- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Июльские портреты

Наталия Демина

Наталия Демина

События последних дней протекают так стремительно, один эпизод сменяет другой, что мне захотелось поделиться с читателями серией коротких июльских зарисовок, из которых каждый может сделать свои выводы.

Митя Дьяконов

Все эти дни мне очень не хватает Мити Дьяконова. «Как бы Митя реагировал на эти «реформы»? Конечно же был бы в самом эпицентре, - написала мне его жена Таня. — Но он уже давно говорил, что Академия должна сама реорганизовываться, иначе ее грубо реорганизуют сверху, что и произошло». Дьяконова нет, но его идея, его детище — Общество научных работников — стало одним из центров сопротивления странному законопроекту о реформе РАН, появившемуся как черт из банки 27 июня 2013 года и уже принятому Госдумой в двух чтениях 3 и 5 июля.

Представляю, как Митя бы разрывался сейчас на двух фронтах — оргнаучном и научном. С 12 по 17 июля 2013 года в Санкт-Петербурге проводится научная конференция — Эйлеровский симпозиум по теоретической и математической физике — еще одно его детище. «Идея возникла в Лейпциге лет 10 назад, на банкете. Мы тогда в институте Макса Планка проводили конференцию, совместную для теоретиков из condensed matter и наших (теория поля и всё такое). Получилось очень хорошо, и Митя на банкете сказал, что хорошо бы ее сделать ежегодной, раз в Америке, раз у нас, и что он берется организовать нашу часть, — написал мне соавтор и друг Дмитрия Дьяконова физик Виктор Петров. — Все с восторгом согласились, но американцы потом не смогли (брался Цвелик и еще другие). А Митя слово сдержал. И они стали организовывать их вместе с Александром Мирлиным раз в два года».

Предыдущие научные форумы состоялись в 2007, 2009 и 2011 годах, и в этом году форум пройдет в четвертый раз. «Осенью мы разослали приглашения; радовались, что согласились приехать много сильных людей. К несчастью, она стала конференцией памяти Мити», — заметил Александр Мирлин. Большую помощь в проведении конференции оказал Людвиг Фаддеев, который предоставил помещения Эйлеровского института. Обычно академик и сам участвует в этой конференции, но в этот раз не смог. Спонсорами научного форума стали ПИЯФ, РФФИ, Фонд «Династия» и Фонд Чебышева (из мегагранта Станислава Смирнова).

Гендиректор политехнического музея Ю. Шахновская, академик В. Васильев, док. физ.-мат. наук Г. Малинецкий, член-корр. И. Волович и академик В. Рубаков

Гендиректор политехнического музея Ю. Шахновская, академик В. Васильев, док. физ. -мат. наук Г. Малинецкий, член-корр. И. Волович и академик В. Рубаков

«Конференция получилась очень хорошей. Митя всегда верил в единство теоретической физики и считал, что теоретики из твердого тела должны чаще встречаться с полевиками, — подчеркнул Виктор Петров. — Основная идея состоит в том, что мы должны обучать друг друга тому, что происходит у нас и у них. Поэтому доклады всегда носят педагогический характер. Студенты тоже приходят. Но уровень очень высокий, пытаемся собрать хороших людей со всего мира».

Давайте помечтаем

Возвращаясь же к словам Дьяконова о том, что если Академия наук промедлит с самореформированием, то этим займутся сверху, можно не только сказать: «Как он был прав!» — но и задуматься: а что каждый из нас сделал не так? «Чувствуете ли вы свою ответственность за то, что руководство Академии не провело нужные реформы?» — спросила я трех «отказников» — академиков РАН Валерия Рубакова и Виктора Васильева, а также члена-корреспондента Игоря Воловича, участников дискуссии в РИА Новости 8 июля 2013 года.

«Я вообще-то больше люблю наукой заниматься и не очень люблю высказываться на такие околонаучные темы. Я люблю конструктивные вещи, я не люблю критиковать, а люблю что-то предлагать. Может быть, я виноват, что маловато предлагал в свое время по реформированию и продвижению реформ в Академии наук. Mea culpa», — сказал Рубаков.

«Почемуя мало ругался? — спросил сам себя Васильев. — Вообще-то я много ругался, на самые разные темы, но может на академическое начальство на самом деле мало».

«Что вам нужно от власти?» -спросила ведущая дискуссии Любовь Стрельникова, а точнее предложила помечтать. «Конструктивное сотрудничество, — так ответил Рубаков. - То, как это происходило последнее двадцать лет, было конфронтацией. С более-менее спокойными периодами или более острыми, но по-настоящему конструктивного, доброжелательного сотрудничества с властью я не видел. И, думается, что поворот власти в сторону академического сообщества — это необходимая вещь». В свою очередь Виктор Васильев пожелал от власти той же доброжелательности, добросовестности и продуманности. Игорь Волович же сказал, что пожелал бы власти иметь более высокий уровень управленческих решений. «В стране проблема не с наукой, а с управленцами», — уверен он.

А. Цатурян и В. Васильев. 3 июля 2013 года

А. Цатурян и В. Васильев. 3 июля 2013 года

«Я считаю, что Академия наук вполне способна к реформированию самой себя. Была бы политическая воля, — заметил Рубаков на той же дискуссии в РИА Новости. — Был избран новый президент, и у меня было представление, что надо ему дать поработать, продумать «дорожную карту» по реформированию РАН, а потом посмотреть. Если бы выяснилось, что Академия наук не способна к серьезным преобразованиям, то... Но опять же это надо было делать в диалоге с обществом, с научными сотрудниками, с правительством. Должен быть нормальный человеческий диалог, должен быть консенсус в вопросе о том, что сделать, какие должны быть реформы».

«Звучат слова, что никакая система не может реформировать себя изнутри, — заявил Игорь Волович. - Я думаю, что это неверно. А что такое тогда революция и модернизация?»

Что не хватает для реформирования РАН? Может ли Академия сама себя реформировать? Академик Васильев признался, что у него нет в этом уверенности: «Мне кажется, что если бы всё сейчас пустили на самотек, ничего бы не реформировали и дали бы Фортову возможность поработать, то всё пошло бы менее интенсивно и менее эффективно, чем хотелось бы. Пожалуй, придать этой реформе ускорение было бы полезно. Но та форма, в которой это сделано... это неумело, это черт знает что. Выбранная форма совершенно безобразная. Кажется, что реформа была проведена под влиянием каких-то сильных эмоций, не имеющих отношения к государственным соображениям, и в максимально оскорбительно и по форме, и по содержанию, и по процедуре. Что, собственно, нас и сплотило».

Власть не должна быть смешной

«В дополнение к этим требованиям надо потребовать отставки Фурсенко — главного архитектора этих реформ», — заявил мне членкор Академии образования Александр Абрамов после митинга ученых возле старого здания РАН 2 июля 2013 года. В тот же день на площади можно было увидеть такие лозунги: «Нам сейчас уезжать или подождать следующей реформы?», «Реформа РАН — праздник лженауки», «Медведев — Герострат», «...Видно в понедельник их мама родила», «Министра Ливанова — в отставку!», «Не будет на Руси науки — на четвереньки встанут внуки», «Ваши реформы убивают Россию», «а.е. и у.е. — «мерила» разных миров», «Разворовыванию науки — нет», «Ты с кем собрался бороться, смешливый министр?»...

«Мне кажется, что мы вступили в пору осознания, что происходит в стране, — сказал Абрамов, учившийся у самого Колмогорова. — Произошло некоторое чудо. Всего за несколько дней произошло то, чего раньше не было — консолидация. Представить себе раньше, что мы увидим на одной площади академиков, директоров институтов и молодых ученых, было совершенно невозможно. Так что помимо отставки нужно еще и наградить высокими правительственными орденами Фурсенко, Голодец, Ливанова и Медведева за создание в стране предреволюционной ситуации».

«А почему в этом списке появился Андрей Фурсенко? — спросила я. — У вас есть какая-то информация о его участии в этой реформе?» — «Он же помощник президента. То, что его политика была такова, мы знаем. Ливанов — питомец гнезда Фурсенко. И как помощник президента он не может не иметь отношения ко всему этому».

