Нужна ли наука в России?

А. Кулешов (Фото с сайта ИППИ РАН)

А. Кулешов (Фото с сайта ИППИ РАН)

О том, почему в России нужны фундаментальные научные исследования, размышляет докт. физ. -мат. наук, академик РАН, директор Института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН Александр Кулешов.

Ни у кого, наверное, не возникает вопрос, нужна ли наука в принципе. Весь мир, в котором мы сейчас живем, — результат фундаментальных научных исследований и технологий, возникших как следствие этих исследований. А вот ответ на другой вопрос: а почему она нужна именно в России — уже менее очевиден. В велосипедном пелотоне ведущий тратит на 30% больше усилий, а приходит на полсекунды раньше второго, на несколько секунд раньше остальных. Так может мы всё купим (?!), благо «труба» пока позволяет, и с не очень заметным запозданием получим все те же самые технологические блага, но без капитальных затрат?

Конечно, если бы, например, плодами изобретения электричества пользовалась только Британия, то такой вопрос даже возникнуть бы не мог... Однако все мы знаем, что это не так: американские ученые У. Шокли, Дж. Бардин и У. Браттейн с коллегами придумали транзистор, однако мобильными телефонами и компьютерами, прямыми плодами этого научного открытия, пользуется весь мир, в том числе, и наша страна. Впрочем, такие же примеры, и в немалом количестве, можно привести и в отношении научных достижений СССР, положенных в основу технологий, широко используемых в настоящее время во всем мире (например изобретение лазера — Ч. Таунс, Н.Г. Басов и А.М. Прохоров — Нобелевская премия по физике 1964 года, гетерогенные структуры — Ж.И Алферов, Нобелевская премия 2001 года).

И эти соображения могли бы показаться вполне правдоподобными, если бы не нужды национальной безопасности и обороны, в которых, как все понимают, не приходится рассчитывать на продажу не только технологий, но даже и готовых продуктов современного уровня. Но и этот аргумент в пользу развития фундаментальной науки в наших условиях, к сожалению, не работает, поскольку существовавшая ранее теснейшая, почти генетическая связь между оборонной индустрией и академическими институтами на сегодняшний день практически потеряна, а есть только единичные случаи успешного сотрудничества.

Вообще, подавляющее большинство людей сталкиваются в жизни напрямую не с наукой, а с ее результатами — высокими технологиями и продуктами, произведенными на базе этих технологий. При этом наука по природе своей открыта и интернациональна, а вот технологии не только имеют национальную принадлежность, но и, как правило, связаны с экспортными ограничениями. Взглянем, например, на один замечательный документ: Export Administration Rules, свод ограничений на экспорт товаров и технологий, применяемый в США. EAR — это несколько тысяч страниц. Легче ответить на вопрос чего там нет, чем что там есть.

Формально, конечно, это не запретительный перечень, а перечень технологий и товаров, экспорт которых нуждается в специальном разрешении уполномоченных органов правительства США. Однако это формальная трактовка, а по существу — это список того, что Россия на международном рынке купить не может, а если и покупает, то с существенными ограничениями, согласием на инспекции и прочими неоколониальными радостями. При этом речь идет не только об оборонной промышленности.

Пример: высококачественное композитное волокно, необходимое сегодня для современной гражданской авиационной промышленности в Россию не продается. Почему? Ответ: это волокно может быть использовано и для производства военных самолетов (что правда, но нам от этого не легче). То же самое с электроникой, то же самое со многими материалами, примеров не счесть. То есть мировую науку мы развиваем (в том числе и финансируем) совместными усилиями, а «табачок — врозь». Конечно, существует банальный и, отчасти, правильный ответ: а вы сами развивайте нужные вам технологии и не будете ни от кого зависеть. Знаем, плавали. Но в масштабах СССР это сегодня делать и невозможно, и не нужно, а развивать, по крайней мере некоторые, по настоящему критические для страны собственные технологии, базирующиеся на фундаментальной науке, нам необходимо.

В этом смысле взятый в настоящее время курс на поддержку исключительно научных групп и лабораторий, атомизирующий по существу научную среду России и растворяющий ее в международном научном сообществе, следует признать совершенно ошибочным. Прошу понять меня правильно: от антизападничества я лично нахожусь дальше, чем от планеты Марс, и ни секунды не сомневаюсь, что наша дорога — это развитие международного сотрудничества и совместная работа с западными и восточными коллегами.

Но, как известно, из ста зайцев не сделаешь одного слона, и убогость избранной Минобрнауки стратегии состоит вовсе не в ориентации на международное сотрудничество, а в де-факто ликвидации крупных научных и научно-прикладных институтов. Без них у нас не остается никаких шансов на то, что наука, наконец, вновь всерьез понадобится нашей стране. Распространившееся в последние годы убеждение, что современные технологии могут создаваться независимо от фундаментальной науки, проиллюстрирую одним забавным примером из практики нашего института.

Один наш завлаб, хорошо известный в мире специалист в теории кодирования, написал в некую очень высокую инстанцию письмо примерно следующего содержания: вот до 1990-х в нашей области, теории кодирования, работало более ста высококвалифицированных ученых, хорошо знакомых друг с другом по статьям, конференциям, совместным работам. Часть этих специалистов, по понятным причинам о своей работе много не говоривших, работали по темам, так или иначе связанным с оборонной тематикой, но, тем не менее, даже в советское время публиковались за рубежом и, в том числе, нередко оказывались в своей области в роли лидеров и первооткрывателей. А вот теперь в нашей специальности всего активно работающих в России специалистов примерно человек 20, мы их по-прежнему всех знаем, но сейчас никто из них не работает на оборонных заказах, не участвует в проектах, связанных с национальной безопасностью. Вопрос письма: не причиняет ли, дескать, такое положение дел вреда интересам страны.

Человека пригласили в инстанцию, очень хорошо поговорили, немного посмеялись над его наивностью и ответили, что нет, не причиняет такое положение никакого вреда национальной безопасности, потому что мы статьи читаем, в том числе, и на импортных языках.

Хоккею на льду тоже, наверное, можно учиться по учебникам, но, видимо, на льду, вместе с коллегами и тренерами, это получается более эффективно. То же и с технологиями: можно попытаться развивать их в «заочной» форме, но проку от этого будет мало. Технологии в отрыве от фундаментальной науки могут развиваться только на очень коротком временном горизонте. К сожалению, люди, сегодня принимающие решения по развитию науки в нашей стране, эти закономерности, видимо, не понимают.

Есть и другой, на самом деле может быть даже более важный, аргумент для развития в стране фундаментальных исследований — в стране пока еще сохраняется человеческий потенциал для этого. При правильном использовании этих возможностей наука становится самым мощным экономическим фактором в развитии страны. Так, в марте сего года президент США Б. Обама известил о начале нового научного проекта «Brain Activity Map» и одновременно подвел итоги предыдущего мега-проекта по генетике. Публично объявленный экономический результат этого проекта — 140$, пришедших в экономику США на каждый вложенный в проект доллар.

Но нам уже следует брать пример не с Соединенных Штатов, а с Китая. Китай начинал как промышленный аутлет — заводы по лицензиям, производство простейших товаров. Одновременно учились со страшной скоростью, восприняли и реализовали все лучшие мировые практики: у нас взяли за образец Академию наук (но уже сильно модернизировали ее по сравнению с советским образцом), у американцев — модель организации университетского образования, и теперь уже нам нужно учиться у китайцев и перенимать их практики. Небольшой личный опыт: в январе 2013 года на Хайнане (в китайском Сочи) видел только что открывшийся, уже четвертый по счету математический центр Китайской академии наук, 30 000 кв. метров. Там на науку денег не жалеют.

Но и у нас есть еще шанс. Несмотря на все перипетии последних десятилетий, мы всё еще сохраняем самое важное — человеческий капитал в науке. Но очередное глупое решение может его безвозвратно уничтожить. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , ,

 

17 комментариев

  • zask:

    А что уже встал вопрос нужна ли России наука? По моему, до этого даже Ливанов с Ковальчуком и их кукловоды не додумались.

    • Banswer:

      Вопрос уже так встал. Если Путин затеял реформу исходя из личных соображений (он заподозрил, что его не так сильно любят в научном семействе, особенно после участия некоторых учёных на Болотной), предлог был навести порядок и получить немедленную отдачу, а вот реформа шла однозначно как глумление. И я заметил с каким восторгом путиноиды восприняли реформу как ликвидацию науки, а они недалеко ушли от самого Путина.

  • иноученый:

    Забавно (ли?): академик РАН, дтн, 3 книги, одна аж 50 стр. естъ статья о себе на wiki, a статей его гугл не знает и не видит. Неверно в русской EAR базе данных. И как ему хочется руководить нами и направлять нас! Зачем нежна такая РАН с такими слонами академиками?

  • валерий:

    Нынешняя феодальная система в науке пускает все деньги в «распыл», как говорили на Дону или в «распил», как говорит Навальный. Без крутой реорганизации именно академической верхушки никакие реформы от Фортова не помогут.Ошибка нынешних реформаторов в том, что они не опираются на мнение рядовых сотрудников академии, хотя бы на уровне докторов наук. Вообще реформу планируют в стиле Березовского :купить академической стипендией верхушку, чтобы она без шума передала государству собственность в виде зданий и гектаров.

  • Иван Иванов:

    валерий:

    28.08.2013 в 8:39

    вот??? Вообще-то, и недвига и гектары, всякие — государственные. Колхоз «30 лет без урожая», в виде РАН, это пользователь. На абсолютно непонятных условиях. Никем и нигде не прописанных.

    Только 40% имущества внесено в госреестры. Остального — никто не знает сколько и где.

  • Александр Кауров:

    Думаю, что не нужна, а в ряде случаев и вредна, т.к. обнаруживает действительный уровень мышления правящего класса. А это вызывает недоверие, смех и иронию, что недопустимо. Декларировать заботу о науке полезно, т.к. это соответствует принятой международной практике и считается прогрессивным. Нужна же наука, тем более фундаментальная, самим научным работникам, организм (в частности, мозг и психика) которых устроены так, что без поиска новых знаний для них теряется смысл существования. Все «полезности» мира — это лишь побочный продукт их жизнедеятельности. Конечно им хотелось бы творить в хорошей компании, с учениками, видеть результаты работы еще при жизни, но лично созидать, как правило, им хочется больше. Поэтому, как мне думается, отношение к науке будет в ближайшее время определяться соображениями «подкармливать нужно, но в меру, т.к. в революцию не полезут и все не уедут, а с руководителями пожестче — они возрастом по рукам и ногам связаны».

  • И.Т. Брут:

    А на мой взгляд, академик Кулешов прав на 100%. Он-то как раз хорошо знает о чем пишет! Он начал реформу РАН у себя в ИППИ еще лет 5 назад. Там, на зависть многих других институтов РАН, все работает — и молодежи полно, и качественных публикаций, и знаменитых ученых хватает.

  • иноученый:

    я хочу Вам верить! но ... его интервью и Ваш комментарий похожи: в Академии без них вы пропадете! а так все есть, и даже лучше чем у соседей...

  • Полезная статья, есть прошлое, есть настоящее, будущее не видно, какие — то предпосылки к оздоровлению науки в России. Брать пример с китайцев русским не под силу. Момент упущен. Россия по большому счету разворовывается проходимцами, начиная с эпохи правления Горбачёва по настоящий день. Китайцы уже завалили рынки соседних стран продуктами дешёвого ширпотреба и нацелены на «оккупацию» мирового рынка товарами по отраслевым производствам. Китайская наука встала с колен и победными шагами продвигается вперед. Я согласен с Александром Кулешовым, что в Российской науке еще есть шанс выдвинуться, но своей дорогой. Впрочем, я не учёный. Просто я вижу в вашей газете присутствие злобы со стороны тех, кто ненавидит Россию с её народом, но хотел бы легко пользоваться её природными богатствами. Вероятно и очевидно, что и с такими людьми следует дружить. любить их, перенимать опыт, а главное не уходить от цели — с помощью работы на ниве науки добиваться процветания своей родины.

    • starik750:

      китай рванул вперед как раз за счет чужих открытий , исследований и технологий где в тихомолку а где и наглую передирая их, а не за счет развития своей не только фундаментальной но даже и прикладной науки. А россия сейчас находится на уровне китая 70-х.Поэтому я считаю нам нужно идти по их пути а не изобретать велосипед тратя последние копейки,велосипеды нужно делать они уже давно изобретены.

  • Статья в целом верная. Правда, в который раз встречается распространённое заблуждение: «Очередное глупое решение может его безвозвратно уничтожить». Нет, это решение не глупое, потому что оно не наносит вреда верхушке страны — напротив, и кое-какие деньги, и разгон вольнодумцев, и удовольствие от расправы над «высокоумничающими».

    Не понял пассажа Валерия:

    «Ошибка нынешних реформаторов в том, что они не опираются на мнение рядовых сотрудников академии, хотя бы на уровне докторов наук. Вообще реформу планируют в стиле Березовского: купить академической стипендией верхушку, чтобы она без шума передала государству собственность в виде зданий и гектаров».

    В чём ошибка? Ведь для захвата упомянутых гектаров советоваться с рядовыми сотрудниками не надо. А польза для науки реформаторами не предусматривается в принципе.

  • Для чего нужны учёные в России: echo.msk.ru/blog/ecologizator/1148010-echo/

    Так же, имеется ответ, для чего нужна наука: echo.msk.ru/blog/ecologizator/1129802-echo/

  • Афонюшкин Василий:

    проанализируем:

    ключевое, на мой взгляд, это барьеры между учеными. Мы делим ученых на правильных и неправильных, РАН и неРАН, на разные ведомства и ставим барьеры. Если ты РАНовец, нельзя тебе лезть в оборонку (а вдруг ты там чего-нибудь лженаучное раскопаешь), если неРАНовец, то вообще не ученый и в РФФИ ход закрыт. Приборы передавать между гос. учреждениями нельзя, людей тоже. В этом смысле объединение академий уже может быть благом (даже если от «неправильных» академий останутся рожки да ножки, при наличии заказа на соответствующие исследования, это будет лучше, чем как есть). Даже выведение НИИ из под крыла РАН тоже благо, если гранты будут давать без учета ведомственной принадлежности. Нужен обмен людьми, идеями, доступ к ресурсам. Чем дольше я смотрю на возню по поводу закона, тем больше убеждаюсь, что зря голосовал против. Я бы и сейчас был бы против, если бы не предлагаемые РАНовскими академиками альтернативы.

  • Екатерина:

    Призвание науки делать жизнь людей более гармоничной и счастливой... Только с этой точки зрения можно оценивать значимость той или иной разработки. На сегодняшний день в России и в мире накопился такой чудовищный клубок проблем, самые сложные из них это конечно связанные с загрязнением Биосферы и истощением ресурсов; военные конфликты; голод, бедность... Перечислять можно бесконечно. Только используя научный многосторонний подход можно решить все эти проблемы. Наука великая сила, именно поэтому ее пытаются разрушить и подчинить государству (можно меня тут назвать «кэп очевидность»).

    Очень много страданий, дискомфорта приносят невежественные руководители. Я говорю о политиках, которые принимают решения. Ведь от них зависят судьбы людей... Почему-то приносят в жертву большим деньгам, большому бизнесу целые территории, народы... При этом о комфорте и гармоничной жизни людей они не думают...

    Взять, к примеру, проблему радиоактивного загрязнения... Статей очень много научных, в проверенных журналах, где халтуру не напечатают. Однако политики не прислушиваются к ученым... И атомщики хотят строить хранилище радиоактивных отходов на берегу Енисея. Да еще и станции новые построить зарубежом и у нас увеличить мощность. Больше станций, больше мощность следовательно больше отходов. Счастливы люди от этого будут? Врядли... А против тех ученых, которые выступают против атомщики объявили настоящую войну. Ядерная физика, сложнейшая наука... Великое открытие радиоактивности, а в результате вон сколько проблем уже имеется. Надо развивать безопасные альтернативные источники энергии, а от атомной отказываться постепенно... Но атомная промышленность разумеется не хочет терять деньги.

    Чувствуется что все-таки мир начал меняться, во всем мире люди в тревоге за чистоту природы. И не на пустом месте: вон сколько аварий. Есть страны которые уже перешли на безопасные и экологичные источники энергии. И так во всем... Чтобы жить в Биосфере и не разрушать ее и в то же время развиваться, для этого нужно коренным образом менять быт, отношение к природе и друг другу... Образование... Вот тут то наука и нужна. Очень нужна!! Будущее строится нашими руками и умами :-)

  • Как надоела эта крысиная возня вокруг РАН. Как надоела всеми вымученная конъюнктура, все эти формирования и изменения в процессе изменяемого реформирования, драки хозяйственников от науки с теми, кто пытается урвать территории ваших академий, чтобы на их месте выстроить прелестные увеселительные сооружения и частные усадьбы.А может в этом и есть истина или горькая сермяжная правда, называемая кондовой? Шариков профессора Преображенского в этой классово — бесклассовой борьбе, тоже бы не стал цацкаться — отобрал бы у всех лишний метраж в"квартирах", перед тем передушив непонятливых и никчемных, по его собачьим понятиям, кошек.

  • иноученый:

    Александр Кулешов: университетское научное поле в России это лишь 3 университета ...))

    tvkultura.ru/video/show/b.../video_id/603231

    один из Больших начальников, слушайте и повинуйтесь, а деньги это бумажки, фантики.

  • вы знаете в чем проблема сейчас и вся это возня вокруг кого-то и чего-то. наука в человеческом факторе жизнеобеспечения просто привязана к экономической модели и она определяется пределом вливания ее интеллекта в ее механизм. то есть необходимой потребностью. вопрос очень сложный,так как вливать и требовать будут тогда,когда будет падения потенциала энергообеспечения,завязанного и касающегося всего его спектра в приложении.поэтому если правительство думает о будущем, оно уже обязана отрабатывать все новые элементы механизма экономики-модели к условиям дефицита,где наука по всем ее направлениям является необходимым и главным ее участником. подведя итог-пора уже думать о будущем по-настоящему,а не формально делая вид. интеллект надо собирать,а не разбазаривать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com