О чем будут мечтать эйнштейны, или Средневековье 2.0

Сергей Попов

Сергей Попов

Сейчас, особенно в связи с челябинским событием, активно обсуждают, какие глобальные неприятности угрожают человечеству. Напомним об одной такой опасности, не связанной напрямую ни с астероидами, ни с ядерной войной.

Мы живем в технической цивилизации. В своем развитии она сама создает себе проблемы, которые можно решить, только двигаясь дальше. Некоторым показательным примером могут служить антибиотики. Бактерии адаптируются к текущему поколению лекарств, но в запасе есть следующее поколение. Плохо будет, если новые препараты не появятся.

Известные строки Дмитрия Пригова уже не применимы к жизни землян, видимо, с XIX века. Если под «размышлениями о небе» понимать фундаментальные естественные науки, то практика показывает эффективность таких размышлений для народного хозяйства, по крайней мере в перспективе.

Урожай повысился
Больше будет хлеба
Больше будет времени
Рассуждать про небо
Больше будет времени
Рассуждать про небо
Урожай понизится
Меньше станет хлеба

Технический прогресс (куда относятся и новые медицинские достижения) имеет основу — прогресс научный. Разработка нового устройства или технологического процесса базируется на научных открытиях, которые сами по себе совершались скорее из желания узнать что-то новое, «вырвать тайны у природы», а не для того чтобы дать основу для появления еще одного гаджета. Закончатся научные открытия — через какое-то время перестанут появляться принципиально новые технические устройства. Наступит новое средневековье.

Однако от «средневековья 1.0» новое будет отличаться обилием проблем, порожденных развитием техники и безудержным потреблением и являющихся побочными продуктами бурного технического развития. В этом кроется существенная опасность для мира, как мы его знаем. Чтобы ее избежать, надо, чтобы поток научных открытий не иссякал.

Рис. М. Cмагина

Причин, почему постепенно открытий может быть все меньше, — много. Некоторые из них могут показаться довольно гипотетическими, тем не менее стоит их перечислить. Самое невероятное: мир устроен слишком просто, и мы, в самом деле, довольно быстро выясним все основные законы, а дальше останутся мелкие детали и уточнения (об этой опасности лет двадцать назад писал, например, Владимир Липунов). Думается, однако, что до такого состояния всеведения нам далеко.

Нетривиальная возможность состоит в том, что лучшие умы человечества со временем переключатся на другие виды деятельности, поэтому делать новые научные прорывы будет некому. Это находится в положительной обратной связи с темпом совершения открытий. Например, если, как это происходит в ускорительной физике, для очередного прорыва будет требоваться новый большой, сложный и супердорогой прибор, создание которого занимает десятилетия, то исследователи могут предпочесть другие, более интересные области исследования, где открытий (или просто проверок гипотез) не надо ждать так долго. В том случае, если ситуация станет типичной для всех естественных наук, потенциальные эйнштейны могут перестать мечтать о науке и предпочтут играть на скрипке, заниматься политикой или философией, что не сможет дать импульс техническим разработкам, необходимым для решения проблем человечества.

Другая опасность состоит в том, что наука становится всё более обширной и сложной. Растут и сумма знаний, и количество научных дисциплин. Специалисты становятся всё более узкими. Становится всё труднее заниматься синтезом научных знаний, междисциплинарными работами. В некотором смысле мир может оказаться слишком сложным для нас, для человеческого мозга. Тогда в итоге науку ждет вырождение. Ученых может быть много, но значительных достижений не будет, а это, как показывает опыт, ведет к девальвации труда ученых. В частности, будет больше псевдонауки и другого негатива, связанного с невозможностью отделить овец от козлищ. Это потенциально кажется преодолимым, если мы научимся расширять свои интеллектуальные возможности. Но для этого, опять-таки, нужны новые технические решения, для которых пока нет научной базы. Ведь было бы здорово внедрить себе в голову чип, чтобы расширить и улучшить память, или сделать так, чтобы «гуглить» можно было усилием мысли, но мы даже близко пока не знаем, как это сделать. Что уж говорить об усилении способностей к анализу!

Каково же руководство к действию? Если у нас нет хорошего плана «Б» по изменению характера цивилизации (т.е. по уходу от технической цивилизации массового потребления не в сторону дикости, а в сторону чего-то приемлемого), то человечеству стоит позаботиться о дальнейшем научном прогрессе. То есть, несмотря на некоторый застой в каких-то областях исследований, стоит попытаться пробиться дальше, даже путем больших затрат ресурсов. Хотя наука иногда и кажется дорогой, тем не менее расходы на нее составляют проценты от национальных бюджетов даже в самых продвинутых странах, причем на действительно фундаментальные исследования приходятся совсем крохи (в бюджетной строке часто объединяют фундаментальные и прикладные исследования, и даже военные разработки!). А будущее существенно зависит от того, что мы будем знать о природе, чтобы иметь возможность спасти нас от самих себя.

Важно понимать, что взаимосвязь науки и технологий не всегда линейна: открыли — применили. Существен и сам процесс развития науки, в ходе которого могут появляться в том числе и неприложимые открытия. Но без них будет невозможно развитие науки, у которой есть своя внутренняя логика. Отсечете их как бесполезные, не будет и других — непосредственно востребованных в прикладных областях. Например, просто потому, что ученым будет неинтересно без них. Поэтому не стоит чрезмерно задаваться вопросом: «Как применить в народном хозяйстве бозон Хиггса?» — и пенять ученым, что они потратили миллиарды на что-то бесполезное в быту. Кто ж знал, что поиски W и Z бозонов дадут нам в итоге Интернет, а поиски (так и не открытых) радиосигналов от предсказанных Хокингом испаряющихся черных дыр — WiFi.

Сергей Попов,
докт. физ. -мат. наук, в.н.с. ГАИШ МГУ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

 

10 комментариев

  • Roman:

    вот это светлая статья! Автор молодец!

    Только вот там, где все это понимают, статья не пригодится.

    А там, где НЕТ — не пригодится тем более. Потому, что раз им нужно это объяснять, то это значит, что объяснять не нужно, т.к. бесполезно)))

    Вы попытайтесь вампира уговорами на человеческую диету перевести...Или объяснить волку, почему овец кушать нехорошо...В науке темные времена всегда менялись со светлыми.

    Что делать — нам достались ТЕМНЫЕ))

  • Радетель:

    Нам достались ТЕМНЫЕ? Это как? Никогда науке как роду деятельности (особенно фундаментальной) не было так хорошо; никогда в нее столько не вкладывали.

    И потом, неужели в Средние века наука стояла на месте?

    Логика автора ясна: давайте ЕЩЕ больше вкладывать в науку. Но неужели это дело ученого знать, что делать, чтобы спасти нас «от самих себя»? Это платоновская Академия, ведь по такой логике выходит, что и править должны ученые, и вообще, что общество нуждается в том, чтобы «жить по науке». Как в «Civilization»: вложения повысили, открыли внутреннее сгорание и сверхпроводимость. Но неужели этим все и исчерпывается? Так выходит, что чем наука более далеко продвинулась, тем более мощное финансирование ей положено. И воображение рисует нечто вроде огромных научных городков будущего, где истомленные, перекормленные ученые всех видов вяло тащат неподъемную ношу сакрализующегося (из-за чудовищной сложности) знания, этакая Лапута.

    PS. В Ньютона и Кеплера и близко не вкладывали столько, сколько в нынешнюю науку.

    PPS. Не хотел никого обидеть; статья очень интересная. Но высказаться почел нужным.

  • Roman:

    Радетель непонятно за что радеет)))

    Свою вопиющую некомпетентность в вопросе пытается обернуть в

    рассуждения из фантастических романов.

    Наука давно перестала быть занятие лордов — это производственная сила. Такая же как фабрика. Только это фабрика новых знаний.

    И у нее тоже есть нормы финансирования, ниже которых она закроется, и тогда действительно все станет так, как было при Ньютоне и Кеплере.

    А без нормального финансирования, Вы, мил человек, даже про Ньютона ничего бы не знали)))

    Потому что для этого нужно платить людям, которые Вам о нем профессионально расскажут. И если дело пойдет так, как сейчас, то через короткое время все будут думать, что Кеплер — это такой степлер))

    Ну разве не так?

  • Радетель:

    Радетель радеет за все хорошее.

    Роман, а как связаны «финансирование науки» и «профессиональное рассказывание про Кеплера». «Рассказывание про Кеплера» — это образование. В чем, собственно, заключается производственная сила" астрономии? Ну-ка живо отвечайте. Где ее норма финансирования?

    Никакая наука фабрикой быть не может и не является. Фабрика — это предприятие по производству. Есть инвестиции, есть план. Есть гарантированный результат. По такой логике необходимо разогнать всех чванных теоретиков. Во-вторых, фабрика не определяет сама себе нормы финансирования. Нерентабельные фабрики закрывают. Можно закрыть нерентабельные отрасли науки?

    И, наконец, что значит «станет как при Ньютоне и Кеплере»? Вы полагаете, Ньютон — это хуже, чем, допустим, Сергей Попов? или Роман? или Радетель?

    «Вопиющая некомпентентность» — это пять с плюсом. Вы-то, конечно, обладает Абсолютным знанием, и оно вам дает возможность уверенно судить, кто компетентен, а кто нет. К чему тогда вообще рассуждения, дискуссии, мнения?

  • Roman:

    1. «Профессиональное» — значит за деньги. Вот так связаны рассказы с зарплатой.

    А школьный кружок астрономии или клуб любителей (за бесплатно), может он и неплох, только вот доверять то вы ему будете?

    2. Производственная сила астрономии давно превращена в геодезию, глонасы и т.п. Другие части этой науки тоже ждут своего часа.

    3. Почему же нужно разгонять теоретиков?))))))))))))))

    Вам кажется, что они на фабрике лишние? Наверное потому, что вы с производственным процессом знакомы слабо?

    4. При Ньютоне и Кеплере не могло быть и речи о науке, как о производственной силе...Как известно, это было время одиночек, как правило не обремененных поиском насущного хлеба...От праздного ума возникали и полезные вещи...

    5. Ньютон — это обобщительное имя нескольких исследователей (Ка кизвестно Гука, Лейбница и др.) Ньютон — это имя той эпохи. Так что не смешите сравнениями...Одного человека с эпохой не сравнивают.

    Ну а о некомпетентности просто свидетельствуют Ваши вопросы...Попытки опровергать ясные и несомненные вещи...они смешны...Дисскуссии могут касаться только нового...А дисскуссия о том, как сделать, чтобы, как при Ньютоне, при свечах сидеть с астролябией в одиночку придумывая веревочно-сургучную технику...мне кажется просто противной...

  • Радетель:

    Это у фабричных ученых такая высокоразвитая культура дискуссии? «Ясные и несомненные вещи» — это вполне себе «фабричный взгляд».

    Профессиональное рассказывание — это все же образование, а не наука.

    Геодезия — это все-таки очень старая вешь, и астрономия (один ее конкретный раздел" только позволяет кое-что улучшить. Практический выход и капитализация экспедиции на Луну?

    При Ньютоне не было речи о науке как производственной силе? Учите матчасть. «Время одиночек»? При Лейбнице и «Республике ученых»?

  • «4. При Ньютоне и Кеплере не могло быть и речи о науке, как о производственной силе...Как известно, это было время одиночек, как правило не обремененных поиском насущного хлеба...От праздного ума возникали и полезные вещи...»

    Как и при Резерфорде. Нельзя считать науку Дойной Коровой. Как нельзя считать себя культурным человеком не имея представления о квантовой механике.

    Конечно есть и будут одиночки в патентных бюро и на «фабриках» занимающиеся наукой не корысти ради...

    Кстати значительная доля науки сосредоточено именно на «фабриках» крупных корпораций. Там работают трудящиеся, достаточно свободные в выборе тематики... но там, кажется нет астрофизиков...

    «Фабрика — это предприятие по производству. Есть инвестиции, есть план. Есть гарантированный результат.»

    Такая фабрика обречена Не имея в штате «ньютона» или «попова» новая продукция не появится... ясное человек не имеющий Фундаментального образования имеет ничтожные шансы сделать что-то новое.

  • Игорь Маркович Каневский:

    Познание мира — это основная задача мыслящей материи

  • Владимир:

    Задача? Кем поставлена?

  • Ким:

    Наличием мыслительной способности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com