Президент РАМН И. Дедов и президент РАН В. Фортов На пресс-конференции в ИТАР-ТАСС

Президент РАМН И. Дедов и президент РАН В. Фортов
На пресс-конференции в ИТАР-ТАСС

«И еще одна вещь. Я бы хотел пожестче сказать. Власть себя дискредитировала, и я бы предложил подумать о завтрашнем дне [если такой закон примут]. Это будет позор России, позор власти и «Единой России» перед выборами в Москве, ведь ее лидер [Дмитрий Медведев] уже отобрал у своей родной партии множество голосов. И приговор власти. Вся эта история показала, что власть действует удивительно по-хамски, относится к людям как к быдлу, им наплевать на всё. Власть удивительно цинична, была осуществлена попытка прямого подкупа академиков в надежде, что они будут молчать. Власть абсолютна непрофессиональна, потому что ее решения абсолютно не подготовлены. Власть абсолютно безответственна; о какой ответственности можно говорить при таких решениях? И, наконец, она попросту неумна. Потому что нужно иметь очень большие «таланты», чтобы спровоцировать таких разных людей на объединение в оппозицию. Благодаря своим глупостям власть становится смешной. Но еще Черчилль говорил, что власть может быть какой угодно, но только не смешной».

«Ручное управление» президента

Между тем глава РАН Владимир Фортов, заявивший, что «снимает шляпу» перед научной общественностью, выразившей свой протест против такой реформы Академии, ждет от власти договороспособности. «Мы призываем к простой вещи: давайте договариваться, давайте слушать молодых научных сотрудников. Возьмите этот документ, там же только про собственность. А про научных сотрудников ни слова нет!» — заметил президент РАН на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС 8 июля, на которой стало известно, что он уже не и.о. Отвечая на вопрос о том, почему нужна была такая спешка с законопроектом, Фортов сказал так: «Потому что люди, которые это затеяли, играют в наперстки». Но называть имена, адреса и явки он отказался, предложив разбираться журналистам. «У меня есть версия, но [я ее не буду озвучивать], а то чего-нибудь [не то] скажу».

Вопросы журналистов и ответы Фортова были похожи на игру в пинг-понг, и если бы глава РАН не думал постоянно о том, как бы не разрушить «хрупкий мостик» взаимодействия с ВВП и другими высшими чиновниками, то игра была бы еще интереснее:

— Поясните, что значит «играли в наперстки»?

— Потому что пытались быстро, в ситуации, когда президент [РАН] не утвержден, когда уже все разъехались, жарища 30 градусов, это дело по-быстрому провернуть. 

 - А где будут слова про научных сотрудников?

— Вот мы сейчас и бодаемся с ними [по этому поводу].

— А с чего вы хотите начать свое президентство в РАН?

— А вот сейчас пойду и выпью! (засмеялся Фортов)

— По какому принципу будут распределяться деньги?

— Мы усилим конкурсную систему, систему прямого лифта. Я считаю, что чем меньше к рукам посторонних людей прилипают деньги, тем лучше. Надо упрощать систему [финансирования], делать ее понятной, а главное, эффективной. Не ждать так, чтобы заканчивается год, а в ноябре у нас деньги приходят, а в декабре надо отчет написать. Безобразие!

— Как вы видите идеальную схему финансирования науки?

— Меньше бюрократии! Бюрократия нас уже достала, меня, по крайней мере, уже точно.

Еще в одном ответе про частно-государственное партнерство Фортов сказал: «Я сторонник того, чтобы деньги поступали тем, кто работает, и чтобы к ним прикасалось как можно меньше рук так называемых организаторов науки».

В своем выступлении и ответах Фортов неизменно подчеркивал позитивную роль Путина, видимо, поняв, что диалог с ним — единственная надежная возможность разрулить ситуацию. «Я благодарен президенту за такое доверие, и мы будем стараться сделать всё, чтобы как минимум не подвести нашего президента», — сказал Владимир Евгеньевич, узнав на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС об указе президента РФ о своем назначении. Слов о научном сообществе в этот момент, увы, не прозвучало. Это было скорее выступление президента Императорской академии наук.

­

Рассказывая о событиях, последовавших после 27 июня, глава РАН не раз отмечал участие ВВП. «Президент Владимир Владимирович Путин сразу же включился в этот процесс, взял управление на себя в «ручном режиме», произошли интенсивные встречи с представителями научного сообществ. Так получилось, что В.В. беседовал со мной, очень важная встреча была с Иваном Ивановичем [Дедовым], с академиком Примаковым, Садовничим, Романенко, Юрием Сергеевичем Осиповым и Леонидом Михайловичем Рошалем. И в результате такого глубокого погружения в наши проблемы сегодня ситуация развернулась на 180 градусов, как я считаю. В Думе мы получили поддержку от Сергея Евгеньевича Нарышкина и многих людей, которые интересуются этой проблемой», — подчеркнул Фортов.

О том, кто единственный может решать, годится законопроект к принятию или не годится, спикеру Госдумы, да и всем надеющимся с помощью парламента что-то исправить, напомнили 11 июля, на следующий день после проведения дискуссии в Госдуме по законопроекту о реформировании РАН. В «Известиях» появилась статья со ссылкой на сотрудника администрации президента, в которой высказывалось недовольство действиями Нарышкина, мол, нечего ему говорить о возврате законопроекта во второе чтение [1]. «Президент Владимир Путин смог снять все спорные моменты и примирить все противоборствующие стороны. Сейчас никаких проблем нет. В этой ситуации говорить, что [законопроект] может быть еще доработан, — это категорически неправильно», — заметили в Кремле.

Впрочем, 12 июля спикер Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что данная статья — провокация, что таких сотрудников, не знающих основ парламентаризма, парламентской демократии и основ конституционного права, в администрации президента просто нет [2]. Между тем сам Фортов на пресс-конференции 8 июля напомнил об обещании Путина, мол, если в законе что-то окажется неверным, то это всегда можно будет поправить указами президента. Неужели главной целью реформы было именно такое «ручное управление» Императорской академией?

Авторитаризм vs. демократия

Самое печальное, а может, интересное в тех событиях, которые мы наблюдаем, — это отсутствие у сотрудников РАН единого представления о том, какой же должна быть современная Академия наук. Даже горячие оппоненты Ливанова порой не могут прийти к согласию между собой. Какие именно реформы нужны? Нужны ли они? Как их проводить? Того самого консенсуса, о котором говорил выше Рубаков, нет даже в лагере «академической оппозиции». Скажем, точка зрения Михаила Гельфанда у ряда коллег вызывает аллергию. Можно вспомнить хотя бы пикировку между ним и академиком Захаровым на «Эхе Москвы» [3]. Впрочем, в чем коллеги едины, так это в важности сохранения в Академии наук ценностей самоуправления, академической свободы и демократии.

Академик В. Захаров объявляет о создании клуба «1 июля». ФИАН, 8 июля 2013 года

Академик В. Захаров объявляет о создании клуба «1 июля».
ФИАН, 8 июля 2013 года

«Академия наук, которую обвиняют в том, что она реакционная, что она древний ящер и т.д., на самом деле сегодня является самой демократической организацией в России. Потому, что это единственная организация, в которой есть самоуправление: выборы директоров, выборы высшего руководства, — заявил журналистам академик Владимир Захаров на пресс-конференции по случаю созданию Клуба «1 июля». — Недавно у нас прошли выборы президента РАН, там участвовали полторы тысячи человек, примерно пятьсот академиков, 700 членкоров и еще представители институтов. Когда я рассказал Радзиховскому, с которым я поддерживаю приятельские отношения, что будут такие выборы и будет столько человек, он крайне изумился, сказал: «Как? Так у вас демократия? Я говорю: Да, у нас демократия». А то, что сейчас хотят сделать, — это полностью эту демократию задушить и превратить ее в казарменную систему. Вот против чего мы выступаем! Прежде всего, мы защищаем академические свободы и защищаем будущее России, причем будущее цивилизованной России. Это и есть главное, против чего мы возражаем».

«Когда руководство институтами перейдет под контроль какого-то непонятного управления, состоящего из чиновников, которые будут определять, чем институтам заниматься (а это будут люди малограмотные, не понимающие ничего), это приведет, во-первых, к хаосу, во-вторых, к тому, что возникнет колоссальное противостояние между людьми, которые занимаются наукой, и теми, кто ею руководит, — продолжил самый цитируемый ученый в России. — Возникнет глубочайшее презрение со стороны тех, кто занимается наукой, к тем, кто как бы ею руководит, потому, что они будут рассматриваться как неученые-олухи, которые непонятно зачем стали руководителями. В результате молодежь будет бежать, старики будут умирать раньше времени, потому что будут испытывать стресс».

«Кто-нибудь мне объяснит, какая польза от всего этого законопроекта? - спросил Захаров журналистов и тут же дал свой ответ. — Я могу сказать, зачем это сделано: это имитационная деятельность, вроде того, чтобы переименовать милицию в полицию, а потом обратно переименовать; отменить зимнее время, а потом снова ввести его. Это — видимость государственной деятельности, которая на самом деле таковой не является. Но, если такие вещи, как изменение времени, вещь довольно безобидная, то эта имитационная деятельность чрезвычайно вредна. И для общества губительна. Вот поэтому мы и восстаем против этого».

Время безнадежно упущено?

Читая статью Дмитрия Дьяконова «РАН — бюрократический монстр, обслуживающий сам себя, или Какая научная администрация нужна России?» с жесткой критикой руководства РАН да и статьи других коллег о РАН, написанные ими в 2008 году, в канун выборов в президенты РАН [4], на которых победил тогда не Фортов, а Осипов, видишь, как бесславно лидерами Академии наук было потрачены эти 5 лет.

«Какое место должна занимать Академия наук? — размышлял в мае 2008 года Дьяконов. - Вообще-то во всех странах академии — это место почетного пожизненного пребывания наиболее отличившихся ученых. Они не получают привилегий, а наоборот, платят членские взносы. Но у нас это будет не раньше XXII века. У нас Академия «владеет, пользуется и распоряжается передаваемым ей имуществом, находящимся в федеральной собственности» (из Устава РАН). Стало быть, базовое финансирование академических институтов, включая поддержку зданий, основных фондов и зарплату трудящимся, должно по-прежнему идти через Академию. Всё сверх этого — на конкурсной основе через Совет по науке при правительстве», — отмечал он, говоря о необходимости создания такого Совета.

­

И далее: «Сейчас РАН сочетает «бессмертных» ученых и «внезапно смертных» администраторов... Надо планомерно убирать феодальные привилегии внутри Академии (тогда и напор «нечистых» желающих будет меньше). Надо выбирать на руководящие должности исключительно ученых, удовлетворяющих каким-то объективным критериям успешной научной деятельности, а не только организационной. Академии надо бы не самой себя обслуживать, а помогать ученым, чьими достижениями она отчитывается».

Однако проще всего было тогда объявить критиков происходящего в Академии ее врагами и запретить приносить «Троицкий вариант» на Общие собрания РАН (привет лично Юрию Сергеевичу Осипову), чем задуматься о реформах изнутри, а теперь Академию будут реорганизовывать сверху...

И даже теперь читаю или слышу фразы типа: «Поздравляю, а не вы ли, ТрВ-Наука, добивались этих реформ?» (от коллеги из «Поиска» — газеты, в которой критика руководства РАН да и Минобрнауки не могла появиться просто по умолчанию и которая, получается, просто способствовала стагнации) или «ТрВ-Наука — пособники этих ливановских реформ, их или использовали или они ведут двойную игру» (злая реплика на форуме «Бытие науки» от анонима). Глупо теперь доказывать, что мы добивались хорошей реформы, реформы в сторону прозрачности управления и конкурсности в финансировании, реформы в диалоге с научным сообществом. Недруги или дураки всё равно не поймут. Не поздно ли теперь говорить про контуры правильной реформы?

Возможно, именно на основе Клуба «1 июля» или Сети координации институтов (СКИ) с помощью научных журналистов, интересующих этой проблемой, и Общества научных работников стоило бы создать некую открытую площадку для обсуждения необходимых путей реформирования, провести дискуссии, в ходе которых продумать программу-минимум и максимум по реформе РАН и активно навязывать их власти. Иначе, как заметил наш прозорливый и острый на язык Иван Экономов (см. стр. 15), власть всё-таки отреформирует РАН «по самые не балуйся».

Фотографии автора

1. «Администрация президента недовольна тем, что законопроект предлагают вернуть во второе чтение». «известия», 11 июля 2013 года — http://izvestia.ru/news/553454

2. «Спикер Госдумы полагает, что в Кремле нет недовольства его позицией по реформе РАН». «Известия», 12 июля 2013 года — http://izvestia.ru/news/553502

3. «РАН: наука и государство».

2 июля 2013 года — www.echo.msk.ru/programs/beseda/1107032-echo

4. ТрВ-Наука, № 4, 27 мая 2008 года — www.scientific.ru/trv/2008/#4

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи