- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

От блицкрига к обыкновенной войне

­

Похоже, что авторы законопроекта о реформе Академии наук, изначально планировавшие завершить разгром РАН за несколько дней, сильно недооценили как самого противника, так и уровень его внешней поддержки.

За пять дней, прошедших от объявления о плане реформ (четверг 27 июня) до рассмотрения законопроекта Государственной Думой (эти пять дней включали два выходных), произошли следующие события:

• В пятницу Сибирское, а вскоре Дальневосточное и Уральское отделения РАН выступили с резкими заявлениями против реформы, назвав вещи своими именами.

• В течение выходных несколько весьма авторитетных членов РАН заявили о том, что они не будут вступать в новую академию наук после ликвидации существующей РАН.

• В понедельник прошли расширенные собрания четырех отделений: физических наук, математических наук, химии и наук о материалах, историко-филологических наук. Все отделения резко выступили против реформы, потребовали отложить принятие законопроекта до его широкого обсуждения.

• В тот же день против законопроекта и особенно против связанной с ним секретности и спешки высказался Совет по науке и частично Общественный совет при Минобрнауки.

• В тот же день против законопроекта выступили Совет молодых ученых РАН и советы молодых ученых нескольких отделений и институтов.

В понедельник 1 июля к членам РАН, отказавшимся вступать в новую академию (далее по тексту «отказники»), стали один за другим присоединяться новые академики и члены-корреспонденты. К потоку протестов из России присоединились письма из-за рубежа — петиции в поддержку Академии наук, адресованные Государственной Думе и президенту РФ, пришли от членов Французской академии наук, от нобелевских лауреатов, от российских ученых, работающих за рубежом. Значительную часть писем и петиций удалось собрать и выложить на http://appeals.iitp.ru.

Во вторник 2 июля на территории Президиума РАН прошел митинг, организованный академическим профсоюзом. По многолюдности (более полутора тысяч) и накалу он напоминает аналогичный митинг конца 80-х, когда выдвигали Сахарова в Верховный Совет и требовали радикальных перемен. В этот же день профильный комитет Госдумы с перевесом в один голос высказался против законопроекта.

­

Складывается удивительное единодушие в части противодействия реформе: по одну сторону баррикад оказались люди широчайшего спектра убеждений, в том числе ярые противники. Между тем Дмитрий Ливанов убеждает, что всё решено, изменить ничего нельзя, и пишет директорам институтов письма с предложением явиться к нему и обсудить будущее их институтов. Вскоре (после второго чтения) рассылается сообщение Бюро Совета директоров, содержащее пункт: «Рекомендуем не реагировать на заявления и действия, не соответствующие уставам РАН и институтов», что в переводе с бюрократического на простонародный означает: «Шлите Ливанова с его письмами куда подальше!»

Среда — критический день. В среду народ приходит к Госдуме возложить цветы к импровизированному «памятнику» Академии наук. Происходит встреча всё еще не утвержденного президента РАН Владимира Фортова с Владимиром Путиным, на которой Фортов, по общему впечатлению, дает слабину. Путин настаивает, что закон должен быть принят, причем почему-то именно сейчас. И Дума принимает его в первом чтении 234 голосами при требуемых 226, что сразу заставляет вспомнить о легитимности Думы: это не первое голосование, где фальсификации в пользу «Единой России» на выборах сыграли решающую роль.

­

Четверг 4 июля. Кажется, всё потеряно, пора опускать руки. На следующий день — второе чтение. Но протесты продолжаются. Профсоюз РАН удивил скептиков, отправив в Госдуму письмо (www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=49f2b1f0-5928—4604-839e-0a5a01d164c6), информирующее, что, в случае принятия закона во втором чтении, «Профсоюз работников РАН обратится к работникам РАН с призывом к проведению собраний и конференций трудовых коллективов, на которых рекомендует принять решение о проведении в сентябре 2013 года предупредительных забастовок...» Продолжают прибывать петиции и письма. Совет по науке при Минобрнауки выступает с новым заявлением с предложением конструктивных поправок к закону. И, похоже, власть дрогнула. Появились поправки, существенно смягчающие закон. Об этом заявил спикер Госдумы Сергей Нарышкин, предположив также, что осенью законопроект может быть возвращен на второе чтение. Коммунисты по-прежнему протестуют, заявив, что не придут на голосование 5 июля, и выполняют свое обещание. «Справедливая Россия», наоборот, соглашается проголосовать за закон с поправками. Во втором чтении уже 344 голоса «за».

­

Ситуация вроде бы чуть-чуть разряжается — появляется время на борьбу, шанс вернуть законопроект на второе чтение, оговорен трехлетний переходный период. Сам Фортов оценил компромисс как приемлемый. Но по сути ничего не изменилось: институты так или иначе перейдут под контроль чиновников. После короткого облегчения становится ясно, что война за Академию наук продолжается, просто перешла из неудавшейся попытки блицкрига в затяжную стадию.

В понедельник в ФИАНе собрались «отказники» во главе с академиком Владимиром Захаровым — те, кто находился в Москве и смог прийти. Обсудили ситуацию, согласились с тем, что законопроект неприемлем даже с поправками, направили письмо в Президиум с предложением созвать Общее собрание РАН не позже первой недели сентября. Декларировали, что образуют клуб «1 июля», приняли резолюцию, квалифицирующую законопроект в его нынешнем виде как неприемлемый (см. стр. 5).

­

В среду состоялось заседание Открытой трибуны в Государственной Думе. По словам присутствовавшего на ней Валерия Рубакова, представители власти решительно настроены на то, чтобы принять законопроект в его настоящем виде. Правда, до второго чтения они так же решительно были настроены за принятие законопроекта в его первоначальном виде.

Сейчас очень многое зависит от основной массы научных работников РАН, которые раскачиваются медленней, чем отделения РАН и активная часть научной общественности. Если институты промолчат, шансы на спасение Академии наук невелики. Если же хотя бы наиболее крупные институты соберутся и примут свои резолюции, да еще поддержат призыв профсоюзов к предупредительной забастовке (есть хорошая дата — 1 сентября), то власть сильно задумается: нужны ли ей такие «приключения». Сейчас создается система горизонтальной координации коллективов институтов и по всей вероятности, к моменту вы хода этого номера она заработает.

­

Еще одна ключевая вещь, которая необходима для победы в свалившейся на нас войне — встречный пакет поправок. Он должен быть хорошо продуманным, нацеленным на реальную позитивную реформу и в какой-то степени компромиссным. Типа, хотите агентство — пусть будет, но все решения по изменению статуса собственности решаются в консенсусе с Академией.

Позиции Академии наук сильно ослаблены двадцатилетней стагнацией. Эти позиции надо хотя бы частично вернуть менее чем за два месяца летнего затишья. Невозможно? Это зависит от того, насколько мы проснемся. Академики-«отказники» (на момент написания текста числом 72) уже отвоевали назад кусок авторитета, растраченного за долгие годы другими академиками

Борис Штерн

Фото Н. Деминой

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи