Украинская археология в России и вне ее

Лев Клейн

Лев Клейн

Публикуемые здесь отрывки из моей переписки с украинским археологом Виталием Васильевичем Отрощенко (заведующим отделом в Институте археологии Украинской АН) касаются национального вопроса в освещении истории украинской науки. У нас обнаружились различия подходов, хотя Отрощенко нельзя причислить к крайним националистам, а меня — к сугубым империалистам или ненавистникам «хохлов». Наша взаимная приязнь не страдает от разногласий, и именно поэтому наши споры, возможно, представят интерес и для более широкого круга читателей, чем персональный адресат. В.В. Отрощенко согласился на публикацию. Публикуемые тексты охватывают период с марта 2011 года по настоящее время.

Лев Клейн

В. Отрощенко

Виталий Отрощенко

Дорогой Виталий Васильевич, с удовольствием и благодарностью прочел Ваши остроумные заметки по моей [книге] ... Всё еще колеблюсь, как назвать свою историю [науки] — русской (как у Формозова) или российской археологии. С одной стороны, всё это развивалось в основном на русском языке и с нацеленностью на русскую культуру и с преобладанием русского взгляда. С другой — всё-таки освещались и национальные закоулки империи, а в советское время даже имитировалась археология республик. Но при наличии старшего брата.

Тот же Генинг. Ну, какой он украинец и что украинского в его археологии? [Российский немец, он был командирован во второй половине своей жизни с Урала на Украину на «укрепление» украинской археологии.] Ефименко был прислан руководить украинской археологией, но прислан из российского центра. Что в его археологии украинского? Вели ему в какой-то момент Москва переименовать Киевский институт во Французский или Хазарский, переименовал бы не задумываясь. При всей симпатии Волкова (Вовка) к украинскому народу, при национальном подборе учеников — была ли его археология украинской в Петербурге? Украинскими были последний его рывок на юг и смерть в Жлобине.

Дорогой Лев Самойлович! ...

Фёдор Кондратьевич Волков

Фёдор Кондратьевич Волков (Известен также под фамилией Вовк, укр. Федiр Вовк, www.history.org.ua)

Мне кажется, что «История российской археологии» — лучший вариант для заголовка Вашей книги. И по-сути более емкий и точный. «Русской» более подходит для великодержавной пропаганды. Нас тут, в Украине, уже задолбали концепцией «Русского мира» в проповедях торговца нелицензионной водкой. Теперь об украинских археологах. Вовк и Ефименко были ими, а Те-реножкин, Бибиков, Генинг воспитали поколения украинских археологов, создали научные школы. И национальные институты, как только сотрудников перестали сажать и расстреливать, заработали весьма результативно. Тем более, что работали параллельно украинские археологи в изгнании. Издавали монографии, а Пастернак написал «Археолопю Укра'ши» в Торонто. После этого последовала команда писать трехтомную «Археолопю УРСР». Кстати, и Захарука точнее было бы называть канадским украинцем. Родился-то он в том же Торонто. В национальном вопросе не всё так просто.

Дорогой Виталий Васильевич, спасибо за Ваши замечания. Все их учту... Некоторое возражение вызывают у меня национальные определения. Вовк и Ефименко, как и Руденко, — украинцы по национальности, но археологи-то они были русские. Действовали в системе русской археологии, в Петербурге — Петрограде — Ленинграде. Как Бадер и Генинг — немцы по национальности, но археологи русские. Национальные институты имели двойственное определение. Это были имперские институты в системе русской империи, с некоторой местно-национальной окраской. Суть их была одинаковой — что на Украине, что в Казахстане, что в Армении. Поэтому сотрудники так легко перемещались из одного края страны в другой. Менять нужно было только язык (и то не очень), а всю систему взглядов, методов, установок — нет. Украинская археология появляется сейчас. А корни ее — да, корни можно прослеживать... в русской имперской археологии. То есть в российской. Тут ничего не попишешь.

Петр Петрович Ефименко

Петр Петрович Ефименко — ученик Вовка, патриарх советского изучения палеолита

... А вот с тем, что украинская археология формируется только сейчас, я ником образом не согласен. Наша государственность, с перерывами и различными модификациями тянется со времен Аскольда и Дира, и за 1100 с лишним лет сложилось четкое национальное самосознание. Ни полякам, ни московитам удавить его не удалось, хотя все они очень усердно старались. Потому и ведем отсчет украинской археологии со второй половины XIX века, когда была сформулирована концепция истории Украины-Руси с археологической ее составляющей. Колониальное прошлое оставило свое клеймо и на нашей археологии, усугубленное системным геноцидом. Но выжили и начинать с чистого листа не будем и вспомним всех, кто работал на археологию Украины, осознанно или подсознательно. Тем более, что мы копали на своей земле и лучше нас никто наше прошлое не знает. У российских коллег на сей счет свое мнение. Ваше право. .

Теперь о Вашей личной заинтересованности в сопряжении истории украинской археологии с историей украинской государственности. Я прекрасно понимаю ее эмоциональные мотивы. Но мне бы хотелось больше здравого смысла. Что касается самой украинской государственности, то я думаю, что, возможно, в Киевской Руси было действительно больше того, что потом стало считаться украинским, чем того, что стало русским. Но само название (что Мало-россия, что У-краи-на) мыслится как часть названия России. Сплошной линии государственности нет, разрывы слишком велики. В отдельных головах и на бумаге сохранялась не государственность, а только ее идея. Пунктиром. Можно ли сейчас говорить о наличии государственности Шотландии или даже басков — несмотря на всю борьбу? Идея есть, не больше.

Еще того меньше — в археологии. Вовк и Ефименко могли думать о чем угодно, но делали они русскую археологию. Кстати Волков об археологии украинской явно и не думал во Франции и приехав из Франции — всё было нацелено на Петербург, на археологию Российской империи. Вводил он русскую терминологию палеолита. Мезинь он копал из Петербурга и увозил материалы в Петербург. Не говоря уж о Ефименко. Я его знал до его отъезда в Киев. Ну, никаких отличий от Окладникова или Замятнина не было. Не было и отличия украинцев Волкова и Ефименко от немцев Бадера и Генинга или евреев Борисковского и Славина. Вот когда студент Братченко приехал — да, у него зацикленность на всём украинском была. А Ефименко был вполне питерской (ленинградской) фигурой. Такие были обстоятельства.

Сергей Иванович Руденко

Сергей Иванович Руденко, ученик Вовка, открыватель скифских курганов на Алтае с оледеневшими погребениями (Пазырык)

Так что до революции можно улавливать только некоторые идеи украинской археологии у очень немногих лиц. После революции появились проблески формального выделения украинской археологии за счет того, что советской власти нужна была имитация украинской государственности. Но содержание оставалось прежним, и лишь некоторые украинские археологи умудрялись, используя эти формальные наработки, протаскивать в них национальное содержание. А более ясные ростки самостоятельного украинского мышления об украинских древностях были за рубежом, в Канаде, неизбежно кустарные. И только после получения самостоятельности появилась (и то не сразу) украинская археология как особая наука. Так мне видится картина, если глядеть на нее трезвыми глазами. Кстати, ничего унизительного для Украины в этой картине я не вижу. Все «союзные республики» в этом плане были одинаковы.

Задним числом можно, конечно, зачислять в украинскую археологию «всех, кто работал на археологию Украины, осознанно или подсознательно». Но тогда нужно зачислить в украинскую археологию и всех русских археологов, работавших на Украине и даже не работавших — они тоже принесли пользу познанию этих древностей. И я туда попаду: я занимался катакомбной культурой и трипольской культурой, копал на Украине, печатался в украинских изданиях. И Миннз, изучавший скифов.

На мой взгляд, нужно различать

а) украинскую археологию как совокупность памятников Украины и

б) украинскую археологию как науку — как совокупность ученых и их работ, выделенную в особую систему, с особой, национальной нацеленностью. Первая — от начала начал. Вторая — после становления самостоятельной государственности. В промежутке — идеи и ростки.

Насчет того, что «никто наше прошлое лучше нас не знает», — тезис сомнительный. Знает лучше тот, кто знает больше и владеет лучшей методикой, а это далеко не всегда тот, кто живет в этой стране. Археологию Крита лучше всех знал англичанин Пендлбери.

Я понимаю, что постоянные потуги пощипанного русского имперского орла вернуть былую власть, корону «Великия и Малыя и Белыя», вызывает вокруг России острое желание утвердить полную противоположность и объявить, что «вас тут не стояло», но не стоит поддаваться горячности. Что было, то было. Вообще роль исторического права в определении современной ситуации гораздо меньше, чем ее склонны рисовать археологи. 

Еще несколько слов об украинской археологии. Ваши соображения я принимаю к сведению, но руководствоваться ими вряд ли смогу. Наука наша рождалась в контексте украинского возрождения середины — второй половины XIX века в пределах двух империй (Российской и Австро-Венгерской). Уже поэтому претензии самодержавия и его историков на приватизацию всей украинской науки не очень состоятельны. Те, кого особенно прессовали, уезжали из Киева во Львов (Грушевский), где в системе НТШ продолжали концептуальное оформление национальной науки по главным направлениям. Тем же занимались в Москве (Петлюра) и Петербурге (Вовк) и многие другие. Воссоздание Украинской державы гетманом Скоропадским логично завершилось организацией УАН во главе с В. Вернадским. Потом была УНР, большевистская оккупация. И большевикам уже пришлось что-то делать с нашей государственностью, народом и наукой. Они ничего не имитировали, а пытались как-то ее вписать в свою адскую систему. Потом с начала 30-х большевики пришли к практике системного геноцида (голодом, террором, организованной ими же мировой войной). Военная эмиграция 40-х насытила кадрами очаги украинской археологии на Западе и вынудила сов-власть восстановить археологические структуры в Киеве и Львове. В.П. Петров успел поработать и в Мюнхене, и в Москве, и в Киеве. А Ефименко открыл дорогу в большую науку повоенному поколению украинских археологов и организовал для них первые украиноязычные серийные издания. И уж его-то никак из нашей науки не вычеркнуть, как и его маму, написавшую первую «Историю украинского народа». Вы думаете, что сын эту книгу игнорировал принципиально? Ну, а теперь про Анголу. В 1999 году наши болельщики-фанаты поехали болеть за сборную Украины в решающем матче отбора с Россией. И привезли с собой плакат: «Ангола не Англия, Россия не Русь!» Бдительная московская милиция, нутром почуяв недоброе, плакат конфисковала. Зато цензура пропустила аршинный заголовок в газете: «Бей, Хохлов, спасай Россию!» И Хохлов не помог. Шевченко фантастическим ударом поставил на колени Филимонова (секс-символ РФ), и Украина прошла дальше. Это я к тому, что этноним «Украина» никакого отношения к России не имеет. К Руси — имеет. У нас своя история, и с этой историей придется свыкаться. Прочел интересные тезисы А.С. Смирнова об Одесском АС (Археологический съезд). 1884 года, ознаменовавшемся «нехорошим поведением хохломанов» (Багалея, Яворницкого и мн. др.). После этих эксцессов проведение АС в Украине (в тогдашней терминологии «на юге России») не практиковалось 15 лет. В 1911 году запрет был возобновлен «ввиду бойкота со стороны украйнофилов». Беспокойный такой народец завелся в империи и портил каноническое единомыслие и благолепие. И поныне портит.

Как Вы понимаете, я не питаю симпатий ни к Российской империи, ни к советскому монстру. Саму Россию я люблю (это моя родина, хоть родился я в Белоруссии, но когда она была частью России). А симпатии мои — конечно, с Белоруссией, с Польшей и с другими европейскими странами и народами. Это постоянно и прочно. К государствам же (этим и другим) отношение изменчивое.

Украину я знаю меньше. Для меня это прежде всего территория моих профессиональных интересов. Майдану сочувствовал, но и Донецку и Крыму тоже — если люди хотят говорить по-русски, пусть говорят. Национальная идентичность для меня вообще не является высшей ценностью. Никакая. Высшая ценность — это возможность жить мирно, обеспеченно и свободно. Поэтому я могу судить о событиях на Украине независимо и, полагаю, объективно.

Вы пишете о геноциде. Голодомор был, геноцида украинцев  не было. Депортации чеченцев, ингушей, калмыков и прочих были равносильны геноциду — у этих есть основания говорить о геноциде. Условно можно говорить о геноциде классовом. А об этническом применительно к украинцам — нет оснований. Голодом морили Поволжье не меньше. Вы говорите о «беспокойном народце» в империи. Да Россия вообще не замечала такого народа. Она знала только особую разновидность русских — «малороссов». И вообще больше выделяли не русских, а православных. Да, окраины (украины) подавляли — для начала Тверь, Новгород и Псков.

Становление особой украинской науки, конечно, имело корни и ростки в Российской и Австрийской империях, а также в советской и польской науках. Но это были именно корни и ростки. Власти обеих империй старались не дать им слишком буйно расти, но независимо от властей ученое сообщество питало эти корни и ростки — по объективной природе науки. Я не так детально знаю украинскую историю и другие науки, как Вы, но в археологии я сведущ. Ни у Хвойки, ни у Вовка, ни у Ефименки в ученой деятельности ничего специфически украинского не замечаю. До прибытия Ефименки на Украину явно ничего подобного не было, а когда прибыл, действовал так же, как если бы он прибыл в Белоруссию или Казахстан. Вовк и Ефименко могли считать себя украинцами, собирать вокруг себя земляков (Вовк), помнить о вкладе предков (ПП) — не более того. В их науке это не сказывалось. Только с натяжками можно смонтировать нечто вроде украинской археологии до провозглашения самостийности, но зачем?

Точно так, как не было марксистской археологии до 1917 года, хотя марксисты были и в России и вне ее. Да и после 17-го она возникла не сразу. С украинской археологией дело обстоит несколько иначе: ее имитация существовала в рамках советской державности. Именно имитация. (Ваши пожелания представить дело так, что, мол, возникала самостийная украинская археология и советским властям что-то надо было с ней делать, чтобы ее направить по советскому руслу, это, простите, чепуха. Что делать в таких случаях, советские власти знали очень хорошо: при малейшем подозрении — расстрелять.) Но чтобы констатировать самостийную науку, надо показать, чем она принципиально отличается от советской украинской археологии — такой же, как казахстанская, татарская, грузинская, армянская и прочие. Археология Украины — одно дело, а украинская — совсем иное.

Ангола — не Англия, но ангольская археология — ответвление английской колониальной археологии.
До Руси далеко, но Украинская археология организационно есть порождение российской и австрийской имперских археологий. А по содержанию любая локальная археология растет на международной базе данных и международном арсенале методов и идей.

Я понимаю, что этот трезвый и скептический взгляд немил Вашему сердцу. Вам приятнее жить в атмосфере иллюзий. В опьянении самостийностью. Ничего, это пройдет. Полагаю, что уже проходит. Окажется, что украинская реальность всё меньше отличается от советской. Не так?

Относительно нашей с Вами дискуссии на исторические темы отмечу, что у колонизатора и обитателя колонии всегда будут неидентичные взгляды на события истории. В частности, отношение к геноциду украинцев Империей Зла. Для Вас это не факт, а вот Рафаэль Лемкин говорит о системном геноциде украинцев. Не только голодомор, но и Великий террор, геноцид Второй мировой войной и языковый геноцид брежневского времени. Система, однако. Как там в России идут приготовления к 1150-летию державности?

Как в России идут приготовления к -летию державности, понятия не имею. Мы здесь не этим заняты. Обсуждаем изумительное ныряние премьера за амфорами 6 века н. э. («до» он в волнении от открытия пропустил), вся страна обсуждает, все СМИ. Обсуждает с юмором, какого давно не было.

«Колонизатор» я никакой, поскольку имперскому сознанию россиян предпочитаю противостоять как вредному пережитку. Империей Зла Россия, конечно, была, но нельзя отрицать и культурное воздействие на колонии, осуществляемое, правда, помимо государства. За исключением 20-х — 30-х украинцы принадлежали к народам-фаворитам (из которых номенклатура набиралась). Статус «жертв геноцида» я не отрицаю за рядом народов Империи (чеченцев, ингушей, калмыков и др.), но украинцы к ним не принадлежат. Утеснение народа как целого было, а целенаправленного этнического геноцида не было. Никто из вузов или городов не изгонялся и не ссылался только за то, что украинец. За политическую борьбу — преследовались, как и все (в том числе и русские). За социальный статус (кулаки) тоже. Но это другое. Да и зачем Вам этот сомнительный статус, когда есть достаточно других, несомненных инвектив Империи.

А языковой геноцид — это всё-таки фигуральное выражение.

Что до Ивановой, то для меня и Вы весьма причастны к российской археологии. Государственные образования и научная литература — разные вещи и имеют разные границы. Государственных границ между собой и Вами я не чувствую. Это не имперский синдром, это синдром культурный. Имперские границы могут перекраиваться часто, культурные — очень стабильны. Мы принадлежим к одной научной культуре.

Заседание в Ленинграде, второй справа — П. П. Ефименко

Заседание в Ленинграде, второй справа — П. П. Ефименко

Дорогой Лев Самойлович! Позвольте мне возвратиться к вопросу о синдроме. Вы причастны к украинской археологии, но если я назову Вас украинским археологом, то, наверное, Вы будете возражать. Наш Президент назвал А. Чехова «украинским поэтом», но это плоды незаконченного начального образования и неоднократного пребывания в перевернутом мире. А мы хотим быть сами собой и сами же разберемся, кто мы есть, без подсказок со стороны. Подлость же имперского синдрома как раз и заключается в том, что он всегда прикрывается фиговым листком московской культуры. Я же настолько устал от культурной агрессии восточного соседа, что упомянутая культура видится мне, и не только мне, продажной девкой московского империализма. Извините, если что не так.

Все мы причастны к соседним культурам. Русская культура немыслима без Гоголя, украинских песен, родственников на Украине, не говоря уж о приключениях в Крыму. Но так исторически сложилось, что имперская русская культура вошла в плоть и кровь всех подвластных народов гораздо больше, чем те в нее. Это просто исторический факт, и ничего с этим не поделаешь. Как английская культура в Индии и даже гораздо больше (ибо действовали еще и непосредственное соседство и близкое родство). Естественно по обретении самостоятельности бороться против политических пережитков имперского владычества, но совершенно незачем переносить это зло на культурные отношения. Что касается покушения использовать культуру как продажную девку, то это имеет место с обеих сторон. Согласитесь, что фантазии украинских ультра-националистов бывают похлеще российских, но, что особенно худо, смешнее. Тут уж дело деятелей культуры не дать этим покушениям любого рода реализоваться. Политика изоляции и «изживания всего чужого» никого и никогда к добру не приводила. В украинском случае она, на мой взгляд, заведомо обречена на провал. Для ее успеха Киеву нужно было бы избавиться от Восточной Украины, Крыма, Одессы, сжечь все русские книги и закрыть интернет.

Да и Вам лично нужно было бы провести лоботомию, чтобы забыть русский язык, которым Вы великолепно владеете. Русская культура — не где-то в Московии. Она сидит в Вас так же, как во мне. Только я признаю этот факт, а Вы нет. Но от этого он не перестает быть фактом.

К сожалению, в русском народе есть органические недостатки, о которых писал Нестеренко в своем послании «Исход» и которые неизбежно отражены в русской культуре. Эти недостатки Нестеренко считает неустранимыми и ведущими народ к исторической гибели. Главный из них — рабская психология. Беда, однако, в том, что, по-видимому, эти же недостатки присущи и украинскому народу в той же степени. Как и у нас, народ способен лишь на кратковременный бунт. Майдан окончился.

Противостоять этой судьбе лучше не порознь, а вместе. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , ,

 

74 комментария

  • Андрею Василенко:

    Уважаемый Андрей!

    На этом форуме люди говорят о науке. А Вы пытаетесь провести определённую политическую линию. Отсюда невозможность взаимопонимания.

    Ваше стремление утвердить свою политическую точку зрения просматривается даже на уровне языка. Хотя Вы наверняка знаете, что на литературном русском языке следует говорить «на Украине», Вы упорно употребляете «в Украине». Это мелочь, но и она свидетельствует о том, что Вы пришли сюда отстаивать свою политическую платформу. Не научную, а именно политическую.

  • ЛСК:

    Уважаемый г. Василенко,

    все свидетельства украинцев говорят о голоде, о голодоморе (поскольку голод был обусловлен преступными действиями советской власти) — так же, как свидетельства русских и других. Но нет ни одного свидетельства геноцида — то есть избирательного умерщвления украинцев только за то, что они украинцы. Приведя такие свидетельства (при чем как массового явления), Вы тотчас закрыли бы дискуссию. Но их нет. Есть только субъективные мнения некоторых украинцев. Разница между голодомором и геноцидом — это не разница между ошибкой и преступлением, это разница между разными видами преступлений. Ну как Вы это не понимаете?

  • Андрей Василенко:

    Уважаемый Михаил!

    Я всего лишь пишу свои комментарии по теме опубликованной публикации, не выходя за рамки темы. Обратите, пожалуйста, на это внимание. Что касается сочетания «в Украине», то оно прочно вошло в русский язык в государстве Украина. Русский язык развивается не только в России, но и в других странах, где он употребляется, точно также как и английский язык за пределами Великобритании: в США, Канаде, Австралии. Так бывает, и с этим придется смириться.

  • Как сказал, кажется, Фрейд, важно не то, о чём человек говорит, а то как он оговаривается.

    «придётся смириться»...

    язык выдаёт Вас с головой

  • Андрей Василенко:

    Уважаемый Лев Самуилович!

    Я нигде не писал, что разница между Голодомором и геноцидом – это разница между ошибкой и преступлением. Я лишь писал, что Голодомор – это геноцид. Определение геноцида я привел, признание этого преступления со стороны различных стран и институций в качестве геноцида я привел также. Сложности в квалификации есть также, поскольку нет публикаций приказов Сталина. Вас это не убеждает, но это Ваше право на убеждения.

  • ЛСК:

    Уважаемый Андрей!

    Вы мне привели определение из Википедии. Спасибо. Я тоже привел, свое, которое формулирует общепризнанное.

    Дело не в том, что нет приказов Сталина. Дело в том, что нет вообще никаких свидетельств самого факта того, что этот голодомор был геноцидом. Ведь не всякий голод, даже вызванный преступными действиями правительства, есть геноцид. Нет никаких свидетельств того, что этот голод был направлен специально на то, чтобы выморить, погубить именно украинцев. Приказы Сталина или любые другие документы, воспоминания, приказы, планы, заметки очевидцев об этнической избирательности — всё то, что есть в наличии во всех других случаях, квалифицируемых как геноцид, — где они здесь? Вам так хочется думать, это чем-то тешит Ваше этническое самосознание, но это не может учитываться как доказательство. Ни Ваше, ни Ваших единомышленников.

    Если же считать, что Сталин и его приспешники совершали геноцид по отношению к украинцам, взятым ВМЕСТЕ с другими народами СССР, на которые по его вине распространился голод (в том числе на русских Поволжья), то и в этом случае нужно доказать наличие намерения извести эти народы. Намерение извести «кулаков и подкулачников» у него было, намерения уничтожить украинцев и русских не было. По крайней мере, не доказано.

    Вы признаете за мной право на такое убеждение. Дело не в том, что это мое убеждение, а там Ваше убеждение, и каждый имеет право на свое. А дело в том, что мое убеждение обосновано фактами и общепризнанным значением слов, а Ваше, простите, нет. Я считаюсь с фактами, а Вы — только со своим желанием, чтобы было так, как это Вам бы хотелось. Как Вам это кажется нужным, эффектным, полезным.

    Я так спорю с этим потому, что это отношение к истории, всё равно новой или древней. Для меня лично безразлично, идет ли речь о калмыках или украинцах. Но вот за калмыками я признаю, что они жертва геноцида, а по отношению к украинцам — нет. Только потому, что в одном случае факты есть, в другом их нет. И ничего с этим не поделать.

    Если мы хотим считать себя учеными.

  • Для меня удивительно, что такой историк войны, как Суворов ставится на одну доску с Фоменко. Работы Суворова страдают многими неточностями, связанными с популярным характером его работ. Для того чтобы свернуть такую глыбу, и высветить то, что давно было ясно многим, но что четко сформулировать смог именно он, нужно было написать не одну из множества научных работ, наполненную статистикой, которую никто не возьмет в руки, которые трудна для чтения как невозможно осилить работы Мельтюхова, а то что могло увлечь и заставить задуматься. Ио он такую работу написал. Он сам выступил в роли «Ледокола» расколов лед застоявшегося и окаменевшего похода к Второй Мировой войне законсервированного со времен СССР. Теперь дело других историков идущих по его следам уточнять детали и исправлять его ошибки. Но пласт сдвинут.

    Я — не Суворов, но когда работал в судостроении в закрытой лаборатории в 1973-74 году рвал глотку, споря с нашими коммунистами, о том сколько же танков было у Сталина. Скромное «... и некоторое число легких и устаревших танков» в БСЭ, сразу ставило вопрос перед любым думающим человеком. У Гитлера всего около 3,5 тыс. танков, включая совсем игрушечные. У нас — только новейших танков — 1,5 тыс. А сколько еще — «легких и устаревших»? Отец у меня воевал 8 лет вместо 5, потому что служил действительную, ходил в Польшу и Бессарабию — а подошел дембель — не опустили и вместо дембеля — война. Потому что, как говорит Суворов, готовясь к походу на Германию, Сталин подгребал все возраста. И многое из того что мне рассказывал отец, точнее что я из него вытягивал, потому что он страшно ненавидел войну и не любил говорить о ней, подтверждает не наши розовые «патриотические» фильмы и книги — а совсем другую правду. Сравнивать Суворова и Фоменко это все равно что сравнивать ПВЛ и Влесову книгу. В одном случае — много неясностей и неточностей, но суть — ясна. В другом — чистая фальшивка.

    Прошу извинить, что отклонился от темы, но не первый раз встречаю эти попытки бездоказательно приравнять Фоменко и Виктора Суворова — основную гипотезу которого подтверждают факты и которую пока никто не смог опровергнуть, и уже нашлись многие которые приписывают авторство себе — мол, мы «давно все это знаем».

    Прием бороться с неприятным историком, ставя его на одну доску с явными фриками — не нов, но от этого опять же грустно становится. Говорил в других местах не раз и повторюсь здесь — историческая истина не может быть патриотичной или не патриотичной — она просто существует, приятная или нет, но она есть. И если гипотезу невозможно опровергнуть — а опровержением Суворова, что у нас, что на Западе (ну им-то не понимающим нашей истории и ментальности — простительно) занимаются столько лет и пока реальных опровержений — нет.

  • Андрей Василенко:

    Уважаемый Лев Самуилович!

    Вы пишете про якобы общепризнанное определение понятия геноцида, которым оперируете Вы, не приводя при этом источника. Было бы любопытно его уточнить у Вас. Это к вопросу о фактах и аргументах с Вашей стороны.

    Теперь о своих. О Голодоморе 1932-33 года я узнал в детстве в застойные годы от родственников, которые это пережили. Тогда же я узнал, что голод устроили не какие то там кулаки или бандиты, а самая, что ни на есть наша «родная» Советская власть. Тогда нигде, ни в каких официальных и неофициальных источниках о самом факте голода речи вообще не было. Разумеется, что и говорить об этом нельзя было нигде. И в том момент я не знал такого слова как Голодомор, а лишь как голод, причем искусственного характера с целью умерщвления людей путем голода (умысел и необратимые последствия). Ни у одного историка, ни в какой литературе выяснить причины, характер, масштабы и весь ход событий я, также как и подавляющее большинство советских граждан не мог. Даже на археологическом кружке, с руководителем которого я был в доверительных отношениях, говорить на эту тему не мог даже тет-а-тет. Эта тема была под категорическим запретом.

    Лишь в конце Перестройки эта тема всплыла и то лишь по началу как просто сам факт великого голода. Причинами официально тогда называли «ошибки», «перегибы» в ходе коллективизации, индустриализации, борьбе с кулачеством, неурожаях, саботаже крестьян, вредительстве и т.п. Ни о каком искусственном характере, тем более ни о каком геноциде, в том числе и украинского народа, не было и речи. Но и это уже было определенное достижение признания самого факта великого голода и миллионных жертв.

    После обретения независимости Украины по этой теме стали появляться постепенно факты, характеризующие локализацию этих процессов географическими и этническими, умышленный характер, организованность. В то время мне приходилось иногда дискутировать на эту тему с докторами наук от КПСС, которые вообще не признавали поначалу самого факта голода, потом не признавали, что деяния, которые к этому голоду привели, назывались преступлением. Но постепенно и эти убежденные коммунисты исключили из своего лексикона пропагандистские слова «перегибы», «ошибки», а стали употреблять юридически соответствующее слово «преступление». Это тоже был определенный прогресс. Потому что постепенно выяснили и они, что неурожая никакого не было, а также эти деяния носили организованный скрытый характер (сокрытие смертей от голода, сокрытия самих фактов смерти и т.п.) Даже они современные украинские коммунисты это признали. Лично я в те годы, также как и Вы сейчас на данный момент дискуссии, еще не был убежден, что Голодомор это был именно геноцид украинского народа. Хотя тогда уже об этом приходилось слышать.

    После Оранжевой революции по приказу Ющенко СБУ провело большую работу по анализу, расследованию фактов деяний органов советской власти на территории Украины и за ее пределами. В конце его президентской каденции Ющенко сотрудниками СБУ по все стране были предоставлены широкой общественности результаты расследования, а также переданы материалы в суд. Мне приходилось в нашей областной библиотеке наблюдать не совсем обычную картину, когда штатные сотрудники СБУ демонстрировали документы, материалы анализа географии преступлений, статистики по регионам СССР, сравнительный анализ, различные необходимые и очень убедительные свидетельства именно геноцида украинского народа, в том числе и со всеми примерами попутного уничтожения совместного проживающего русского народа. На этом собственно и основываются мои убеждения именно о геноциде. Однако специально этой проблемой я не занимаюсь.

    Таким образом, прогресс идет, но очень медленно и неравномерно по странам, многие плохо информированы даже в Украине, не говоря уже России.

    Мне во многом не удивительно, почему в России очень мало знают об этой теме, не удивительно, что не получаете информацию от такой «патриотической» публики из Украины и Вы. Я обратил внимание, что Вы даже в процессе этой дискуссии несколько продвинули и откорректировали свои взгляды на эту проблему. Вас, как исследователя, археолога, такие материалы не исключено, что тоже бы убедили. Ведь здесь есть и знакомый Вам картографический метод, и методы статистики по регионам смертей от голода, этнический состав тех или иных территорий. На Ваши логичные вопросы, есть логичные ответы. Да Вы и сами бы смогли бы дополнить известными Вам фактами общую картину. Ведь Вы же не понаслышке знаете масштабы процессов этого же периода в родной Вам БССР. Мне периодически попадаются различные материалы по этой теме. Если сообщите свои координаты, то я смог бы Вас об это информировать. Вас, как талантливого исследователя, мне было бы проще убедить, чем КПСС-ников, политических фанатиков и просто недалеких людей.

  • ЛСК:

    Уважаемый Андрей!

    Вам не нужно меня убеждать ни в том, что огромный голод был (как на Украине, так и в России), ни в том, что он был искусственным (то есть создан действиями советской власти), ни в том, что это преступление против человечности, ни в том, что коммунисты старались его скрыть и т. д. Нет никакого сдвига моего в этом плане. Разные акценты в моей аргументации вызваны исключительно очередностью Ваших аргументов.

    Вам нужно доказать только одно — что действия советской власти были намеренными и были направлены на уничтожение именно украинцев — как украинцев. А вот этого не было. Ни Ющенко, ни кто-либо другой этого не доказал. Ваше длинное изложение наполнено сведениями обо всей истории вопроса, но как раз тот участок, который только и важен в этом плане, удивительно неконкретен. Общие слова, ни одного убедительного факта. В оценке любого преступления для его квалификации очень важен умысел. Вам нужно доказать именно умысел. Но вот тут Вы подменяете понятия. Вы доказываете умысел другой

  • ЛСК:

    Простите, сорвалось. Вы доказываете другой умысел — нацеленность на уничтожение людей. Да, он был — на уничтожение кулаков, подкулачников, священников и прочих «классовых» врагов. А вот на уничтожение украинцев как таковых — не было. А Вам нужно доказать именно такой умысел. Ну, не было его, и ничего с этим не поделать.

  • Андрей Василенко:

    Уважаемый Лев Самуилович!

    Я Вам каждый раз акцентирую Ваше внимание на лживость интернационалистской политики Сталина, обращаю Ваше внимание на подмену понятий классовой борьбы и борьбы с неугодными этносами и нациями (примеры народов Кавказа, калмыков, «дело врачей»), привожу примеры репрессий и их масштабы именно на территории с украинским населением,а Вы мне как в сказке про белого бычка (извините), повторяете одно и тоже, игнорируя опять же одни и те же доводы. Как в таком случае, опять Вам повторять одно и то же?

  • Андрей Василенко:

    И еще у меня такой прямой вопрос к Вам: носило ли «дело врачей» антисемитский характер?

  • ЛСК:

    Уважаемый Андрей!

    Да, интернационалистская политика Сталина была лживой, да, этносы высылались, и к ним применялся геноцид, да были репрессии на украинской территории (как и на других). Но это же всё не о том. Точка спора — в выявлении умысла. Сказку про белого бычка стараетесь протянуть Вы, всячески уходя от основного пункта спора.

    Напоминаю Вам, что аналогия — не доказательство, а только путь, вспомогательное средство к отысканию доказательств. В тех случаях эти доказательства находятся, в Вашем случае — нет. Чеченцев вывезли всех подчистую, калмыков тоже всех, выбирали очень тщательно, отсеивали. Да, это геноцид. А вот нацию «врачей-вредителей» (я ее не называю, чтобы не задержали мой ответ на премодерацию) преследовали, притесняли, но геноцида ее, который был у гитлеровцев, в России не было, уничтожали только самую верхушку. Возможно, потом бы вывезли и погубили всех. Ну, тогда бы мы и говорили о геноциде. А так до геноцида не дошло. И с украинцами: при всех притеснениях и голодоморе (вместе с русскими) геноцида не было. Намеренного уничтожения украинского народа как народа не было. Вы можете считать, что Вам удалось разгадать тайные замыслы Сталина и его приспешников, но это останутся Ваши гадания на кофейной гуще, весьма далекие от научного анализа. Очередная конспирология, каких сейчас много. Доказательств не было и нет.

    Вы ссылаетесь на то, что Ваша Рада постановила считать голодомор геноцидом. Вы и впрямь считаете это убедительным доказательством? Нехватает только, чтобы я начал ссылаться на нашу Думу...

  • Андрей Василенко:

    Не только Верховной Рады, но и украинского суда. 13 января 2010 года Апелляционный суд г. Киева признал руководителей большевистского тоталитарного режима виновными в геноциде в Украине в 1932-33 годах.

    По данным СБУ, суд констатировал, что Иосиф Сталин (Джугашвили), Вячеслав Молотов (Скрябин), Лазарь Каганович, Павел Постышев, Станислав Косиор, Влас Чубар и Мендель Хатаевич совершили преступление геноцида, предусмотренное Уголовным кодексом Украины.

  • Андрей Василенко:

    г. Киев, ул. Соломенская, 2-а

    П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

    ИМЕНЕМ УКРАИНЫ

    13 января 2010 года. г. Киев

    Судья судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда города Киева Скавроник В.М., при секретаре Бондаренко М.С., при участии прокурора отдела прокуратуры города Киева Доценко О.М. осуществил предварительное рассмотрение уголовного дела № 1-33/2010, возбужденного Службой безопасности Украины по факту совершения геноцида в Украине в 1932—1933 годах по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины, в отношении

    – Сталина (Джугашвили) Иосифа Виссарионовича, 21 декабря 1879 года рождения, уроженца г. Гори, грузина, с 1903 года члена партии большевиков, с апреля 1922 года – Секретаря ЦК ВКП(б);

    – Молотова (Скрябина) Вячеслава Михайловича, 9 марта /25 февраля/ 1890 года рождения, уроженца г. Нолинска Вятской губернии (ныне г. Советск Кировской области России), русского, с 1906 года члена партии большевиков, в период с декабря 1930 года до мая 1941 года – Председателя Совета народных комиссаров СССР и Совета труда и обороны;

    – Кагановича Лазаря Моисеевича, 22 ноября 1893 года рождения, уроженца с. Кабаны (ныне пгт. Полесское Киевской области), еврея, члена партии большевиков с 1911 года, который с 1921 года работал в аппарате ЦК РКП(б), в 1924—1925 годах – Секретарем ЦК ВКП(б), в 1925—1928 годах – Генеральным секретарем ЦК КП(б)У, в период 1928—1930 годов – на руководящих должностях в ВЦСПС, Секретарем ЦК ВКП(б), с 1930 года – первым секретарем Московского горкома и обкома партии, заведующим сельскохозяйственным и транспортным отделами ЦК ВКП(б), а с 1937 года – заместителем Председателя СНК СССР, исключен из рядов КПСС в 1961 году за участие в массовых репрессиях;

    – Постышева Павла Петровича, 18 сентября 1887 года рождения, уроженца г. Иваново-Вознесенска, русского, с 1904 года члена партии большевиков, в период с 1930 года до 1933 года – Секретаря ЦК ВКП(б), с 29 января 1933 года до 17 марта 1937 года – второго секретаря ЦК КП(б)У и первого секретаря Харьковского обкома КП(б)У;

    – Косиора Станислава Викентьевича, 18 ноября 1889 года рождения, уроженца г. Венгрув Венгрувского уезда Седлецкой губернии (теперь Варшавское воеводство Республики Польши), поляка, с июля 1907 года члена партии большевиков, в период с 14 июля 1928 года до декабря 1937 года – Генерального секретаря ЦК КП(б)У, репрессированного в 1938 году, расстрелянного 26 февраля 1939 года, реабилитированного в 1956 году;

    – Чубаря Власа Яковлевича, 22/10/ февраля 1891 года рождения, уроженца с.Федоровка Александровского уезда Екатеринославской губернии, украинца, с июля 1907 года члена партии большевиков, в период с июля 1923 года по апрель 1934 года – Председателя Совета народных комиссаров УСРР;

    – Хатаевича Менделя Марковича, 22 марта 1893 года рождения, уроженца г. Гомеля, еврея, с июля 1913 года члена партии большевиков, в период с октября 1932 года до января 1933 года – второго секретаря ЦК КП(б)У, с 29 января 1933 года – первого секретаря Днепропетровского обкома КП(б)У.

    22 мая 2009 года Начальником 1 отдела 1 Управления Главного следственного управления Службы безопасности Украины, подполковником юстиции Удовиченко В.М. возбуждено уголовное дело, следственный № 475, по факту совершения геноцида в Украине в 1932—1933 годах – по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 Уголовного кодекса Украины. т. 1, л. д. 1-3

    25 декабря 2009 года, в ходе расследования данного уголовного дела Главным следственным управлением Службы безопасности Украины, под управлением генерал-майора юстиции Вовка В.В., возбуждено уголовное дело в отношении Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В.М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 442 УК Украины. т. 1, л. д. 22-26

    По результатам досудебного следствия 29 декабря 2009 года вынесено постановление о направлении уголовного дела в Апелляционный суд города Киева для рассмотрения согласно действующему законодательству, которое 31 декабря 2009 года согласовано с Заместителем Генерального прокурора Украины, Государственным советником юстиции 2 класса Голомшою М.Я. т. 330, л. д. 258-289

    В соответствии с письмом Заместителя Председателя Службы безопасности Украины, генерал-лейтенанта юстиции Герасименко М.М. уголовное дело 31 декабря 2009 года поступило на рассмотрение Апелляционного суда города Киева и в этот же день в порядке очередности передано в производство судье судебной палаты по уголовным делам Скавронику В.М. т. 330, л. д. 290

    Досудебным следствием установлено, что руководство большевистского тоталитарного режима – Сталин (Джугашвили) Иосиф Виссарионович – Генеральный секретарь Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков /ЦК ВКП(б)/, Молотов (Скрябин) Вячеслав Михайлович – член ЦК ВКП(б), Председатель Совета народных сароис комиссаров (далее – СНК) Союза Советских Социалистических Республик (СССР), Каганович Лазарь Моисеевич – Секретарь ЦК ВКП(б), Постышев Павел Петрович – Секретарь ЦК ВКП(б), второй секретарь ЦК КП(б)У, первый секретарь Харьковского обкома КП(б)У, Косиор Станислав Викентьевич – член ЦК ВКП(б), Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии большевиков Украины /КП(б)У/, Чубарь Влас Яковлевич – член ЦК ВКП(б), член Политбюро ЦК КП(б)У, Председатель Совета народных комиссаров(далее – СНК) Украинской Социалистической Радянской Республики (УСРР), Хатаевич Мендель Маркович – член ЦК ВКП(б), второй секретарь ЦК КП(б)У, в 1932—1933 годах на территории УСРР совершили геноцид части украинской национальной группы.

    По данным, изложенным в постановлении от 29 декабря 2009 года о направлении уголовного дела в суд, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

    После разгрома Украинской Народной Республики в ноябре 1920 года большевистский режим начал на ее территории активные действия по недопущению восстановления независимого украинского государства путем жестокой репрессивной политики, направленной на установление коммунистического порядка и подавления любых партий и движений, отстаивавших идею украинской самостоятельности.

    С этой целью Сталин И.В. вместе с вышеуказанными лицами начали всеобщую насильственную коллективизацию сельского хозяйства и депортацию украинских крестьянских семей, незаконную конфискацию их имущества, репрессии и физическое уничтожение украинцев.

    Все это разрушило традиционные формы сельскохозяйственного производства и лишило украинских крестьян необходимых для нормальной жизнедеятельности запасов зерна, что вызвало в 1928—1929 годах голод среди украинского населения, после чего начались массовые антисоветские восстания на территории УСРР, которые с особой жестокостью подавлялись карательными мерами.

    Осуществляя свои преступные намерения, Сталин И.В., Молотов В.В., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. применяли на территории Украины в мирное время репрессивный аппарат коммунистического тоталитарного режима, приняли решение и искусственно создали условия для уничтожения голодом части украинской нации.

    Для совершения геноцида Сталин И.В. вместе с указанными лицами разработали план создания искусственного голода в УСРР.

    15 января 1932 года Косиор С.В., действуя по указанию Сталина И.В. и, несмотря на голод в украинских селах, организовал принятие постановления Политбюро ЦК КП(б)У «Вопросы хлебозаготовок», согласно которому усиливался контроль за деятельностью руководства регионов во время изъятия хлеба.

    1 февраля 1932 года, продолжая преступные действия, направленные на геноцид украинской национальной группы, Косиор С.В. и Чубарь В.Я. подписали и прислали для выполнения обкомам, горпарткомам и райпарткомам директиву «О семенах», согласно которой колхозам Украины отказывалось в предоставлении семенной помощи.

    17 марта 1932 года Косиор С.В. организовал принятие постановления «О семенных фондах», которым были усилены репрессии в Украине и задействованы так называемые «активисты» из числа крестьян.

    29 марта 1932 года Косиор С.В. организовал принятие Политбюро ЦК КП(б)У постановления «О Полесье», на основании которого были применены жесткие репрессии к крестьянам в УСРР и осуществлена депортация из районов Полесья 5000 семей в специально созданные поселения для разработки карьеров камней и глины. Кроме того, им согласован с ЦК ВКП(б) вопрос о депортации за пределы Украины еще 5000 семей .

    Осуществляя свои преступные намерения, Сталин И.В., Молотов В.М., Каганович Л.Г. Постышев П.П., Косиор В.Я., Чубарь С.В. и Хатаевич М.М., начиная с весны 1932 года дополнительно ввели в действие ряд постановлений и подзаконных актов, которыми усилили создание условий, рассчитанных на физическое уничтожение голодом части украинской национальной группы.

    Во время совершения геноцида пострадали также представители других национальностей.

    Для реализации указанных преступных намерений Сталиным И.В. была делегирована уполномоченная комиссия ВКП(б) под руководством Молотова В.М., который вместе из Кагановичем Л.М. при участии Косиора С.В. и Чубаря В.Я. 6 июля 1932 года организовал принятие на заседании Политбюро ЦК КП(б)У в г. Харькове постановления «О плане хлебозаготовки» и принятие III Всеукраинской партконференцией для УСРР плана хлебозаготовок в количестве 356 млн. пудов, что значительно превышало реальные возможности украинских крестьян.

    Продолжая свои противоправные действия, Каганович Л.М. и Молотов В.М. подписали 25 июля 1932 года и прислали ЦК КП(б)У и СНК УСРР совершенно секретную телеграмму об усилении изъятия хлеба, запрете торговли и проведении жестоких репрессий по отношению к голодающим крестьянам.

    В дальнейшем, с целью выполнения своих преступных намерений Сталин И.В. и Каганович Л.М. организовали принятие 7 августа 1932 года Центральным исполнительным комитетом (ЦИК) и СНК СССР постановления «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», которой были введены расстрелы, конфискация имущества и запрещение применения амнистии.

    В дальнейшем, 16 сентября 1932 года, Сталиным И.В. утверждена и направлена для исполнения Верховному Суду СССР, Прокуратуре, Государственному политическому управлению (ГПУ) УСРР, другим репрессивным органам секретная инструкция, которой определялся порядок наказания «кулаков» и других «социально враждебных элементов» с применением высшей меры наказания – расстрела, а в отдельных случаях – десятилетнего заключения в пятнадцатидневный срок со дня их выявления.

    Постановление от 7 августа 1932 года и секретную инструкцию по ее применению Сталин И.В., Молотов В.В., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. использовали для создания условий, рассчитанных на физическое уничтожение части украинских крестьян.

    2 августа 1932 года, несмотря на голод в УСРР, Молотов В.М. подписал и направил на исполнение органами центральной власти в Украине постановление СНК СССР № 1200 «Об уборке урожая и плане хлебосдачи на август 1932 г.», которым для Украины на август месяц был установлен завышенный на 100, 0 млн. пудов план сдачи хлеба.

    Кроме того, 9 августа 1932 года Косиор С.В. подписал постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О мерах борьбы со спекуляцией хлебом», в соответствии с которым репрессивные органы ГПУ и органы милиции были обязаны обеспечить полное устранение с рынка продавцов зерна и муки и применение репрессий (аресты, конфискации).

    Продолжая преступные действия, Каганович Л.М. 20 августа 1932 года, подписал и направил ЦК КП(б)У и СНК УСРР телеграмму «О неудовлетворительных темпах хлебозаготовок», в которой требовал принять меры для строгого наказания виновных лиц.

    Сознавая трагические последствия вывоза зерна и других продуктов питания во время массового голода в УСРР, Постышев П.П. направил 18 сентября 1932 года ЦК КП(б)У телеграмму с требованием полного выполнения экспортного плана четвертого квартала 1932 года.

    Во время выполнения своих преступных намерений, несмотря на голод в Украине и полное отсутствие семенных фондов, Сталин И.В. и Молотов В.М совместно подписали 23 сентября 1932 года и прислали ЦК КП(б)У телеграмму об отказе в предоставлении Украине семенного займа.

    Реализуя совместный преступный умысел указанных лиц на совершение геноцида, Хатаевич М.М. разослал всем обкомам, горпарткомам и райпарткомам КП(б)У директивное письмо от 23 октября 1932 года за своей подписью с указаниями предпринять особо решительные меры для изъятия хлеба у крестьян.

    25 октября 1932 года под руководством Косиора С.В. Политбюро ЦК КП(б)У приняло постановление «О необходимости преодоления отставания Украины в выполнении плана хлебозаготовок», которым в десять раз были повышены темпы выполнения годового плана.

    30 октября 1932 года Молотов В.М. организовал заседание Политбюро ЦК КП(б)У, на котором было принято постановление «О мерах по усилению хлебозаготовок», которым органы власти на местах обязывались не допускать торговлю хлебом, промышленными товарами в Украине и усилить судебные репрессии.

    5 ноября 1932 года Косиором С.В. организовано принятие Политбюро ЦК КП(б)У постановления «Об усилении участия органов юстиции в проведении хлебозаготовок», которое было направлено на активизацию деятельности органов юстиции и прокуратуры в изъятии зерна.

    9 ноября 1932 года Народный комиссариат юстиции УСРР разослал Инструкцию «Об активизации работы органов юстиции в борьбе за хлеб», в которой определил максимальный срок расследования дел в трехдневный срок.

    6 ноября 1932 года Косиор С.В. подписал телеграмму обкомам, которой устанавливалась товарная блокада в большинстве регионов Украины.

    11 ноября 1932 за подписями Косиора С.В. и Чубаря В.Я. обкомам КП(б)У разослана выписка из протокола № 90 заседания Политбюро ЦК КП(б)У, постановление и Инструкция СНК УСРР «Об организации хлебозаготовок в единоличном секторе», согласно которой были усилены репрессии в отношении крестьян, которые лишались земельных наделов, усадебной земли, осуществлялась их депортация за пределы районов, областей и полное изъятие у них продуктов питания.

    Этим же постановлением были приняты решения о применении так называемых «черных досок», а именно:

    А) немедленное прекращение подвоза товаров, полное прекращение кооперативной и государственной торговли на месте и вывоз из соответствующих кооперативных магазинов всех имеющихся товаров;

    Б) полный запрет колхозной торговли, как для колхозов, колхозников, так и для единоличников;

    В) прекращение всяческого кредитования, досрочное взыскание кредитов и других финансовых обязательств;

    Г) проверка и очистка колхозов с выявлением контрреволюционных элементов – организаторов срыва хлебозаготовок...»;

    В отношении украинских крестьян применялись натуральные штрафы в виде установления дополнительных заданий по мясозаготовке в размере пятнадцатимесячной нормы сдачи мяса и годовой нормы сдачи картофеля, а также усиленные репрессии.

    Кроме того, 18 ноября 1932 года Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. подписали и разослали на места постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О ликвидации контрреволюционных гнезд и разгром кулаческих групп», используя которую Косиор С.В. разработал специальный оперативный план и задействовал войска и специальные отряды для уничтожения украинских крестьян, которые оказывали сопротивление большевистской власти.

    27 ноября 1932 года Косиор С.В. подписал и направил на места для выполнения постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О применении репрессивных мер к колхозам, которые саботируют хлебозаготовки», согласно которому было организовано проведение судебных процессов в отношении членов партии, которые оказывали содействие украинским крестьянам во время осуществления по отношению к ним геноцида.

    1 декабря 1932 года, продолжая свою преступную деятельность, Косиор С.В. подписал и направил в адрес обкомов партии директиву ЦК ВКП(б), в которой требовал до 15 января 1933 года вывезти хлеб из сельской местности.

    1 и 3 декабря 1932 года Чубарь В.Я. организовал принятие постановлений СНК УСРР «О запрете торговли картофелем в районах, которые злостно не выполняют обязательства по контрактации и проверке имеющихся фондов картофеля в колхозах» и «О запрете торговли мясом и скотом», вследствие чего был изъят картофель, как один из основных продуктов питания, и установлен запрет на торговлю мясом в Черниговской, Киевской, Винницкой областях, что фактически привело к убийству части украинских крестьян голодом.

    После согласования со Сталиным И.В., Молотовым В.М. и Чубарем В.Я. вопроса о применении смертной казни в период изъятия хлеба, Косиор С.В., с целью реализации указанных общих преступных намерений, организовал принятие 5 декабря 1932 года постановления Политбюро ЦК КП(б)У «О мероприятиях по ликвидации саботажа хлебозаготовок», согласно которому в областях были созданы так называемые «тройки» – комиссии в составе первого секретаря обкома партии, начальника областного отдела ГПУ и областного прокурора, которые без судебного разбирательства дел применяли к крестьянам репрессии и принимали решение об их расстрелах.

    Согласно справке СНК УСРР от 2 декабря 1932 года на «черную доску», кроме колхозов, занесены сельсоветы, села, отдельные единоличники, а также районы как административные единицы. В частности, в Винницкой области – 8 районов, 44 колхоза, 42 села единоличников; в Черниговской области – 13 колхозов, 38 сел, 1646 единоличников; в Донецкой области – 12 колхозов, 6 сел, 2 сельсовета, 25 единоличников; в Днепропетровской области – 228 колхозов в 44 районах; в Киевской области – 51 колхоз в 48 селах и 19 районах; в Харьковской области – 23 колхоза в 16 селах и 9 районах; в Одесской области – 12 колхозов в 9 районах.

    13 декабря 1932 года Косиор С.В. подписал и разослал директиву ЦК КП(б)У «О применении мер против кулаческих и антисоветских элементов – организаторов саботажа хлебозаготовок», которым от секретарей обкомов большевистской партии требовалось обнаруживать в рядах партии лиц, которые не выполняли преступные решения, провести их аресты и высылку на север.

    Продолжая свои преступные действия, Сталин И.В. и Молотов В.М. подписали 14 декабря 1932 года постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области», согласно которому были предприняты меры по преодолению сопротивления крестьян, прекращению украинизации, проведению репрессий, в том числе арестов, и заключению в концлагеря на срок от 5 до 10 лет.

    23 декабря 1932 года Косиор С.В. и Постышев П.П. прибыли на заседание бюро обкома КП(б)У Днепропетровской области и организовали принятие им решения «О пересмотре сроков плана хлебозаготовок в районах», на основании которого в этом регионе были совершены репрессии и убийства крестьян голодом.

    24.12.1932 года Косиор С.В. подписал и разослал в адрес секретарей райкомов партии, председателей райисполкомов, уполномоченных обкомов КП(б)У распорядительное письмо, во исполнение которого в пятидневный срок было вывезено все имеющееся зерно, которое сохранялось в колхозных фондах, и арестованы лица, оказывавшие сопротивление.

    29 декабря 1932 года Каганович Л.М. и Косиор С.В. организовали принятие постановления Политбюро ЦК КП(б)У «Об усилении репрессий относительно единоличников – злостных не сдатчиков хлеба», на основании которого применены репрессии в отношении 1000 крестьянских хозяйств Харьковской и 500 крестьянских хозяйств Днепропетровской областей: у них было изъято все имущество, их лишили приусадебных участков и строений.

    В тот же день Каганович Л.М. и Косиор С.В., используя постановление «О распространении на Днепропетровскую область мер, примененных по отношению к Одесской области», дали указания относительно депортации 700 семей и 700 крестьян на север Советского Союза и высылке в концлагерь 50 лиц.

    Кроме насильственной депортации мирного населения, в УСРР продолжались репрессии по так называемым хлебным делами, т.е. за утаивание хлеба, его «разворовывание» и т.п. Согласно данным ГПУ УСРР в 1932 году было арестовано 94 354 человек.

    Продолжая совершать действия, направленные на уничтожение части украинской национальной группы Голодомором, Сталин И.В., Молотов В.В., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. организовали в январе 1933 года принятие ряда решений о полном изъятии хлеба и других продуктов питания в сельской местности Украины, выполнение которых привело к убийству миллионов украинцев голодом.

    Так, 1 января 1933 года Сталин И.В. подписал и прислал Косиору С.В. телеграмму относительно дальнейшего усиления репрессий к украинским крестьянам, в том числе их расстрелов.

    2 января 1933 года Хатаевич М.М. и Чубарь В.Я. подписали и разослали аналогичную по смыслу директиву партийным и советским органам УСРР.

    Реализуя свои преступные намерения совершения преступления геноцида против части украинской национальной группы и сознавая наличие массовой смертности людей от голода в УСРР, Сталин И.В. и Молотов В.М. 22 января 1933 года подписали и направили в УСРР директиву ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О предупреждении массовых выездов голодающих крестьян за продуктами», которой запретили выезд крестьян из Украины и заблокировали границы УСРР военными подразделениями.

    Указанный запрет сознательно лишал голодающих украинских крестьян возможности приобрести необходимые для их спасения продукты питания вне границ пораженной голодом территории Украины и обрекал их на голодную смерть.

    4 июня 1933 года начальник политотдела Управления пограничной охраны и войск ГПУ Украины доложил ЦК КП(б)У об активном участии частей пограничной охраны и войск ГПУ в проведении весеннего сева в колхозах, а также об осуществленных репрессиях относительно украинских крестьян.

    Таким образом, досудебным следствием установлены бесспорные доказательства того, что в 1932—1933 годах Сталин И.В., Молотов В.М., Каганович Л.М., Постышев П.П., Косиор С.В., Чубарь В.Я. и Хатаевич М.М. организовали и совершили геноцид в Украине, создав жизненные условия, рассчитанные на физическое уничтожение части украинской национальной группы, использовав для этого следующие механизмы и способы:

    – установление для Украины плана хлебозаготовок такого высокого уровня, по которому этот план не мог быть реально выполнен, а если и выполнялся – то только насильственным путем с применением репрессий и за счет полного изъятия у крестьян зерна, семенных запасов;

    – занесение районов, населенных пунктов, колхозов, сельских советов на «черные доски», т.е. блокирование их войсками, недопущение выезда населения за границы этих территорий, полное изъятие продуктов питания и запрет торговли;

    – изоляция территории Украины специальными вооруженными отрядами, военными частями и милицией;

    – ограничение свободного передвижения крестьян с целью поиска продовольствия и запрет переписки;

    – введение «натуральных штрафов»;

    – проведение постоянных обысков с изъятием зерна, семенных запасов, имущества, одежды, всех продуктов питания, готовой пищи;

    – усиление мер криминальных репрессий, включая расстрелы лиц, которые во время изъятия зерна, мяса, картофеля, подсолнечника и других продуктов питания оказывали сопротивление власти.

    Согласно Выводу судебной научно-демографической экспертизы Института демографии и социальных исследований им. М.В. Птухи Национальной академии наук Украины от 30 ноября 2009 года вследствие содеянного геноцида в Украине погибло 3 млн. 941 тыс. человек, из них: в течение февраля – декабря 1932 года – 205 тыс. человек, в 1933 году – 3 598 тыс. человек, в первой половине 1934 года –138 тыс. человек. т. 330, л. д. 12-60

    Кроме того, выводами органа досудебного следствия вина Сталина (Джугашвили) И.В., Молотова (Скрябина) В.М., Кагановича Л.М., Постышева П.П., Косиора С.В., Чубаря В.Я. и Хатаевича М.М. в организации и совершении в 1932—1933 годах геноцида против части украинской национальной группы подтверждается фактическими данными, которые содержатся в показаниях:

    – свидетеля Яхно Г.Ф. , который показал, что в период 1932—1933 годов руководством Советского Союза (Сталин и Молотов), Украины (Косиор и Постышев), другими партийными руководителями и действующей советской властью были созданы условия для осуществления Голодомора в Украине. Комсомольцами и «активистами» советской власти проводились обыски помещений с целью изъятия продуктов питания, а также он сообщил, что в 1932—1933 годах засухи или неурожая зерновых не было; т. 28, л. д. 129-134

    – свидетеля Игнатуши (Бойко) К.М. о том, что сельским советом и районным исполнительным комитетом в его селе было создано несколько отрядов (по 5-6 человек), которые проводили обыски помещений крестьян, изымали продукты питания, скот, личные вещи и одежду. В период 1932—1933 годов в с. Триполье от голода умерло около 300 человек. В селе были случаи людоедства. В 1933 году представителями советской власти в селе были разрушены две православные церкви; т. 28, л. д. 21-27

    – свидетеля Губского П. В. , который показал, что в результате действия законов и постановлений Коммунистической партии, СНК, решений сельских советов голод был превращен в страшный, сплошной, искусственный голодомор, кровавую бойню против нации. Голод и смерть, как и было задумано, изменили соотношение сил в пользу большевиков, закрепили полную и окончательную политическую и экономическую победу коммунистической партии в стране. Все действия высшего партийно-советского руководства отвечают содержательному понятию «геноцид», определенному Конвенцией ООН от 9 декабря 1948 года; т. 287, л. д. 136-157

    – свидетеля Шепель Л.И. о том, что никто из большевистской власти ни пищевой, ни медицинской, ни любой другой помощи крестьянам не предоставлял. В 1932—1933 годах отряды милиции не выпускали жителей села Боровая за его границы и обязывали крестьян находиться дома; т. 28, л. д. 71-73

    – свидетеля Куценко С.И. , которая показала, что в середине 1932 года ее семья была «раскулачена», а в соседнем селе Иванивцы некоторые крестьяне выступили против активистов, защищая свое имущество, тем не менее их собственность отобрали силой, а самих крестьян с семьями выслали в Сибирь. Организаторами Голодомора на Украине был Сталин, а исполнителями – Молотов, Чубарь и Постышев; т. 28, л. д. 98-104

    – свидетелей Ищенко К.Г., Яхно Г.Г., Тарасюк И.В., Щербак П.Ф., Аврамивко Г.М., Корниенко Г.Ю., Дамчук К.А. и других.

    т. 28, л. д. 69-70, 127-128 139-140, 141-142;

    т. 66, л. д. 83-85, 134-138, 165-167; т. 215, л. д. 276-279

    Обстоятельства проведения насильственной коллективизации подтверждаются фактическими данными, которые указаны в показаниях:

    – свидетеля Любчик Е.К. о том, что крестьян, которые не хотели вступать в колхозы и отдавать свое имущество, выселяли из села; т. 66, л. д. 139-142

    – свидетеля Андрощук А.К. , которая показала, что в селе проживало около 3000 украинцев. В 1931 году их семья была «раскулачена». Весной 1932 года активистами в количестве 5-6 человек проводились обыски, в ходе которых изымались все продукты питания, домашний скот, личные вещи и инвентарь для обработки земли. Организаторами искусственного голода в Украине были Сталин И.В., Молотов В.М., Косиор С.В., Постышев П.П., Каганович Л.М. и Чубарь В.Я. Крестьянам не выдавали удостоверений или других документов, что делало невозможным их передвижение по территории Украины и за ее пределами. Сталин И.В. издал закон «О пяти колосках», как его назвали в народе, согласно которому, под угрозой строгого наказания, вплоть до расстрела, запрещалось собирать на колхозных полях остатки зерновых культур. За невыполнение хлебозаготовительного плана применялись натуральные штрафы, которые оплачивались как продуктами питания так и предметами быта, сельскохозяйственным инвентарем; т. 28, л. д. 62-68

    – свидетелей Довбыш О.В., Бойченко М.О., Литвиновой Н.Ф., Жураковской Я.Г., Костенко З.И. и других, которые показали, что в период 1932 –1933 годов властью у крестьян забиралось все зерно и другие продукты питания; т. 288, л. д. 57-60, 61-64, 65-68, 39-43, 73-77

    – свидетелей Гломозда И.П., Москаленко В.С., Набок М.Т., Печерского П.Г., Телегуз А.П., Довженко Г.И., Демиденко М.И., Зубенко О.И. и других, которые показали, что действующая власть проводила принудительную коллективизацию. По ее указанию бригады местных «активистов» изымали у лиц, которые не желали вступать в колхозы, все, без без исключения, имеющиеся продукты питания, обрекая их на голодную смерть.

    т. 323, л. д. 178-182, 190-194, 204-208, 227-230, 239-242, 263-266, 287-291, 44-49 Относительно усиления хлебозаготовок, проведения массовых обысков с целью выявления и изъятия у крестьян продуктов питания:

    – свидетель Байдачный М.Я. показал, что хлеб, который сохранялся в хозяйстве каждого крестьянина, забрали без предупреждения. Представители власти и «активисты» ездили на подводе по селу и из каждого дома, из каждого хозяйства забирали хлеб. т. 66, л. д. 78-82 – свидетель Довгань В.Т. показала, что у людей забирали все съедобное и ценное, даже из небольших горшков вытрясали продукты питания, а также забирали одежду и обувь; т. 66, л. д. 202-205

    – свидетель Олейник Р.Ф. показала, что приходили мужчины, приблизительно по двадцать человек, с металлическим «колом» и всаживали ее в землю с целью найти тайник хлеба, зерна. Виновен во всем Сталин, то его был указ все забирать и морить людей голодом; т. 2, л. д. 249-252

    – свидетель Колесников И.И. показал, что в с. Ильинка Троицкого района Луганской области в колхозе «раскулачили» самых зажиточных крестьян. У людей были деревянные ступы, в которых толкли зерно, чтобы приготовить пищу. «Активисты» специально раскалывали ступы, чтобы зерно не толкли и не готовили пищу. «Активисты» ходили дворами с металлическими пиками, ширяли (т.е. дырявили) землю, искали зерно. У кого зерно находили, то забирали и его, и самого хозяина; т. 173, л. д. 164-167

    – свидетель Слюсарь Н.Ф. сообщила, что весной 1933 года в село приехали уполномоченный с «активистами», которые ходили по дворам крестьян и забирали семена. т. 173, л. д. 117-119

    Аналогичные показания дали дали свидетели Грибинюк Е.С., Палий М.П. и другие. т. 67, л. д. 45-47, т. 66, л. д. 234-238

    Об обстоятельствах введения большевистской властью «черных досок»:

    – свидетель Степацкая Е.Ф. показала, что за невыполнение плана хлебозаготовки их село Городок Пищанского района Винницкой области занесли на так называемую «черную доску». Торговля была запрещена, товаров не было, отменили льготы для колхозников, выезжать из села можно было по специальной справке, которую выдавал сельский совет, но эти справки выдавались не каждому; т. 67, л. д. 114-117

    Из сведений, содержащихся в показаниях свидетеля Середы В.М. , видно, что в период 1932—1933 годов в селе Пески был голод. «Активисты» проводили обыски в помещениях крестьян и забирали зерно и все съедобное. В селе действовала «тройка», сформированная из представителей советской власти, которые без суда убивали недовольных властью крестьян. Из домов забирали трупы умерших от голода, вывозили их на сельское кладбище и скидывали в большую яму. От голода в 1932—1933 годах вместе с жертвами с. Константиновка умерло приблизительно 700 человек. В с. Пески был режим «черной доски», на выездах из села стояли часовые, которые никого не выпускали из села и не впускали в него; т. 215, л. д. 262-266

    – свидетель Пархоменко Б.В. показал, что в 1932—1933 годах занесенных на «черную доску» людей наказывали, лишая их продуктов питания. Голодомор происходил вследствие государственной политики советской власти во главе со Сталиным И. Власти было известно о высокой смертности сельского населения от голода; т. 149, л. д. 195-199

    В своих показаниях свидетель Куценко С.И. сообщила, что в середине 1932 года ее семья была «раскулачена». В соседнем селе Ивановка некоторые крестьяне выступили против «активистов», защищая свое имущество, тем не менее, их собственность отобрали силой, а самих крестьян с семьями выселили в Сибирь. Кроме этого, свидетель показала, что что организаторами Голодомора на Украине был Сталин, Молотов, Чубарь и Постышев; т. 28, л. д. 98-104

    О введении властью режима «черных досок» в колхозах дали показания свидетели Пономаренко М.Г., Кудла Д.А., Величко О.А., Величко Н.Д., Шерстюк К.О. и другие. т. 111, л. д. 41– 48; т. 216, л. д. 180-183

    Досудебным следствием установлено, что в 1932—1933 годах по решению органов власти на так называемые «черные доски» в Украине было занесено 735 районов, сел, хуторов, колхозов, совхозов, МТС, кустов и артелей, которые существовали в современных границах административно-территориального деления территории областей Украины

    т. 65, л. д. 115-142; т. 109, л. д. 86-100; т. 105, л. д. 2-9; т. 120, л. д. 46-50; т. 122, л. д. 190-220; т. 140, л. д. 239-250; т. 146, л. д. 223 –250, 252; т. 159, л. д. 106; т. 237, л. д. 248-254; т. 210, л. д. 100-105; т. 212, л. д. 6-65; т. 213, л. д. 43-79, 89, 111-112; т. 237, л. д. 248-254; т. 244, л. д. 107; т. 255, л. д. 76-81; т. 256, л. д. 5-32, 40-61; т. 257, л. д. 111-122; т. 284, л. д. 185-187; т. 290, л. д. 138-139; т. 301, л. д. 152-153; т. 322, л. д. 194-205

    О функционировании созданных большевистской властью заградительных отрядов и препятствовании в получении голодающим населением Украины помощи из-за границы свидетельствуют такие фактические данные:

    – свидетель Юрова К.Л. показала, что население Западной Украины во время Голодомора собрало для голодающих два эшелона хлеба, но их не пропускали через границу, власть говорила, что в Украине нет голода. Эти эшелоны в течение месяца простояли на границе. Людей, которые старались прорваться через границу, расстреливали на месте; т. 67, л. д. 69-72

    – свидетель Журавель В.Ф. указала, что попавшие в г. Киев люди в большом количестве умирали прямо на улицах возле домов. Прячась от советской власти, жители Киева ездили в г. Воронеж, где на рынках обменивали вещи на хлеб, что было запрещено, за это власть сурово наказывала людей; т. 150, л. д. 12-15

    – свидетель Ночник Н.М. сообщила, что приблизительно в мае 1933 года вблизи ул. Якубовского города Фастова Киевской области, где рядом проходил железнодорожный путь, остановился поезд. Из одного из вагонов военные выгнали около тридцати молодых людей, которые были измождены, очень голодны, некоторые из них не могли самостоятельно передвигаться. На протяжении трех суток все они умерли, их трупы остались лежать по обе стороны дороги; т. 150, л. д. 77-80

    – свидетель Адамчук М.П. показала, что в период 1932—1933 годов было невозможно выехать из села в другие села, города или районы, так как у крестьян не было никаких документов, и власть запрещала выезжать из села; т. 66, л. д. 112-116

    Подобные показания дали свидетели Белоконь Ф.Л., Дмитрук В.Г., Балицкая П.Н., Шепель Л.И., Пасюк Р.М. Погрибченко и другие; т. 66, л. д. 206-208; т. 126, л. д. 206-210; т. 150, л. д.124-126, т. 28, л. д. 71-73, т. 28, л. д. 115, 119; т. 173 л. д. 129-131

    – свидетель Коломийцева С.В. сообщила, что в период 1932—1933 годов власть не выпускала крестьян, которые стремились покинуть свои села, забирая у них документы, которые удостоверяют личность. Вокруг Киева были созданы кордоны из военизированных отрядов, запрещавших людям из других регионов приезжать в город. т. 28, л. д. 110-114

    О применении репрессий к голодающему населению Украины:

    – свидетель Савенко О.С. указала, что люди собирали на полях колоски и их за это забирали, судили. По полям ездили охранники и кого ловили, у тех забирали все, что они насобирали, и прогоняли людей; т. 67, л. д. 73-76

    – свидетель Щербак Н.Я. , показала, что в 1932—1933 годах она проживала в г. Обухове Киевской области. Голодомор был вызван искусственным недостатком продуктов и их изъятием советской властью в связи с политикой Сталина, Кагановича, Постышева и руководства Украины; т. 28, л. д. 74-77

    Как видно из показаний свидетеля Маслюка Г.М. , тех, кто находился при власти, обеспечивали продуктами питания. В 1932—1933 годах голод существовал потому, что представители советской власти насильно принуждали людей сдавать все зерно и другие продукты питания. К тем, кто не желал сдавать их добровольно и скрывал, приходили с обыском и изымали все силой; т. 149, л. д. 102-106

    – свидетель Пирх Н.Х. указала, что советская власть во главе с И. Сталиным создала все условия для голода: была проведена коллективизация, установлены большие налоги и непомерные планы сдачи хлеба. Налоги устанавливались на содержание скота, деревьев, они постоянно увеличивались. Собирать колоски на поле было запрещено, за это строго наказывали. Ее соседа, который припрятал хлеб, представители советской власти арестовали и подвергли заключению. Многих украинцев из сел выслали в Сибирь за то, что они оказывали сопротивление власти; т. 150, л. д. 98-101

    – свидетель Дашко В.И. показала, что, начиная с осени 1932 года по указанию власти к людям, которые не желали вступать в колхоз, приходила бригада так называемых «активистов», которые изымали у них все продукты питания. Зажиточных крестьян «раскулачивали», забирали все имущество, выселяли из д

  • Андрей Василенко:

    По этой ссылке можно прочитать решение суда:

    ipvnews.org/pandora_article20032011.php

  • ЛСК:

    Уважаемый Андрей,

    вот не думал, что мне придется быть адвокатом дьявола. Но адвокатов в Вашем суде я что-то не заметил. Обычно же указывается: «в присутствии адвокатов таких-то и таких-то».

    Надо ли говорить, что Ваш суд оказался в данном случае таким же пристрастным, как и Ваша Рада. И вообще, это не международный суд.

    Коллективизация, как ясно всем историкам, не была нацелена на «недопущение восстановления независимости украинского государства», как вещает Ваш суд, а на совершенно другие цели, общие для Украины, Белоруссии, России и других республик СССР. Эти цели были глубоко ошибочными, а средства варварскими и преступными, но «недопущение восстановления и т. д.» тут совершенно не при чем. И, конечно, не имелось в виду «физическое уничтожение» специально украинцев.

    Суд утверждает, что Сталин и его приспешники «приняли решение и искусственно создали условия для уничтожения голодом части украинской нации» — где это решение? Прошу предъявить!

    Суд заявляет, что «Сталин вместе с указанными лицами разработали план создания искусственного голода в УССР» — где этот план? Почему его суд не предъявил? Секретные приложения к договорам с Гитлером есть, приказы о расстреле польских офицеров в Катыни есть, а этого плана для внутреннего потребления — нет!

    К приговору суда присобачена масса посторонних вещей — да, варварских и преступных, но не относящихся к данному делу, не доказывающих именно того, что требуется доказать, чтобы приговор держался.

    Ваш суд столь же объективен и убедителен, как наш суд, объявивший Берию английским шпионом. А зачем? Берия и так преступник. Ну, и зачем Вам объявлять голодомор геноцидом? Голодомор и так преступление. Объявление его геноцидом ничего не добавляет, только сбивает с толку. Голодомор — это не геноцид, не разбой, не мародерство. Это голодомор.

    Еще раз повторяю: в роли адвоката дьявола я выступаю вынужденно и, надеюсь, разово: не переношу необъективности, особенно в среде ученых.

  • Андрей Василенко:

    Уважаемый Лев Самуилович!

    Мне очень жаль, что и это решение для Вас не аргумент и Вы взяли на себя роль адвоката дьявола (как заявили сами). У Вас есть право делать подобные заявления. Международный суд дело будущего. У таких преступлений срока давности нет. Для этого пока нет соответствующей воли со стороны нынешнего руководства Украины. За всех историков тоже не совсем корректно было бы с Вашей стороны расписываться. У историков есть различные мнения, также как и у археологов.

  • ЛСК:

    Уважаемый Андрей!

    Разные мнения у историков есть всегда и по любому вопросу. Суть в том, какое мнение убедительно для широкого круга образованных людей и в конечном счете для истории, а какое — нет. Ваше мнение звучит прельстительно только для некоторой части украинцев. Это как антинорманизм — для некоторой части русских, и больше ни для кого в мире. Правительства же некоторых стран принимают те или иные решения в угоду исключительно политической конъюнктуре.

    В суде истории и дьявол должен иметь адвоката. Иначе суда нет.

    Я не за дьявола — я за настоящий суд.

  • Яков Гершкович:

    Обсуждение статьи, пусть и не такое подробное, как в ТрВ, идет в двух фейсбуковских археологических группах. Там, как и следовало ожидать, ЛСК объявлен космополитом, кто-то обеспокоен тем, что в дискуссии «нет научности» (sic!), кто-то «был лучшего мнения о широте взглядов Л.С., судя по его научным публикациям» (sic! sic!). Или вот еще (кажется, это было и здесь): «…Клейн, по-имперски величественен. Виталий Васильевич по-молодецки задорен и свеж». Или такое: «Л.С. Клейн … невольно попадает в рамки российского имперского дискурса». А вот и первый трипольевед Украины продоспел: «Увы, познания ЛС в истории археологии за пределами СПб и Москвы весьма специфичны по сути и вращаются преимущественно вокруг персон, которые там отметились, все остальное — как бы не существует. Ибо неизвестно — и не видно особого желания об этом знать». Ну что тут скажешь? Уважаемые коллеги не поняли одной простой вещи. Мифотворчество проявляется не только в провозглашении праукраинских Аратт (в России = прароссийских Аркаимов) и т.п. ерунды, но и в подходе к истории отечественной археологии, в данном случае — украинской. Ее появление не определяется датой создания Института археологии или выходом первого номера какого-либо научного журнала, пусть даже на родном языке. Может быть, это определяется исключительно международным признанием? Так давайте будем к этому стремиться, отдавая дань уважения предшественникам, но без приписывания им того, чего у них не было (помните, как в одном известном фильме о школе: «Герцен уехал за границу готовить Великую Октябрьскую социалистическую революцию»?). Некто Дмитрий тут написал (15.05.2013 в 23:17): «Интересно почему так часто случается, что человек, пострадавший от системы за свою принципиальность, вынужден чуть ли не оправдываться перед очередным «патриотом», а в прошлом комсомольским важаком?» Так вот, Виталий Васильевич никогда комсомольским вожаком не был, в КПСС не состоял. Поосторожней с подобными уколами/укорами — они сродни обвинениям ЛСК в космополитизме. А еще увидел здесь комментарий «Якова Петровича» (от 13.05.2013 в 13:37): "Интересно получается: есть скифы украинские, а есть русские. В зависимости от того, кто ими — скифами -озабочен. Клиника какая-то». В общем-то все правильно, только хочу отметить, что это написано не мной — мне чужого не надо.

  • Черемисин Дмитрий Владимирович:

    Мне очень понравился «фантастический удар Шевченко», поставивший на колени «секс-символ России» и тд. Наверняка в рамках научной критики и в оценках, имеющих отношение к игровым командным соревнованиям другие оценки этого факта спортивной истории будут более существенны. Фантастический удар может быть определен и как обычный, не фантастический навес, типичный для игры в соответствующие минуты матча при соответствующем счете и тп. и проч. — банально, но, наверное, возможна и типология в тч. разнообразных «фантастических» действ в тч и ошибок игроков, вратарей и других.

    Наука? патриотизм? мифотворчество?

  • Андрей Василенко:

    Свежий пример борьбы с украинской археологией в Украине. В Черкасском университете уволили археолога Михаила Сиволапа:

    kropyva.ck.ua/content/vna...sv-tovogo-r-vnya

  • Андрей Василенко:

    Сейчас станет все предельно ясно насколько такие патриоты как Отрощенко и Толочко беспокоятся о состоянии украинской археологии. У них есть возможность подать ходатайство ректору ЧНУ за своего коллегу, за украинского археолога Михаила Сиволапа. Очень сомневаюсь, что они это сделают.

  • 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com