Виктор Маркович Живов

В.М. Живов
В.М. Живов

Эту утра­ту мно­гие вос­при­ни­ма­ют как лич­ную, пото­му что Вик­тор Мар­ко­вич был для нас люби­мым дру­гом, вни­ма­тель­ным и щед­рым на доб­ро­ту и сочув­ствие. Вооб­ще он как-то не по-совре­мен­но­му – с любо­пыт­ством и сим­па­ти­ей – отно­сил­ся к людям, каж­дый чело­век был ему инте­ре­сен. Выслу­шав, как собе­сед­ник рез­ко отзы­ва­ет­ся о каком-нибудь общем зна­ко­мом, Живов обыч­но начи­нал свою репли­ку сло­ва­ми: «Зна­ешь, у меня с ним пре­крас­ные отно­ше­ния» – и рас­ска­зы­вал, чем этот чело­век зани­ма­те­лен. Ино­гда захо­ди­ла речь о каком-нибудь совсем негод­ном пер­со­на­же, но и здесь Вик­тор Мар­ко­вич под хохот окру­жа­ю­щих про­из­но­сил: «Зна­е­те, у меня с ним пре­крас­ные отношения»-и потом объ­яс­нял, поче­му этот чело­век заслу­жи­ва­ет снис­хож­де­ния. Это не меша­ло ему быть непри­ми­ри­мым про­тив­ни­ком зла, обли­чать его на улич­ных демон­стра­ци­ях, на теле­ви­де­нии и в печа­ти.

Он был насто­я­щим пра­вед­ни­ком, умев­шим, слов­но в какой-то азарт­ной игре, лов­ко и весе­ло обыг­ры­вать сидя­ще­го в каж­дом из нас беса-иску­си­те­ля. Я думаю, что и его заня­тия нау­кой были инспи­ри­ро­ва­ны 

не празд­ным любо­пыт­ством, а поис­ка­ми спо­со­бов побеж­дать это­го изоб­ре­та­тель­но­го чело­ве­че­ско­го вра­га. Это дава­ло ему тот не стес­нен­ный тра­ди­ци­ей и чужи­ми мне­ни­я­ми взгляд на духов­ную жизнь чело­ве­ка и исто­рию куль­ту­ры, кото­рый помо­га­ет видеть дей­стви­тель­но важ­ные науч­ные про­бле­мы и нахо­дить их реше­ния.

Вик­тор Мар­ко­вич оста­вил нам боль­шое, необык­но­вен­но бога­тое и увле­ка­тель­ное науч­ное насле­дие. Его инте­ре­со­ва­ли самые раз­но­об­раз­ные вопро­сы, каса­ю­щи­е­ся рус­ско­го язы­ка, древ­не­рус­ской пись­мен­но­сти, рус­ской лите­ра­ту­ры раз­ных эпох, исто­рии визан­тий­ской и рус­ской куль­тур, рус­ской цер­ков­ной исто­рии. На эти темы напи­са­ны горы науч­ных книг. Но моно­гра­фии и ста­тьи Живо­ва реши­тель­но выде­ля­ют­ся на этом пей­за­же, пере­стра­и­вая его пер­спек­ти­ву. Он, напри­мер, выдви­нул ори­ги­наль­ную кон­цеп­цию раз­ви­тия рус­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка, про­де­мон­стри­ро­вав, как дина­ми­ка его раз­ви­тия зави­сит от вза­и­мо­дей­ствия раз­ных реги­стров пись­мен­но­го язы­ка, соот­не­сен­ных с раз­ны­ми ком­му­ни­ка­тив­ны­ми ситу­а­ци­я­ми. Эта кон­цеп­ция поз­во­ли­ла снять те про­бле­мы, кото­рые оста­ва­лись нере­шен­ны­ми в постро­е­ни­ях, осно­ван­ных на поня­ти­ях цер­ков­но-сла­вян­ско-рус­ско­го дву­язы­чия или цер­ков­но-сла­вян­ско-рус­ской диг­лос­сии. Изу­чая исто­рию язы­ка Пет­ров­ской эпо­хи, Живов создал прин­ци­пи­аль­но новую кар­ти­ну раз­ви­тия лите­ра­тур­но­го язы­ка в XVIII веке, пока­зав, как рус­ские кон­цеп­ции язы­ко­во­го стро­и­тель­ства диа­лек­ти­че­ски вза­и­мо­дей­ство­ва­ли с язы­ко­вой прак­ти­кой. Бла­го­да­ря глу­бо­ко­му зна­нию про­цес­сов раз­ви­тия рус­ско­го обще­ства В.М.Живов пред­ста­вил яркие рабо­ты по рус­ской исто­ри­че­ской семан­ти­ке, опи­сав семан­ти­че­ские сдви­ги, изме­нив­шие зна­че­ние мно­гих эле­мен­тов отвле­чен­ной лек­си­ки.

Тру­ды Живо­ва в обла­сти древ­не­рус­ской орфо­гра­фии так­же вызва­ны инте­ре­сом к чело­ве­ку про­шло­го, его повсе­днев­ной жиз­ни и усло­ви­ям его суще­ство­ва­ния. Здесь тон­кий линг­ви­сти­че­ский ана­лиз поз­во­лил Вик­то­ру Мар­ко­ви­чу рекон­стру­и­ро­вать орфо­гра­фи­че­ские пра­ви­ла, кото­ры­ми руко­вод­ство­ва­лись пис­цы, выяс­нить отно­ше­ние орфо­гра­фии к живо­му про­из­но­ше­нию пис­цов и таким путем полу­чить зна­ние об осо­бен­но­стях их язы­ка.

Весе­лый тру­же­ник, Живов успе­вал во всем: читал лек­ции, писал кни­ги, мно­го читал и был луч­ше мно­гих осве­дом­лен в науч­ной лите­ра­ту­ре, регу­ляр­но писал мно­же­ство рецен­зий на работы,присылаемые в раз­ные науч­ные жур­на­лы. Он издал том исто­ри­ко-фило­соф­ских и исто­ри­ко-лите­ра­тур­ных тру­дов Н.С. Тру­бец­ко­го, том исто­ри­ко-линг­ви­сти­че­ских работ Н.Н. Дур­но­во, том ран­них сочи­не­ний Г.А. Гуков­ско­го.

В.М. Живов был заме­ча­тель­ным рас­сказ­чи­ком и при­рож­ден­ным лек­то­ром. Он любил высту­пать перед сту­ден­та­ми, мно­го лет пре­по­да­вал в МГУ и потом в Кали­фор­ний­ском уни­вер­си­те­те в Берк­ли. Труд­но было не любить про­фес­со­ра, кото­рый сво­им зна­ни­ем бого­сло­вия пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Испо­вед­ни­ка и ико­но­бор­че­ских спо­ров в Визан­тии VIII-IX веков гор­дит­ся не боль­ше, чем сво­им непод­ра­жа­е­мым уме­ни­ем ими­ти­ро­вать пету­ши­ный крик. В Интер­не­те мож­но най­ти мно­же­ство видео­за­пи­сей его науч­ных лек­ций и выступ­ле­ний.

Уже зная о сво­ей смер­тель­ной болез­ни, за несколь­ко дней до кон­чи­ны Вик­тор Мар­ко­вич про­чел в Берк­ли свою послед­нюю лек­цию.

Он успел закон­чить одну из важ­ней­ших сво­их книг – мону­мен­таль­ный труд «Исто­рия рус­ско­го лите­ра­тур­но­го язы­ка». Exegi monumentum aere perennius…

Алек­сандр Мол­до­ван, ака­де­мик,
дирек­тор Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка им. В.В. Вино­гра­до­ва

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Подписки
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Виктор Маркович Живоа | elakolesnikowaSarcasia Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Sarcasia
Sarcasia

Нере­аль­ное какое-то ощу­ще­ние. Был – и вдруг нет. А сколь­ко, изви­ни­те, ничто­жеств живут до 90…
Впро­чем, А.М. Зве­рев был ещё моло­же – на 7 лет. Так что всё отно­си­тель­но.

trackback
Виктор Маркович Живоа | elakolesnikowa

[…] Алек­сандр Мол­до­ван […]

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: