- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Двойной удар по старению

9

Александр Зимницкий,
председатель правления директоров ООО
«НаноДерм-профи» (www.portalnano.ru)

Гораздо больше историй о том, как люди бросают любимое дело, не просто отчаявшись достичь в нем успеха, но и даже не имея возможности им заниматься. К сожалению, именно среди ученых, специалистов (высококлассных профессионалов), вынужденных изменить своей стезе, предостаточно. На то есть и объективные причины (общая ситуация в стране), и субъективные — нередко люди с хорошим, но научным образованием не слишком-то способны успешно вести бизнес. Но есть и обратные примеры — ученые, начинавшие свою карьеру совершенно традиционным способом, находили себя и в сфере наукоемкого бизнеса. Конечно, помимо личных способностей для успеха в бизнесе требуется и удачное стечение обстоятельств. Ведь известно, что в нашей стране путь от инновационной разработки до ее внедрения (а тем более массового производства) — наиболее тернистый. В последнее время, впрочем, ситуация в стране стала меняться к лучшему. Появились и заработали механизмы, позволяющие не пропадать втуне самым передовым идеям российских ученых.

Александра Зимницкого в общем-то никак и никогда нельзя было причислить к неудачникам. Он окончил Башкирский сельскохозяйственный институт в статусе ленинского стипендиата. Вполне естественно, что очень перспективного выпускника отправили не «сеять рожь-пшеницу и наблюдать за урожайностью полей» (как шутит сам Зимницкий), а пригласили в академическую аспирантуру для продолжения изучения генома растений. Занятия молекулярной биологией тоже давались, и в 26 лет Александр защитил кандидатскую диссертацию, а спустя 3 года возглавил собственную биотехнологическую лабораторию при Институте биогенетики Уфимского научного центра РАН. Такой стремительной научной карьере могли позавидовать самые блестящие умы советской академической науки.

Но и этого мало — исследования Зимницкого довольно быстро вышли за рамки работ по изучению генома кукурузы. Почти сразу после защиты молодой кандидат наук увлекся возможностями активных компонентов, выделяемых из плаценты человека, и их применения в медицинских целях. А получив в свое распоряжение целую лабораторию, Зимницкий развивал академические исследования сразу в нескольких направлений, с тестированием в различных областях медицины — в нейрохирургии, гастроэнтерологии, гинекологии. Не забывал Александр и о персональном профессиональном росте — он получил второе медицинское образование и защитил докторскую — уже по механизмам старения организма.

Но, увы, в 1991 году «чистая наука» закончилась вместе с историей советского государства. Финансирование лаборатории (равно как и шансы на ее выживание) стремительно приближались к нулю, и выхода было два — сменить род занятий или попытаться найти применение своим способностям в новых реалиях. Всё-таки медицинским исследованиям можно было найти прикладное применение. Тем более что работы по предупреждению старения выглядели отнюдь не безнадежными в коммерческом плане. Например, в косметологии. «Мы пошли в косметологию потому, что за ликвидацию морщин даже в самые тяжелые времена женщины готовы платить хорошие деньги», — рассказывал Зимницкий в своих теперь уже многочисленных интервью.

Несмотря на то, что у лаборатории Зимницкого было много наработок по применению активных веществ, выделяемых из плаценты, деньги на создание коммерчески окупаемого продукта и внедрение его в производство приходилось добывать самыми «ненаучными способами». Открывали рестораны, магазины, торговали одеждой, банкротились даже. А всё потому, что «гиганты отечественной косметической промышленности» на инновации Зимницкого смотрели косо. Пришлось создавать собственное производство.

Разработка первого коммерческого продукта завершилась в 1995 году, когда «Плазан» вышел на рынок. И уже через несколько месяцев побочный бизнес можно было сворачивать. «Плазан» так хорошо продавался, что средств стало хватать не только на развитие производства, но и на дальнейшие перспективные исследования механизмов старения и отработку новых технологий проникновения препаратов в ткани.

Сегодня «Плазан» кроме России продается еще в пяти крупнейших европейских странах (Германия, Испания, Великобритания, например). «Плазан» — препарат эффективный, но вряд ли «высокотехнологичный». В его основе высокомолекулярные вещества из плаценты, которые замедляют сульфатирование межклеточного пространства, обманывают клетки, разбавляя это пространство молодыми молекулами плаценты. Но как только эти вещества во время неизбежного процесса регенерации тканей уходят из межклеточного пространства, то клетка и межклеточное пространство возвращаются к своему биологическому возрасту.

Как часто бывает, сделать дальнейший шаг помогло удачное стечение обстоятельств. Еще в конце 80-х по соседству с лабораторией Зимницкого работала еще одна группа молодых ученых. Тогда эти исследования назывались «формированием молекулярных комплексов» и проходили по военному ведомству. Сейчас это далеко не секрет, а нанокапсулирование — хорошо известный раздел в нанотехнологиях.

Зимницкий предложил своим давним знакомым объединить две идеи: наработки по нанокапсулированию с исследованиями стимуляции обмена в клетке и межклеточном пространстве. Основой комплекса стал обычный картофельный крахмал, он совершенно безвреден, когда попадает в клетку (по сути это обычный сахар, используемый организмом в обменных процессах). К тому же такой крахмал полностью утилизируется, выводится из тканей без последствий.

Объединенная команда создала технологию двойного инкапсулирования уроновой кислоты (основа питательных веществ клетки) в капсулу размером 2 нанометра. Миникапсулы помещаются в наносому — структуру размером в 50 нанометров. Наносома пробивает защитный липидный слой и вводит миникапсулы в межклеточное пространство. У доставляемых в межклеточное пространство капсул есть полярный заряд, благодаря которому они точно прикрепляются к клетке, вбрасывая в нее активное вещество.

Доставленная «по адресу» уроновая кислота не только используется для синтеза гиалуроновой кислоты, но и выводит токсины. Чем старше организм, тем уровень интоксикации у него выше и тем меньше внимания он уделяет синтезу гиалуроновой кислоты для оводнения ткани. Нехватка гиалуроновой кислоты приводит к тому, что организм сначала берет ее для детоксикации и потом лишь, по остаточному принципу, «позволяет» ей участвовать в процессах увлажнения и омоложения.

Нанокапсулирование увеличивает концентрацию уроновой кислоты в клетке во много раз, что позволяет активно идти и процессу детоксикации и в достаточном количестве синтезировать гиалуроновую кислоту, воздействовать на дерму. Стойкий эффект омоложения тканей (прежде всего кожи) наблюдается и внешне, и по биохимическим анализам.

Результатом исследований и разработок стал препарат NanoDerm, который основан не на химических (как у западных конкурентов), а на биологических наноструктурах. Далее NanoDerm стал основоположником целой косметологической линии. Между прочим, двойное инкапсулирование — уникальное ноу-хау Зимницкого, не повторенное никем в мире. Первичное инкапсулирование применяется только в медицине, в косметологии таких технологий нет. А наши исследователи и производители не только его применили, но и усилили трансдермальной системой переноса. Любое низкомолекулярное вещество без уколов можно вносить под кожу и распределять равномерно.

Запустить препарат в серию Зимницкому сразу не удалось — собственных ресурсов не хватало. На помощь пришли Российская венчурная компания и РОСНАНО. Совместный проект в рамках новой компании («НаноДерм-профи») получил поддержку и от РВК, и от РОСНАНО. Был построен собственный завод по выпуску высокотехнологичных препаратов, на втором этапе финансирования производство существенно было расширено и появились ресурсы для энергичного продвижения продукта на рынок.

По утверждению Александра Зимницкого, нынешний уровень технологий позволяет на 5-7 лет сдвинуть естественный возраст кожи, замедлить механизмы старения. Однако повлиять на синтез клеткой возрастных измененных полисахаридов на генетическом уровне современная медицина пока не может — это следующий этап развития науки, говорит Зимницкий. 

Затормозить процессы старения можно, если разобраться в их причинах. В человеческом организме быстрее всего стареют ткани печени, почек и кожи. Механизм старения уже достаточно хорошо изучен, в значительной мере он связан с замедлением синтеза в клетке гиалуроновой кислоты, которая отвечает за детоксикацию организма, питательные процессы и обводненность тканей. Чем старше организм, тем слабее синтез. Если его научиться подпитывать, доставляя прямо в клетку необходимые вещества, процессы старения можно замедлить. Технология омоложения базируется на том, что именно и как нужно доставлять к клеткам, чтобы свести к минимуму любые побочные эффекты. Современные достижения ученых в области трансдермального переноса, инкапсулирования, механизмов работы клетки позволят уже в обозримом будущем начать работы по созданию и применению наноразмерных биороботов, которых можно будет просто втирать в кожу для локализации их работы в конкретных участках человеческого тела.

«Проект «НаноДерм-профи» оправдал наши ожидания, продемонстрировав стремительный рост», — комментирует инвестиции в компанию Алексей Телешев, директор ООО «Фонд посевных инвестиций Российской венчурной компании».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи