- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Эритроциты в психогенном поле

Елена Клещенко

Елена Клещенко

В «Химию и жизнь» я пришла в начале 90-х. И когда я притаскивала в редакцию интервью или эссе ученого с мнениями на грани фола, чтобы узнать, пойдет ли это, старшие коллеги спрашивали, интересно ли оно и опубликовано ли в научном журнале. «Опубликовано-нет проблем. Мы, журналисты, не обязаны быть святее папы римского. Иди работай».

Но со временем против догмата о непогрешимости рецензируемого журнала накапливались аргументы. И теперь, когда молодые сотрудники спрашивают меня, будем ли мы об этом писать, — я задаю те же два вопроса и потом еще один: «А в каком журнале опубликовано?.. Хм, ну не знаю».

Сразу оговорюсь: я не считаю, что российские журналы пора позакрывать, чтобы им не мучиться и нам не позориться перед мировым научным сообществом. Да, тиражи около ста экземпляров, да, статьи слабо востребованы и добывать их через Интернет неудобно. Хоть и существует eLibrary.ru, всё равно получается так, что с иностранными публикациями работаешь за компьютером, а читать российские журналы идешь в библиотеку, как в ХХ веке... Однако мы в «Химии и жизни» их читаем. Находим хорошие работы, без скидок на «провинциальность», находим хороших людей, которых можно попросить написать популярную статью или ответить на вопросы. Кроме того, хоть и не существует особенной российской науки, отдельной от мировой, но есть российская специфика: например, высокоимпактные зарубежные источники почему-то мало пишут про энцефалит, переносимый таежным клещом, их больше волнует болезнь Лайма. А лично я с интересом слежу за русскими публикациями Нобелевского лауреата Осаму Шимомуры и его красноярских коллег. Они в рамках своего мегагранта пока не открыли нового экворина и нового зеленого флуоресцентного белка, но любопытно же, как у них дело продвигается...

Тем обиднее за державу, когда натыкаешься на очередной ляпсус.

Перловник

Вот «Астрономический вестник» № 6 (ноябрь—декабрь) 2011 года. «О динамической эволюции ядра кометы Хартли-2 и астероида Итокава». Автор — Л.В.Ксанфомалити, Институт космических исследований РАН, Москва. Итокава — тот самый астероид, к которому японцы отправили КА «Хаябуса». Далее цитата.

«К сожалению, одну из главных задач миссии — захватить грунт и доставить на Землю — выполнить не удалось. Когда 13 июня 2010 года устройство для захвата грунта удалось возвратить на Землю, оно оказалось пустым. Но это первая такая миссия и не только японская».

Ну что тут можно сказать... Статья «поступила в редакцию 14.02.2011», но «сдано в набор 18.07.2011, подписано к печати 23.09.2011» — летом все читатели новостных лент уже знали, что контейнер не был пустым, 26 августа вышел номер Science [1] с надписью на обложке «Dust from Itokawa», в декабре научный мир вспоминал миссию «Хаябусы» как одно из событий года... а на русском языке — вот это. Неловко и за автора, и за журнал. Если виноват слишком длинный технологический цикл, значит, надо его сокращать.

Еще интереснее бывает читать о российских исследованиях. Летом прошлого года всех поразил «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины» (Изд-во РАМН). О статье «Бесконтактная передача приобретенной информации от умирающего субъекта к зарождающемуся. Экспериментальное исследование на крысах» (БЭБМ, 2012, т. 153, № 6, с. 788-790, авторы — С.К.Судаков, Г.А. Назарова, Е.В. Алексеева) [2-4].

Изумление в ней вызывало всё. Место работы авторов — НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина, солидная как-никак фирма. Постановка задачи и схема эксперимента (крысы приобретали навык нахождения платформы в лабиринте Морриса, затем им рубили головы и проверяли, не передастся ли навык крысятам, зачатым над свежими трупами). Методические недочеты. Наконец, тот факт, что всё это опубликовано в научном журнале — пусть не из высшей лиги, но приличном... Или не совсем?

В процессе обсуждения вспомнили, что БЭБМ в 2007 году напечатал статью небезызвестного П.П. Гаряева с соавторами — «Влияние модулированного биоструктурами электромагнитного излучения на течение аллоксанового сахарного диабета у крыс» [5]. Гаряев — человек большого личного своеобразия, автор псевдонаучной концепции «волнового генома»; подробности можно посмотреть на сайте moLbioL.ru [6].

Что касается статьи Судакова с соавторами — интересно, что в английской версии этого номера журнала ее нет [7]. Зато русская версия продолжает удивлять.

Цитаты

БЭБМ, 2013, 155, 4, с. 526-528. «Дистанционное влияние субъективного состояния человека на физико-химические свойства крови». Авторы: Е.А. Юматов, Е.В. Быкова, Р.Н.Джафаров (ФБГУ НИИ нормальной физиологии им. П.К.Анохина РАМН, ГБОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздравсоцразвития РАМН).

«Рассматриваются внешние дистанционные проявления субъективного состояния человека. Показано, что субъективные состояния человека можно дистанционно объективно регистрировать. Показано бесконтактное дистанционное влияние субъективного состояния человека на физико-химические показатели крови. Высказано представление о специфических физических явлениях в мозге, которые не могут быть в неживой природе».

Описание эксперимента: «Кровь брали у здорового человека в клинических условиях. Регистрация СОЭ (скорости оседания эритроцитов. — Прим. Е.К.) производилась по стандартной методике Панченко. Сравнивались показатели СОЭ в трех капиллярах, находящихся в отдельных штативах.

В первый штатив помещался капилляр с кровью, не подвергнутой нами каким-либо субъективным влияниям (контрольный тест). Во втором штативе находился капилляр с кровью, к которому подходил испытатель в нейтральном субъективном состоянии, держа в руках индикаторы субъективного состояния (нейтральный тест) (...) К третьему штативу, содержащему капилляр с кровью, подходил испытатель в выраженном субъективном состоянии, при котором всегда наблюдалось скрещенное положение стрелок индикаторов (субъективный тест). Свое собственное субъективное состояние испытатель провоцировал одним из ранее описанных способов [11]: воображаемым-мыслительным или пристальным взглядом в глаза другому человеку. При выполнении этого субъективного теста испытатель полностью сосредотачивался на чем-то эмоционально значимом и вызывал у себя эмоциональное напряжение. (...) Сравнивались результаты показателей СОЭ в трех разных капиллярах».

В итоге оказалось, что «под воздействием субъективного состояния СОЭ всегда снижалась до значений от 1,5 до 2,5 мм (в час. — Прим. Е.К.), и чем выше была исходная величина СОЭ в контрольном тесте у данного человека, тем больше были различия между контрольным и субъективным тестом»,тогда как между нейтральным тестом и контролем достоверных различий не выявлено. Проще говоря, если рядом с капилляром встанет человек, который глядит в глаза другому человеку, то скорость оседания эритроцитов уменьшится практически до нижней границы нормы.

Рис. М. Смагина

Рис. М. Смагина

Я сейчас не о постановке задачи. Она меня удивила, но я не нейрофизиолог. Я о качестве статьи, о том, какое она производит впечатление и какие навевает мысли. Статья короткая, опубликована в рубрике «Дискуссионные материалы». Но даже в этой рубрике — а точнее, особенно в ней — надо бы тщательней.

Что нам не так

Не существует «стандартной методики Панченко» определения СОЭ — есть принятый в РФ и многих странах СНГ метод Т.П. Панченкова. По отзывам специалистов, он информативен при безукоризненном исполнении у опытного лаборанта, но крайне чувствителен к техническим погрешностям. Незначительное отклонение капилляра от вертикали увеличивает значение СОЭ, плохое перемешивание крови с раствором цитрата натрия — снижает. На результат влияют и незначительные перепады температур, и глубина прокола пальца, и то, приходилось ли его сдавливать (при этом кровь может смешаться с лимфой). Иными словами, даже если кровь для каждого опыта, как сообщают авторы, брали у одного человека в одних и тех же условиях, но делали два прокола, или же один из штативов стоял ближе к батарее центрального отопления — это могло дать разброс. С учетом того факта, что ни один из трех авторов не заметил ошибки в названии метода, возникают сомнения, всё ли было безукоризненно...

СОЭ (скорость оседания эритроцитов) — неспецифический показатель воспаления различного генеза. Увеличение СОЭ часто, но не всегда коррелирует с увеличением количества лейкоцитов и повышением концентрации С-реактивного белка. Кровь с антикоагулянтом (цитратом натрия) набирают в капилляр или пробирку и наблюдают за ее разделением на эритроциты и плазму. СОЭ фиксируется по высоте слоя плазмы в миллиметрах за час. Агрегация эритроцитов главным образом зависит от их электрических свойств и белкового состава плазмы крови.

А кстати, сколько раз повторяли эксперимент? Об этом авторы не пишут. Сказано, сколько подходов к штативам выполнял испытатель, сказано, что «результаты обрабатывали стандартными математическими методами», но сколько раз брали кровь, разделяли на три образца и подходили к ним в субъективном состоянии и без оного — неизвестно. Понятно, что сообщение краткое, но четыре-пять слов и две-три арабские цифры не так уж сильно увеличили бы объем, а информация существенная.

И всё же, что касается «индикаторов субъективного состояния», показания которых «демонстрировали наблюдателю(ям), в каком конкретном состоянии находится испытатель при подходе к штативу, в субъективном или в нейтральном». Авторы подчеркивают, что на результаты опытов не влияло, подходил ли человек к капилляру с индикатором или без него. Но сам по себе индикатор вызывает вопросы. Точно ли существует «психогенное поле», которое порождается субъективным состоянием и которое меряет индикатор? Авторы предвидели и это: «Достоверность полученных результатов была подтверждена высококвалифицированными экспертами: физиками, физиологами, которые дали свои заключения, представленные в монографии [11]» (Юматов Е.А., «Системная психология субъективного состояния человека», М., 2011).

Да простят мою журналистскую паранойю, но здесь я предпочла бы видеть ссылки на научные публикации независимых экспертов, никак не связанных с данным авторским коллективом. И не «заключения», а описания тех же экспериментов, повторенных другими руками. В жизни бывает всякое: например, американская исследовательница Фелиса Вольф-Саймон публикует в Science свои результаты, согласно которым ДНК бактерий из озера Моно содержит вместо фосфатных групп арсенатные, т.е. остатки мышьяковой кислоты [6], и всё вроде бы получается, а потом их опыты воспроизводят в Канаде [7], и наступает момент истины... Журнал Science от этого не перестанет быть Science, и доктора Вольф-Саймон никто не хотел обидеть. Но когда речь идет о смелых гипотезах, независимая проверка — наше всё.

Выводы

Так что же, по-вашему, спросят меня в комментах, нужно ввести запрет на любые темы исследований, расходящиеся с генеральной линией? Про ценность этой темы для науки пусть решают специалисты. По-моему, запрет надо ввести на несерьезное отношение к подготовке научной статьи. Оно-то и губит репутации.

В 80-е годы было модно интересоваться паранормальными явлениями, инопланетянами среди нас, народными целителями — не то чтобы верить, но допускать существование, коллекционировать фотокопии публикаций, рассказывать за чашечкой дефицитного кофе, как сам осязал энергетические токи или слышал барабашку. Сейчас среди интеллектуалов это дурной тон — шоу экстрасенсов проводятся для непросвещенного большинства, умники читают Компьюленту и New Scientist. И хорошо (еще лучше было бы, если бы все стали просвещенными, но где и взять, чего нет). Однако любая мода несет в себе предвзятость. Я не люблю генераторов психополя, за годы работы в научно-популярном журнале навидалась их. Но видела и хороших врачей со «случаями из практики», не лезущими в рамки учебников. Рассказывают, а потом просят не писать об этом.

На самом деле обе установки: «а вдруг что-то есть?» наших мам и пап и наше «что не прошло экспертизу в научном сообществе, того нет» — призывают к одному и тому же. Удивительные факты надо проверять аккуратно и добросовестно, как полагается, ничего не заметая под ковер, не торопясь с выводами и публикациями. Чтобы не плодить бредовых слухов, если факты неверны, и не остаться в дураках, если вдруг верны.

Неплохо бы это сделать. А то ведь каждое утро миллионы людей в поликлиниках сдают кровь на анализ и не знают, что, если лаборантку рассердит какой-нибудь вредитель, а ее еще и угораздит посмотреть ему в глаза, — графу «скорость оседания эритроцитов» во всей стопке смело можно будет вычеркивать.

  1. www.sciencemag.org/content/333/6046.toc
  2. http://elibrary.ru/item.asp?id=17769589
  3. Н.Маркина. Танатос и Эрос в информационном поле. Химия и жизнь, № 9, 2012 (http://hij.ru/read/issues/2012/sentyabr/1236/)
  4. А.Тимошенко. Вспомнить всё. «Троицкий вариант — Наука», № 111, 28.08.2012 (http://trv-science.ru/2012/08/28/vspomnit-vse/)
  5. http://elibrary.ru/item.asp?id=9520908
  6. http://molbiol.ru/forums/index.php?showtopic=244231
  7. http://link.springer.com/journal/10517/153/6/page/1
  8. www.sciencemag.org/content/332/6034/1163
  9. www.sciencemag.org/content/337/6093/470.abstract

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи