- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Один из нас

Владилен Евгеньевич Кипятков

Владилен Евгеньевич Кипятков

В самом конце января Координационный совет Санкт-Петербургского союза ученых (СПбСУ) принял решение о создании рабочей группы по сохранению научного наследия известного российского ученого с международной репутацией, зоолога-энтомолога и эволюциониста, почетного работника высшего образования, доктора биологических наук, профессора Владилена Евгеньевича Кипяткова, одного из членов-основателей СПбСУ.

В.Е. Кипятков родился 10 марта 1949 года в Ленинграде, в семье инженера-электротехника. Вскоре семья переехала на другой конец страны, во Владивосток, где прошли детство и юность Владика. Здесь у него проявился интерес к живой природе, особенно к насекомым. В 1966 году Владилен вернулся в Ленинград и после успешной сдачи вступительных экзаменов стал студентом биолого-почвенного факультета Ленинградского государственного университета, тогда еще имени А.А. Жданова. Вскоре он выбрал кафедру энтомологии, с которой не расставался до конца своей жизни.

Помимо насекомых его привлекали эволюционная теория и экология. В составе небольшой группы однокурсников (зоологов и генетиков) в 1968 году он стал активным членом тайного Эволюционного клуба, заседавшего по вечерам на кафедре энтомологии, о чем администрация факультета даже не подозревала. Советская биология тогда переходила от засилья лысенковщины, еще совсем недавно публично творившей свои безобразия, к настоящей науке. Среди студентов-биологов генетика считалась самой передовой наукой, примерно как ядерная физика. Она была окружена ореолом долго и незаслуженно преследуемой со стороны партийных властей и всяких подлецов, но в итоге победившей в борьбе за научную истину и справедливость. Всё это воспитывало соответствующее отношение к «марксизму-ленинизму» и насаждавшейся властями официальной идеологии.

Уже в студенческие годы у В.Е. Кипяткова сформировался интерес к трем важным направлениям биологии, которыми потом он занимался всю свою жизнь. Это — эволюционная теория, социобиология и экология общественных насекомых. В 1971 году он с отличием окончил университет и был зачислен аспирантом кафедры энтомологии. Через три года защитил кандидатскую диссертацию, в которой впервые доказал существование у муравьев фотопериодической регуляции диапаузы и явление социальной регуляции сезонного развития. Затем прошел путь младшего научного сотрудника, ассистента и доцента кафедры. В 1997 году успешно защитил докторскую диссертацию «Годовые циклы развития муравьев», в которой обобщил свои исследования закономерностей сезонного развития этой излюбленной им группы общественных насекомых. В том же году стал профессором, а в 2006-м — заведующим кафедрой.

Как ученый В.Е. Кипятков удачно сочетал экспериментальные методы с полевыми. В нем была также изобретательская жилка, благодаря которой он не только успешно «общался» с многочисленными приборами в лаборатории, но и придумывал хитроумные устройства для работы в природе. Своих муравьев он изучал в самых разных регионах нашей большой родины: от гор Копетдага до пустыни Каракум в Туркмении, от Карпат и Крыма на Украине до полярного Белого моря, от Приморского края до Колымы. В 2007 году даже побывал на тропических островах Тринидад и Тобаго близ Южной Америки.

Как преподаватель он читал курсы по общей и эволюционной экологии, социобиологии насекомых, а также по эволюционной теории. В 1995 и 1998 годах был дважды удостоен звания Соросовского доцента, а в 2003 году — Соросовского профессора. В 1989 году В. Е. Кипятков организовал в рамках Всесоюзного энтомологического общества секцию по общественным насекомым, которая в 1994 году в Париже превратилась в Российскую секцию Международного союза по изучению общественных насекомых. Возглавляя ее в качестве бессменного президента, провел восемь коллоквиумов, тратил много времени и сил на редактирование изданий секции.

Падение советского «железного занавеса» и отмена прежних, подчас идиотских ограничений позволили В.Е. Кипяткову успешно интегрироваться в международное научное сообщество. С 1994 года он неоднократно выступал на различных конгрессах в странах Европы, бывал в США и Японии. Несмотря на многие трудности, сумел в целом адаптироваться к суровым реалиям российского капитализма, а также к новым формам финансирования научных исследований. Он регулярно выигрывал гранты российских и международных фондов поддержки науки, что позволяло ему двигаться вперед в его исследованиях.

Уже в студенческие годы Владик проявил себя человеком социально чувствительным, его возмущала лицемерная политика советских властей. Он следил за диссидентским движением, читал запрещенного А.И. Солженицына, предлагал его мне и, вероятно, другим своим друзьям. Напомню, что в те годы за распространение «антисоветчины» жестоко наказывали и, как минимум, можно было потерять любимую работу. Такие случаи в Ленинграде были хорошо известны.

Широта научных интересов и безупречная научная репутация, серьезность и аккуратность, добросовестность и ответственность, открытость характера и доброжелательность, веселый нрав и принципиальность привлекали к нему широкий круг людей как среди коллег, так и среди друзей и просто знакомых. На него всегда можно было положиться и быть уверенным, что он доведет начатое дело до конца, если обещал.

Владик, несомненно, обладал организаторскими способностями. Вовлеченность его в мероприятия разного рода выражалась в самых подчас неожиданных формах. Так, он стал заядлым членом и фактически руководителем пивного студенческого клуба К-102, созданного еще в феврале 1968 года и существующего до сих пор, несмотря на почтенный возраст участников. На первой юбилейной встрече после окончания университета однокурсники единодушно наградили Владика шутливо-уважительным титулом «Император курса».

Его честная жизненная позиция не позволяла ему мириться со всё возрастающей бюрократией в науке и высшей школе, включая любимый им университет, с попытками ограничения прав ученых и преподавателей, с отходом от принципов демократии и свободы в родной стране. Когда в 2009 году в Санкт-Петербургском университете появился приказ ректора, ужесточающий порядок отсылки статей за рубеж, В.Е. Кипятков один из немногих открыто выступил против и инициировал расследование правомерности такого «закручивания гаек» в Санкт-Петербургском союзе ученых.

Он очень переживал, видя пренебрежительное отношение к науке со стороны власти, разрушение научных традиций и этики, массовый отъезд за рубеж, с одной стороны, и одичание, расцвет шарлатанства и лженауки, наступательную клерикализацию российского государства и общества — с другой.

В юбилейный год Дарвина (2009) В.Е. Кипятков создал Дарвиновский дискуссионный семинар под эгидой СПбСУ и СПбГУ, задуманный им как площадка для широкого обсуждения современного эволюционизма с привлечением молодежи. Семинар собирал до 150 человек, его посещали даже священники и журналисты.

Последние годы Владилен Евгеньевич долго и тяжело болел. Он ушел из жизни 28 сентября 2012 года. Его родные и близкие, любящие его друзья и коллеги осиротели ...

17 декабря 2012 года прошло 20-е заседание Дарвиновского семинара, посвященное памяти его основателя проф. В.Е. Кипяткова.

Л.Я. Боркин,
Почетный председатель правления Санкт-Петербургского союза ученых,
член Президиума Российской ассоциации содействия науке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи