЛ — РосНано — Солково, если опустить промежуточные звенья... вроде великих строек и овощных баз.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  22. Л.Л. Гошка:

    «Академики на улице стоят, мокнут под дождем. Там много молодых ученых, среди них будущие нобелевские лауреаты, и они будут помнить, как стояли под дождем. Давайте пригласим их в зал», заявила Дмитриева. Однако с незначительным перевесом эта идея была отклонена.

    www.gazeta.ru/science/201..._a_5655897.shtml

    Первый заместитель председателя комитета по науке и наукоемким технологиям единоросс Владимир Кононов заявил:

    «Я говорю про то, что хотя бы иногда в комнате надо проветривать, когда скопилась духота».

    Отстал от жизни единоросс Владимир Кононов, т.к. весь цивилизованный мир, образно говоря, ищет решение проблемы обеспечения качества воздуха в помещении. По нынешним временам от проветривания толку столько же, как от козла молока.

    Решение по реформированию РАН, если будет принято ошибочное решение, будет влиять на судьбы десятков миллионов людей, а мы практически ничего не знаем о процессах, которые происходят в щели между биологическим «хочу» и социальным «надо».

    Независимо от того, какое будет принято решение Думой, депутаты будут ставить над собой эксперимент.

    Понятие «проклятый род» никто не отменял и это никакая не мистика. Это те процессы, на которые наука еще не успела дать ответов.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  23. vlad1950:

    ближе всего их сказанного мне позиция г-жи Любови Цой советую прочитать ее развернутую арзицию перейдя на ее страницу в инете остальное увы кажется пустым

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  24. Андрей Денисов:

    Скажу сразу-я не учёный,квантовая физика для меня-интересная загадка,,а бином Ньютона-непостижимая абракадабра...Это я к тому,что любой чиновник находится

    именно в таком вот положении-он ничего не понимает в науке,а должен ей руководить!

    Лаврентий решал эту проблему просто-понимая,что не то,что овладеть,а просто понять

    что-к чему в его ведомстве никто конкретно не в состоянии он объявил Курчатову,что

    если А-бомба не взорвётся-его(Курчатова) и всю его научную хевру просто расстреляют...Ну джигит,кавказский мужчина-тёмный,но горячий...ЛПБ-расстреляли самого-так бывает,а Курчатов ,без сомнения,народный герой,но...И времена и нравы

    слава богу сменились,а вот интеллектуальное неравенство не просто осталось-оно процветает и власть предержащим это по прежнему ни разу не нравится!Как это-какие то учёные козлы и вдруг умнее нас и хотят самоорганизовываться,Да государство принадлежит бюрократии-это же каноническая формула,а если ещё бюрократия и не сменяемая-то ей принадлежит всё.При этом апологеты вертикали власти даже не задумываются,что остановка в движении общества(несменяемость

    бюрократов)есть его конец.Агония может продолжаться какое-то время-но не долго!

    Правда,есть одно но:вот этого «недолго» они расчитывают им хватит на всю жизнь и кроме прочего-комбюрократы не ответили за свою деятельность а спокойно умерли

    в своих постелях или до сих пор ещё просто доживают спокойно в своих спцдомах...

    Спрашивается-почему в их случае(нынешних бюрократов)да с их наворованными капиталлами(Лондон,Мадрид и прочие Тель-Авивы)им что-то вообще грозит?!То есть

    сами они не уйдут!Никакие выборы тут не помогут!Алексе Навальный в итоге

    будет всеми вспоминаться как романтик и гений чистой демократии,,потому что

    придут другие люди и у них будут другие методы"На Костю Сапрыкина" и опять

    может получиться нехорошо-но НАДО...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  25. Андрей Денисов:

    Забыл-склероз...я хотя бы понимаю своё интеллектуальное ничтожество и ощущаю

    мощь мыслей Штерна,что меня самого радует!Радует меня и то,что я понимаю(хотя

    бы -в самых общих чертах) Галину Цирлину и Цфасмана и хотя они все-евреи и явно

    умнее меня-меня это не угнетает,а тоже радует-могли бы уехать отсюда и забыть,ан нет-тоже не могут и не хотят уезжать,как и я(значит я не один такой и это-нормально)...Техника в руках дикаря-кусок металла,а научное сообщество в руках

    толпы полуграмотных придурков-никчёмная флюгарка,но на самом-то деле именно эта взбесившаяся толпа-раковый корпус...

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  26. Л.Л. Гошка:

    Чего ждать научному сообществу от реформы РАН?

    А все то же самое с чем столкнулась население.

    Цитата из статьи д.т.н. Г.П.Васильева «Шаг вперед и три назад!» Журнал АВОК №6 2013 г.

    Прошло уже более пяти лет с момента выхода Указа Президента РФ от 4 июня 2008 года № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики» и почти четыре года с момента принятия Федерального закона от 23 ноября 2009 года № 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и сегодня можно подводить некоторые итоги.

    Как известно этими основополагающими документами в качестве стратегической задачи государственной политики России в области энергосбережения было определено 40%-ное повышение энергетической эффективности национальной экономики страны к 2020 году. Что же удалось реально сделать за прошедшие пять лет в области повышения «энергетической эффективности российской экономики?». К сожалению не очень много!

    Значительно больше удалось сделать в части повышения тарифов на энергетические ресурсы. На этом направлении наши «успехи» более существенны и заметны невооруженным глазом! Так, например, с 2009 по 2013 годы тариф на электроэнергию для населения вырос на 49% (с 2,11 до 3,15 руб. За 1 кВт час), тариф на тепловую энергию для отопления – на 65 % (с 955 до 1570 руб. За 1 Гкал), тариф на горячую воду – на 68 % ( с 74,7 до 125,7 руб за 1 куб). При этом запланированного федеральным законом № 261-ФЗ даже 15 %-го повышения энергетической эффективности жилищ достичь не удалось.

    ……. Фактически с введением в действие нового закона о техническом регулировании мы лишились огромного объема знаний, накопленного в действовавших ранее региональных нормативно-технических документах.

    Это еще не все:

    Журнал «Энергосбережение» №6 2013 г.

    Осуждение: «Что нужно изменить в российском законодательстве по энергосбережению?»

    Е.Г.Галушо, эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ.

    Одна из последних законодательных инициатив в области энергоэффективности – это социальная норма на потребление электричества.

    Вводя ее, надо понимать, что,

    Во-первых, мы потребляем электроэнергии в разы меньше, чем в развитых странах: в среднем россиянин потребляет 850 кВт.час в год. В Болгарии этот показатель – 1500, в Италии – 1800, в Германии – 4500,в Швеции – 6000, в Норвегии – 8000.

    Во-вторых, велики различия между регионами. В некоторых говорить надо не об энергосбережении, а о ликвидации энергетической отсталости, повышении энергетической вооруженности экономики. Без этого не будет развития на этих территориях.

    И, наконец, никакие административные ограничения и энергетические пайки не улучшат ситуацию, если неэффективны и непрозрачны сами экономические модели, по которым действуют энергетика и ЖКХ.

    С чем я и поздравляю научное сообщество. Кому не хватит места за бугром, могут уже приглядывать место «мешочника» на «Базаре». А пока население с упоением ловит воров и жуликов, у него на законодательном уровне обчищают карманы. Тихо и без всякого шума.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  27. vlad1950:

    научному сообществу от реформы РАН ничего хорошего ждать нечего это факт

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  28. Л.Л. Гошка:

    О происходящих событиях в интервью с Денисом Медоузом под названием «Мало не покажется».

    Мировая система находится далеко за пределами роста. Важную развилку мы проскочили в середине 1980-х, и один из самых авторитетных алармистов Деннис Медоуз предлагает забыть о том, что можно спасти весь мир

    — Спасибо, что хоть в этом немного нас утешили: по-видимому, в нашей беседе наконец пришло время и для умеренно хороших новостей…

    — Честно говоря, я не думаю, что то, о чем я хотел бы сказать напоследок, следует отнести к категории хороших новостей, но это, по крайней мере, полезная информация, о которой стоит написать. Сейчас границы существующей социально-экономической системы стали гораздо более открытыми. И горизонт возможностей для того, чтобы разрабатывать все более совершенные, передовые технологии, очень быстро расширяется.

    Однако при этом государства и регионы мира стали намного более уязвимыми к различным внешним потрясениям. И вот вам пример нынешней Японии, которая еще совсем недавно была ведущей страной с точки зрения экономической эффективности. В области промышленного производства, роботизации, энергоэффективности и так далее — все высочайшего уровня. Но вот случилась Фукусима, и неожиданно выяснилось, что сверхэффективная производственная система в экономическом отношении крайне уязвима по отношению к подобным внезапным потрясениям и многие ее ключевые элементы вообще полностью прекращают работать в таких экстремальных условиях.

    И здесь отчетливо проявляется внутреннее противоречие между стремлением к максимальной экономической эффективности и степенью выносливости в случае внешних потрясений.

    Та же Россия сейчас прилагает массу усилий к тому, чтобы стать более экономически и технологически эффективной. Но при этом надо четко понимать: чем эффективнее вы будете двигаться в том или ином направлении, тем меньше будет потенциальная выживаемость такой системы.

    По сути, главная проблема заключается в том, что высокая эффективность дает вам прибыль в краткосрочной перспективе. А устойчивость к внешним потрясениям — это затратная часть. Все стремятся к эффективности, чтобы заработать денег в краткосрочной перспективе. Но стабильность в более долгосрочной перспективе требует затрат. А большинство людей не хочет тратить деньги на те направления, которые не дают быстрого возврата инвестиций. То есть, если вы поставите людям задачу разработать более эффективные технологии, они автоматически будут менее устойчивыми к потрясениям. Вот поэтому я очень скептически отношусь к возможности того, что пресловутая устойчивая (самоподдерживающаяся) система будет когда-либо и кем-либо построена.

    И здесь я хотел бы еще раз уточнить, что меня интересуют прежде всего вопросы устойчивости различных систем перед внешними воздействиями. Именно такая устойчивость обладает свойством масштабируемости. Устойчивым перед внешними воздействиями может быть человек, сообщество, его ближайшее окружение. Устойчивой может быть вся страна, и устойчивым может быть весь мир. А идея самоподдержания, устойчивого развития в ее изначальном понимании, принципиально не масштабируема. У нее на индивидуальном уровне просто нет смысла, она работает только в крупных масштабах — планеты, региона, страны.

    А вот если мы будем говорить о необходимости повышать индивидуальную устойчивость к тем потрясениям, которые нас ждут, — такая трактовка термина всем понятна. То есть вы можете создать некое сообщество, вы можете сделать десять человек более защищенными и специально их подготовить, чтобы они заранее создали запасы еды, питья, электричества. Именно на этой теме я сейчас полностью сфокусирован. И я обращаюсь ко всем своим коллегам с призывом: забудьте о том, что нужно спасать весь мир, вместо этого вы можете давать конкретным людям и группам людей полезные практические рекомендации, как они могут наилучшим образом подготовиться к предстоящему периоду больших потрясений. То есть, попросту говоря, нужно наконец попытаться приучить людей к тому, чтобы они не ждали очередных мудрых решений от своих правительств, а сами принимали необходимые превентивные меры.

    expert.ru/expert/2012/16/malo-ne-pokazhetsya/

    или

    www.ecolife.ru/video/9656/

    Экономическая эффективность либеральных экономистов за более чем 20 лет здесь:

    «Ни один регион не имеет стимулов зарабатывать»

    По мнению эксперта, дисбаланс бюджетов может привести к сокращению социальных обязательств

    izvestia.ru/news/557272#ixzz2fisshw1c

    Бюджеты большинства регионов России являются крупными должниками банков. Как считают эксперты, через какой-то период времени часть из них может стать банкротами, что приведет к дестабилизации экономики страны в целом. Профессор МГУ, эксперт в области социально-экономического развития регионов, социальной и политической географии НАТАЛЬЯ ЗУБАРЕВИЧ рассказала корреспонденту «Известий», что может исправить эту ситуацию.

    Отсюда можно сделать предположение, что мы стоим на пороге мощнейших этнических потрясений, которые не проходят без кровопролития. Борьба будет за ресурсы и территорию, без которых этносам не выжить.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  29. vlad1950:

    в рФ доход от продажи сырья 16 трлн р из них только 6трлн идет в бюджет в виде налогов таким образом ежегодно буржуии тутошние и внешние забирают 10 трлн в виде дани с граждан это почему в РФ на науку и образвание культуру нет денег в сСсР все шло в бюджет и на все хватало а тут вдруг не стало

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  30. Л.Л. Гошка:

    По поводу реформы РАН возникают два вопроса. К чему была нужна такая спешка с реформой РАН? Почему согласованные договоренности между Путиным и Фортовым были проигнорированы?

    Если к этим событиям добавить следующую информацию:

    «В среду вечером востоковед, блогер и автор газеты ВЗГЛЯД Анатолий Эль-Мюрид опубликовал у себя в блоге сообщение о том, что в Кремле готовится указ об освобождении Сергея Лаврова от обязанностей министра иностранных дел. По информации аналитика, атака на министра исходит из аппарата правительства – ему вменяется в вину излишне жесткая позиция во время сирийского кризиса и осложнение отношений с Соединенными Штатами. При этом проект указа якобы пока еще не завизирован большей частью аппарата администрации президента России».

    www.vz.ru/columns/2013/9/19/651149.html

    Сопоставив события с реформой РАН и информацию о возможной отставке Лаврова, совсем несложно догадаться, что по сценарию РАН будет дестабилизирована работа МЧС и Шойгу. После этого сольют Путина, как в свое время поступили с Горбачевым.

    По всей видимости, дело идет к новой шоковой терапии с резервациями для россиян на Крайнем Севере.

    Это не мои фантазии, а вывод следует из следующей информации:

    XII Международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества по теме: «Качество и образ жизни: изменение во времени и пространстве».

    Россия отнюдь не единственная страна, которая сталкивается с проблемой неравенства, отметила в своем докладе Саския Сассен, профессор социологии Колумбийского университета. В США уровень неравенства также велик и коэффициент Джини приближается к 40%. В западном мире с 1980-х совершается переход от логики развития общества, основанной на массовом производстве и массовом потреблении, а также главенстве сильного среднего класса, к логике «исключения» групп людей из социума. Причем это социальное исключение «происходит изнутри», считает Сассен. Мир постепенно входит в стадию деглобализации.

    Экономика и политические решения больше не обращены к человеку, он перестал быть самым ценным «компонентом» экономики. Наибольшая ценность теперь у ресурсов — в особенности у земли. С 2006 года 30 миллионов гектаров земли в самых бедных странах были куплены или арендованы богатыми странами и корпорациями. В итоге местное население, жители окрестных деревень, жившие за счет этой земли, оказалась попросту исключены из экономики, сказала Сассен.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  31. Насчет соглашения с Путиным.

    Закон вступает в силу только после подписания Президентом. Так, что у Президента (РФ) будет возможность выполнить соглашение с Президентом (РАН).

    Подождем.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  32. Л.Л. Гошка:

    Реформа РАН.

    За что проголосовала Дума и за что проголосует СФ. Только цитаты.

    «Есть разногласия, которые невозможно разрешить в рамках действующего законодательства. Но сейчас очевидно, что закон готов. И Академии наук, и всем, кто участвует в данном вопросе, надо взяться за работу. Если надо, Госдума возьмется и поправит законодательно. Пора работать!» Этой бесподобной репликой Вячеслав Никонов, глава думского комитета по образованию, решил подвести итог спорам по поводу свежеиспеченного закона о РАН.

    www.gazeta.ru/comments/20..._e_5661597.shtml

    Профильный комитет Совета Федерации по науке и образованию рекомендовал верхней палате одобрить закон о реформе РАН на заседании 25 сентября. Об этом сообщает РИА Новости

    rg.ru/2013/09/23/komitet-anons.html

    Прощай, богатая Россия!

    Михаил Делягин:

    «А в ближайшие годы нас, скорее всего, ждет эпоха удешевления сырья, в которой Россия столкнется с резким сокращением доходов от практически всего своего экспорта, включая продукцию первого передела и стремительно устаревающее оружие (при наглядной утрате способности производить значительную его часть). А ведь наша страна сгибается уже сегодня — «всего лишь» под грузом собственных проблем в виде тотального произвола коррупционеров и монополистов: экономический рост тормозится и скоро перейдет в спад, колоссальное увеличение инвестиций прошлого года сменилось их нарастающим сокращением.

    Отечественные эксперты, которые в этих условиях продолжают призывать к разработке стратегии по инвестированию нефтедолларов в разработку и реализацию современных технологий, попросту опоздали: пока эта стратегия будет разработана (а опыт медведевской «модернизации» показывает, что этого может и вовсе не произойти), нефтедоллары кончатся.

    И новое поколение гайдаров, чубайсов и кириенок, пригревшееся на экспортных потоках, без тени колебания и угрызений совести вывернет наши карманы и торжественно объявит: «Деньги кончились!».

    www.mk.ru/print/articles/...aya-rossiya.html

    Неизвестный разговор писателя Александра Зиновьева с Борисом Ельциным: «Запад вам аплодирует за то, что разваливаете страну»

    Ведущий: — Александр Зиновьев, вы обвиняете западные страны, которые сделали из Горбачева звезду.

    Зиновьев: — Я хочу сделать короткое замечание по поводу того, что сказал Ельцин. Народ уже однажды брал власть в Советском Союзе в свои руки. И что вышло? Сталин вышел. И если народ возьмет власть в свои руки, кто бы ни вылез наверх — даже Ельцин, — он все равно будет новый Сталин. Он выполнит ту же роль.

    Теперь почему Запад аплодирует Горбачеву и Ельцину? Что вы думаете, Запад хочет, чтобы советские люди жили роскошно, были сыты? Ничего подобного! Западу нужно, чтобы Советский Союз развалился. Горбачева похлопывают по плечу и Ельцина, поскольку думают, что они разваливают страну. Они говорят: действуй, Миша, — а они и рады стараться. Много партий, парламент! Это все игра на Запад. Как только Запад увидит, что Горбачев не разваливает советское общество, а выходит из кризиса, кончится здесь слава Горбачева и на него будут лить потоки грязи. Помяните мое слово!

    Ведущий: — В таком случае нужно было сохранить старый режим, где железной рукой управляли?

    Зиновьев: — Я не политик, я исследователь. Что будет, я вам точно скажу. Через пять-шесть лет восстановится нечто такое, что было при Брежневе. Даже, может, хуже, ближе к сталинскому варианту. А о брежневском времени будут вспоминать как о «золотом веке». Вот что будет... Но если Горбачеву удастся развалить советское общество, он будет назван Человеком века. Ни Ленин, ни Сталин — действительно личности эпохального масштаба, — а ничтожный аппаратчик Горбачев.

    Ельцин: — Я не хочу полемизировать такими крайностями, как Зиновьев, но считаю, что все-таки народ может сказать свое слово, — и никак не обязательно, что это должно привести к появлению нового диктатора Сталина.

    P.S. Пройдет еще чуть больше года, и 19 августа 1991-го, в первый же день ГКЧП, Александр Зиновьев отправит из Мюнхена в Кремль телеграмму: «НЕМЕДЛЕННО ИЗОЛИРУЙТЕ ЕЛЬЦИНА». Его не изолируют, путч провалится. И через четыре месяца Борис Ельцин подпишет от имени России Беловежское соглашение, похоронившее СССР. Благосостояние населения упадет вдвое. Привилегии членов Политбюро ЦК КПСС будут казаться смешными по сравнению с богатствами новой элиты — олигархов и бюрократии. А осенью 1993 года будет расстрелян из танков российский парламент. Президент получит власти больше, чем имел Сталин. И в соцопросах лучшими временами россияне будут называть брежневские...

    msk.kp.ru/daily/26136.5/3026665/?from=mark

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

  33. Л.Л. Гошка:

    Когда учат управлять сложными открытыми системами «кухарки» это одно. Например, Владимир Милов делает вывод, что нужны системные меры — выход государства из экономики, ставка на привлечение частного капитала вместо госинвестиций, глубокая и безжалостная демонополизация, кардинальное сокращение персонала чиновничества и госкомпаний. Сокращение неэффективных госрасходов на чиновников, спецслужбы, госинвестиции и снижение налогов. Собственно, это те реформы, которые Россия заявляла в 2000 году и, которые потом были свернуты и подменены строительством централизованной экономической системы с доминирующей ролью государства.

    Нет никакой уверенности в том, что Путин, оставаясь у власти, пойдет на необходимые реформы: он уже убедительно доказал за полтора десятка лет, что не в состоянии выйти за рамки собственной философии тотального централизованного контроля, монополизации, неверия в рыночные силы. Поэтому находящимся вокруг него Улюкаеву, Силуанову и Набиуллиной — людям, в общем, понимающим, в чем истинные причины проблем в экономике и как с ними бороться, — придется продолжать заниматься поиском суррогатных решений, прекрасно зная о том, что для системных решений политической воли у высшего руководства страны нет. Но от суррогатов большой пользы мы не увидим, поэтому хороших новостей в экономике пока ожидать не стоит.

    Тут возникает вопрос о том, что ли с перепугу из США пришел финансово-экономический кризис 2008 года?

    www.gazeta.ru/comments/co...ov/5666661.shtml

    Интересно другое, где даже не пахнет «политиками-кухарками».

    Создана компьютерная модель истории человеческой цивилизации, описывающая ход развития государственных образований с 1500 года до н. э. до 1500 года н. э. Сами исследователи утверждают, что она на 65% совпала с реальной историей человечества. По мнению ряда историков, данный подход может привнести новизну в классическое понимание общественной эволюции человечества.

    Исследователи с факультета экологии и эволюционной биологии Коннектикутского университета (США) совместно с коллегами из Центра экологии и охраны природы Школы биологических наук Эксетерского университета (Великобритания) и Национального института математического и биологического синтеза (США), ответственные за разработку и последующее применение данной модели, считают, что их проект в своем роде уникален, поскольку он имеет прикладной характер и может использоваться на практике в будущих работах.

    Кроме того, как полагают авторы работы, опубликованной в журнале PNAS, многое зависит и от отправной точки для построения теории и масштаба рассмотрения вопроса. Так, проблемой многих предыдущих работ стало заострение внимания на микроэкономических вопросах, что привело к выходу из поля зрения ученых целого ряда крайне важных социальных и государственных институтов того времени.

    Чтобы избежать ошибок предшественников, исследователи в первую очередь задались вопросом о том, что же является непосредственной практической причиной объединения больших групп людей и их подчинения социальным нормам, внедряемым государством

    При построении новой модели ученые взяли за основу культурно-социальный фактор. В частности, они обратили большее внимание на военное противостояние. Так, огромную роль сыграло перманентное противоборство культур ведения войны у разных цивилизаций. Иллюстрацией тут может служить влияние кочевников на оседлые государства, как прямое — уничтожение самых слабых общественных объединений, — так и косвенное — передача целого ряда технологий, тактических решений и умений ведения военных действий.

    Исследователи также учитывали экологический и географический факторы в контексте культурного развития общества, в частности в развитии военного дела.

    Также был учтен природный фактор: каждая локация была снабжена плодородными и засушливыми районами, разными видами растительности и ландшафта. Вся территория была поделена на специальные клетки, на которых и проживали виртуальные социальные образования. Некоторые клетки с наиболее благоприятными природными условиями стали «оружейными»: захватывая их, виртуальные протогосударства получали автоматическое повышение военной мощи и апгрейд технологий и знаний. По мнению ученых, это олицетворяло более быстрое развитие общественных отношений и технологий в природно богатых районах.

    www.gazeta.ru/science/201..._a_5665913.shtml

    Пока судить о возможностях данной модели рано, но задел получен. Важно отметить, что непосредственной практической причиной объединения больших групп людей и их подчинения социальным нормам, внедряемым государством, является культурно-социальный фактор, а не микроэкономические вопросы.

    Так или иначе, но на один шаг к пониманию теории этногенеза Л.Н.Гумилева мы стали ближе. Кроме этого эти результаты хорошо согласуются с биогеохимической теорией Вернадского.

    Но когда «политики-кухарки» принимают закон о реформировании РАН, сопоставляя подсистему «РАН» системы «Государство» с отдельными личностями, которые являются членами Академии и на основании этого делают вывод о необходимости уничтожения данной подсистемы, то такие «политики-кухарки» снижают реальное значение культурно-социального фактора на систему «Государство».

    Хотят они через пару лет получить не управляемые этнические проблемы, которые сметут эту власть вместе с Путиным и Навальным? Обязательно получат. Этносы включились в борьбу за выживание, а государство не выполняет своих функций по защите этносов. Кухарки не могут управлять сложными открытыми системами.

    Полезно? Dobre 0 Słabe 0 (0)

Ваши мысли

Запрещены: спам, нецензурная ругань, оскорбления, расизм. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com


См. в той же рубрике: